А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 12)

   Глава 12

   Страшное зрелище. Даша в заляпанном соком халате сидит перед телевизором – смотрит, прости господи, «Культ наличности» и с пальца ест шоколадное масло.
   – Да-аш… – прошептал Захар, присаживаясь рядом. – Ты чего?
   – Пр-рр… – Даша издала губами звук, символизирующий полнейшую деградацию.
   «Чего он приперся?» – подумала она.
   Вчера она все-таки устроила скандал. В лучших традициях – на ровном месте.
   Захар долго ворочался, а потом набрался наглости и попросил ее выключить свет. Настольную лампу. Даша читала сто раз перечитанную книгу «Журнал», об убийстве красавицы – главного редактора издания типа «ОК!»: в период депрессии ей не хотелось ничего, даже спать.
   Это был отличный повод. Ведь это ее лампа. Ее кровать. Ее спальня. Ее дом. Ее жизнь.
   – Иди поспи в гостевой комнате, – небрежно заявила Даша, даже не повернувшись к нему.
   Звучало это как «Пошел вон!».
   Но Захар не уехал. Он честно перебрался в гостевую. Что за дьявол?!
   Да любой бы уже разозлился как тысяча чертей!
   А он покорно спустился вниз!
   – Ты что, не понимаешь? – рявкнула Даша, догнав его внизу.
   – Даш, ну что ты от меня хочешь? – простонал Захар, только устроившись на новом месте.
   – Я ничего от тебя не хочу – в этом-то все дело. – Даша уперла руки в бока. – Я просто хочу остаться одна.
   – Ты и осталась! – возмутился Захар. – Или ты желаешь, чтобы я прямо сейчас убрался из твоего дома?
   Даша промолчала, окинув его пристальным взглядом, и вышла из комнаты.
   Она ведет себя как дура?
   Хорошо. Возможно.
   Но это ее дело. И если Захар ее раздражает, она имеет на это полное право.
   Она ошиблась. Они «не сошлись характерами». У них «непримиримые разногласия». Да, она привыкла выпускать пар! Кричать. Скандалить. Устраивать безобразные сцены. И это тест – если человек поддерживает ее, значит, они друг друга понимают.
   А что Захар? Он ведет себя как овечка.
   И что ей теперь делать? Стать «нормальным» человеком?
   Она по определению ненормальная. И имеет на это полное право.
   А Захар остался спать в гостевой спальне!
   Дашу это страшно раздражало, но не гнать же его, в конце концов, посреди ночи из дому веником!
   Это было бы слишком даже для нее. Это вульгарно.
   И вот он вернулся. Как Терминатор. Ладно хотя бы в одиннадцать вечера, а не в семь.
   Захар никак не отреагировал на ее «пр-рр…», вышел из гостиной и вернулся где-то через полчаса.
   – Пойдем, – он потянул ее за руку.
   – Куда? – с упреком произнесла Даша.
   – Тебе понравится.
   Что еще? Он приготовил «Наполеон»? Чем он может ее поразить?
   Но в ванной она все-таки весело засмеялась. Это было… Забавно. Пóшло, да, но приятно.
   В ее просторной ванне плавали розовые лепестки, на всех полках и на полу горели свечи, от пены шел аромат жасмина, а на бортике стояла чашка с горячим шоколадом, украшенным взбитыми сливками.
   Все так… сладко!
   Даша разделась и опустилась в воду.
   Она сколько не мылась? Два дня?
   Видок у нее, наверное…
   Захар даже додумался включить «Милашку» с Камерон Диас – фильм идиотский, но вот как раз для такого настроения… банного.
   Какой предупредительный молодой человек!
   Закутавшись в новый красный халат, Даша спустилась вниз. И замерла на пороге гостиной с открытым ртом. Во-первых, Захар тут все проветрил. Во-вторых, в гостиной тоже горели свечи. Где он их набрал в таком количестве?! Ограбил «ИКЕА»?
   Маленький столик перед диваном был накрыт для ужина – что-то очень вкусное, ароматное…
   – Заказал в «Монкафе», – пояснил Захар.
   Словно во сне Даша села на диван и уставилась на тарелку.
   Это же прямо-таки Рождество…
   Подобного у нее еще не было. Возможно, потому, что она никогда ни к чему такому не стремилась. Но… Это было мило. Неожиданно. Настоящий романтический вечер. Если бы Захар вздумал удивить ее эдакими фортелями с самого начала, она бы уже занесла его телефонный номер в черный список, но сейчас эта лирика пришлась как нельзя кстати.
   – Знаю, все это не твой стиль, но я подумал, раз уж ты все равно слаба духом, почему бы этим не воспользоваться? – сказал Захар.
   Даша с недоумением воззрилась на него. Он что, все-таки ее понимает?
   И только когда она поела, выпила белого вина и, счастливая, откинулась на подушки, Захар сообщил:
   – Я уволился.
   – Э-э… Как это? – растерялась Даша.
   – Написал заявление и отнес его начальнику. – Захар пожал плечами. – Как люди увольняются?
   – Как люди увольняются? – повторила за ним Даша и развела руками. – Понятия не имею! А почему?
   – Надоело.
   Даша прикусила губу.
   – Захар! – воскликнула она. – Я заранее согласна, что самомнение у меня завышенное и все такое, но это ведь не из-за того, что я тебе вчера сказала?
   – Даш, я знаю, что не устраиваю тебя. – Захар окинул ее не самым добрым взглядом. – Но дело в том, что я и себя не устраиваю.
   Только не это… Она просто не готова вытерпеть постороннее нытье! Она и сама не в лучшей форме, а тут еще Захар со своим кризисом середины молодости!
   – Ага! – с поддельной живостью поддержала его Даша. – Ну а на что ты будешь жить?
   Захар смутился.
   – У меня есть кредитка для экстренных случаев. Подключенная к маминому счету.
   Вот здорово! Хорошо быть подключенным к чьему-то счету!
   То есть плохо. Не наш это метод.
   Даша вспомнила того парня, что одаривал ее в Милане.
   Во-первых, это, конечно же, банально – везти кого-то в Милан, чтобы произвести впечатление: вот какой я щедрый!
   Но дело не в Милане. Это все уже придирки.
   Они познакомились на скачках в Подмосковье. Даша была в цилиндре. В смешном таком низком цилиндре из фетра, купленном на Портобелло. Между прочим, за сто десять фунтов – цилиндр был козырный.
   Цилиндр, волосы уложены локонами, короткие черные шорты, свободная серая рубашка и сапоги с открытой пяткой.
   «Бизнесмен Антон», как его обозначили на фотографии, казался ей привлекательным – майка, джинсы, кулон в форме рыбки, модная замена крестика.
   Но уже через неделю она поняла, что все это фальшивка – он просто где-то прочитал, что так вот модно, что так носят, а в душе оставался заурядным бизнесменом в униформе – в костюме, с психологией боевого слона.
   Антон жаждал взять от жизни все, что причитается за его деньги, и это было бы прекрасно, если бы не превратилось в манию. Даша так и не поняла, получал ли он удовольствие или просто шел по списку затаенных желаний, но ей уже не хотелось ничего понимать, так как эта его гонка за всем и сразу совершенно ее вымотала.
   Они просто обязаны были поселиться в лучшей гостинице. Антон придирался ко всему: заставлял персонал отрабатывать каждую копейку, вложенную в предприятие под кодовым названием «Отдых». И не то чтобы он склочничал или хамил. Однако, если завтрак в номер задерживали на минуту, Антон отчитывал официанта так, словно тот занял у него сто тысяч долларов и не вернул в срок.
   В ресторанах, клубах и магазинах Даша ощущала себя ревизором, а не гостем – Антон не мог расслабиться ни на секунду. Блюдо слишком горячее. Слишком холодное… Вы уверены, что это 100 % кашемир? Покажите козу! Он не хочет «Дон Периньон», ему нужен «Кристалл», и вот они теперь сидят и ждут «Кристалл», который некий басс-бой ищет по всему Милану…
   Сервис, конечно, не такой ужасный, как во Франции, но…
   Да все уже давно привыкли к тому, что во Франции ужасный сервис, а в Италии в кафе – перерыв на обед! Ну сколько можно!
   В конце концов, не за сервисом они сюда приехали!
   Ну и отношение…
   Вроде Антон Дашей восхищался. Звезда, красавица, лидер светской хроники.
   Но она все равно была женщиной, а для таких, как Антон, женщина – это трофей. Даже если у нее в сто раз больше денег, власти и славы, чем у него.
   Мужчина все равно попробует доказать, что он сильнее – хотя бы физически. Поэтому и нужны восточные единоборства – чтобы ни один придурок не мог одержать над тобой верх.
   Антон не очевидно, но все же тщился доказать, что он тут за старшего – он может сделать все для своей женщины. А Даше это претило. Зачем доказывать? Он самоутверждается за ее счет, а она за это имеет кучу дорогих тряпок, несколько скучных обедов и ужинов и ощущение неловкости перед официантами и портье.
   Хорошая сделка.
   Ну и даже в сексе он не давал ей пошевелиться – все сам, все сам… В такой бездеятельности была своя прелесть, но в определенный момент Даше захотелось просто жить, а не сражаться в «камень – ножницы – бумагу», и она рассталась с Антоном.
   Ну почему нельзя встретить человека, чьи недостатки будут похожи на твои и ты будешь воспринимать только его достоинства, а?
   Мамина кредитка! Докатилась!
   Что она, Даша, может сказать Захару?
   А с другой стороны… Захар такой… очаровательный. Вон как старается! Между прочим, от всего сердца.

   – Нет, ну зачем женщинам столько обуви? Тридцать пар туфель?! – удивлялся Сергей.
   И это был ее лучший любовник!
   В смысле обуви Сергей не осуждал ее. Действительно не мог осознать, с какой целью человек приобретает тридцать пар сапог и туфель.
   Но при чем тут Оксана? У нее нет тридцати. Десять – в лучшем случае.
   С Сергеем они познакомились полтора года назад, а расстались совсем недавно.
   Полтора года назад Оксана считала, что такой вот Сережа – великое счастье.
   Не красавчик, но симпатичный – настолько, насколько может быть симпатичным человек, занимающийся ипотечным кредитованием. Небольшая залысина. Типичный для мужика, десять часов сидящего под кондиционером, цвет лица. Рубашка «поло». Слаксы.
   Обычный мужчина, мечтающий жениться ради порядка в доме и запаха домашней еды.
   Ну почему, скажите, живут на свете люди, зарабатывают неплохие деньги, ходят в кино и театр, но при этом им не приходит в голову, что можно просто нанять домработницу? И ради того, чтобы в пыли под кроватью не гибли носки, вовсе не обязательно жениться, рожать троих детей и помогать теще таскать навоз ведрами?
   Как вообще это называется? Стереотипы?
   С горя Оксана даже заскучала по Даше – она знала, что та бы ее поддержала.
   Оксана вытащила Сергея в люди ради того, чтобы не погибнуть от тоски. Захар пропал. Даша победила. Все плохо.
   Хотелось отвлечься, но симпатяга Сережа только подлил масла в огонь.
   Это ее судьба?
   Такие вот – в лучшем случае! – Сережи?!
   Она не может без Захара жить!
   Она его любит…
   И если придется быть грубой, жестокой и даже подлой – ладно! В конце концов, Даша сама – грубая, жестокая и подлая.
   Как они жили с Сергеем?
   Если честно – не так уж плохо.
   И Оксана даже ощущала странное удовлетворение, появляющееся иногда, когда смотришь «Дом-2» или эту программу на «Муз ТВ» с Сергеем Зверевым.
   Простота.
   Простые желания, простые чувства. Главное – закинуть в живот еду, прикрыть тело, продолжить род, завести человека, который принесет тебе растворимый аспирин, если ты болен. Все.
   Мама у Сергея потрясающая. Они ездили к нему в Екатеринбург, и там их с утра до ночи кормили сибирскими пельменями, крошечными, как наперсток; домашними котлетами, нежными, как суфле; обалденной жареной картошкой с луком, а через день его мама пекла то пирог с капустой, то домашний торт.
   Оксана поправилась на пять кило, и все были счастливы. Представив себе Дашу в доме родителей Сергея, Оксана едва не расхохоталась. Вставали там в половине девятого. Ложились в одиннадцать. Каждый день происходило одно и то же, и в этом был великий смысл. Оксана обрела уверенность в будущем. В себе. Угомонилась.
   Она больше не мечтала о том, что вот появится расписной миллионер с глазами Бреда Питта, скулами Джонни Деппа и губами Мика Джаггера и увезет ее на Багамы.
   Мечтать после сибирских пельменей невозможно.
   И ее вдруг озарило – это жизнь! Настоящая, а не иллюзорная. И в этой жизни можно быть счастливой.
   Как выяснилось позже, это была лишь очередная иллюзия. В данной так называемой реальности можно было лишь отдыхать, зализывать раны, но каждый день ложиться в кровать с ощущением, что завтра будет все то же самое и Сережа точно так же спросит: «Как дела? Что на работе?» – и отправится мыть руки, не услышав ответ… А потом поинтересуется: «Что у нас на ужин?» – и сравнит ее котлеты с котлетами своей мамы… А самое страшное, что лет через десять его мать признает, что котлеты Оксаны годятся, а через двадцать девушка их сына будет отъедаться сибирскими пельменями…
   Только не это.
   Лучше раскаиваться и сожалеть, чем вот так.
   А значит, Даше – конец.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация