А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Галактический вихрь" (страница 19)

   Он ничего не понимал, совершенно потеряв ориентацию. Вокруг в течение каких-то секунд все неузнаваемо переменилось – мир стал черным, оглушительным и страшным.
   Со всех сторон до него доносился рвущий нервы звук: уииззм… уииззм… уииззм…
   Парящий в небесах модуль внезапно развернулся, и земля вокруг встала на дыбы, вспаханная кустистыми разрывами.
   Движение остановилось. Тащившая его рука разжала свою железную хватку, и Николай повалился в горячую, курящуюся дымом грязь.
   – Быстрее! – дошел до него яростный крик Андрегера, сопровождаемый отрывистыми выстрелами его импульсной винтовки. – Приходи в себя, слышишь! Вставай! Над головой люк! Открой его, или мы с тобой погибнем!
   Николай повиновался скорее инстинктивно, чем сознательно. Подняв голову, он наконец понял, что валяется в грязи между ступоходами того самого сервомеханизма!..
   В бронированном днище ясно выделялся овал люка, снабженный двумя винтовыми запорами. Он вцепился в них и начал крутить.
   Что-то ослепительно блеснуло сбоку от их укрытия. Продолжая отчаянно работать руками, Николай покосился в ту сторону и увидел, что блистерная башня брошенного людьми корабля резко повернулась, и ее орудия зашлись остервенелым лаем.
   Очевидно, бросившие корабль люди ожидали появления тут боевых машин и расставили им огненную ловушку. Блистерная башня покинутого корабля не могла заработать сама по себе. Кто-то запрограммировал ее и указал конкретную цель…
   Люк над его головой вдруг поддался и откинулся вниз, едва не размозжив Николаю голову.
   – Вперед! Залезай! – заорал Андрегер.
   Пальцы Николая вцепились в край люка, он подтянулся и закинул свое тело в тесное, тошнотворно пахнущее перегретым металлом и сгоревшей проводкой нутро машины.
   Андрегер отбросил пустой магазин, молча сунул разряженное оружие в провал люка и, подтянувшись, оказался рядом с Николаем.
   Он поднял люк и запер его изнутри.
   – Держись!
   Секунду спустя снаружи что-то взорвалось, и их убежище покачнулось, еще больше накренясь на один бок.
   В рубке серв-машины, рассчитанной на одного человека, было тесно. Николай, из ушей которого текла кровь, а лицо было измазано грязью и копотью, кое-как дополз до прозрачного лобового триплекса и с содроганием выглянул наружу.
   Тот взрыв, что только что потряс их укрытие, был ракетным ударом, который парящий в небесах модуль нанес по блистерной башне, атаковавшей его собрата-близнеца. Теперь на месте орудийного комплекса истекал дымом уродливый провал. Брошенный людьми корабль больше не представлял никакой угрозы, он беспомощно накренился, весь посеченный снарядами и сожженный ракетным ударом, но похоже, что ловушка сработала – за десять секунд орудия блистера успели подрубить опоры севшего на край болота корабля, изувечить его откинутую аппарель, на которой полыхал остов еще одного сервомеханизма, и нанести удар по двигателям.
   Андрегер с окаменевшим лицом смотрел, как в небе плавно разворачивается десантный корабль. Похоже, что он не собирался совершать посадку. Николай проследил взглядом за его курсом и понял, почему его наставник испытывает такую муку, которая была ясно написана на его лице.
   Курс удаляющегося корабля вел к равнине Красного Солнца…
   На краю болота по изувеченной аппарели наполовину затонувшего модуля медленно спускались боевые машины. Очевидно, у них была четкая программа действий. Они разворачивались и, растянувшись широкой цепью, начинали двигаться в том же направлении, в котором только что полетел прикрывавший их с воздуха десантный корабль.
   Передовой сервомеханизм вскарабкался на гребень холма, на мгновение застыл, сканируя противоположный склон, и вдруг из его корпуса ударила широкая струя напалма.
   Над Гиблыми Болотами полыхнуло зарево невиданного пожара.
   Грязь, щедро политая зажигательной смесью, горела и обугливалась, освещая удаляющиеся контуры боевых машин.
   Сопротивления не было.
   До Николая внезапно дошло, что означает эта тишина, в которой был отчетливо слышен зловещий треск разбушевавшегося пламени и затухающий вой сервомоторов удаляющихся машин.
   – Джеал… – хрипло выдавил Николай, не узнавая своего осипшего голоса.
   Ответа не было. Юноша повернулся и только сейчас заметил, что лоб и висок его наставника рассечены осколком.
   – Джеал! – отчаянно вскрикнул он и осекся. – Что же это, джеал?! – по инерции проговорил он, расширенными от ужаса глазами глядя на развороченное лицо старейшего Джоарга.
   Под рассеченной осколком плотью тускло поблескивал испачканный кровью металлопластик.
   – Джеал… – в неподдельном ужасе повторил Николай, непроизвольно отшатнувшись, насколько позволило тесное пространство рубки.
   Андрегер повернул голову, с болью взглянув на перепуганного воспитанника, поднял руку и коснулся развороченного лица.
   По его изуродованной щеке, смывая кровь и грязь, медленно сползала настоящая человеческая слеза.
   Искра понимания мелькнула в его взгляде, когда пальцы прошли сквозь разрубленную плоть и коснулись обнажившегося металлопластика черепной коробки.
   Его тысячелетнее инкогнито было раскрыто. Впрочем, сейчас, когда самое страшное уже свершилось, ему было все равно.
   Он взглянул на перепуганного Николая, испытывая давно забытую мучительную боль.
   – Зови меня просто Андор… – тихо попросил он.
* * *
   Над угрюмыми болотами беззвучно парил полупрозрачный шар.
   Это был Глаз Интеллекта.
   Шар неподвижно завис над одной из горбин, и лишь порывы ветра слегка раскачивали его, постепенно снося в сторону, но каждый раз он неизменно возвращался назад, с фанатичным упорством занимая прежнюю позицию.
   Он ждал. Спустя несколько часов, когда у горизонта появилась очередная орбитальная плита, сенсоры Глаза зафиксировали движение.
   Приближающийся объект был боевой машиной космодесанта.
   Глаз, покачиваясь в потоках воздуха, расправил усики антенн и послал сигнал. Цель была обнаружена.
   Где-то далеко, у самого горизонта, на срезе орбитальной плиты зажглись два яростных голубых факела. Это был выхлоп от двигателей оставшихся на «Светоче» космических истребителей, в кабинах которых, поджав конечности, сидели «Крабы».
* * *
   Кейтлин спала. Ей снился голубой лед, освещенный мертвенным светом. По льду скользили резкие черные тени, настигая ее, а она бежала изо всех сил по направлению к далекому берегу и узкой призывной полоске зелени на нем.
   Ноги Кейтлин подворачивались, она спотыкалась, чувствуя, что ей уже никогда не добежать туда. Раненое сознание перемешало во сне реальность и мечты, страх и желания… Она спала, безвольно откинув голову на мягкий валик подголовника, а из-под плотно закрытых век текли слезы, которых она не чувствовала…
   Потом чей-то резкий неприятный голос ворвался в ее сон, заставив вздрогнуть и открыть глаза.
   Она привстала, не понимая, где кончается сновидение и начинается реальность.
   Под потолком десантного отсека мерно вспыхивал красный свет. Чей-то монотонный голос твердил:
   – Дистанция десять километров, две цели, идут прямо на нас…
   – Второй модуль разворачивается! Они наводят его!
   Мимо ее кресла метнулась чья-то тень, и по гулким ступенькам блистерной башни прогрохотали торопливые шаги.
   В проеме между креслами появился Клаус. Подойдя к ближайшей нише, в которой был закреплен боевой скафандр, он нажал какие-то кнопки, и прозрачные створки открылись. Специальные захваты неприятно взвизгнули, подавая вперед керамлитовые доспехи, на поверхности которых играли блики от вспыхивающей под потолком лампы.
   Она наконец пришла в себя.
   – Что происходит?
   Клаус повернулся, и его лицо, искаженное яростной гримасой, на мгновение приняло человеческое выражение.
   – Нас засекли! – отрывисто бросил он, одной ногой влезая в раскрывшиеся сегменты брони. – Интеллект послал в атаку все машины, что были на «Светоче», – добавил Клаус, в то время как броня с характерным щелчком сомкнулась вокруг его ноги.
   Кейтлин оглянулась. Голос, который разбудил ее, доносился из кабины управления БМК, за пультом которой сидел Игорь.
   – Они выходят на нас! – раздался из блистерного купола крик Хоули, и, словно в подтверждение его слов, что-то дважды гулко ударило в броню БМК.
   Наверху оглушительно заработало башенное орудие.
   – Проклятье!
   Вниз по ступенькам со звоном полетела отстрелянная обойма.
   – Игорь, веди машину по синусоиде! – перекрывая грохот выстрелов и вой двигателя, закричал Клаус. – Не давай им прицелиться!
   В первый момент Кейтлин растерялась – так стремительно разворачивались вокруг нее события.
   Гиг, не на шутку озадаченный этой сумятицей, подрагивая, висел у ее плеча. В отсеке резко и неприятно пахло перегретым металлом.
   – Пристегнись! – попросил ее Клаус, отрываясь от стены. Его тело было заковано в ромбовидные бронепластины. Голову закрывал вытянутый шлем.
   – Но я…
   – Не спорь! Мы справимся… – Он шагнул вперед, и несколько кабелей, идущих от его спины к нише, выскочили из гнезд и повисли, раскачиваясь в такт движению вездехода.
   Кейтлин стояла подле кресла, не зная, что ей делать.
   Наверху опять заработало башенное орудие.
   – Есть! Я попал в одного! – раздался истошный вопль Хоули, когда отгремели выстрелы и завизжал подающий новый боекомплект эскалатор.
   – Эй, помогите кто-нибудь!
   Кейтлин обернулась на голос, только сейчас заметив, что в соседних проходах возле таких же ниш, ругаясь, возятся Стонски и Стылов. Похоже, оба не имели никакого понятия о боевой экипировке, впрочем, как и Кейтлин… Она схватилась за спинку кресла и пошла по проходу, стараясь не упасть при резких скачках машины.
   Клаус, который был уже у выхода, заметил, что она идет на помощь запутавшемуся в системах скафандра Мартину, и одобрительно кивнул.
   – Прикрывайте меня! – крикнул он, распахивая люк, откуда в салон тотчас ворвался фонтан болотной грязи, окатив бронированную фигуру и ближайшие кресла.
   – Что за дерьмо… – простонал Стонски, с грехом пополам вбивая свое тело в раскрытый скафандр. Подоспевшая Кейтлин помогла закрыть замки и подала ему шлем.
   Клаус уже выпрыгнул из БМК.
   В открытый люк попадали брызги воды, собираясь на полу отсека в зловонные лужи. Извне доносился остервенелый вой двигателей пикирующих машин. Внезапно рядом что-то оглушительно взорвалось, и через открытый люк Кейтлин увидела, как по взбудораженному болоту бежит, настигая БМК, длинная цепочка разрывов. Кейтлин непроизвольно зажмурилась, ожидая удара, но в этот момент Игорь резко бросил машину в сторону и все, кто находился в салоне, полетели на один борт.
   – Твари!… – проорал Мартин. Его лицо за поднятым забралом гермошлема было похоже на лист бумаги. Сервомоторы его скафандра натужно взвыли, помогая встать.
   – Отойди… – Он отстранил Кейтлин, пронзив ее ненавидящим взглядом и, цепляясь за кресла, пошел к люку. Вслед за ним по проходу, завывая двигателями и громыхая броней, проковылял Стылов.
   Выпрыгнув из люка БМК, Клаус резко отскочил в сторону и побежал прочь от петляющей машины и пикирующих на нее истребителей. Кровь гулко ломилась в его виски, и даже система жизнеобеспечения боевого скафандра в первый момент не смогла справиться с количеством выброшенного в организм адреналина. Интеллект пошел ва-банк, и им ничего не оставалось делать, кроме как принять навязанные условия…
   Вскарабкавшись на ближайшую горбину, Клаус оглянулся и увидел, как пикирует на БМК истребитель и снаряды месят болотную жижу, догоняя вездеход…
   – Игорь, сворачивай! Слышишь?! – машинально выкрикнул он в коммуникатор.
   БМК резко вильнула в сторону, и истребитель, потеряв высоту, взмыл вверх, разворачиваясь для новой атаки.
   Вслед ему ударило счетверенное башенное орудие, и от хвоста истребителя вдруг полетели обломки брони. Машина резко дернулась, легла на крыло, но автопилот сумел удержать ее в воздухе.
   От темного, облитого грязью и побитого снарядами корпуса БМК отделились две фигуры, неуклюже шлепнувшись в грязь.
   – Ко мне! – рявкнул Клаус в коммуникатор и повернулся в ту сторону, где минуту назад сканеры БМК засекли ползущий по небу десантно-штурмовой модуль класса «Нибелунг».
   Видимо, Игорю в горячке показалось, что истребители пытаются навести его на вездеход. Прочитав показания внутренних приборов, встроенных в гермошлем, Клаус убедился в обратном – модуль летел стороной, очевидно, взяв курс на колонию людей, расположенную на равнине, сразу за маячившим у горизонта горным массивом. Экипаж тяжелого десантно-транспортного корабля составляли боевые машины. Вероятно, они имели конкретную цель, и им не было никакого дела до затерявшегося в болотах вездехода.
   – Ну, это я сейчас исправлю… – сквозь зубы процедил он, опускаясь на одно колено.
   На правой руке его боевого скафандра была закреплена реактивная противокорабельная установка «Гроза».
   За спиной продолжали выть истребители. Гулкие выстрелы башенного орудия БМК разрывали воздух, но для Клауса это была музыка, означавшая, что все в порядке, вездеход держится.
   – Игорек, ты молодец! – проговорил он в коммуникатор, пока механизм заряжания подавал в ствол пусковой установки ощерившуюся стабилизаторами ракету. – Продержись еще пару минут! – попросил он, поднимая руку.
   Микропроцессор боевого скафандра бесстрастно отсчитывал дистанцию до объекта.
   Тринадцать километров… Двенадцать с половиной… Двенадцать…
   На прицельном визоре гермошлема загорелся желтый индикатор предварительной наводки. Клаус непроизвольно сглотнул, отсчитывая секунды, пока компьютерная система самонаведения боеголовок «брала» цель.
   – Не делай этого, командир! – внезапно раздался за его спиной хриплый голос Мартина, и Клаус вдруг почувствовал, как в шейные кольца его гермошлема ткнулся ствол импульсной винтовки.
   – Ты что, свихнулся?! – скосив глаза, осипшим голосом спросил он, заметив, как сбоку к нему подошел Стылов. Забрало его гермошлема было поднято. С экипировки лейтенанта стекала, собираясь у его ног коричневыми лужицами, мутная болотная жижа.
   – Жить надоело? – зло спросил Клаус.
   – Заткнись, – посоветовал стоявший сзади Мартин. – Это тебе надоело жить, а нам-то как раз наоборот – жить еще хочется. Опусти-ка свою руку, а не то я продырявлю тебе башку! Ну! Живо!
   В голосе Стонски ясно прорывались истерические нотки насмерть перепуганного человека. Клаус понял, что тот балансирует на грани нервного срыва, и потому подчинился.
   – Ну и что все это значит? – угрожающе спросил он, поворачиваясь к двум измазанным грязью фигурам.
   Стонски повел стволом.
   – Не приближайся! – нервно посоветовал он, отступив на несколько шагов. – Пусть этот модуль летит куда ему вздумается, понял?! – внезапно крикнул он. Его лицо исказила дикая гримаса.
   Сзади за их спинами снова зашлось лаем башенное орудие БМК.
   – Да, командир, – скороговоркой подхватил его мысль Стылов, невольно озираясь. – Мы не хотим тут подохнуть… Не надо… Понимаешь?
   Клаус поднял на лейтенанта тяжелый взгляд.
   Загомир побледнел еще сильнее, и его лицо исказила нечеловеческая гримаса, потому что в глазах Клауса Стылов прочел не просто презрение…
   Он попятился, вскинув оружие.
   Клаус не шевелился, застыв под прицелом двух импульсных винтовок. Он еще на что-то надеялся, хотя разумом понимал: эти люди невменяемы и они все равно будут стрелять, так или иначе, что бы он им ни ответил, только потому, что они боятся его, боятся серв-машин, боятся себя и по-звериному хотят жить…
   Тяжелый модуль, который уже выглядел как карабкающийся по небесам жук, медленно проползал мимо, унося с собой драгоценные секунды.
   – Вы идиоты! – произнес Клаус.
   – Ты собирался подставить нас! – оборвал его Мартин. – Ты хотел, чтобы мы подохли ради какой-то там колонии!
   – Вы подохнете так или иначе, – не выдержав, обронил Клаус. – Такие, как вы, не выживают.
   Лицо Мартина позеленело.
   В следующий момент Клауса ослепил выстрел. Что-то с оглушительным лязгом ударило в лицо, сбив его с ног.
   Он захрипел, пытаясь обуздать взбесившуюся вдруг землю, но жгучая боль ударила в грудь и сознание погасло…
   – Слышишь, ты, придурок…
   – Иди к Фрайгу, разберемся…
   Что-то липкое окутало его мозг.
   – …Сейчас вырву коммуникатор и пошли…
   Острый укол инъектора привел Клауса в чувство.
   Его окружала серая мгла. Он со стоном пошевелился и понял, что перед глазами застыла покрытая паутиной трещин поверхность забрала. Жидкокристаллический экран был разбит.
   Он скрипнул зубами, перевернулся и едва не потерял сознание от пронзившей грудь остервенелой боли.
   Собравшись с силами, он сжал пальцы протеза и, зажмурившись, ударил кулаком по потухшему забралу.
   Паутина трещин лопнула. Мир вновь вернул свои краски. Пахло кровью и болотом…
   Он лежал в грязи, а над его головой медленно полз к горизонту десантно-штурмовой модуль…
   Клауса окружала звонкая тишина. Не было слышно ни воя истребителей, ни грохота орудий, ни голосов вокруг. Он понял, что контужен. Внутри гермошлема горел один-единственный индикатор. Боевая система жизнеобеспечения всегда умирала последней…
   Эта мысль почему-то успокоила его, отогнав боль. Он чувствовал, как копошатся под развороченной броней цепкие механические лапки. Острые уколы инъектора следовали один за другим, вырывая его разум из состояния болевого шока.
   Он перевалился на бок, с трудом поднялся на четвереньки и огляделся. Две фигуры в заляпанных грязью боевых скафандрах в сотне метров от него форсировали болото, спеша выйти на соседнюю возвышенность. Его оружие они уволокли с собой. Осталась одна-единственная ракета, заряженная в установку, что была прикреплена к его правой руке, но тратить ее на двух свихнувшихся подонков он не собирался.
   – Игорь… – просипел он, не узнавая своего голоса.
   Тишина… БМК нигде не было видно, лишь из болота недалеко от двух фигур, уже взбиравшихся на соседний холм, торчал обугленный хвост затонувшего космического истребителя.
   Клаус встал на ноги, качнулся, едва удержавшись на ногах, и посмотрел на свое плечо.
   Коммуникационная система скафандра была вырвана вместе с гнездами…
   Взглянув в небеса, он понял, что у него остался единственный шанс. Теперь, когда до тяжелого десантного транспорта оставалось не больше километра, даже с учетом высоты, необходимость в электронном прицеле отпала. Он мог ударить прямой наводкой и должен был сделать это прямо сейчас.
   Внезапно на внутренней поверхности гермошлема ожили еще несколько индикаторов. Компьютерная система боевой экипировки нашла какой-то резерв, и в верхней части разбитого забрала мягко осветился крохотный дисплей.
   Клаус сплюнул скопившуюся во рту кровь и медленно поднял руку.
   У него была всего одна ракета…
   Микропроцессор скафандра бурно запротестовал и зашелся злобным предупреждающим писком. Стрельба из ракетной установки с дистанции прямой наводки, по мнению его тактических программ, была чистой воды самоубийством, но решал в эти секунды не он, а человек.
   Модуль уже был почти над ними. По маслянистой глади болота вслед за его движением бежала пологая приливная волна, вызванная действием привода антигравитационной тяги.
   В этот самый момент Мартин, вскарабкавшийся на вершину соседнего холма, остановился и кинул взгляд назад.
   – Нет!!! – дико заорал он, увидев в сотне метров от себя бронированную фигуру с воздетой к небу рукой, на которой были закреплены пусковые стволы.
   Он попытался вскинуть винтовку, и в этот момент от руки Клауса в небо ударил столб огня.
   С раздирающим душу воем боеголовка пронзила воздух и ударила в двигательную секцию модуля. Над головой Мартина раздался оглушительный грохот. Невыносимый, тяжкий стон раздираемого на части металла сопровождался скрежетом расходящихся по шву бронеплит и градом осыпавшихся вниз осколков. Ударная волна от взрыва пошла вертикально вниз, на мгновение выдавив из берегов несколько кубических километров болотной жижи.
   Для Стылова, который еще не вскарабкался на холм, это был конец. Забрало его гермошлема оказалось открытым, и когда лейтенанта, сбитого с ног ударной волной, накрыл вал выплеснувшейся из болота жижи, он уже не мог ничего сделать. Зловонная грязь моментально заполнила гермошлем, залепив его лицо, и жадная приливная волна отхлынула, унося с собой закованное в броню безвольное тело.
   Мартина тоже швырнуло на землю и проволокло несколько метров вниз по склону. Ошалев от грохота, он вскочил, дико озираясь по сторонам. Объятый пламенем модуль накренился, заваливаясь на нос и тщетно пытаясь удержаться в воздухе. Из развороченной двигательной секции вниз падали раскаленные докрасна обломки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация