А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 18)

   Глава 18

   – Здрасте.
   – Здрасте.
   – Привет!
   – Привет!
   – Знакомьтесь, это Витя, это Захар, – произнесла Даша, когда все друг друга поприветствовали.
   Витя, как всегда, был в образе Господина президента, беседующего с лесорубами, – само дружелюбие, но на расстоянии.
   Захар же выглядел несколько замотанным, но веселеньким.
   Кажется, немного разъелся, но ему это шло – он возмужал, в хорошем смысле слова.
   Не так, как мужают мужчины, которые вдруг понимают, что они больше не мальчики (происходит это в любом возрасте), и натягивают на себя роль эдакого главы семейства. Никаких больше рваных джинсов, работы по скользящему графику, отношений с безалаберными девицами, которые хлещут шампанское и забывают трусы на телевизоре.
   Все серьезно, все солидно – новые друзья, которые ходят в баню и ездят на рыбалку, долг, честь и совесть, ритуальные жертвенные обеды у родителей жены, кредиты как непременный атрибут новой стабильной жизни, зона для некурящих, непьющих, не флиртующих с хорошенькими женщинами и подозрительное, извращенное удовлетворение от того, что жизнь вошла в колею.
   Даша не уставала расстраиваться, когда вчерашний король вечеринок, талант, властитель женских дум всего за год превращался в плотненького мужчинку с нелепой прической и жутковатыми ботинками, позади которого маячил домовой эльф на пятом месяце беременности.
   Может, это чары? Колдовство?..
   Вечеринка удалась. Даша была в восторге – она давно так не веселилась.
   Официально отмечали Рождество. Захар сэкономил на ремонте, и на оставшиеся деньги решили устроить открытие.
   Они не виделись, наверное, пару месяцев – общались по телефону. Даша писала, Захар строил, но это не помешало ей пригласить всех-всех-всех своих знакомых.
   Открыли вечер парни из «Пятницы» – и понеслось: Дашины знакомые актеры, у которых в крови любовь к капустникам, рассказывали со сцены анекдоты; Витя не выдержал, прихватил Галанина, и они спели несколько песен; три альтернативные певицы экспромтом пародировали группу «Виагра»; подъехавший позже Паша Воля бродил по залу с микрофоном и глумился над гостями…
   И Даша не могла понять – отчего же так весело? Ну, знаменитости. Ну, спиртное…
   Может, Захар – гениальный ресторатор? Откуда он взял эту атмосферу? Такое можно купить за деньги?
   Оксана тоже веселилась, но не уставала следить за тем, чтобы всякие пьяные девки не очень вешались на Захара, а главное – чтобы он не вешался на Дашу.
   Их отношения плавно сошли на нет. У Захара была Оксана. У Даши – Витя.
   Тишь да гладь, но Оксана, во-первых, скрывала от Даши то, что встречается с Захаром, а во-вторых, недолюбливала Витю.
   Она часто задумывалась – а если бы Даша не вернулась к нему, удержала бы она, Оксана, Захара?
   Ведь каждой девушке хочется стать Его Великой Любовью, а не утешительным призом.
   Что-то мучило ее, склоняло к мрачным размышлениям…
   Была ли ее мама Великой Любовью ее папы? Вряд ли. Мама в приказном порядке женила его на себе, а ему удобно было подчиняться – ради того, чтобы не задумываться о всякой бытовой ерундистике.
   Можно ли стать этой самой Великой Любовью, если ты – просто человек?
   Оксана часто задумывалась над мифами и легендами больших городов. Вот есть Девушка – обычная девушка, просыпается в семь, засыпает в час ночи, работает, делает маникюр, прочитала две книги о Гарри Поттере и всю русскую классику. И вдруг в нее влюбляется миллионер. Навсегда – до самого гроба, дураки оба.
   Зачем она миллионеру? Что такого в человеке, который тайно смотрит «Фабрику звезд», умеет делать макароны по-флотски и отказывается верить, что существуют платья за сорок тысяч долларов?
   Это ведь только в сказках по велению злой волшебницы никто не может разглядеть в Девушке ум и талант, а в жизни-то – ни ума, ни таланта, ни особенной привлекательности нет.
   Вариант, увы, один-единственный: миллионер – закомплексованный псих. И как он видит свое счастье с «простым человеком», так тебе с ним и жить – по сценарию.
   И чтобы стать Великой Любовью, надо либо найти такого вот невротика, либо самой отличаться несдержанным нравом. Как Лиля Брик. Как Елена Щапова. Как мадам Помпадур, в конце концов.
   Захар ее любит?
   Любит, наверное, но с ума не сходит.
   Обидно. Чертовски обидно.
   Витя казался Оксане символом всего, чего ей не хватает в жизни. На что она никогда не решилась бы.
   Она даже в мыслях не допускала, что такой человек может звонить Даше и спрашивать:
   – Чего купить на ужин?
   Когда Даша поехала с ним на гастроли в Ростов-на-Дону, они подрались – фотографы запечатлели, как Аксенова бежит из гостиницы, а ей на рубашку капает кровь из носа. Вскоре появился и расцарапанный Витя – в бешенстве выхватил у одного из фотографов камеру и разбил об асфальт. Даша же в это время бросалась к охранникам и просила спасти ее. Вечер они провели в милиции, распевая песни Вити и заедая их виски, за которым послали молоденького опера.
   А знаете, из-за чего они поссорились?
   Из-за высказывания Иоанна Златоуста насчет того, что шутки все от лукавого!
   Витя поддерживал точку зрения Златоуста, и Даша впала в берсерк.
   Позже выяснилось, что Златоуст ничего такого не говорил.
   Спустя пару дней они уже весело и красноречиво пересказывали эту историю журналу «ОК!» и «Комсомольской правде».
   Все это абсолютно бы ее не трогало, если бы Оксане не казалось, что Захар немножко завидует этим двум.
   А может, это паранойя.
   Как бы то ни было, надо продержаться еще три-четыре месяца до выхода книги.
   Это был ее секрет.
   Месяц назад она была в Дашином издательстве и осторожно спросила, не интересуют ли их новые авторы. Авторы интересовали. Оксана знала – идеи давно никто не ворует, а уж тем более издатели, но все же поостереглась выдавать свою тайну: вдруг слухи раньше времени дойдут до Даши?
   Она сначала напишет книгу, подпишет контракт, а уж потом – хоть потоп. Пообещав себе немедленно уволиться после получения аванса, Оксана ушла в подполье.

   – Черт! Вот черт! – завопила Даша. – Вы что?! – набросилась она на пожилого мужчину, который был пьян сверх всякой меры.
   Мужчина выплясывал напротив хорошенькой юной блондинки и, видимо, так возбудился, что взмахом руки выбил стакан с «Кровавой Мэри» у Даши из руки. Коктейль залил платье – от груди до колен.
   Даша хотела вцепиться ему в волосы и лишить последней надежды спрятать намечающуюся лысину.
   Но тот был так безнадежно нетрезв, что даже и не понял, что произошло.
   Даша выплеснула ему в лицо остатки напитка и бросилась искать туалет.
   – Даша! – окликнули ее.
   – Что?! – рявкнула она, обернулась и столкнулась с Захаром. – Где здесь сортир?
   – Что у тебя с платьем? – спросил он.
   – Что-что! – вспылила Даша. – Не видишь?!
   – Пойдем! – Он схватил ее за руку и потащил к двери с табличкой «Не входить. Злая собака».
   За дверью скрывались коридор и комнаты для персонала. Захар заманил Дашу в гримерку – довольно просторное помещение с трюмо, гладильной доской и умывальником.
   Даша стянула платье, застирала, а Захар включил фен.
   – Хочешь выпить? – спросил он.
   – Ужасно!
   Он ушел, чтобы вернуться с початой бутылкой виски и запотевшей бадьей кока-колы.
   – Захар, ты гений! – похвалила Даша. – Это лучшая вечеринка за последние пять лет!
   – Главное – держать фасон, – кивнул он.
   – Справишься, – заверила Даша.
   Она выключила фен, взяла бокал, чокнулась с Захаром, выпила, взглянула ему в глаза – и вот тут-то произошло замыкание.
   Они бросились друг на друга – без слов, будто слова могли разрушить магию, переломить мгновение, а дальше все случилось, как в порно. Широким жестом он скинул с трюмо все, что там находилось, усадил на стол Дашу, красивым жестом сорвал с нее колготки, и они сплелись, как две обезьяны, не дав себе ни малейшей возможности задуматься над тем, что происходит.
   Когда все закончилось, Даша попыталась сдержаться, но не выдержала и расхохоталась.
   Захар ее поддержал.
   – О боже… – произнесла она, вытирая слезы. – Ты что мне в виски подмешал?
   – Лед, – признался он.
   – Ничего себе лед! – Даша подняла с пола рваные колготы и окинула их брезгливым взглядом.
   – Слушай, а почему мы расстались? – полюбопытствовал Захар.
   – Почему-почему… – проворчала она. – Не знаю. Так получилось. Ты с кем-то встречаешься?
   Захар прикусил губу.
   – Ты мне можешь поклясться, что никому не скажешь? – спросил он.
   – С Волочковой? – ахнула она.
   – Даш! – прикрикнул он.
   – Захарчик, клянусь, честно-честно, я умею держать слово! – Даша решила все-таки натянуть рваные колготки и сейчас озаботилась тем, чтобы не попасть пальцами в дыру.
   – С Оксаной.
   – Робски?
   – С твоей Оксаной.
   Даша бросила на половине пути колготки, уставилась на него, после чего медленно улеглась спиной на трюмо и застонала.
   – Офигеть… – похрюкивала она.
   Захар встал со стула, поцеловал ее в живот и сказал:
   – Да не то слово.
   – И что делать-то? – взмахнула ногой Даша.
   – А что ты предлагаешь?
   – Лучше расскажи, что у тебя с Оксаной?
   – С Оксаной… – Захар освежил напитки и задумался. – Даш, тебе честно признаться?
   – Валяй!
   – С Оксаной все хорошо. Она умная, классная… спокойная.
   – Понятно, – кивнула Даша. – Это любовь?
   – Возможно. Я, знаешь ли, не то чтобы поклонник любви.
   – То есть? – изумилась Даша.
   – Ну, я не уверен, что понимаю, о чем говорят люди, когда влюбляются. У меня это как-то не получается.
   – А как же я? – надулась Даша.
   – Ты… – Захар пожал плечами. – Ты – лучшая. Но я не знаю, что это было – любовь, не любовь… У меня в голове другие категории. Я сосредоточен на себе, но это не эгоизм, просто я как бы понимаю, что для меня на первом месте моя жизнь и нет такого человека, с которым бы я готов был слиться, пустить его себе под кожу… Я внятно излагаю? Даш, ты чего?
   А Даша даже рот открыла. Она никогда не могла себе в этом признаться. Сто тысяч раз повторяла «я эгоистка», но в последний момент трусила и стеснялась этого, считала, что плохо думать только о себе. Ей все казалось, что она должна любить людей, сострадать им.
   Но не было в ней глубины. Она была создана для легкой, необременительной, развеселой жизни с поверхностными страстями, нелепыми трудностями и скандальными авантюрами.
   И вот какой-то Захар спокойно так рассуждает о том, чего она хотела и боялась, и ему, судя по всему, ничуть не стыдно!
   – То есть по поводу измены Оксане ты переживать не будешь?
   Захар ухмыльнулся и покачал головой.
   – Но и сообщать ей я тоже не собираюсь. Я же не сука.
   – Захар, давай дружить, а? – предложила она единомышленнику.
   – С сексом? – Он посмотрел на нее так, что трусики взмокли.
   Кстати, о трусиках. Надо было сначала их надеть, а потом уже натягивать колготки.
   Он подошел к ней и навалился на стол, его лицо – прямо перед ней.
   – Я бы не изменял тебе. Мне бы не захотелось, – произнес он.
   – Захар, что за шоу? – смутилась Даша. – Прямо какой-то совратитель…
   – Ну что ты херней какой-то страдаешь? – Глядя ей в глаза, Захар содрал с Даши измученные колготки.
   Из гримерной она выползла в сыром платье и с полнейшим беспорядком в голове.
   Захар раскрылся с неожиданной стороны, но пока лучше оставить все как есть. Правда, ей нужно будет как-то смотреть в глаза Вите, но, если сейчас выпить еще немного виски, это станет хорошей анестезией для угрызений совести.
   Витя, когда она появилась, сверху вниз оглядывал табуретку-брюнетку, которая только что не подпрыгивала от возбуждения. У табуретки была огромная задница и, судя по блеску в глазах Вити, огромная же грудь.
   Мешать им Даша не стала. Нашла Оксану.
   Тихая девочка, скромная, а вот иди ж ты – и при Захаре, и книгу пишет. Доверенное лицо из издательства, Дашина приятельница Верочка, донесла, что Оксана разговаривала с шеф-редактором и, судя по всему, хочет что-то там опубликовать.
   Даша вспомнила о файле с несколькими главами. Так ведь и не прочитала! Где она теперь его найдет?
   Та-ак… Компьютер у нее дома.
   Это знак.
   На даче у Оксаны был свой кабинет в одной из гостевых комнат, но в городе она работала из дома и лишь два-три раза в неделю приезжала к Даше, чтобы обсудить насущные вопросы. И вот сегодня был именно такой день, но вечером они поехали на вечеринку, и ноутбук Оксана оставила у нее в квартире. Ха-ха!
   Супершпион – Дарья Аксенова снова в деле!
   – Ну как тебе? – спросила Даша.
   – Да вроде здорово. – Оксана обвела глазами зал, словно только что поняла, где находится.
   Она не очень любила шумные вечеринки и душные клубы. А пьяному веселью предпочитала интересные беседы за бокалом вина в хорошо проветренном помещении с официантами, которым не надо орать во всю глотку. То, что происходило здесь, у Захара, она называла кабаком, но все же была рада, что у него все образовалось. С помощью Даши, н-да.
   – Что у тебя с платьем? – Оксана уставилась на мокрое пятно.
   – Какой-то урод пролил томатный сок! – отмахнулась Даша. – Проехали. Я поеду, – заявила она. – Валера отвезет меня, и я отправлю его за тобой.
   – Не надо, спасибо, – ответила Оксана. – На такси доберусь.
   Конечно, не надо. Наверное, они поедут к Захару. Дашу в бок по-панибратски пнула ревность. Ну почему Оксана?
   Что в ней особенного?
   Сколько раз такое случалось – от нее уходили к эдаким Ухти-Тухти! С ней что, трудно? А с этими, которые «Дорогой, извини, я пока несла, закапала слюной твои тапки», – легко?
   Это же классика, ребята! Укрощение строптивой! Кроткая Бьянка становится нормальной такой сукой-женой, а припадочная Катарина любит мужа больше всего на свете.
   Ведь почему люди разводятся? Да потому, что один превращается в заключенного, а другой – в надзирателя!
   Ты должен вернуться в восемь.
   Ты должен вынести мусор.
   Ты должен отвезти маму, рассаду и азиатскую овчарку Фунтика на дачу. Ты должен поехать со мной на день рождения моей подруги Лены, которая тебя ненавидит.
   Ты не должен пить пиво.
   Ты не должен покупать мотоцикл.
   Ты не должен смотреть футбол.
   …
   Где здесь компромисс?
   Компромисс – это когда он хочет посидеть с друзьями в автосервисе их приятеля, напиться, вернуться в шесть утра и упасть в коридоре.
   И он имеет на это право.
   А ты можешь поехать с подругой на неделю в Анталию – и никто не потребует от тебя полный видеоотчет, как ты спишь, чтобы убедиться – ты спишь одна.
   Даже если двое – пара, они все равно принадлежат каждый самому себе, а не неопределенному понятию семья: у них у каждого есть своя жизнь, свои привычки, друзья и желания, а попытка все это разрушить и на месте руин выстроить нелепое здание под названием «Мы» ведет лишь к отчаянию и разочарованиям.
   Так думала Даша. Но Оксана как раз так не считала.
   Она все еще помнила, как Захар спал в ванной на коврике – слава богу, дверь он не запер и Оксана вдоволь налюбовалась на его бездыханное тело, распластанное по полу. Он лежал на животе, раскинув руки и ноги, как морская звезда щупальца или что там у нее, и Оксана вытащила его из ванной, переместила в спальню, включила кондиционер и поставила рядом бутылку воды.
   Оксана помнила, как они с Дашей полдня стенали, кряхтели, похмелялись, жрали какую-то гадость вроде жирного бульона – Даша запихнула в кастрюлю сразу три куриных ноги, – а потом отвисали в маленьком надувном бассейне вдвоем…
   Не так Оксане виделись Отношения.
   Она точно знала – Дашу Захар не любит. Это было и хорошо, и невыносимо. Как когда-то в школе. В любом классе есть девочка, которую хотят все мальчики. Кто думает в пятнадцать лет о серьезных отношениях? В пятнадцать вообще ни о чем не думают – властвуют инстинкты.
   Понятно, что потом эта девочка, возможно, забеременеет от физрука и в двадцать превратится в толстую уродину с целлюлитом, а мальчики, скорее всего, усвоят, что красота – «это еще не все», но сейчас, на квартире у Даши, чьи родители уехали в Сочи, десять тупых мальчишек сгруппировались вокруг кресла, в котором восседала она – Настя Туренская, а остальные девчонки как дуры либо злословили по углам, либо делали вид, что все нормально, никто их не игнорирует – они сами кого хочешь проигнорируют. И только Даша трепалась по телефону со студентом, который слушал тяжелый рок и носил сережку в ухе.
   А Оксана, между прочим, любила Дениса, с которым у нее вроде бы складывалось и сложилось впоследствии, но она до конца так и не была уверена, что случится, если Настя подойдет к нему и скажет: «Я твоя!» И даже если бы он взял себя в руки – кто знает, жалел бы об упущенных возможностях?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация