А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 20)

   Глава 20

   Оксана вышла на улицу и потрогала рукой снег. Как и следовало ожидать – холодный. Ничего нового.
   Зато она нравится маме Захара!
   Что в этом хорошего, Оксана и сама не понимала, но она точно знала – если ты нравишься матери своего молодого человека… это ничего не значит. Нет! Это Даша могла бы так думать. Она, Оксана, считает, что если ты нравишься матери своего молодого человека, значит, ты – почти член семьи.
   Это очень важно. Встреча с родителями.
   Они с Захаром решили отмечать Новый год у его мамы, но предварительно Оксана познакомила его со своей. То есть с родителями, но отец тут был ни при чем – если бы она привела человека-бутерброд с рекламой «Снежной королевы», он бы и этого не заметил.
   Мама же сканировала Захара как новейший томограф и, кажется, осталась довольна. Захар надел рубашку и джинсы, а после ожесточенной борьбы даже согласился заправить рубашку в штаны.
   Мать Захара ей тоже понравилась.
   Неужели Даша ожидала, что все люди будут похожи на нее и на ее родителей?
   Она описала Лену как исчадие ада, а та оказалась симпатичной дамой, отличной хозяйкой, настоящей леди.
   Друзья Елены приехали с детьми, ровесниками Захара, и это были замечательные, интересные личности, успешные и целеустремленные.
   Наташа с мужем, финансист в банке.
   Иван, пиар-менеджер футбольного клуба.
   Дима, логист.
   – Не обижайся, но мы думали, что Захар встречается с этой… Аксеновой! – Наташа передернула плечами.
   Они курили на кухне – в честь праздника Елена разрешила подымить с включенной на полную мощность вытяжкой.
   – Встречался, – кивнула Оксана. – А я все еще на нее работаю.
   – Ого! – глаза у Наташи заблестели. – И как она? Так страшен черт, как его малюют?
   Оксана засмеялась.
   – В определенном смысле, – ответила она.
   – Да ладно тебе! – укорила ее Наташа. – Выкладывай давай! Она же бывшая пассия твоего хахаля! Хочу все знать! У нее есть целлюлит? Она правда встречается с этим рокером?
   Оксана вздохнула и начала рассказывать.
   – Ух ты… – выдала Наташа после третьей сигареты. – Вот сука!
   – Сука, – кивнула Оксана. – А что делать?
   – Не знаю. – Наташа пожала плечами. – Я такую чушь не читаю, но кто-то же ее покупает? Кто ее покупает?
   – Я-то откуда знаю? – рассмеялась Оксана. – Кто-то покупает.
   – Вы что тут делаете? – полюбопытствовал Захар, заглянув на кухню.
   – У нас свои секреты! – закричала Наташа. – Иди отсюда! Ваня тебя сто лет не видел!
   Захар ушел, а Оксана продолжала рассказывать о Даше. Это было легко и приятно.

   – Ну как тебе здесь? – спросил Захар, выходя на улицу.
   Он сделал то же самое, что и Оксана – потрогал снег.
   – Отлично! – искренне ответила она. – У тебя суперские друзья!
   – Вообще-то они не совсем друзья. Мы видимся раза три в год.
   – Держи меня! – закричала Оксана и упала на Захара.
   Тот не сообразил вовремя, потерял равновесие, и они рухнули в снег.
   – У тебя замечательная семья! – говорила Оксана, вытряхивая снег из-за шиворота. Они все еще лежали в сугробе. Захар изображал ангела. – Я себя здесь чувствую такой… уверенной. А почему ты мало общаешься с друзьями? Ты же знаешь их с детства!
   – Наверное, поэтому и мало общаюсь. Мне все время кажется, что я их не понимаю. А они не понимают меня.
   Он смотрел на Оксану и думал о том, что, если бы это не было подло и гадко, он бы сейчас прокрался в гараж, сел в машину и уехал бы к Даше. Украл бы ее у Вити и увез. Может, далеко, а может, близко. Они купили бы билет на самолет и оказались бы в Испании, где зеленые зимы и где нет снега. Купили бы бутылку вина и пошли к серому неприветливому морю.
   Он перевел взгляд на небо и увидел звезду – любимую звезду Даши. Она светила не ему.
   От себя не сбежишь. Он не рокер, не сумасшедший и не влюбленный.
   Ему хорошо. Здесь. Сейчас. С Оксаной.

   – Видели ночь, гуляли всю ночь до утра-аа… – пела группа.
   Даша самозабвенно танцевала. Только что она прыгала под хит «Смысловых галлюцинаций» – «Вечно молодой, вечно пьяный»…
   Пока они сидели за столом, Даша краем глаза присматривалась к публике – никаких бедных студентов, сплошная богема, все красивые, стильные, свеженькие… Попадаются люди, похожие на менеджеров, но и те выглядят очень мило. Когда били куранты, Витя выхватил микрофон и спел гимн. Было круто. Казалось, они попали на семейный праздник в одну большую дружную семью – скоро почти все знали друг друга по именам, а после часа в клуб неожиданно стали пускать местных жителей: если показываешь паспорт, не нужно платить за входной билет. Это Даше рассказала Эля, менеджер, которой Захар велел следить за тем, чтобы писательнице было хорошо.
   Они с Витей даже побывали в квартире у какого-то продюсера, который жил рядом и умолял Витю спеть у него на празднике – типа он давний его фанат. Петь не пришлось – все и так были счастливы видеть рок-звезду, да еще и с Дашей, а потом они вместе с продюсером переместились в мастеркую знаменитого художника, тоже неподалеку, и, как всегда, когда такое происходит, Даше почудилось, что вырастают крылья, что мир ее любит и что все просто, очень просто: если тебе хорошо, и всем хорошо, и ты встречаешь только таких людей, которым хорошо, и нет никаких замороченных матерей Захара, никаких Оксан – все выдумки, миф…
   Из квартиры художника человек десять отправились с ними в клуб, и это уже был совсем дурдом – все вдруг бросились плясать под песню «Овощное танго» группы «Несчастный случай», а потом ну совсем непонятно как в клубе оказался Боря Моисеев, и его принялись качать, а потом чуть не уронили…
   Утро они и встретили у Моисеева, который обнимался с Витей и обещал его изнасиловать…
   – Как я тебя люблю! – вопила Даша, прижимаясь к Вите в лифте. – Ты самый-самый!
   Витя ее отпихивал, но ему было приятно.
   Они долго не могли заснуть – лежали, смотрели друг на друга, а потом резко оделись и поехали в «Мариотт» на завтрак. Пили шампанское и ели торты.
   А потом… Витя отодрал ее прямо в туалете, и это было очень весело, хоть и бездарно – в смысле удовлетворения, потому что Витя изображал порнозвезду, а Даша во время процесса хохотала.
   Заснули они на даче. Такси обошлось в бешеные деньги, но оно того стоило. Дом был теплый – за этим следила соседка, чистый и уютный, а засыпать в новогоднее утро среди сугробов и природы намного приятнее, чем в городской квартире.

   Она ничего не знает!
   Оксана поглядывала на Дашу и молила Господа дать ей силы не разболтать Великую Тайну.
   Ничего ни о чем! Ни слова! Ни намека, ни вздоха!
   Правда, редакторы скоро, наверное, порвут Оксану в клочья – вместе с контрактом, но она не может сдать в производство сырую книгу! Это ведь должна быть Книга – с большой буквы.
   А не блинчики фастфуд, которые лепит Даша: «круглый стол овальной формы».
   Каждая запятая на своем месте.
   Захар… Йо-хо!
   – Оксан, ну я не понимаю, что там с «Комсомольской правдой»? – одернула ее Даша.
   – «Комсомолка» говорит: они ждут выхода твоей новой книги. – Оксана обратила взор к монитору и прочитала ответ Юли из газеты.
   Даша нахмурилась. Ей что, мало статей в желтой прессе? Да весь январь все только и делали, что публиковали снимки с новогодней вечеринки!
   Оксана откинулась на спинку кожаного кресла. Вот и она… Вот и у нее… Нет, у нее будет не так. Пелевин, например, на интервью не разбрасывается, и что, он менее популярен?
   И она не станет. Она не публичный человек.
   Книга будет сенсационной. Все захотят ее прочитать.
   Конечно, это не совсем порядочно, но ведь в романе нет фактов – только впечатления, характеры. Ладно, Дашин характер.
   Ну и что? Она же не пишет документальные хроники! А сейчас такие времена – любая бы уже наваяла «Грязные трусы Дарьи Аксеновой» и переходила бы из одного шоу в другое.
   Это сатира. А сатира – всегда благородно.
   Так что Даша всего лишь станет еще более популярной. А с ней и Оксана.
   – Все понятно. Я превращаюсь в звезду светской хроники. Скоро все забудут, что я писательница, – изрекла Даша.
   Оксана подумала, что это было бы здорово, но тут же усовестилась – злорадство не поможет ей стать знаменитой. Возможно, ее даже накажет за это Бог.
   А Божья кара ей сейчас совершенно ни к чему.
   Она ведь чувствует – все у нее впереди! Это такое восхитительное ощущение, когда ты понимаешь свою силу и веришь в свои возможности.
   Она даже благодарна Даше. Тут что-то Оксану ужалило, но она не обратила на совесть внимания – совесть есть продукт взаимоотношений разума и чувств, так что если ее чувства говорят: «Даша – стерва!», разум после серии упражнений вполне способен ее подавить.
   Даша познакомила ее с Захаром. У Даши в доме Оксана стала… та-да-дам! – писательницей.
   Сделала новую прическу, в конце концов!
   Она даже посвятит ей книгу. Хотя это, наверное, чересчур. Чересчур.
   Какая у нее была жизнь?
   Бр-р…
   Она вспоминала ту, другую Оксану, как чужого человека.
   Когда-то собиралась она замуж за Митю. Ой-ей-ей… Ей было двадцать четыре, Мите – тридцать. Бывший спортсмен, ныне бизнесмен, владеет типографией.
   Очень спортивный. Овсянка на воде на завтрак. Суп из свежих овощей на обед. Педант. Все у него на своих местах, уголок к уголку.
   Все было бы прекрасно, если бы она знала, о чем с ним разговаривать.
   Книг он не читал. Фильмы не смотрел. В последнее Оксана поначалу не могла поверить, но это было так – кино его не интересовало. Журналы он просматривал – про машины.
   Ни одной точки соприкосновения в духовном плане.
   Конечно, он был красивый и щедрый, он первый дал ей почувствовать, что Оксана достойна лучшей жизни. Что ради нее человек может в лепешку разбиться.
   И у них с утра до вечера был секс. Все-таки Митя не пил, не курил.
   Он любил смотреть «Последний герой».
   Оксана – «Клиент всегда мертв».
   Пока он листал «За рулем», Оксана вчитывалась в Ремизова и ей не с кем было поделиться восторгом.
   Была у нее подруга Ира – но когда она слишком долго трепалась с той по телефону, хоть о Ремизове, Митя ревновал. Приставал. Щекотал.
   Через год они решили пожениться, и Оксана сбежала.
   Вся эта история с замужеством казалась ей поражением. Плохим таким, нездоровым компромиссом.
   Она часами стояла перед зеркалом и не видела себя. Не отражалась. Ее просто не существовало – была некая телесная оболочка. А в глазах – пусто.
   Допустим, в Дашу она вцепилась как вампир, напилась ее крови и теперь вот собралась паразитировать на чужой славе, но если бы все было столь плохо, она бы не чувствовала себя такой счастливой, такой цельной!
   – Ладно, я поеду? – для проформы спросила Оксана.
   Она-то знала – больше ей тут делать нечего.
   – А ты куда?
   – В «Поп механику», – ответила Оксана и, не удержалась, глупая башка, добавила: – Мы там с друзьями Захара встречаемся.
   С гордостью сказала – хорошо, что не с вызовом.
   – Ой, а возьмите меня с собой! – взвыла Даша.
   Единственное, что Оксану радовало, – Даша приняла это самое «мы». Сейчас Оксана-то одна, но в общем – она с Захаром, отсюда «мы», и если бы Даше не втемяшилось ехать с ней, она бы к этому «мы» обязательно привязалась.
   Отказать Аксеновой невозможно. Как? Ой, извини, в клубе перебои со стульями – лишний не поставишь?
   – Я быстро! – не дожидаясь ответа, Даша умчалась в ванную.
   Они опоздали на час.
   И, уж конечно, Даша всех убила одним выстрелом. Черные кожаные шорты. Рваная майка. На руках – бандана, сто пятьдесят кожаных напульсников и миллиард браслетов. И еще Даше захотелось беспредела – как она это называла, в результате чего на голове возник сумасшедший начес в стиле безумных восьмидесятых. Темно-вишневая помада завершала образ.
   Оксана в серых брюках спортивного покроя и кенгурушке в сердечках смотрелась какой-то моделью для сборки. А что уж говорить о Наташе в простом зеленом платье с запáхом, об Иване и Диме в костюмах, и о муже Наташи, который успел переодеться в джинсы и свитер в ромбиках.
   – Привет! – поздоровалась Даша, оценив силы противника.
   А то, что противника – так это и без слов было ясно. Наташа уставилась на рваную майку так, словно та кусалась.
   Захар усмехался.
   Оксана представила его знакомых.
   – То есть это вы писательница? – Наташа первой обратилась к Аксеновой.
   – А вы меня разве не узнали? – с интонациями капризной звезды спросила Даша.
   Наташа не сразу поняла, в шутку ли обижается Даша.
   – Ну, я мало читаю.
   – А меня часто показывают по телевизору, – ерничала та.
   – И телевизор я не смотрю! – отбивалась Наташа.
   – Меня постоянно фотографируют для журналов! – настаивала Аксенова.
   – О боже… – вздохнула Наташа и взглядом попросила Оксану о помощи.
   – Ладно, Даш, перестань паясничать! – усмехнулась та.
   – Как скажешь! – В улыбке Даша показала все свои тридцать два зуба.
   Ну вот. Вечер испорчен. Не расслабишься.
   – А я читал три ваших романа, – подал голос Ваня.
   – Спасибо, – кивнула Даша.
   Наташа зыркнула на Ваню. Тот ответил ей виноватым взглядом.
   – Как же есть хочется, – с чувством произнесла Даша. – Селедки, дайте мне селедки! Вы что? – Она с упреком посмотрела на друзей Захара. – Это же из Тэффи! Ну про роковую женщину! Захар, а что тут у тебя самое превкусное?
   К счастью, больше она не выпендривалась. Оксана ошиблась – настроение у Даши было мирное, и она почти без надрыва пояснила Диме, что редактор ей ничего не заказывает – она сначала пишет книгу, а уже потом продает ее издательству.
   Не совсем так – редактор поначалу читает краткое содержание, утверждает и лишь потом подписывает контракт. Но это детали.
   Звереть Даша начала позже.
   – Ну не может муж зарабатывать меньше жены! – почти кричала Наташа.
   – Не может, потому что это невозможно физически или потому, что это не вариант лично для тебя? – вмешалась Даша.
   – Да это просто ерунда какая-то! – отмахнулась Наташа.
   – Но вот живет же Гай Ритчи с Мадонной, – пожала плечами Даша. – И наверняка зарабатывает в сотни раз меньше, чем она. И ничего – все хорошо.
   Наташа задумалась. Ритчи и Мадонна – это все-таки не Тыркин-Пупкин с супругой своей Тыркин-Пупкиной Светланой.
   – Ну что мы о них говорим? – нашлась она. – Это же исключение.
   – Мой парень зарабатывает меньше меня, – призналась Даша. – Хоть он и суперстар. И что? Он умнее, он, если честно, популярнее, у него другой статус. Просто он хуже разбирается в коммерции.
   – Твой парень это… – Наташа вроде смутилась. – Виктор Кибиров?
   – Ага, – кивнула Даша.
   – И он зарабатывает меньше тебя?
   – Уж поверь мне.
   – А сколько ему лет? – Наташа осторожно намекнула на разницу в возрасте.
   – Сорок пять.
   – Ну десять лет – это не разница в возрасте.
   Даша нехорошо усмехнулась. То есть посторонний наблюдатель не заметил бы в этой усмешке предвестие беды, но Оксана уже немного знала свою начальницу.
   – Ну да, – согласилась Даша. – Не такая уж.
   Оправдываться она, видимо, не собиралась.
   – Вообще-то на пятнадцать, – произнес Захар. – Я понимаю, Наташ, ты хотела уесть Дашу, но все-таки, чтобы не оставлять вопрос открытым, на пятнадцать лет.
   Наташа таращилась на Захара.
   Даша таращилась на него же.
   И Оксана тоже.
   Что он делает? Защищает Дашу? Ну ладно – это даже красиво, но он же, черт побери, ссорится с Наташей!
   А ссориться с ней нельзя!
   Наташа – часть той жизни, в которую Оксана так старательно его заманивала!
   Сука – Даша! Надо же! Пришла просто пожрать – и все испортила!
   – Я не хотела никого уесть, – сказала Наташа.
   – Да ладно? – усмехнулся Захар. – Даша выглядит на двадцать пять. Или может, я чего-то не понимаю и ее старит помада? Лет на десять? Чисто с женской точки зрения.
   Наташа встала.
   – Пока! – бросила она и ушла.
   Толя с тоской взглянул на приятелей, но все-таки поднялся и поплелся за женой.
   – Наташа, конечно, не права… – Это посвящалось Даше. – Но зачем ты с ней так… грубо? – возмутилась Оксана.
   – Пойди догони ее! – неожиданно вскипел Захар. – Да Наташа первая сплетница, она о маме родной все, что угодно, расскажет, лишь бы была сенсация! Ты что, так и не поняла?
   Поняла. Только когда это касается Даши, общаться с заядлой сплетницей очень даже приятно.
   – Дим, Вань, ну вы же ее знаете – при ней пукнуть нельзя!
   – Да-да-да… – эхом отозвались друзья.
   Остаток вечера прошел мило. Они пили, ели, обсуждали кино.
   А потом Оксана вспомнила, что ей нужно покормить мамину собаку, которая на время отпуска осталась одна, и сорвалась с места.
   Она немного волновалась насчет Захара и Даши, но та вдруг увлеклась флиртом с Ваней, так что сомнения не рвали душу.
   – Ну ты как? – спросила она Захара, когда смогла наконец дозвониться.
   – Отлично! Народу битком, очередь на улице, прикинь? Дима уехал, Ваня отвалил с Дашей, – хохотнул он.
   – Вот это да! – совершенно искренне обрадовалась Оксана.
   Захар отключился, и тут же раздался новый звонок.
   – Это я! – представилась Даша. – Отделалась от твоего пылкого друга. Зря я уехала. Может, вернуться?
   – Возвращайся, конечно!
   Даша пила, но только мохито без спиртного. Танцевала. Разрешила кому-то дорвать на ней майку – под ней была еще одна.
   А потом они целовались с Захаром. Совершенно случайно. В кабинете директора. На улице. Целовались и целовались.
   Потому что поцелуи – это как бы понарошку. Не считается.
   И еще они смотрели кино. В машине Захара, на DVD-плеере. И купили еды в «Макдоналдсе».
   И оба понимали – они делают что-то странное и неизвестно чего добиваются.
   – Даш, я тебе должен сказать одну страшную вещь, – вздохнул Захар.
   – А может, не стоит? – испугалась она.
   – Поверь мне, стоит. Только ты обещай… не делать ничего, к чему тебя может подтолкнуть то, что я скажу.
   – Захар, ты бредишь? – разозлилась Даша.
   – Обещаешь?
   – Обещаю, блин!
   – Готова?
   – О-о-о… – Даша сползла с сиденья.
   – Я женюсь.
   Даша уставилась на него.
   – На Оксане? – ахнула она.
   – Н-да.
   – Да ты псих! – Она расхохоталась.
   Захар выдохнул с облегчением. Смех – это хорошо.
   – Самый настоящий псих! – уверяла Даша. – Зачем?
   Захар пожал плечами.
   – Хочу посмотреть, что получится.
   – Мне уже почти жаль Оксану, – сказала Даша. – Ты уверен, что это хорошая причина для свадьбы?
   – А почему нет? – Он передернул плечами.
   – Да-аа… – задумалась Даша. – Почему нет?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация