А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спираль" (страница 9)

   Глава 4

   Планета Хабор. Диспетчерская башня космопорта…
   Полдень миновал под аккомпанемент звуков отдаленной стрельбы, которая шла где-то в районе центрального здания порта. Очевидно, там была связана боем еще одна такая же разношерстная группа уцелевших после высадки бойцов, но выйти с ними на связь или оказать реальную помощь для лейтенанта Дугласа не представлялось возможным – он слишком хорошо понимал, что диспетчерская башня с аппаратурой наводящего посадочного луча с минуты на минуту станет ключевым звеном всего боя за космопорт Хабора, и потому не решался, да и не имел права снять отсюда хотя бы одного оказавшегося в его подчинении бойца.
   Таковы были мысли лейтенанта, а Антон, закончив вместе с Павлом оборудование огневого рубежа, грешным делом подумал, что, может быть, для них все и закончится штурмом этой диспетчерской башни. Сознание, воспитанное определенными штампами, в набор которых входил и постулат о полном превосходстве военно-космических сил Совета Безопасности Миров над всеми иными законными и незаконными воинскими формированиями, подспудно надеялось, что трагедия высадки более не повторится…
   Он ошибался. Цепкие иллюзии все еще находили себе место в душе и разуме, они, как прижившийся в компьютерной системе вирус, вовремя не распознанный пользователем, действовали медленно, скрытно, разрушающе.
   Полынин не мог постичь масштабов катастрофы, которая в течение нескольких суток потрясла огромный участок обитаемого космоса. Находясь в одном из эпицентров событий, он мог видеть лишь свой, узкий, сиюминутный клочок реальности…
   Пока они оборудовали позицию на третьем этаже здания, между ним и Сытниковым завязался разговор.
   – Ты сам откуда? – спросил Павел, ворочая тяжелые обломки бетона.
   – С Аллора, – ответил Антон, помогая ему возводить укрепление.
   – В армию сам пошел или по призыву?
   – Сам. Себя хотел проверить, да и денег заработать на учебу. Собираюсь в институт истории и археологии космоса, на Элио.
   – Остатки древних цивилизаций? Рукав Пустоты? – Было непонятно, иронизирует Павел или нет.
   – Ну да. Я с детства мечтал стать археологом и попасть в Рукав, – откровенно признался Полынин. Мысли о гражданских надеждах, воспоминание о том, что присутствовало в душе до этой высадки, показались ему сродни… глотку воздуха, помогли на секунду отвлечься от окружавшей действительности, и томительное ожидание неизбежного боя отступило, хоть и ненадолго. – Заболел я этой мечтой еще в ту пору, когда открыли Сферу Дайсона, – он перевернул очередной обломок бетона и добавил: – Мне тогда стало понятно, что древний мир существовал на самом деле…
   – А эти… – перебил его Павел. – Насекомые. Тебе не противно?
   Антон пожал плечами. Не признаваться же ему, будущему космическому археологу, что он ни разу не видел ни одного живого инсекта воочию, только по сферовизору… О том, что представители этой древней цивилизации сейчас находятся где-то тут, километрах в шестистах от космопорта, он даже не задумывался. Не до того было.
   – Ладно, будем считать, что это твои первые археологические раскопки. – Паша оценивающе посмотрел на возведенное укрепление и спросил: – У тебя как с боеприпасами?
   – Один магазин к «Шторму» остался, – признался Антон.
   – Вот и у меня негусто. Пойдем-ка, пока тут затишье, пошарим в подвалах, мне Кашперо шепнул, что тот ганианец, прежде чем «спрыгнуть», успел кое-что рассказать. А заодно сфотографируемся на память.
   – Как? – не понял его последней реплики Антон.
   – Молча. Щелкнемся с тобой в лучшем виде, с видеосенсоров «Хоплита». Снимки выдаются сразу, фирма гарантирует.
* * *
   Время до полудня прошло в относительном затишье, лишь вдалеке у западной и северной окраин космопорта иногда вспыхивали, но тут же утихали звуки коротких яростных перестрелок.
   После штурма, поддержанного «Хоплитом», сводная группа лейтенанта Дугласа заняла здание, обеспечив себе отменную позицию в плане обороны.
   По обе стороны от башни диспетчерского контроля тянулся невысокий бетонный забор, скорее символический, чем исполняющий функцию серьезной преграды. В трехстах метрах возвышались плоские крыши погрузочных терминалов, основные площади которых располагались под землей. В полукилометре от группы складских помещений периметр низкого забора разрывали ворота, в которые вливалась одна из четырех магистральных трасс этой части планеты Хабор. Всего автострад было четыре – они разбегались под прямыми углами, начинаясь в условном центре космического порта и пересекая ровными линиями весь материк.
   На территории стартопосадочных полей местные второстепенные дороги вели себя совершенно иначе: они ветвились, огибая различные комплексы сооружений, растекались парковочными площадями, снова сливались вместе – их сеть была подчинена расположению одного основного и пяти вспомогательных стартопосадочных мест.
   Основной площадкой, предназначенной для взлета и посадки тяжелых транспортных кораблей, была та самая, чуть вогнутая пятисотметровая стеклобетонная чаша, окруженная приземистыми постройками грузовых терминалов, которая простиралась напротив частично обрушенного фасада диспетчерской башни.
   Только сюда мог совершить благополучную посадку гипотетический корабль ганианцев. В иных местах посадка исключалась – малые чаши могли принимать только небольшие челночные корабли, а естественных, созданных природой взлетно-посадочных мест вокруг космопорта попросту не было, куда ни глянь, везде высились горы, лучшей альтернативой которым являлись заболоченные низины в четырехстах километрах отсюда.
   Сборная группа бойцов, которой командовал лейтенант Дуглас, закрепилась в здании, используя время относительного затишья, чтобы превратить диспетчерскую башню и прилегающие терминалы в очаг обороны. Серв-машина, затаившаяся в пустой, частично обрушившейся коробке первого этажа, значительно усиливала этот узел.
   За два часа передышки, пока Кашперо и Жевье устанавливали антенны спутниковой связи, к группе присоединилось еще пятнадцать бойцов – все из разных подразделений, потрепанных при высадке. Дуглас коротко беседовал с вновь прибывшими и распределял их по позициям на втором и третьем этажах башни. В итоге их собралось двадцать три человека – неполный взвод.
   Несколько раз лейтенант пытался выйти на связь с теми подразделениями, которые, судя по звукам стрельбы, вели бои на северной и западной окраинах космопорта, но кроме отдельных, обрывочных фраз ему не удалось выловить из эфира ничего толкового.
   Космопорт занимал огромную площадь в сотни квадратных километров. Ганианцы, как бы тщательно они ни готовили эту акцию, не могли контролировать весь его периметр, каждое здание или дорогу – для этого у них было слишком мало сил. Уничтожив во время высадки основной состав десанта и серв-соединений, боевики отступили на территорию порта, считая, что теперь ситуация полностью переломлена в их сторону, остается лишь собрать трофеи и дождаться, пока подойдет тот конвой, что накануне разграбил базу Совета Безопасности Миров.
   Они просчитались в одном: небольшие группы бойцов, уцелевшие в момент высадки, не разбежались по окрестностям, ища спасения.
   Примером тому могла стать группа лейтенанта Дугласа: двадцать три бойца и присоединившаяся к ним последняя серв-машина не собирались спасаться бегством или сдаваться. Они готовились встретить тех, кто с часу на час неизбежно появится тут, у чаши основного посадочного поля…
* * *
   Паша Морок оказался прав: в подвальных помещениях диспетчерской башни действительно находился целый арсенал, заготовленный ганианцами на случай длительной обороны этого важного участка космопорта. В основном это были морально устаревшие образцы огнестрельного автоматического оружия, изготовленные по технологии многовековой давности. О том, что произведены они недавно, свидетельствовал заводской глянец смазки.
   – Смотри-ка, везде одно и то же клеймо!.. – обратил внимание Павел на маркировку, которая была вытравлена на упаковочных кофрах и на самом оружии. Оттиск был незамысловатым, но абсолютно незнакомым.
   – Ладно, нечего разглядывать… – в подвал спустился вездесущий Дуглас в сопровождении пятерых бойцов. Открыв два больших кофра, он указал на пулемет и треножник к нему: – Возьмете вот этого монстра и займете позицию в грузовом терминале. Там имеются полуподвальные окна, выходящие на дорогу. Пока есть время, заложите их мешками с песком. Когда оборудуете позицию, сидите тихо, ждите сигнала – им будет выстрел из пушек «Хоплита» по головной машине колонны. Потом действуйте по обстоятельствам. Если станет слишком жарко, отступайте к башне, мы прикроем.
   Бойцы принялись вскрывать кофры в поисках дополнительного боекомплекта. Паша с Антоном присоединились к ним, и в результате на третий этаж они вернулись, сгибаясь под тяжестью двух автоматов, кофра с боекомплектами и ручного пулемета неизвестного образца, снабженного для удобства стрельбы двумя откидывающимися сошками. Патрон ко всему оружию шел унифицированный.
   – Вот удивятся, гады… – задыхаясь, произнес Морок, аккуратно опуская свою ношу на расчищенный от мелкой бетонной крошки пол.
   …
   Никто не приказывал им захватывать здание диспетчерской башни и готовить его оборону. Всем, начиная от лейтенанта и заканчивая Антоном, для которого это был первый в жизни бой, давно стало ясно: их предали – налет ганианцев на Хабор был «одобрен» кем-то из властей предержащих в прогнившей и рассыпающейся на глазах Конфедерации, и кровавый разгром десантных подразделений при высадке – это всего лишь более мелкое предательство из той же цепи гадостных по своей сути событий, обернувшееся кровью и смертью для молодых ребят, дававших присягу Совету Безопасности Миров и Конфедерации Солнц.
   Ситуация, если разобраться, – не новая.
   История действительно развивается по спирали, и если учитывать весь опыт ее скрижалей, то ганианцам стоило задуматься – все кончено или все только начинается?
* * *
   – Вижу колонну, пять грузовых транспортеров, семь боевых планетарных машин, четыре внедорожника…
   – Огонь не открывать! Ждать сигнала. Жевье, что там, на низких орбитах?
   – «Светоч» совершил разворот. Дистанция около трех миллионов километров. На границе зоны сканирования еще один корабль, опознавательные маркеры не работают.
   – Кашперо, что со связью? Ты еще долго там будешь копаться?
   – Еще немного. С «тарелкой» не справиться. Никак не хочет ориентироваться под нужным углом. Я ее спрятал, а теперь мешает кусок стены.
   …
   Первым на разгрузочную площадку вылетел, шурша покрышками, ослепительно-белый внедорожник.
   Антон опять почувствовал, как тело начинает трясти мелкой дрожью перевозбуждения. Мышцы «колбасило» в преддверии боя, во рту вдруг стало сухо, потом под языком появился солоноватый и уже знакомый привкус крови…
   Внедорожник описал широкий круг, и на площадке из-за крайнего здания погрузочного терминала показался тупой бронированный нос боевой планетарной машины. Два носовых орудия БПМ были расчехлены, покатая башня со спаренной зенитной установкой повернута вбок, перпендикулярно движению.
   Видимо, отсутствие связи и явные разрушения башни диспетчерского контроля насторожили ганианцев, но обманчивая тишина все же убедила водителей конвоя двигаться вперед, вползая на узкий пандус автоматической погрузки, зажатый стенами двух приземистых терминалов.
   В тот миг, когда головная БПМ уже выползла на площадку перед башней, а внедорожник, словно белый глянцевитый жук, начал выписывать второй круг по паркингу, грозя всему свету стволами пулеметов, торчащими из опущенных боковых стекол, произошли два события, которые начали отсчет иного времени…
   В окне второго этажа диспетчерской башни внезапно показался ганианец с распухшим, обожженным взрывом световой гранаты лицом. Как он сумел освободиться от пут, оставалось только гадать, – выпрыгнув в окно, он упал, дико заорав при этом на родном языке, и мир вокруг сразу же взорвался: поверх приспущенных ветровых стекол внедорожника ударили пулеметы, осыпая здание беспорядочным, неприцельным огнем, машину занесло на развороте, и передние колеса проехали по распластавшемуся на стеклобетоне соплеменнику, который пытался привстать, протягивая руки навстречу собственной смерти.
   Машина с глухим ударом переехала тело, оставив его корчиться на окровавленном бетоне со сломанным позвоночником, а в смутном сумраке обрушенного холла диспетчерской башни вдруг с ноющим визгом заработали сервоприводы спрятанного там «Хоплита».
   Покатая рубка машины приподнялась над огрызком бетонных стен, и спаренные орудия, расположенные на боковых пилонах, захлебнулись звонким одновременным лаем, по четыре такта каждая.
   Снаряды пробили борт БПМ, словно это был лист картона, изнутри планетарной машины ударило пламя, и покатая башня вдруг грациозно поднялась на гребне оранжево-черного сполоха, переворачиваясь в воздухе…
   Выстрелы «Хоплита» послужили знаком для остальных бойцов.
   Из двух окон погрузочного терминала по зажатым на эстакаде машинам в упор ударили два крупнокалиберных пулемета. Один транспортер сразу же задымил, второй резко попятился назад, пытаясь своим мощным бампером столкнуть преграждавшую путь к отступлению машину; из открывшихся люков во все стороны посыпались ганианцы, кто стреляя на ходу, кто просто дико визжа, воздух прорезали первые автоматные очереди. Сзади, по окнам терминала, не разбирая, где свои, а где чужие, тремя длинными рычащими очередями ударили носовые орудия замыкающих колонну БПМ, и узкий проход между приземистыми зданиями на несколько минут превратился в задымленный ад…
   …Для Антона первые секунды боя слились в сплошной, рвущий барабанные перепонки вой. Когда сознание очнулось от шока, он, стоя на одном колене, уже стрелял из трофейного автомата, ощущая, как при каждом нажатии на спусковой крючок волокончатый приклад ударяет в плечо, набивая там огромный синяк, но было не до подобных мелочей – белый внедорожник, харкая свинцом, словно заговоренный, уже нарезал третий круг по огромному пространству паркинга, и в голове Полынина все мысли сконцентрировались на этом белом пятне, скользящем в прицельной рамке.
   Он бил короткими очередями, стараясь задерживать дыхание, рядом оглушительно работал автомат Павла – Антон успел с удивлением отметить, что выстрелы Сытникова глушат его больше, чем собственные очереди, мимо лица пролетела гильза, окатив щеку жаром, и в этот миг очередь Полынина достала-таки проклятую машину – он видел, как брызнуло, разлетаясь серебристым крошевом, лобовое стекло, а палец все давил, давил на курок, вбивая пули в сумеречное нутро салона… Внедорожник потерял управление, его вдруг понесло боком, затем машина встала на два колеса, переворачиваясь на крышу, и, наконец, ее ударило о бетонный обломок, выкрошенный орудиями «Хоплита» из стены диспетчерской башни… Стойки кузова, утратившего свой мутно-белый глянец, не выдержали, начали сминаться, скольжение машины остановилось с ноющим скрежетом деформируемого металла, и вдруг она вспыхнула, жарко, весело…
   Автомат вхолостую лязгнул затвором и замолчал.
   Фрайг… патроны…
   Антон схватил снаряженный заранее магазин, такой громоздкий и непривычный – не чета «Шторму» или «ИМу», замешкался, вставляя его на место, пока не догадался ударить посильнее снизу, до характерного щелчка.
   Нажав на курок, он ощутил лишь беспомощную податливость спусковой скобы. На секунду пришел страх – сломалась древняя машинка, – потом вдогонку метнулась здравая мысль: передерни затвор, идиот, он механический, а не интегральный!..
   Передернув затвор, Антон приподнял голову над бруствером, сооруженным из бетонных обломков. Рядом, резанув щеку острой крошкой, ударила шальная пуля и, взвизгнув, ушла в рикошет – он машинально пригнулся, но длинная очередь, выпущенная Сытниковым, заставила его снова поднять голову.
   Не так страшен Шиист, как его малюют…
   Внедорожник, превратившийся в мятый ком металла, уже не горел, а чадил, рядом застыла планетарная машина с изрешеченным снарядами бортом и отброшенной метров на пятьдесят башней; крыша дальнего складского терминала горела, вспухая волдырями расплавленного пластика. На эстакаде косо застыли, съехав в разные стороны, два грузовых транспортера. Прикрываясь ими, среди дыма шустро переползали кажущиеся мелкими с высоты третьего этажа фигурки – все это Антон схватил взглядом, как единую, целостную картину, и автомат в его руках задрожал, посылая прицельные очереди по резво переползающим ганианцам.
   Через минуту он убедился, что найденное ими в подвале башни оружие страдает одним непоправимым недостатком – у него мгновенно заканчивались патроны в магазине.
   Еще раз сменив боекомплект, он понял, что снаряженных автоматных рожков больше нет.
   Ганианцы, опомнившись от шока, вызванного эффектом внезапности, быстро перегруппировались, засев в дымящемся здании терминала. Из его окон тут же ударил усиливающийся с каждой секундой ответный огонь – судя по его плотности, там засело человек пятьдесят, не меньше.
   Одна подбитая планетарная машина, два сгоревших транспортера, смятый в ком внедорожник и с десяток трупов, оставшихся на площадке перед диспетчерской башней. Неплохо для начала…
   Полынин не успел до конца оценить обстановку. Справа от диспетчерской, где вдоль края стартопосадочного поля тянулась широкая дорога, огибающая бетонную чашу, внезапно заработали орудия БПМ. Он повернул голову и увидел их – пять оставшихся от колонны боевых планетарных машин, которые, обогнув здание горящего терминала, одна за другой выползали на прямую наводку, ведя огонь из башенных орудий по провалу в нижнем этаже диспетчерской башни, где ворочался, перебирая ступоходами, обнаруживший себя «Хоплит».
   Эту сцену Антон запомнил на всю жизнь. От грохота орудий тряслась закованная в бетон земля, снаряды молотили по покатой броне «Хоплита», рикошетом вышибая куски стен первого этажа, здание шаталось, и казалось, что оно вот-вот рухнет, пол под ногами у Антона и Павла ходил ходуном, как при землетрясении…
   – Снаряжай! – заорал Морок, хватая с пола покрытую белесой пылью длинную трубу ручного противотанкового комплекса.
   Антон тут же понял его, схватил одну из уложенных вдоль стены ракет, взвел боевое устройство и сунул стартовую часть боеголовки в пусковой ствол, который уже держал на плече Сытников.
   – Готов!
   Антон присел, зажав уши.
   За спиной Павла, жадно лизнув стену, полыхнуло пламя реактивного выхлопа, он тут же отбросил горячую и бесполезную теперь трубу пусковой установки, схватил автомат и выглянул поверх бруствера.
   – Попал! – дико и радостно заорал он.
   Средняя из планетарных машин горела – кумулятивная ракета прожгла броню и взорвалась внутри, детонировав боезапас.
   Еще секунда, и огонь оставшихся четырех БПМ разделился – две продолжали молотить «Хоплита», а другая пара приподняла стволы, выпустив четыре очереди снарядов по позиции третьего этажа башни, откуда была выпущена ракета.
   Антону, который, снарядив магазин к автомату, как раз вставал, показалось, что кто-то со всего размаха ударил его кувалдой в грудь – это кусок стены, вырванный снарядом, едва не проломил ему ребра, ударив в бронежилет.
   Металлокевлар принял удар, выстоял, но Полынина отшвырнуло метра на три, ударив о стену и оставив корчиться там от боли.
   Воздуха не хватало, его вышибло из легких и никак не удавалось вдохнуть вновь – ощущение было таким, что все тело парализовано, он беспомощно и бесцельно хватал воздух руками, выгнувшись, как гимнаст, безуспешно пытающийся сделать мостик…
   …Сознание вернулось к нему спустя пару минут, и первое, что он увидел, – было лицо Павла, склонившегося над ним.
   – Живой? – радостно прокричал тот, пытаясь своим голосом перекрыть грохот боя.
   Антон со стоном сел, вытирая рот, – на губах ощущалась кровавая пена, и на тыльной стороне ладони действительно остался розовый след.
   – Вроде бы… – заглатывая воздух, ответил он на выдохе.
   – Тогда давай, нечего валяться! – с этими словами Сытников метнулся назад к позиции, которую разворотило двумя прямыми попаданиями снарядов.
   Шатаясь, Полынин встал. В голове гудело – это была уже вторая контузия, после того удара пули, что оборвала питающие кабели его боевой экипировки.
   Боль в груди была ноющей, а значит, терпимой.
   За соседней стеной, которую выстрелы башенных орудий БПМ превратили в иззубренный огрызок, раздался злой, кричащий голос Дугласа:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация