А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "День святого Валентина (сборник)" (страница 25)

   Мимо прошел невысокий парень в черной куртке с поднятым воротником и в натянутой на самые глаза черной шапке. Он обронил: «Прости» и, не сбавляя шага, устремился в арку.
   Ей тоже не осталось ничего иного, как двинуться следом. Хотелось есть и спать, а еще предстояло учить уроки на завтра…
   Когда она подошла к дороге, парень нетерпеливо переминался с ноги на ногу у поребрика, ожидая, что какой-нибудь добросовестный водитель все-таки пропустит его.
   Парень скосил на нее глаза, и те блеснули в полумраке, точно у голодного волка из чащи.
   Карина содрогнулась, но тут же себя отругала: «Мальчик как мальчик, вот клуша… нашла кого испугаться». Самой даже стало смешно.
   Одна из машин притормозила, тогда парень сорвался с места. Послышался приглушенный звон, она заметила, как что-то блестящее упало на землю. Незнакомец вмиг перебежал дорогу, обогнул дом и скрылся за углом, где она всегда встречалась с Люсей.
   Карина нагнулась и вытащила из снега обычный железный ключ с тремя зазубринами и круглой ручкой.
   – Эй! – крикнула она, глядя на едва видневшийся сквозь белизну угол дома. – Ключ потерял! Ма-альчик!
   Еще одна машина остановилась, чтобы пропустить собравшихся пешеходов. Карина перебежала дорогу и устремилась вслед за незнакомцем. Возле арки в свой двор она хотела остановиться, но увидела впереди парня. Уже через миг его поглотил снегопад, и она возобновила погоню.
   – Мальчик, стой! Подожди! – снова закричала она.
   Парень продолжал быстро идти вдоль дома и не оборачивался.
   «Вот глухой!»
   Карина пробежала до следующей арки, но парень неожиданно куда-то исчез. Она остановилась перевести дыханье и огляделась. Снег продолжал идти, машины медленно тянулись вокруг площади, ослепляя ярким светом фар, а укрытая точно пушистой ватой ель сверкала из-под снежной паутины тусклыми огоньками.
   «Куда же он делся?» – недоумевала Карина, крутясь на месте, пока не увидела, что парень пересекает площадь.
   И снова она за ним побежала, то и дело пыталась звать, но расстояние между ними практически не сокращалось, парень, не оборачиваясь, решительно шагал к домам, а у нее от усталости уже подкашивались ноги.
   Он прошел под аркой – она за ним. Парень перепрыгнул заборчик, прошел через двор и позвонился в домофон одной из парадных.
   Карина особенно громко завопила:
   – Сто-о-ой! Твой клюю-у-уч!
   Незнакомец наконец обернулся и уставился прямо на нее.
   Она радостно подпрыгнула на месте и подняла руку с ключом. Парень некоторое время смотрел на нее, затем взялся за ручку, потянул на себя дверь и скрылся в парадной.
   – Ну и ну, – выдохнула Карина, растерянно глядя то на дверь, то на зажатый в замерзших пальцах ключ.
* * *
   Будильник трещал уже в четвертый раз. В четвертый раз Карина высовывала из-под одеяла руку и пыталась отыскать его на ощупь, не разлепляя сонных глаз. И в четвертый раз не находила, сколько ни шлепала ладонью по гладкой поверхности тумбочки.
   «Журнал, тарелка с виноградом, блокнот, ручка, – мысленно перечисляла она все, к чему прикасались пальцы, – ну где же он… где?»
   Временами ей казалось, что будильники – это какие-то инопланетные существа, отправленные на Землю, чтобы издеваться по утрам над людьми.
   Девочка зевнула и с удовольствием потянулась.
   – Кариша! – послышался мамин голос. – Вставай, твой будильник слышен во всей квартире. Просыпайся, дорогая, смотри, какое солнышко на улице!
   Карина с ленивым стоном села на кровати и еще раз потянулась.
   – Я наливаю чаек и делаю тебе бутерброды, – из коридора крикнула мама.
   В окно светило солнце, а будильник продолжал трещать, извещая сонную хозяйку, что 10:30 наступило двадцать минут назад.
   В комнату, цокая когтями по паркету, вошел Артемон. Пес радостно подбежал к ее кровати и завилял пушистой кисточкой на хвосте.
   Уже целую неделю их класс приходил в школу к третьему уроку. Учительницы по математике и русскому заболели одновременно, а замещать было некому.
   Карина выключила надоедливый будильник, вдела ноги в тапки и прошлась по комнате. Возле окна она остановилась. Ее заинтересовали вовсе не солнечные лучи, точно жидким золотом залившие площадь, а висящий за стеклом на нитке белый листок формата «А4». На листе крупными буквами зеленым фломастером было написано: «Какое чудесное утро, не правда ли?»
   «Кто же автор? Не может это быть старик со второго или тетя Маша с третьего? Они слишком старенькие. Или та девушка, что постоянно пропадает на работе… интере-е-есно». – Карина вынула из ящика стола фломастеры и забралась на подоконник. Она, как в прошлый раз, открыла форточку, но теперь лист сразу схватить не пыталась, сперва легонько подергала за него. Тот поддался, никто не тянул за нитку, поэтому она втащила лист в комнату, зубами открыла колпачок красного фломастера и старательно написала: «И правда, утро просто замечательное!» Недолго полюбовавшись, она взяла желтый фломастер и пририсовала солнышко. После этого лист был выдворен за окно, а мама из кухни позвала:
   – Карина, иди завтракать! Все готово!
   Пока пила чай и ела сырники с вареньем, Карина осторожно спросила:
   – Мам, а кто на пятом живет? Я что-то забыла.
   – На пятом… – Мама оторвала взгляд от шипящей сковороды. – Не знаю. А почему ты спрашиваешь?
   – Да так просто…
   – Дед говорил, вроде туда новые жильцы въехали, но я их не видела еще.
   – Новые жильцы?! – Капля варенья упала с не донесенного до рта сырника на клеенку, Карина окунула в липкое красное пятнышко указательный палец и облизнула.
   – А дети у них есть?
   – Не знаю, – пожала плечами мама, – кажется, нет. Дед что-то про молодого человека говорил…
   – О чем вы тут секретничаете? – в кухню вошла бабушка.
   Мама улыбнулась.
   – Садись, сырничков покушай. А мы с Каришей про соседей с пятого говорим… Ты не знаешь их?
   – Нет, откуда же. – Бабушка опустилась на стул и придвинула к себе чайничек с кружкой.
   – И не видела никогда? – уточнила Карина. Ей не верилось, что бабушка может не знать кого-то из соседей.
   – Как же не видела. Видела! – Бабушка сыпанула в кружку две ложки сахарного песку. – Женщина возраста твоей мамы, приятная такая, преподаватель в вузе… муж ее, между прочим, ученый!
   – А дети? – нетерпеливо напомнила Карина.
   – Дети… сын у них. Видный молодой человек! Очень приятный, такие манеры у него, ни дать ни взять аристократ!
   – Ага! Вот, значит, как!
   Бабушка удивленно посмотрела на нее.
   – А ты зачем про новых жильцов расспрашиваешь, тебе чего они сделали?
   – Да ничего – Карина свернула толстый сырник в трубочку, запихала в рот и, пробубнив «бабибо», выскочила из кухни.
   Когда девочка вернулась в комнату и подбежала к окну, листка на месте не оказалось. Слегка разочарованная, Карина стала собираться в школу.
   Три урока пронеслись незаметно. Люся постоянно пропадала с двойняшками. Они то делились чем-то очень секретным в туалете, то ходили в гости к девчонкам из параллельного класса, где учились симпатичные мальчики, то бегали за старшеклассниками.
   Карина от скуки бродила по школе, лишь бы не стоять с одноклассницами и не ждать их внимания, точно бомжик, выпрашивающий милостыню. Она не любила перемены. Ей было абсолютно нечем заняться. Подпирать двери кабинетов и делать вид, что повторяет уроки, не хотелось – зубрилок никто не любил.
   По школе носились первоклашки, которые натыкались на все, что движется, а потом получали нагоняй от учителей, то и дело раздавался смех девчонок и парней. Жизнь вокруг кипела, кружила вихрем всех, кто переступал порог школы, и только одну невидимку всеобщий круговорот обходил стороной.
   Карина вынула из рюкзака маленький пакет сока, вставила трубочку и стала безрадостно цедить.
   История с дневником, поцелуем, курением, едва не подхватившая ее, как песчинку, тем самым вихрем, благополучно всеми забылась – будто ничего и не было.
   «Не судьба, – думала Карина, медленно двигаясь по коридору, – видимо, некоторые люди просто не созданы быть всеобщими любимцами. Да что там всеобщими любимцами! Вообще не созданы быть интересными для кого-то, кроме своей семьи. Наверно, призвание невидимок в чем-то другом! Только вот в чем? Возможно, в чем-то особенном…» – Она блаженно улыбнулась. Ей очень нравилось думать, что у нее особенная миссия на этой земле.
   Мимо с табуреткой в руках прошел учитель труда, ткнул девочку в бок ножкой от табурета и, даже не заметив этого, скрылся за дверьми столярной мастерской.
   Карина потерла ушибленное место и вздохнула.
   «Наверно, мое призвание настолько необычно, так сразу и не додуматься… и не заметить, что оно вообще существует».
   – Ну рассказывай! – послышался позади нее шепот. – Не томи, Светка!
   Карина обернулась и увидела, что за ней идет Галя Решеткина под ручку со Светой. Девочки склонили друг к другу головы и были так поглощены разговором, что не заметили ее.
   – Бли-и-ин, Галь, ты не поверишь! Я сама до сих пор в шоке! – тоже шепотом говорила Света.
   Карина напрягла слух.
   – Вчера, значит, звонок в дверь!
   – Ромка, да? Ромка?! – восторженно спросила Галя.
   – Тихо, слушай дальше! – возмутилась Света. – Короче говоря, звонок… ну я такая в халатике, ничего не подозреваю, думала, что это ты пришла, открываю дверь, а та-а-ам…
   Карина замедлила шаг.
   – Там о-о-он! Галюха, ты бы только видела его! Такой ми-и-илый, весь в снегу, взъерошенный! Бли-и-ин, он рта не успел открыть, а я уже растаяла!
   – А что он сказал-то, что сказал?! – поторопила Галя.
   – О-ой, такое сказал, я даже не ожидала от него… помнишь, я тебе про кукол с витрины рассказывала, из-за которых мы расстались?
   – Ну да. И чего? – Галя хихикнула. – Повод для расставания, конечно, тот еще!
   – Ну и я про то. Тупо все вышло, – согласилась Света. – В общем, слушай дальше! Ромка, значит, порог переступает, а в руках у него огро-омная коробища! Ну, я типа такая удивленная, спрашиваю: «Что это такое?» А он знаешь, что мне ответил?
   – Чтооо? – выдохнула Галя.
   – Он говорит… и еще так серьезно, у меня аж дух захватило! Говорит: «Света, эти куклы и правда как живые. Давай все с начала? Ты скажешь: „Посмотри на них“ – и я посмотрю…» – Приколись?! Это он про кукол этих, на которых я его уговаривала посмотреть!
   – Ну а ты что?
   – А я ничего. Стою в шоке вся! А он так смотрит своими милыми глазками, ну ты знаешь, как он умеет, и говорит: «Мне все равно куда смотреть, лишь бы с тобою вместе!»
   Карина замерла.
   – Ооооооо, – протянула Галя. – Афиге-е-еть! Ну а ты? Ты-то что?!
   – Я, я, что я! Будто не знаешь, – Света тихо засмеялась, – чуть не задушила его в объятиях! Сказала, что люблю, а потом он меня поцеловал… боже-е-ественно! Галька, как же он целуется, я уже успела забыть. Мы так и стояли у двери и…
   Девочки наткнулись на Карину, и обе сердито уставились на нее.
   – Ну, что встала?! – заорала Галя.
   – Уши развесила! – проворчала Света.
   Карина отошла к стене и, пробормотав вслед одноклассницам извинения, так и осталась стоять, ошеломленная услышанным.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация