А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хроники амбициозной брюнетки" (страница 10)

   Глава 10

   – Привет, – Даша облизала ложку и мило улыбнулась.
   Что-то с ней не то…
   Даша сидела в гостиной на разложенном для спанья диване – она часто так делает, чтобы можно было вытянуть ноги, – закутанная в черный махровый халат, в теплых махровых же тапочках, ела мороженое и смотрела «Счастливы вместе».
   Приятная такая, домашняя девушка.
   – Я такая дура! – Даша вонзила ложку в мороженое и отставила банку.
   Оксана точно знала, что случится через пару минут, – Даша взмахнет рукой, банка опрокинется, ложка вылетит, оставляя на диване шоколадные следы, Даша завопит как раненая – и на ровном месте возникнет дурацкое несчастье.
   Поэтому Оксана села на диван и переместила банку на столик.
   – Оксан, что я натворила, а? – вздохнула Даша.
   – Что? – спросила помощница.
   – Ну-у… – Даша отвела глаза. – Короче, Гарик этот – просто ужас! Представляешь, я такая вся горячая, посылаю к чертовой матери все свои принципы, еду к нему… Я же его уже заранее люблю – за остроту ума и яркую индивидуальность, и вообще он мне как родной – я все шоу с ним смотрю… Практически кумир! И все в общем-то так мило, так славно – и поцелуи тебе в лифте, и на крышу мы вышли на звезды взглянуть, и Сириус мой коронный я ему показала… – Она запнулась.
   – И?.. – подтолкнула ее Оксана.
   – Ну и вот! – Даша всплеснула руками. – У него такой огромный, извините за выражение, фаллос – иначе не назовешь, – что у нас ничего не вышло! Ужас какой-то!
   Оксана расхохоталась, зарывшись лицом в подушку.
   – Не может такого быть! – стенала она.
   Даша легонько ткнула ее кулаком.
   – Тебе смешно! А ты ведь даже не представляешь, какой идиоткой я себя чувствовала! Ты понимаешь, вообще ничего! С такими данными секс противопоказан!
   – Да ладно тебе! – Оксана оторвалась от подушки. – Ну как же так?
   – Так! – воскликнула Даша. – У меня там вообще… не сады, а тут просто Дирк Диггер!
   – И что?.. Дальше?
   – Ни-че-го! Я быстро собралась и уехала, – Даша вернулась к мороженому. – Сижу вот теперь, стесняюсь.
   – Ну, ты даешь… – протянула Оксана. – Жуткая история.
   – Ага! Че там Захар?
   Последним вопросом Даша ее огорошила. О каком Захаре идет речь? О ЕЕ, Оксаны, Захаре?
   Или о том Захаре, который в незапамятные времена встречался с Дашей Аксеновой?
   – Захар, возможно, до сих пор пьет с горя, – Оксана пожала плечами.
   – А что он тебе тогда сказал? – настаивала Аксенова. – Ты ведь его догнала?
   Откуда она знает? Догадалась?
   Мурашками пробежала легкая паника.
   – Ничего хорошего не сказал, – честно призналась Оксана. – Мы с ним напились в зюзю и еще, кажется, плясали в «Пробке».
   – Ты его трахнула? – хищно оскалилась Даша.
   Оксана подавилась воздухом. Не знала, что такое возможно, но вот поперхнулась.
   – Даш, ты чего?
   И тут Аксенова неожиданно полезла обниматься.
   – Я знаю, какая ты у меня порядочная! – причитала она. – Оксана хорошая! Но если честно, лучше б ты его трахнула! Тогда ему нечего было бы мне предъявить. Как я его теперь верну, глупая я баба! – Даша откинулась на спину и положила руки на голову. – Зачем я бросилась на этого Гарика?! Оксан! Он ведь меня не простит?
   – Захар? – уточнила Оксана.
   – Захар, конечно! – разозлилась Даша.
   – Ну откуда же я знаю, простит тебя Захар или нет?! – возопила Оксана в полном смущении.
   Неужели все так вот благополучно для Аксеновой вышло? Захар с ней, Оксаной, переспал, и теперь дикая выходка Даши не выглядит очень уж безнравственно…
   Вот черт! Она, Оксана, что, всерьез об этом размышляет?
   Она что, поддалась всеобщему безумию?
   Оксана вышла, а Даша так и осталась лежать, уставившись в потолок.
   Она – ненормальная. Что с ней позавчера случилось? – мучилась Даша.
   Очередное помутнение рассудка. Только вот отчего она не сочла нужным справиться с этим? Зачем нужно было причинять всем боль?
   Она ведь не садистка. Точно-точно. Она даже во время секса не любит царапаться – в отличие от многих девиц, что оставляют на любовниках отметины.
   Видимо, все дело в том, что она, Даша, – сноб. И это не хорошо.
   И к Захару она относится как типичный сноб – мол, хорошенький мальчик и любовник неплохой, но вот вопрос: кто он такой?
   Юрист. Что за юрист?
   А вдруг счастье не в том, чтобы любить кого-то значительного… Как Витю… Даша сжала кулаки. Обида все еще трепыхалась в душе. Агонизировала, сука, покрывалась метастазами, но боролась за жизнь, не сдавалась!
   Допустим, эта русалка, с которой Даша его застукала – в своем собственном бассейне! – не успела ничего сделать. Допустим, Даша сама – тот еще фрукт.
   Но это было грандиозное унижение – у себя дома застать своего мужчину с какой-то пьяной фанаткой ничтожной внешности…
   А Витю она любила. По-честному, с самого начала было ясно, что ничего не получится – ему черт знает сколько лет, он до сих пор рок-звезда класса А, гастроли эти вечные… Но если бы они продержались еще немного…
   Первый раз в жизни Даша ощутила то, что называют мужской силой. Тестостерон, что ли… В Вите было столько этого «мужского», что даже на расстоянии километра девушки принимались пудрить носы и подкрашивать ресницы.
   И Даша этой силе поддалась. Раскрыла в себе что-то нежное, податливое.
   И ей хотелось смотреть на него снизу вверх. Может, поэтому у них и не вышло? Потому что она не чувствовала себя самой собой?
   Ладно, Витя – это уже история.
   Сегодня мы имеем Захара, глупую Дашу и Оксану, которая в Захара если не влюблена, то уж точно видит его во снах.
   Такие вещи Даша определяла за доли секунды.
   Тем более что в Захара невозможно не влюбиться. Он – прелесть.
   Даша загрустила. Это была не тяжелая, противная природе хандра, когда ты все еще улыбаешься, движешься, делаешь вид, что все в порядке, но внутри душу разъедает тоска, а приятная, поэтическая грусть, окунающая тебя в мечтательность, ласкающая философскими настроениями, придающая обыденности привкус возвышенной печали.
   Даша оделась и постучалась в комнату Оксаны.
   – Я уезжаю, буду к вечеру, – сообщила она.
   – Ты куда? – всполошилась Оксана.
   – В салон, – наврала Даша.
   Она выгнала из гаража свою любимицу, «БМВ Z3», – сегодня можно обойтись без водителя – и медленно выехала на шоссе.
   Ей действительно хотелось помириться. Ну и не стоит забывать о съемке для «Космо».
   Она знала, где работает Захар, – как-то они встречались неподалеку, и он показал ей современное офисное здание, почти не уродливое.
   – Добрый день, – поздоровалась она с девушкой-администратором. – Где здесь юридическая контора?
   Здание вроде небольшое, будем надеяться, юридическая контора тут одна.
   – А вы к кому? – поинтересовалась девица.
   «К любовнику!» – подумала Даша, но вместо ответа сняла очки.
   Девица ее узнала – еще бы! Не зря же она тиражирует свое лицо в прессе! – расцвела и сообщила, что контора на третьем этаже, но она должна позвонить…
   – А можно не звонить? – поинтересовалась Даша.
   Девушка крепко задумалась, нахмурилась и жалобно сообщила, что ее за это могут уволить.
   – Ладно. Тогда скажите, что к Захару Панову посетительница. Просто посетительница.
   Захар спустился минут через десять.
   В хороших брюках от костюма и чуть приталенной рубашке.
   Огляделся, но Дашу узнал не сразу. Сегодня она надела белые брюки и простую белую майку – ничего лишнего, никаких отвлекающих деталей. Простой конский хвост, очки, красная сумка «Биркин» – подарок поклонницы.
   Даша ни за что бы сама не купила такую сумку. Сумка за четыре тысячи долларов? Ха-ха-ха. За ними очередь? Бред.
   То есть, если ты жена Абрамовича, может, это и не бред, надо же людям, которые могут заполучить все, чего-то хотеть.
   Но, получив подарок, она искренне обрадовалась, так как это все же чертова статусная сумка – временный пропуск в мир безграничных возможностей.
   Все это глупости, но некоторое время Даша была счастлива как дитя.
   С сумкой, правда, обращалась подчеркнуто небрежно.
   Даша и впрямь разволновалась. Слишком уж переживал Захар.
   И он был такой… Наверное, самый красивый. И самый злой.
   Он встал очень близко, глаза в глаза. Нахмурил брови. Зеленые глаза сощурились и потемнели.
   Даша ощутила, как внутри что-то екнуло. Ей нравились разгневанные мужчины.
   Захар ждал.
   – Привет! – улыбнулась она.
   Захар закатил глаза.
   Конечно, суть дела в том, что она, Даша, хочет если не вернуть его, то хотя бы извиниться. В прошлый раз, когда они поругались из-за этой дурацкой съемки, она была уверена – он простит.
   А сейчас… Это неожиданно превратилось в увлекательную игру – в результате Даша ни в чем не была уверена, уж слишком нервничал Захар. Что может быть приятнее завоевания мужчины, когда все подбирается внутри, все силы подтягиваются, все нервы наизнанку?..
   – Даш… – он покачал головой и отвернулся.
   – Захар, нам определенно надо поговорить, – твердо заявила Даша.
   И тут он неожиданно завелся.
   – Поговорить?! Хорошо! – Он схватил ее под локоток, не грубо, деликатно, но крепко, и повел за собой.
   Вытащил из офиса, провел через подворотню во двор, где пасся толстый ребенок с бабушкой, поставил под дерево.
   – Что ты мне хочешь сказать? – довольно сдержанно поинтересовался он.
   – Не знаю, – ляпнула Даша.
   О боже! Ей вдруг сделалось смешно и захотелось отмотать время назад.
   Он же не Витя, в конце-то концов!
   Ладно, надо довести его до съемок в журнале.
   – Тогда я пойду, пожалуй, – зло ухмыльнулся Захар и действительно пошел.
   – Захар! – одумалась Даша. – Ну ты что?! – Она догнала его, схватила за руку.
   – Даша, ты меня сейчас крайне раздражаешь, так что давай лучше отложим…
   – Крайне… – шутливо передразнила Даша. – Захар, я не хочу без тебя. Прости меня, пожалуйста! – Она вцепилась в него обеими руками. – Я знаю, я – сука! Но…
   – Даш, ты кинула меня ради другого мужчины, – мягко заметил Захар. – Что еще можно сказать?
   Ох, как бы красиво сюда вписались слова «Я люблю тебя!». Но она его не любила.
   – Захар, но ты же знал, что я пи…нутая! От тебя эти сведения никто не скрывал! – Даша утянула его обратно под дерево. – Я была не права, я поступила как тварь, но, поверь, ничего не было! Я просто боюсь отношений! Да! – ответила она на недоверчивый взгляд Захара. – Боюсь! Боюсь и не люблю! Но мне с тобой хорошо, а если ты хотя бы немножечко меня простишь, я больше никогда так не буду!.. Клянусь тебе!
   – Ты ведь понимаешь, что все это только слова? – поинтересовался Захар.
   Даша кивнула. Мало того – глупые, дешевые слова. А что еще она могла придумать?
   – Ой, не знаю… – Захар покачал головой.
   Даша пожала плечами и привалилась к нему.
   Он был горячий… во всех смыслах. Неожиданно Даше так его захотелось, что она перестала владеть собой – еще секунда, и она поволокла бы его в ближайший подъезд. Его руки гладили ее спину, прижимали к груди, пальцы запутывались в ее волосах…
   А если это любовь?
   Не может ведь она так отчаянно хотеть человека, если за этим ничего нет?
   – Даш, сейчас надо сделать паузу, – донесся откуда-то сверху его голос.
   – Что еще за паузу? – пробормотала она.
   – Мне нужно на работу, – заявил он.
   – На работу? – опешила Даша.
   Какая к чертовой матери работа, если у них тут… такое?
   Захар быстро поцеловал ее в лоб и ушел.
   А Даша так и осталась под деревом с открытым ртом.
   Ха!
   Вот это романтика!
   Поэтому она и не могла влюбиться в такого, как Захар, который работает на работе, ведь расписание – это не для нее. Если бы на его месте был… гм… Витя, они бы уже либо занимались любовью на ближайшем чердаке, либо неслись к нему домой. Даже если бы он в это время работал в студии. Даже если бы встречался с президентом.
   Какой Захар рассудительный!
   Работа!
   Кретин!
   Оскорбленная в лучших чувствах Даша села в машину, включила кондиционер, закурила.
   Офисный… как говорят?.. планктон… Не надо связываться с людьми не своего круга – не поймут, осудят, возненавидят!
   Что видел этот малек?
   Секция фехтования, «вынь руки из-под одеяла», голые тетки на вкладышах в жвачке, институт, пиво, девки, в лучшем случае пара книжек Пелевина, чтобы прослыть интеллектуалом, народная мудрость от журнала «Максим» – вот и вся его жизнь!
   Да и Оксана эта… Вот бы вышла парочка! На зависть клушам, которые в Турции трахаются с массажистами! И даже не с массажистами – с аниматорами!
   Оксана, с кругозором как у зубной щетки и Захар, хрустальная мечта которого – «Хюндай Санта Фе» с беспроцентным кредитом.
   Мрачная Даша приехала домой и позвонила в 911. Группа поддержки попала в пробку, но приехала довольно быстро – одни жили неподалеку, другим хотелось купаться.
   Очень красивая Наташа – профессиональная содержанка. Даше она нравилась тем, что в голове у этой девицы не было ни одной пессимистичной мысли.
   Не красивая, но яркая Оля – певица, надежда русского рока, брюнетка с крашеными черными волосами.
   Друг Илья – молодой человек, владелец ресторана. Очень энергичный, похож на располневшего Винсента Галло.
   Марат – архитектор, гомосексуалист. Мужчина с атлетической фигурой.
   Вера – журналистка, немного нелепая девица в странных нарядах. Производит впечатление человека, который может заблудиться в лифте, но Даша уверена, что Вера отлично соображает, просто ее не волнует, какое впечатление она производит на окружающих.
   Все они собрались у бассейна, капризная Наташа улеглась под тент – «Загорать в третьем тысячелетии немодно!». Даша принесла коктейли, Марат бросил на воду матрас, а Илья разлегся валетом с Верой.
   Оксана тоже присоединилась – раз уж позвали, все лучше, чем сидеть в комнате и звонить на телеканалы.
   – Дай сюда клубнику! – обратилась Наташа к Илье.
   – Не дам! Ее и так мало, а у тебя диатез начнется! – отрезал Илья.
   – Что может быть хуже жадных мужчин? – воскликнула Наташа, встала и отобрала у Ильи вазу с фруктами.
   – Жадные женщины с целлюлитом на ягодицах! – подал голос Марат.
   – У меня нет целлюлита! – обиделась Наташа и чуть не свернула шею, высматривая признаки апельсиновой корки на своих гладких бедрах.
   – А это я не про тебя, я про Дашу! – выкрикнул зловредный Марат.
   – Ах ты, наглый педик! – возмутилась Даша. – Да у тебя уже брюшко намечается!..
   – Брюшко? Ха-ха! С моего ракурса виден даже второй подбородок! – вмешалась Оля, подплыв к Марату.
   – Лучше уж два подбородка, чем один такой, как у тебя!
   Но Оля уже расшатала матрас, и Марат перевернулся.
   – Пошел вон! – лягалась вскарабкавшаяся на матрас Оля.
   – Вредная жаба! – отфыркивался Марат.
   – Девочки, не ссорьтесь! – прикрикнула на них Даша. – Пусть лучше Наташа нам расскажет, как разводит мужиков на деньги! А то я на нее давлю, но она не колется.
   – Да, выкладывай! – поддержал Марат. – Я тоже хочу разводить мужиков на деньги!
   – И я! – поддакивал Илья.
   – Ну… – Наташа закатила глаза. – Все дело в психологии…
   Все дружно засмеялись.
   – Что вы ржете? – обиделась Наташа. – Не такая уж я тупая!
   – Ты не тупая! – обняла ее Вера. – Просто мы все снобы с высшим образованием, понимаешь?
   – У меня тоже высшее образование, – дулась Наташа. – Педагогическое, между прочим! А мужчины ничем не отличаются от школьников младших классов!
   – Прекратите подкалывать Наташу! – закричала Даша. – Так мы ничего не узнаем!
   – В общем, главное – понять, у кого какой комплекс, – продолжала Наташа. – И если мужчинка считает, например, что у него маленький член, нужно доказать ему, что для тебя он – самый большой. Не для всех большой, а именно для тебя. Ясно?
   – А если правда маленький? – поинтересовалась Вера.
   – Ну-у… В основном им всем кажется, что маленький, – Наташа пожала плечами. – Врубись, – разошлась она, ступив на знакомую стезю. – Вот если мужик шесть часов в день спит, четырнадцать работает, на все про все – помыться, пожрать, выйти в люди, поухаживать там за девушкой, спортом позаниматься, кино посмотреть – у него всего четыре часа. А у некоторых еще меньше. Времени размышлять о бренности бытия у него нет. Ему просто некогда задуматься: «А чего это я?» Так он и живет со всеми комплексами, которые приобрел в детстве. Ну и тут в игру вступаю я. Изучаю его проб– лемы и нахожу решение. Он меня за это любит и дарит квартиру.
   – Все так просто? – оживилась Оля.
   – Это тяжелый труд, – посмотрев на нее сверху вниз, заявила Наташа.
   Все притихли.
   – Да ты прямо-таки психоаналитик, – заявил наконец Илья.
   – А ты думал! – довольная произведенным эффектом, Наташа лениво откинулась на спинку шезлонга.
   «О чем они?» – удивлялась Оксана.
   Взрослые, образованные люди на полном серьезе обсуждают, как содержанка раскручивает мужчин! То есть, конечно, это интересно, но интерес какой-то гнусный, низменный, неприличный!..
   Наверное, она немного ханжа, но разудалая компания ее отпугивала. Был во всем этом… юмор ниже пояса, который, возможно, мог бы ее развеселить, если бы не отвращение. Поэтому Оксана и не любила разные там «Очень страшное кино». Не смотрела «Комеди Клаб». Ничего не могла с собой поделать – ее передергивало, когда она слышала пошлость, хоть все эти люди и называли пошлостью банальность.
   Согласитесь, в мире так много вещей более интересных, чем гениталии!
   Даже с любовниками Оксана ощущала эту скованность – для нее секс был апофеозом любви, в нем не было ничего порнографического, животного. Может, это проблема, но пока ведь она получает удовольствие? С теми, кого любит.
   От этой мысли защемило сердце. Захар.
   Он не звонил. А сама Оксана звонить не решалась. Не потому, что обычно девушки ждут звонка, а потому, что обстоятельства неоднозначные. Куда сегодня ездила Даша?
   А та хоть и веселилась, но не могла выкинуть из головы сегодняшний бессмысленный разговор.
   Было что-то в Захаре, было!
   Ей хотелось, чтобы он был рядом. Хотелось встречаться взглядами. Время от времени ощущать его прикосновения.
   Летний роман. С красивым бессмысленным мальчиком. Но роман не исчерпал себя.
   Это как с коктейлем, который уносит официант, стоит лишь тебе отвернуться, – а там ведь был последний, самый желанный глоток! Мелочь, но между обменом призывными взглядами, между двумя сигаретными затяжками, между невольным касанием рук – так нужен был этот глоток, чтобы освежить и горло, и впечатления, и чувства!
   Не хотелось ей сейчас поиска. Игры. Интриги. Нужен был санаторий, Захар.
   Зачем она все испортила? Теперь нужно стараться, замаливать грехи… грех… А ей через две недели приступать к новой книге – и тогда уже не будет времени на всякие глупости.
   Даша долго запрягала, но писала быстро – на одном дыхании. Она не умела отрываться, переосмысливать – теряла связь с книгой.
   Всякие там нудные интеллектуалы считали ее ремесленницей, но разве эти угрюмые люди с плохими стрижками понимают что-то в чистом, детском восторге, который она испытывала, общаясь с собственным произведением. Разве их философские выкладки стоят той радости, восторга, предвкушения, практически плотского единения с воображением, которое она испытывала при этом общении?
   Нет!
   Она была уверена, что даже при том, что у всех этих бобриков имелось вдохновение, творчество было для них мукой, грузом пережитых чувств – и чувств нереализованных, а для нее в нем были задор, с которым серфингист взлетает на волну, оставляя позади алмазную пыль, ветер, ласкающий тело получше иного любовника, и упоение человека, влавствующего над стихией.
   Раньше, когда Даша еще стояла одной ногой в предрассудках, она лазила по этим сборищам, но так ни разу и не поняла, о чем говорят люди, которые запросто могут пить отвратительную водку практически без закуски, эта закуска представляла собой либо жирную, с прожилками мяса, колбасу, либо заветренный сыр с тонким, как марля, кусочком хлеба.
   Отчего-то интеллектуалов всегда окружала вот такая публика, начинающие гении представляли собой сборище юношей с немытыми волосами, в одежде, от которой отказались бомжи, и девушек в дешевых этнических тряпках – всякие там расписные платки, тюбетейки и прочая трехкопеечная сувенирка.
   Бомонд тоже, если честно, Дашу не возбуждал. Были два-три человека, которых она уважала, но в основном писатели, а особенно писательницы представляли собой группу чудиков с обостренным самомнением.
   Может, конечно, она тоже чудик, но не из разряда уродцев – это уж точно!
   По крайней мере, она понимает, что, если в тебе росту метр с париком, а пузо у тебя, как у байкера на пенсии, не надо носить облегающие прозрачные вещи – это вредно для здоровья. И диадемы сейчас тоже никто не носит – особенно в связке с платьем а-ля Юдашкин эпохи 90-х.
   Так сказать, конкурентки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация