А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "День святого Валентина (сборник)" (страница 30)

   Возле арки Карина остановилась. У окна ее комнаты на нитке развевался листок. Она отошла подальше, чтобы понять, до какого этажа тянется нить, и застыла в изумлении, когда увидела открытую форточку на четвертом этаже. За светлыми занавесками мелькнул силуэт.
   «Да кто же там?» – Она подпрыгнула, чтобы лучше рассмотреть, но силуэт притаился и больше не показывался.
   «Я ведь своими глазами видела сегодня, как соседка с четвертого села в машину и уехала на работу, – рассуждала Карина, неотрывно следя за окном. – Разве с ней кто-то живет? Если так, то почему этот человек никогда не выходит?»
   Она поискала взглядом что-то, чем можно было бы зацепить листок с посланием, и нашла возле сточной трубы чугунную кочергу. После недолгих размахиваний кочергой листок упал ей под ноги.
   «Какой солнечный день, – черным маркером писал некто за занавеской, – могли бы вы выйти посидеть на лавочке
   Карина улыбнулась.
   «Вот бы еще знать, кто это предлагает». Она стояла с задранной головой, надеясь, что человек покажется в окне, пока у нее не затекла шея.
   «А если позвонить в квартиру? Может…» – додумать она не успела.
   – Эй, девчонка! – послышался возмущенный звонкий голосок. – Девчонка! Ты зачем сорвала мой листок?!
   Карина повернулась.
   В арке стоял ребенок лет пяти-шести, одетый в джинсы, свитерок и клетчатые домашние тапочки. Из-за пышной курчавой шевелюры было непонятно, девочка это или мальчик. Карина вытянула руку с листком, сделала шаг навстречу ребенку, но не успела и рта открыть, как он сиганул в сторону подъезда.
   – Подожди! – крикнула Карина, бросаясь в погоню.
   Когда она выбежала из арки, ребенок скрылся за дверью.
   – Не бойся, – кричала она, вбегая за ним по лестнице.
   Маленькие подошвы тапок мелькали у нее перед глазами, а на повороте малыш неожиданно потерял один. Тогда она остановилась, уверенная, что и ребенок теперь убегать не станет, но ошиблась. Он испуганно оглянулся и побежал дальше в одном носке.
   Карина схватила тапочек и, перескакивая через ступеньку, достигла четвертого этажа как раз в тот момент, когда ребенок пытался вставить ключ в замочную скважину.
   – Подожди! – воскликнула девочка.
   Ключи вывалились из маленьких неловких рук. Малыш забился в угол и сверкал на нее из полумрака огромными испуганными глазищами.
   Карина наклонилась и пустила к нему по полу тапок.
   – Тебе чего? – подозрительно спросил ребенок, не глядя нащупывая ногой тапок и пододвигая его к себе.
   – Ты кто?
   – Кирюша, – на полном серьезе ответил маленький сосед. Затем быстро нагнулся и схватил ключи.
   – А что ты тут делаешь?
   Мальчик пожал плечиками.
   – Живу. – И чуть осмелев, воскликнул: – А ты мое письмо сорвала!
   Карина вынула из кармана помятый листок и протянула малышу.
   – Вот, возьми.
   Кирюша спрятал руки за спину.
   – Не надо, я уж новое сделаю.
   Она перечитала еще раз написанное черным маркером и не удержалась от вопроса:
   – А зачем? Почему ты мне посылаешь письма?
   Сосед нахмурил брови.
   – А это не тебе!
   – Как?! – растерялась Карина. – Я их уже месяц получаю! – У нее и мысли никогда не возникало, что послания могут быть адресованы не ей.
   Мальчик все-таки взял у нее листок и пояснил:
   – Это деду Гене от бабы Маши!
   – А-а-а, – закивала Карина, – понятно.
   Кирюша несмело улыбнулся.
   – Ну вот.
   – Подожди, – спохватилась она, – как же от бабы Маши, если послания ты отправляешь?!
   Малыш покрутил пальцем у виска.
   – Ты глупая, что ли?! Дед Гена никогда не влюбится в бабу Машу, если будет знать, что это я ему пишу!
   – А ты… ты хочешь, чтобы они влюбились?
   Кирюша покачал головой, точно удивляясь ее несообразительности.
   – Ну конечно! За дедом Геной нужно ведь ухаживать! А баба Маша не может сама прибить полочки для цветов!
   – Да-а-а, – протянула Карина, – это ты здорово придумал.
   – А как же! – засмеялся мальчик. – Дед Гена говорит… ну не говорит, конечно, он пишет только, что я умненький. Ты ведь знаешь деда Гену?
   – Немножко, – кивнула девочка, ощущая, как по щекам разливается жар.
   Вокруг нее столько всего происходило, а она ничегошеньки не замечала. И все думала, почему же вихрь событий не подхватывает ее и не кружит, как других?
   «Слепых вихрь обходит стороной – щадит, – поняла Карина, и ей стало обидно, что она все это время, погруженная в себя и занятая только собой, столь многого не замечала.
   – А ты на первом этаже живешь, да? – оторвал ее от размышлений Кирюша.
   – Ага.
   Мальчик позвенел связкой ключей и хитро посмотрел на нее.
   – А у меня дома есть «варенка» и целый батон! Ты могла бы зайти ко мне в гости. – Неожиданно глаза мальчика расширились, и он быстро прибавил: – Только если ты не воровка!
   Карина поперхнулась.
   Кирюша успокоенно махнул рукой и стал открывать двери.
   – Это на всякий случай, – пояснил малыш. – Моя Аленка говорит, всегда нужно спрашивать!
   Карина вошла в чисто убранную прихожую, сняла куртку и поинтересовалась:
   – А Аленка – это кто?
   – Моя сестра, – убегая на кухню, крикнул Кирюша. – Иди сюда, варенка у меня тут!
   Она прошла в светлую кухню, где посредине находился стеклянный стол, а на нем одиноко стояла банка вареной сгущенки.
   – Садись, – выдвинул для нее из-под стола табуретку Кирюша. Сам же вынул из буфета батон и начал старательно намазывать толстым слоем сгущенку на булку.
   – А ты давно тут живешь? – осторожно спросила Карина. – Я тебя почему-то раньше тут не видела.
   – Я раньше в другом месте жил. С мамой, – подвигая к ней бутерброд, объяснил мальчик.
   – Спасибо, – Карина попробовала угощение и благодарно воскликнула: – Вкуснотища!
   – Ну и я про то! – обрадовался Кирюша и подвинул к ней еще один бутерброд.
   – А ты долго еще будешь гостить у сестры?
   – Всегда, – с набитым ртом ответил он.
   – А мама?
   – Мама уехала к папе.
   – Надолго?
   Ярко-голубые глаза уставились на нее.
   – Навсегда.
   – А куда? Далеко?
   Мальчик поднял указательный палец.
   Карина посмотрела на потолок, куда он показывал, и тогда до нее дошло.
   – Прости, – выдохнула она, – я подумала… просто ты сказал уехала… вот я и…
   – Конечно, уехала! – Кирюша намазал еще один кусочек булки сгущенкой. – На поезде таком специальном. Только он не по рельсам ходит, как другие, он прямо на небо.
   Солнце в этот миг заглянуло в окно, лучи позолотили белоснежные волосы мальчика, и он, морщась от яркого света, весело сказал:
   – Вот видишь! Это мама с папой передают мне привет! – Малыш вскочил и отдернул занавеску, чтобы запустить в кухню больше света.
   Карина поднялась и тоже подошла к окну. На чистом, по-зимнему холодном небе сиял яркий шар.
   – Если светит солнце, – негромко сказал Кирюша, – это значит, что у них там все хорошо.
   – А если не светит? – против воли вырвалось у нее.
   – Значит, все обычно, – пожал он плечами и со смехом прибавил: – А если гремит гром, ругаются, это наверняка!
   Их взгляды встретились, и мальчик, точно оправдываясь, развел руками:
   – Взрослых, что ли, не знаешь?!

   Глава 8
   Стеклянный шар дружбы

   Перед вторым уроком, когда возле кабинета алгебры собрались почти все ученики, пришла Катя Лопухова из 9-го «Б». Девчонка приветливо кивнула Свете с Галей, но к ним не подошла, а прямиком направилась к Карине.
   Катя остановилась и первым делом выпалила:
   – Ничего не говори!
   Карина кивнула, она и не собиралась говорить, просто даже не знала, что сказать.
   – Спасибо, – прошептала Лопухова, – не представляю, как ты это делаешь, но… – Девчонка сжала кулак и показала ей. – Твой секрет за семью замками. Можешь не бояться!
   Одноклассники проводили удивленными взглядами Лопухову, посмеялись, пошептались… и забыли. Начался урок, а за ним еще один.
   Карина записывала в тетрадь задачи и примеры, отвечала на вопросы учительницы, но мысли ее витали далеко от школы. Она думала о маленьком одиноком соседе с четвертого этажа, с которым провела вчера много-много часов, а ей показалось, что и часа не прошло. Она не уставала его слушать. Он знал ответы на все вопросы, а проблемам находил самые удивительные решения и говорил обо все так, словно по-другому и быть не могло. За какие-то два месяца этот удивительный мальчик узнал о жильцах дома столько, сколько она не узнала, прожив с ними бок о бок много лет. Свои собственные беды показались ничтожными и глупыми по сравнению с несчастьями жизнелюбивого Кирюши. Она так часто чувствовала себя одинокой в кругу любящей семьи, какой-никакой подружки, любимца Артемона, а заброшенный мальчик, по-настоящему одинокий в пустой квартире, просто не находил времени, чтобы расстраиваться. Он искренне верил, что каждое доброе дело – это уголек в печку особенного поезда, который в конце жизни повезет его к родителям. И чем больше будет этих угольков, тем скорее будет мчаться поезд.
   «А мой поезд, похоже, сломается еще до того, как оторвется от земли», – безрадостно размышляла Карина, спускаясь по лестнице.
   Уроки закончились, Люся убежала, сегодня ее провожал домой Женя, поэтому можно было не торопиться.
   Позади послышался топот, и Карина прижалась к перилам, чтобы пропустить стайку девчонок, но те не пробежали мимо.
   – Вот она.
   – Это она, да!
   – Точно, точно! – зашептали они.
   – Тихо вы! – призвала трех подружек к порядку Катя Лопухова и обратилась к Карине: – Пойдем, пожалуйста, с нами.
   – А куда? – удивилась Карина, переводя взгляд с подозрительно оглядывающих ее девчонок.
   – Тут недалеко. – Катя схватила ее за руку и потянула вниз по лестнице. Три подруги Лопуховой поспешили вслед за ними.
   В зале отдыха, в той части школы, где учились начальные классы, Карину усадили на диванчик. Лопухова присела рядом и кивнула на трех девочек.
   – Я только девчонкам рассказала и больше никому!
   – Это правда, – подтвердила высокая брюнетка, – только нам!
   Повисла неловкая пауза.
   Девочки переглянулись, Катя сделала подругам знак глазами, мол, говорите, но те затрясли головами. Тогда Лопухова нервно покусала нижнюю губу и, понизив до шепота голос, попросила:
   – Слушай, а ты для девчонок могла бы сделать то же самое, что и для меня?
   Карина скользнула взглядом по трем подругам Лопуховой, которые то неловко смотрели друг на друга, то по сторонам, точно все происходящее их вовсе не касалось, и пожала плечами.
   – Я не знаю…
   – Да ты не бойся, они нормальные девчонки, – оживилась Катя, – трепаться не станут! Да, девочки? – строго посмотрела она на подруг.
   – Мы никому! – громким шепотом заверила полненькая девочка с длинной рыжей косой.
   Молчавшая до этого миниатюрная блондинка с копной курчавых коротких волос громко изумилась:
   – А что, правда, что ли, ты можешь… – она замялась, – ну это…
   – Нюта-а-а, – рассердилась Лопухова, – я ведь сто раз уже рассказывала… ну что ты, в самом деле!
   Нюта с сомнением хмыкнула и поглядела на Карину.
   – А как ты это делаешь? Что-то я вообще поверить в такое не могу!
   – Да я сама толком не знаю, – смутилась Карина, – как-то само собой получается…
   Лопухова отрывисто рассмеялась.
   – Да ладно тебе, так уж и не знаешь! Ничего себе, само собой! – Катя подозвала подружек и быстро-быстро зашептала: – Девочки, клянусь сердцем моей бабушки, Игорь на меня и не смотрел толком… ну вы же знаете! А как она написала в своем дневнике: «Позвонит», он хоп и позвонил. Все как она написала, так и было, говорю вам! И номер телефона в нашем журнале посмотрел, и про стенгазету по истории сказал. Все, все сбылось! Я сперва поверить не могла, но у Светки… знаете Светку из 9-го «А»? Она еще с Грачевым Ромкой встречается! Вот у нее тоже все сбылось, только она этого не знает, – Лопухова поднесла указательный палец к носу, – и вы только т-с-с! Никому не говорите!
   Все, включая Карину, послушно закивали.
   – Значит, сделаешь? – уточнила высокая брюнетка.
   – Алка, – рявкнула на подругу Лопухова, – не дави на человека! – И ласково заговорила с Кариной: – Давай, мы сейчас проводим тебя домой, а заодно поболтаем, идет?
   По дороге в гардероб девчонки засыпали ее вопросами:
   – А тебе нужно что-нибудь этакое о нас знать? – спрашивала рыженькая с косой.
   – Я с одиннадцатиклассником хочу встречаться, – втиснулась между Катей и Нютой высокая Алла.
   – А мне бы бывшего вернуть, – вздыхала Нюта.
   – А мне… мне, – задыхалась от быстрого шага полная девочка, – мне бы просто кого-нибудь. Можно даже по твоему вкусу!
   – Мне одиннадцатиклассника, – перебивая всех, снова и снова повторяла Алла.
   О таком внимании со стороны девчонок, тем более из параллельного класса, Карина могла только мечтать… но то было раньше. До вчерашнего дня, пока она не осознала, насколько приземлены, эгоистичны ее желания и мечты. Ей хотелось всеобщего внимания, хотелось с кем-то дружить, как с первого класса дружили Света с Галей. Постоянно, каждый день, она ждала, что ее заметят…
   Карина всунула руки в рукава поданной девчонками куртки и ощутила, как болезненно сжалось сердце от этого подобострастного внимания. Ей было неприятно и обидно, она сама не понимала отчего, но захотелось вдруг, чтобы они отвязались, не улыбались, не смеялись и не заискивали перед ней.
   – Слушай! – громко воскликнула Алла, шлепая ее по плечу. – А как тебя хоть звать-то?
   Все посмотрели на всезнающую Катю, а Карина грустно улыбнулась.
   Не такой дружбы она ждала и не такого внимания.
* * *
   Прошло несколько дней, за которые Карина только и делала, что писала в дневнике о новых подругах. Секрет распространялся со скоростью света, каждый день в школе к ней подходили разные девчонки, а от писем в дневнике ломился почтовый ящик. Всем хотелось, чтобы о них сделали запись, большинству даже никто из мальчишек не нравился толком: кто-то хотел удостовериться в волшебности происходящего, кто-то писал ей от скуки, и лишь единицы действительно были безответно влюблены. Таким она помогала в первую очередь, хоть и ощущала странное чувство неправильности, когда делала очередную запись. Впервые она почувствовала то же самое, когда писала о Люсе с Женей. Ей и тогда казалось, будто она обманывает саму себя. А теперь это чувство накрепко засело в голове и не хотело ее покидать.
   – А моя Аленка купила вчера елку, – радостно прыгая возле нее, поделился Кирюша.
   Они шли по заснеженной площади в сторону торгового центра. Карина наконец вырвалась за подарками, а маленький сосед шел в магазин за покупками для деда Гены и еще одной соседки, с больными ногами. За последние дни, точно к празднику, выпал снег. Там, где никто не ходил, можно было провалиться по колено.
   – Наша елка огро-о-омная, – мальчик развел руки и засмеялся. – А вы уж нарядили свою?
   – Да-а. – Карина огорченно пнула снежный ком. Это был первый год, когда она не наряжала со всей семьей елку. С бесконечными письмами, телефонными звонками, она едва могла найти время выспаться. Дедушка даже рассердился и сказал: «В окно этот ноутбук надо выбросить. Чего сидеть за ним часами?!»
   – А у вас звезда есть на верхушке? А шарики разноцветные, правда? А ты любишь украшать елку? – засыпал ее вопросами Кирюша.
   – В этом году я не наряжала елку, – нехотя признала она, уже наверняка зная, как разочарует такими словами мальчика.
   Так и случилось. Кирюша перестал прыгать и остановился как вкопанный.
   – Почему?! Ты не любишь Новый год?
   – Люблю, очень люблю, просто… – ей было стыдно признаваться, но она все-таки сказала: – У меня не было времени.
   Малыш догнал ее и снова запрыгал рядом.
   – Я думаю… – прерывисто воскликнул он, – нет ничего важнее, чем нарядить елку!
   Она и сама так думала, но отказать кому-то из девочек, которые ждали ее ответа, не могла.
   Кирюша нагнулся, слепил снежок и зашвырнул в деревья, подсвеченные зелеными гирляндами.
   – Когда наряжаешь елку, ты украшаешь не просто дерево, а свой будущий год! – со знанием дела сказал мальчик. – Чем лучше украсишь елку, тем удачнее и счастливее он будет.
   – Откуда ты знаешь?
   Кирюша засмеялся.
   – Да я сам это придумал, но мне кажется, так и есть. Мы с Аленкой еще не наряжали нашу елку, но она обещала приехать сегодня пораньше с работы, специально, чтобы наш следующий год был самым лучшим!
   – Здорово, – улыбнулась Карина.
   Он поднял на нее глаза и предложил:
   – Приходи сегодня вечером к нам наряжать елку?
   – А можно?
   Они остановились возле торгового комплекса, и Кирюша неожиданно обнял ее руку.
   – Карина, знаешь, сколько у нас игрушек! На много-много счастливых лет хватит! Ты только приходи! Я Аленке про тебя рассказал, и она очень обрадовалась! Сказала, что ты замечательная, и про твою семью много хорошего наговорила! Придешь?
   – Приду, – растроганно согласилась она.
   Мальчик отступил.
   – Только не забудь, – напутствовал он, – елку нарядить должен каждый! Я вот сейчас быстренько в магазин сгоняю и деда Гену поведу к бабе Маше наряжать елку! Аленка мне дала немного денег, я накуплю свечей в виде сердечек таких красных и поставлю на стол к бабе Маше, будет красиво.
   – Какой же ты хороший! – не выдержала Карина.
   Мальчик беспечно пожал плечами.
   – И ты хорошая! – Он махнул на прощание рукой. – Ну, я побежал, дед Гена уже заждался меня!
   Карина проводила его взглядом и с легкой улыбкой влилась в толпу спешащих в магазин людей.
   Деньги на новогодние подарки она копила всегда с самого лета, чтобы преподнести для каждого дорогого ей человека что-нибудь особенное.
   Первым делом Карина отправилась в огромный отдел пижам, подушек, одеял и постельного белья, где выбрала пушистый халат нежного персикового цвета, как раз тот самый, какой маме давно хотелось. Для бабушки она подобрала ортопедическую подушку, чтобы не болела шея после сна. Папе купила шапку с шарфом, а для дедушки выбрала серый шерстяной свитер с горлом, как он любил. После Карина зашла в канцелярский и, пересмотрев с десяток разных блокнотов, остановила выбор на небольшом толстом блокноте в кожаном переплете. К нему она докупила маленький карандаш и ручку.
   Карина долго бродила по отделу с бижутерией в поисках подарка для Люси, пока не наткнулась на браслет с блестящими сердечками, ключиками и замочками.
   Несмотря на то, что подружка никогда не утруждалась дарить ей что-либо, Карина из года в год покупала Люсе что-нибудь красивое и яркое. Не могла не купить, все-таки они проводили вместе куда больше времени в году, чем ей порой казалось, особенно, когда подружка меняла ее на что-то поинтереснее. Но за последние дни Карина на многие вещи взглянула по-новому, и на дружбу с Люсей в том числе. Может, это была не та дружба, о которой она мечтала, но в ней хотя бы присутствовала честность. Подружка никогда не скрывала, что в ее жизни есть куча других вещей и людей, которые в сто крат важнее их дружбы. В отличие от ее новоявленных подруг, готовых за запись в «волшебном» дневнике подавать ей куртку, Люся общалась с ней, потому что хотела этого. «С тобой хорошо и спокойно, – любила говорить подружка и, подумав, всегда добавляла: – Но бывает, спокойствия совсем не хочется. Людей разве поймешь! Почему они не могут всегда смеяться и им нужно частенько плакать?»
   Карина прошла мимо отдела с подарками, но остановилась и с любопытством прислушалась. От прилавка доносились громкие голоса:
   – Да чего вам дадут эти сто рублей! – кричала покупательница.
   – Простите, я не могу вам уступить, – чуть спокойнее отвечала продавщица. – У нас магазин, а не рынок, где можно торговаться.
   – Я вам занесу потом!
   – Простите, нет.
   – Дайте мне поговорить с администратором! – требовала девочка у прилавка, прижимая к себе большой стеклянный шар, в котором находился черный замок и летали, точно светлячки, зеленые блестки.
   Карина, никем не замеченная, вошла в отдел и сделала вид, будто рассматривает развешанные на стене маски. На самом же деле смотрела она на покупательницу у прилавка – черноволосую девочку ее возраста, облаченную во все черное и кожаное. Только длинный шарф, небрежно намотанный на шее, был ярко-кровавого цвета.
   В тот день, когда она прибежала к торговому центру на встречу с Black Night, то искала в толпе именно такую девочку. Заметную среди серой массы людей, как яркое пятно на белом листе. Наташа так и не ответила на письмо с извинениями, а потом и вовсе отписалась от ее дневника. Прежде Карина не думала, что за месяц можно так сильно привязаться к виртуальному персонажу, к записям в дневнике, к едким комментариям, к картинке 100 на 100 пикселей. Оказалось, не просто можно, с ней именно это и произошло. Поэтому когда Black Night закрыла от нее свой дневник, было обидно до слез, хотелось написать Наташе что-нибудь, но сформулировать претензии не удалось. Карина не посмела требовать открыть для нее дневник, имея лишь один сомнительный аргумент, что она, видишь ли, полюбила его читать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация