А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "День святого Валентина (сборник)" (страница 31)

   – Поставьте, пожалуйста, шар на место, – строго сказала продавщица.
   – Не поставлю! – уперлась черноволосая девочка, выуживая из кармана помятую гору денег и вываливая на прилавок. – Вот, берите, а сто рублей я занесу.
   – Не получится, – упорствовала женщина, отодвигая кучу смятых бумажек.
   – Да ладно вам! – разозлилась девочка. – Новый год ведь, неужели…
   – Я позову сейчас охрану! – пригрозила продавщица.
   – А я не боюсь, – фыркнула девчонка и демонстративно поставила шар на прилавок. – Черт с вами! – Она оглянулась, скользнула взглядом зеленых глаз по маскам на стене и вышла за дверь.
   Карина сама не поняла, как так быстро приняла решение, но еще не стих звон колокольчика над хлопнувшей дверью, а она уже стояла возле двух стеклянных шаров. Рука сама потянулась к мрачному шару с замком, который хотела купить черноволосая девочка, но взгляд прилип к другому – белому шару, с заснеженным домиком, пушистой, наряженной елкой и олененком.
   – Хороший выбор, – похвалила продавщица, – вам завернуть?
   – Нет! – Карина заплатила, схватила шар и выбежала из магазинчика. Когда она приблизилась к эскалатору, то успела только заметить, как мелькнул внизу возле выхода из торгового центра красный шарф.
   На улице уже стемнело, с полными руками сумок Карина сбежала по лестнице и огляделась.
   «Упустила», – поняла она, крутясь на месте, в надежде, что где-нибудь замаячит красный шарф.
   По дороге до площади Карина все размышляла: «Сколько таких на свете девочек может быть, с черными волосами, черными ногтями, в черной одежде? И почему я решила, что это она? Просто кажется, и все тут… Разве это серьезно?»
   Она не раз представляла, когда узнала, что Наташа живет где-то поблизости, как однажды они случайно встретятся. Даже речь для этого случая заготовила, но сейчас почему-то ни слова из нее не помнила.
   Карина подняла голову, чтобы полюбоваться на сияющую огнями ель, и увидела впереди девочку в красном шарфе. Та поравнялась с елкой, задрала голову и остановилась, созерцая мерцающую звезду на верхушке.
   Карина не решалась сразу подойти и лихорадочно пыталась вспомнить ту самую заготовленную речь.
   «А если это не она? – настойчиво шептал внутренний голос. – Вот смеху-то будет…»
   Девчонка неожиданно обернулась и в упор посмотрела на нее.
   Карина вздрогнула, но ноги, как заколдованные, сами ее повели к ели. На ходу она вытащила из пакета шар и, когда подошла к девочке, протянула его ей со словами:
   – Вот, возьми твой шар.
   Девчонка отшатнулась и после недолгого разглядывания шара сказала:
   – Это не мой.
   – Я знаю, – смущенно пробормотала Карина, – я случайно увидела, что тебе не захотели продать шар, и подумала…
   – Да, – сморщила нос черноволосая, – только я хотела другой.
   – Но этот красивее! – Карина встряхнула шар, и внутри него пошел снег.
   – Я не хочу этот, – оттолкнула ее руку девочка, – и не стану за него платить!
   – И не нужно, – Карина поставила перед ней шар на снег. – Это подарок.
   Черноволосая фыркнула.
   – С чего бы это?!
   – Просто так… просто… тебя не Наташей, случайно, зовут?
   – Нет, – тряхнула волосами девчонка, – с чего ты взяла?
   Карина разочарованно вздохнула.
   – Значит, я обозналась.
   Девочка кивнула на шар.
   – Забери!
   – Это подарок. С наступающим тебя. – Карина развернулась и зашагала в сторону своего дома. «Дурочка, – ругала она себя, – привязалась непонятно к кому…»
   – Эй, постой! – окрикнула ее девчонка. Она подняла шар и прокричала: – Это в дневнике у меня написано Наташа, но это не мое настоящее имя! – Черноволосая приблизилась. – Меня Ингой зовут, и я, кажется, догадалась, кто ты такая!
   Какое-то время они молча друг друга разглядывали, потом Инга воскликнула:
   – Как ты меня узнала?
   Карине не удавалось прогнать улыбку, бестолково расплывшуюся на лице. Хотелось смеяться от радости и от волнения. А вспоминать, что же насочиняла в заготовленной речи, было бесполезно – память окончательно отказала.
   – Не знаю, просто догадалась, – призналась она.
   – А чего ты улыбаешься? – скривилась девчонка. – Я тебе кажусь смешной?
   Карина испуганно затрясла головой.
   – Нет же! Просто обрадовалась… ты вовсе не смешная.
   Инга недоверчиво сощурилась и приподняла на руке шар.
   – Ты себе так подруг покупаешь?
   – Нет, – опешила Карина, и до того ей стало обидно от этих презрительно брошенных слов, что к глазам подступили слезы. Она быстро отвернулась и чуть ли не бегом пошла к своему дому.
   – Эй, ну ты чего?! – крикнула ей вслед Инга.
   Карина не обернулась. Дружить расхотелось, хотелось одного – прибежать домой, к маме с папой, к бабушке, дедушке, Артемону, к тем, кто любил ее, кому не нужно было ничего доказывать и кто никогда бы ее не обидел.
   – Да подожди, – догнала ее девчонка. – Ну прости, ладно тебе, я так не думаю…
   – А как думаешь? – не сбавляя шага, спросила Карина.
   – Это же ты не пришла тогда на встречу! – возмущенно воскликнула Инга. – А я так готовилась, разоделась вся… прождала тебя столько, а ты… Со мной никто так еще не поступал!
   – А со мной так все время поступают! – Карина мельком посмотрела на девочку. – И меньше всего мне хотелось поступить так с тобой или еще с кем-то другим. Я не видела твоего письма…
   – Прости, – повторила Инга и протянула ей руку: – Давай помогу нести сумки?
   Карина замешкалась, но Black Night сама выхватила у нее один мешок и спросила:
   – Где ты живешь?
   – Я тут, – указала Карина на дом впереди. – А ты?
   – Я за стеклянным торговым центром, желтый дом.
   – А что тут делаешь? – удивилась Карина.
   Девочка долго не отвечала, а когда молчание совсем затянулось, проворчала:
   – Ну ты же писала в своем дневнике, типа, снег сияет в разноцветных лучиках елочных огней, гирлянды на деревьях и все такое… вот я и пришла посмотреть. – Инга огляделась. – Довольно симпатично.
   Они перешли дорогу, прошли под аркой и остановились возле первого подъезда.
   Black Night вернула ей пакет и протянула шар.
   – Заберешь?
   – Нет, он твой. Может, этот шар не так тебе понравился, как тот, но… – Карина смутилась и чуть тише сказала: – Он куда жизнерадостнее.
   – Да, это точно, – усмехнулась Инга, – у меня в комнате он станет единственным светлым предметом. – Девочка нервно поправила шарф. – Ну ладно, ты, наверно, торопишься?
   – Я? Нет. Совсем не тороплюсь!
   – Да я тоже не очень-то, – призналась Инга.
   Они замолчали и уставились друг на друга, пока обеим не стало смешно. Тогда Карина предложила:
   – Не хочешь зайти ко мне?
   – Так сразу, – с сомнением посмотрела на дверь Black Night, – а что родители твои скажут?
   Карина распахнула дверь.
   – Пойдем. А что скажут… вот и узнаешь, что!
   Дверь открыла мама, а сказала она им не что иное, как мыть руки и садиться за стол.
   Ужин прошел оживленно. Инга сперва держалась очень зажато, но когда поняла, что никто не намерен ни о чем расспрашивать, расслабилась и даже рассказала о себе. Что живет вдвоем с мамой в коммунальной квартире, где учится и чем увлекается.
   Позже, в комнате, Карина полюбопытствовала:
   – А когда ты научилась играть на гитаре?
   Black Night подошла к подоконнику и вытащила спрятанный под покрывалом ноутбук.
   – Так вот, значит, где ты сочиняешь записи в свой дневник. А гитара… я встречалась год назад с гитаристом, вот и научилась.
   – Больше не встречаетесь? – осторожно спросила Карина, жестом приглашая девочку устраиваться поудобнее.
   Инга расположилась на подоконнике и нехотя призналась:
   – Нет, давно не встречаемся. Я, дурочка, слишком много ему сразу позволила, вот он и бросил меня через неделю.
   Карина глянула на ноутбук, но Black Night предупредила ее вопрос и покачала головой.
   – Не надо. Может, всяким гламурным цыпочкам, что пишут в твоем дневнике, это и нужно, а мне нет. Я того гитариста больше не люблю и прощать не стану. Он со мной поступил мерзко… такое забывать не нужно. Некоторые прощают, бегают за пацанами, а у меня есть… – Инга задумалась, и Карина подсказала:
   – Чувство собственного достоинства.
   – Ага, – улыбнулась Black Night, – оно.
   Карина проследила взгляд девочки, скользнувший по площади, и только тогда спохватилась.
   – Пойдем! – воскликнула она, хватая Ингу за руку и стягивая с подоконника. – Ты просто обязана с ним познакомиться!
   – Куда? С кем?
   Карина не стала объяснять и лишь загадочно улыбнулась. Когда же Кирюша открыл им дверь, пожалела, что у нее нет с собой фотоаппарата. Очень уж хотелось запечатлеть выражение лица Black Night, после того как мальчик, глядя на нее, вскричал: «Ой, какая черная! Как же мы ее отмоем?!»
   В дверях коридора появилась обвешанная гирляндами Алена.
   – Проходите, девочки, мы только начали!
   Елка оказалась поистине огромной, почти до потолка. Кирюша радостно бегал вокруг и развешивал шарики. Из колонок доносилась негромкая музыка, а в комнате, украшенной всевозможными блестками, витал аромат мандаринов и хвои. Впервые с того дня, как увидела в витрине игрушечную семью за новогодним столом, Карина почувствовала волшебную атмосферу праздника. И ей по-настоящему захотелось нарядить красавицу елку, руки сами потянулись к раскрытому чемодану с игрушками. Инга вслед за ней на удивление быстро заразилась весельем маленького Кирюши и уже спустя полчаса наравне со всеми, ничуть не смущаясь, наряжала елку.
   А поздно вечером, прощаясь в коридоре с гостеприимной Аленой, Black Night, глядя на мальчика, старательно поправляющего на елке фонарики, негромко сказала:
   – Таких хороших детей просто не бывает! Где вы его взяли?
   Алена с любовью посмотрела на брата и усмехнулась.
   – С неба, наверно, свалился.
   Девочки спустились до первого этажа и у дверей квартиры стали прощаться.
   – Давно я так здорово не проводила время! – чистосердечно созналась Инга.
   – Я тоже, – Карина достала ключи. – Сейчас вынесу твой шар.
   – Не нужно. Я оставлю его у тебя!
   – Зачем? – изумилась Карина.
   Black Night сбежала по лесенке, но прежде чем выйти из парадной, обернулась и крикнула:
   – Чтобы вернуться за ним завтра!

   Глава 9
   Ключ к сердцу Мальвины

   В свете дискотечных огней кружились пары. Рома со Светой танцевали в центре зала, прямо под зеркальным прожектором. Неподалеку расположились Люся с Женей, а в темном неприметном углу Колотушкин обнимал Галю, обладательницу самого красивого платья во всей школе.
   Карина неподвижно стояла у стены и наблюдала за парочками, которые создала сама, придумала, точно персонажей для книжки. Здесь была и Лопухова с отличником Игорем, и ее подружки, и подружки подружек с молодыми людьми. Нюта привела своего бывшего из другой школы, Алла заполучила-таки одиннадцатиклассника, даже Валю сегодня не обделили вниманием.
   – Никогда не видела столько влюбленных пар, – проходя мимо, негромко поделилась завуч с директором школы.
   – И в наше время, Людмила Борисовна, под Новый год случаются чудеса, – ответил директор.
   Карина отпила из пластмассового стаканчика лимонад, отставила его на столик и окинула взглядом зал. Из их класса не танцевали только она и облаченный в черный фрак Захар. Выглядел он не лучше и не хуже обычного.
   – Слушай, привет! – послышалось позади.
   Карина обернулась и увидела перед собой незнакомую девочку на вид класса из восьмого.
   – Я тебе писала! – сказала девчонка. – Ты еще запись про меня сделала в своем дневнике, помнишь?
   – Нет, – огорченно помотала головой Кариной.
   – Да ладно, – махнула рукой девочка. – Обьясни-ка ты лучше, почему не сбылось ничего?! Тот парень на меня и не смотрит даже!
   – Я не знаю…
   В этот момент с другой стороны подошли еще две девочки.
   – Надо поговорить, – с ходу заявили они.
   – Говорите, – пожала плечами Карина.
   – У нас не сбылось! – зло воскликнула одна из них. – Вот у Шишкиной и Репиной все, как ты написала, а у нас…
   – Я не знаю, почему так, я…
   – Ты не старалась просто! – возмутилась вторая девчонка.
   – Я…
   Внезапно рядом оказался Захар и протянул ей руку.
   – Карина, можно тебя пригласить?
   Она без раздумий приняла приглашение и, извинившись перед девочками, пошла за одноклассником в гущу танцующих.
   За весь вечер ее еще никто не приглашал танцевать. Не приглашали ее и в прошлом году на новогодней дискотеке, и два года назад, и три. Ее вообще никогда не приглашали танцевать.
   Захар как-то слишком сильно надавил ей на спину, и она чувствовала себя неуютно, но виду не показывала.
   Ухо обжег его шепот:
   – Я давно понял, что ты осо-о-обенная.
   – Спасибо, – смутилась она, откидывая с лица завитые в колечки волосы.
   – Да не за что, – он неприятно улыбнулся, – я тут подумал, ты могла бы мне помочь…
   – Помочь?
   Он перестал двигаться в такт музыке, наступил ей на ногу, но не заметил этого и указал на Свету с Ромой:
   – Светка Ромику не подходит, тебе так не кажется?
   Карина выдернула ногу из-под его ботинка и сказала жестко и уверенно, как не говорила никогда прежде:
   – Мне так не кажется!
   – Нет-нет, ты только посмотри на них…
   – Смотрю! – Она посмотрела на целующуюся парочку и перевела взгляд на Захара. – Он ведь твой друг. Как ты можешь…
   – А друг бывает вдруг, знаешь ли, – засмеялся парень, и кожа на подбородке уродливо собралась гармошкой над воротничком розовой рубашки.
   Карина неприязненно отступила, сперва хотела что-то сказать, переубедить, но заметила, как недовольные девочки, у которых «ничего не сбылось», машут ей, и решительно направилась к выходу из зала.
   В коридоре ей встретилась Люся. Подружка подняла руку и побренчала подаренным браслетом.
   – Ты куда собралась?
   – Голова болит, – обманула Карина, – домой пойду.
   Люся приобняла ее.
   – Дурилка моя! И от чего же тебе так не везет? – Она вздохнула. – Я тут краем уха слышала про девчонку одну, которая якобы может личную жизнь устроить… надо про нее разузнать!
   Карина высвободилась из объятий подружки.
   – Не надо, вряд ли она сможет мне помочь.
   – Думаешь? – сделала большие глаза Люся.
   – Знаю.
   На улице мела метель. Бледный свет фонарей мягко освещал рыхлую от снега дорогу. Карина медленно обошла школу, она снова думала о любви – главной, жесточайшей соперницы дружбы. Одних любовь украшала, делала сильнее, становилась для них наградой, других озлобляла, превращала в завистливых и слабых. Но все равно каждый если не вслух утверждал, то про себя наверняка надеялся, что, как в лотерее, вытащит призовой билет.
   Девочка вышла за ворота школьного двора и побрела между домами, по тихой, безлюдной улочке. Пойти домой она не могла, тогда пришлось бы объяснять, почему ушла с дискотеки раньше: «Что произошло?», «Кто обидел?», а расстраивать родных не хотелось.
   Карина тоскливо посмотрела на кружевной подол своего платья и пожалела, что в очередной раз все мамины усилия сделать ее красивой оказались бесполезны. Никто ничего не заметил.
   В лицо летела снежная пыль, сухая и ледяная, она ударялась о куртку и точно пудра рассыпалась у ног. Особо сильный порыв ветра подхватил с земли снег, закружил и понес, с каждым мигом разрастаясь и набирая силу. Карина остановилась и прикрыла лицо в ожидании снежного удара. И дождалась, только удар оказался вовсе не снежным, а самым настоящим. Кто-то толкнул ее, да так, что она отлетела на обочину и прямехонько уселась в сугроб. Почти тут же у самого ее носа оказалась чья-то рука. Карина только хотела ухватиться за нее, но появилась еще одна рука. Девочка почувствовала, как ее схватили за плечи, вырвали из сугроба и поставили на ноги.
   – Ты-ы-ы! – выдохнула Карина, когда увидела, с кем столкнулась.
   Парень бесцеремонно нагнулся и стряхнул с ее коленки и подола снег, затем выпрямился, вынул из уха один наушник и с искренним сожалением произнес:
   – Прости, пожалуйста, я тебя не заметил.
   Она набрала в легкие воздуху, чтобы наконец сказать ему, что должна была сказать давным-давно, но в горло попал ледяной воздух, и Карина закашлялась. А когда попыталась снова, он вставил обратно в ухо наушник и как ни в чем не бывало пошел дальше.
   «Не побегу за ним! – рассвирепела Карина. – Надоел!» Она смотрела ему вслед и злилась до тех пор, пока молодой человек не скрылся за домом, тогда на смену пришло раскаяние. И все-таки пришлось бежать.
   Далеко парень уйти не успел, а неожиданно вовсе остановился, но не обернулся – задрал голову и уставился на второй этаж, где в окошке горел свет.
   На этот раз он был в расстегнутой куртке и без шапки. Черные, чуть волнистые волосы красиво блестели в серебре снежных пылинок, а глаза вовсе не показались ей волчьими, как в самую первую их встречу. Карина не стала кричать и звать, уже знала – все равно не услышит, поэтому приблизилась к нему и тронула за плечо.
   Парень посмотрел на нее, вытащил наушники и с улыбкой спросил:
   – А где Артемона потеряла?
   – Дома, – удивленно ответила она.
   Он не менее удивленно вскинул брови и со смешком сказал:
   – Мальвина, что ли?
   Карина нахмурилась.
   – Откуда ты знаешь?
   Парень перестал коситься на окно с маячащим за ним силуэтом и уставился на нее. Какое-то время разглядывал, потом насмешливо обронил:
   – Да вроде не дурак, догадался.
   – А-а, – обрадовалась Карина, поняв, что он смотрит на ее волосы, – так ты несерьезно!
   – А ты что, серьезно?
   Она засмеялась, тряхнула головой, вытащила из кармана злосчастный ключ и протянула ему.
   – Нет, конечно! Вот, твой ключик нашла!
   Парень отреагировал совсем не так, как она ожидала, и начал озираться по сторонам.
   – Меня снимает скрытая камера? Это розыгрыш, да?
   – Ключ, – возмутилась Карина, – смотри же, твой! У тебя из кармана выпал!
   Парень смотрел недоверчиво, поэтому она принялась рассказывать:
   – Ты в арке меня еще толкнул недели три назад! Помнишь?
   – Ну припоминаю что-то такое.
   – А потом мы дорогу переходили, тогда ты ключ-то и выронил! Я бежала-бежала за тобой, до самого твоего дома, кричала-кричала! Ты за площадью живешь.
   – Да-да, – закивал он, – за площадью. Помню тебя, так вот кому ты махала, а я-то подумал…
   – Ну вот! – с облегчением вздохнула Карина и нетерпеливо встряхнула рукой с ключом. – Разобрались!
   – Ага, – шаловливо улыбнулся парень, – только ключ – не мой!
   – Ка-ак? Но я же видела…
   Он развел руками.
   – Честное слово, впервые вижу. – Парень сунул руку в карман и достал связку ключей. – Мои все на месте. – Он не сдержался и захохотал. – Так что, девочка, я не твой Буратино!
   – Извини, – Карина обреченно опустила руку и, до боли сжав ключ в ладони, выпустила его. Ключик бесшумно провалился в снег, оставив после себя глубокий след.
   Она шла так быстро, как могла, и дом казался каким-то нескончаемым, а взгляд серых глаз нестерпимо жег ей спину.
   – Подожди! – раздался внезапно окрик.
   Он догнал ее и пошел рядом, а на ее немой вопрос ответил:
   – Нам по пути.
   Ей почему-то неловко было на него смотреть, хотелось смеяться и плакать, бросало то в жар, то в холод, дыхание сбивалось. В тишине, нарушаемой лишь тихим звоном снежных крупиц, ударявшихся об их куртки, она слышала, как бешено бьется сердце.
   – Откуда же ты такая взялась? – весело спросил он.
   – Из школы, – голос дрогнул, и Карина спряталась по самый нос в шарф.
   – Мило, – улыбнулся парень. – А я в институте учусь.
   Они посмотрели друга на друга и одновременно отвели взгляды.
   – А почему новогодний вечер в школе так рано закончился?
   – Я просто ушла раньше.
   – Почему?
   Она никогда прежде никому, даже себе, не отвечала так честно:
   – Потому что меня никто не замечает и мне себя жаль. А если замечают, то лишь потому что я… – Карина нервно засмеялась, – ты, наверно, не поверишь…
   – Может быть… – Он грустно опустил глаза. – Я вообще мало во что верю.
   – А в чудеса?
   – В них меньше всего.
   – Чудеса случаются! Это правда! – заверила его Карина.
   Парень усмехнулся.
   – Докажешь?
   Они прошли мимо школы, и после недолгого молчания она тихо сказала:
   – Докажу, но только если ты в кого-нибудь влюблен. Я лишь это умею… скреплять влюбленные сердца.
   Она ждала, что он засмеется над ней, съязвит что-нибудь, но парень молча смотрел себе под ноги.
   Карина затаила дыхание.
   – Я влюблен… – наконец сказал он. – А она уже нет. У нее другой. – Парень вздохнул. – Думаешь, твои чудеса помогут мне забыть, как ее целовал мой лучший друг? Как я день за днем стоял под ее окном…
   Карина остановилась возле арки в свой двор.
   – Забыть – нет, но чудеса могут тебе ее вернуть, если захочешь. А простить ты должен сам.
   Она считала блестящие капельки на его ресницах, а он смотрел на нее тем самым взглядом, который ей так часто приходилось видеть у девочек из школы, и верил, как все – верил в чудо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация