А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спираль" (страница 25)

   Часть 3.
   Новый Мир.

   Глава 11.

   Недра газопылевой туманности. Борт неопознанного космического корабля. Две недели спустя после событий на Деметре…
   На борту искалеченного космического корабля, пришвартованного к каменному пирсу внутри пещеры, по-прежнему царило запустение.
   Астероид, во внутренней полости которого уже однажды побывал Антон, медленно дрейфовал в плотных газопылевых облаках туманности.
   АРК Полынина вторую неделю находился у того же причала, что и древний корабль, похожий на реликтового ската.
   Покидая Деметру, Антон, посоветовавшись с РИГМОЙ, загрузил в отсеки своего корабля сорок сфероидальных роботов – весь неприкосновенный запас, который удалось обнаружить в указанном ею складе цоколя.
   Теперь эти снабженные десятками манипуляторов шары ползали по корпусу древнего корабля, восстанавливая целостность его обшивки.
   Огромный центральный зал, в котором высились черные скелеты погибших в момент декомпрессии деревьев, уже был загерметизирован ремонтными роботами, как и часть прилегающих помещений, годных для проживания двух людей.
   Шар РИГМЫ, по-прежнему треснутый, но скрепленный несколькими обручами, покоился на специально собранном постаменте в главном зале управления загадочного корабля.
   Антон привел сюда АРК не из-за кибернетической системы – даже беглого сравнения известного ему гиперсферного курса, ведущего в эту пещеру, с теми линиями, фрагменты которых содержал в себе мини-компьютер, хватило, чтобы понять – полый астероид дрейфует в той же области пространства, куда с Деметры отправлялись транспорты ганианцев, загруженные их имуществом.
   Сейчас, стоя подле шара компьютерной системы, он был занят мыслями именно об этом.
   – Я должен попробовать, – произнес он вслух, продолжая начатый разговор с РИГМОЙ.
   – Ты не можешь подождать еще несколько дней? – спросил у него ровный голос. – Я уже управляю шестьюдесятью процентами коммуникаций. Еще немного, и вся кибернетика корабля перейдет под мой контроль.
   – И что это даст? – скептически хмыкнул Антон. – У нас все равно нет ни двигателей, ни экипажа. С этим кораблем еще разбираться и разбираться, а поиски ганианцев и Паши не терпят промедления.
   – Я разберусь с кораблем намного быстрее, чем ты думаешь, – возразил голос. – Могу утверждать со стопроцентной гарантией – его построили люди, использовав комплектующие нескольких колониальных транспортов эпохи Первого Рывка.
   – Все это любопытно, РИГМА, но я до сих пор не понимаю, как может корабль двигаться сквозь скопления газопылевых облаков? У него явно имелся утраченный сейчас нестандартный привод, о конструкции которого я только догадываюсь.
   – Ты имеешь в виду эти каркасы по бортам?
   – Да. Я не понимаю, что могло монтироваться в них?
   – Я тоже. К ним отходят не только системы приводов, но и цепи обратной связи. Эти конструкции являлись не только двигателями – они основная часть внешней сенсорной системы.
   – Роботы осмотрели их?
   – Да. На поверхности каркасов нет никаких датчиков. Обратной связью с бортовым компьютером обладало нечто, заключенное внутри каркасов.
   – В базах данных нет описания?
   – Здесь нет вообще никаких технических описаний. Само понятие – бортовой компьютер – для электроники данного корабля несколько преувеличенный термин. Тут есть отдельные автоматические системы, но они объединены не электронным вычислительным устройством, а системой трех пультов управления.
   – Кораблем управляли люди? Вручную?
   – Да. Есть несколько стандартных гнезд для нейросенсорного контакта, но с чем они связаны, я еще не разобралась.
   – Не можешь отследить передающие кабели? – усомнился Антон.
   – Слишком много обрывов. Пока не будет восстановлена вся бортовая сеть, ни одну схему я не смогу проследить наверняка.
   – Вот об этом я и толкую. – Антон посмотрел на один из работающих экранов, связанный с внешней видеокамерой, недавно установленной ремонтным роботом. – Медлить дальше нельзя. С кораблем еще куча проблем, и не факт, что он окажется нам полезен в открытом космосе. Пока что он – наше убежище и не более.
   – Ты настаиваешь на разведке?
   – Да. Пусть каждый занимается своим делом. Ты осваиваешь и ремонтируешь корабль, а я проверяю гиперсферные курсы.
   – Хорошо. А Лана?
   – Оставь ее пока в покое, РИГМА, – резко ответил Антон. – Она полноценный, независимый человек – с этим тебе придется смириться… и дай ей разобраться в себе, после того, как ей напихали в голову понемножку от тебя, от меня, от твоей загадочной Блейз. Ей нужно время, чтобы все это улеглось.
   – Хорошо, Антон, я буду заниматься кораблем. Когда ты собираешься стартовать?
   – Часов через десять. Хочу выспаться и еще раз просчитать курсы. Это должно быть где-то рядом, прыжок будет коротким. Перед стартом я передам тебе исходные данные.
   – А ты не хочешь взять меня с собой, в качестве бортовой системы?
   – Нет, РИГМА, извини, но я привык работать один. Ты нужнее здесь, поверь моей интуиции. Я буду осторожен – короткое всплытие, беглый взгляд по сторонам, и назад. Все пройдет нормально. В конце концов, мы вычислим их базу, и тогда уже придет черед думать по-настоящему…
* * *
   Покинув командное здание, расположенное посреди исполинского зала, Антон невольно остановился, в который раз глядя на почерневшие стволы и ветви деревьев.
   Эти исполины, корневая система которых, как он и предполагал, располагалась уровнем ниже, в специальных, заполненных почвой отсеках казались ему не менее загадочными, чем весь корабль в целом. Палубы, превращенные в огромный газон, системы ручного управления полуавтоматическими механизмами, эти загадочные каркасы по бортам… Он силился, но не мог представить людей, которые тут жили.
   Впрочем, главным сейчас было не это…
   Антон прошел по дорожке между мертвыми, оттаявшими газонами. Источники автономной гравитации, которые удалось включить РИГМЕ, значительно упрощали как перемещение по палубам корабля, так и его ремонт. Система регенерации воздуха пока не работала, но первичной атмосферы, закачанной в загерметизированные отсеки через агрегаты АРК, хватит ему и Лане на долгие месяцы.
   Паша. Все мысли Антона волей или неволей теперь концентрировались на нем.
   Найти его и вырвать из плена – вот чего он хотел добиться по-настоящему, а все остальное пока что имело для него второстепенное значение.
* * *
   Войдя в небольшой отсек, который ремонтные роботы быстро и бесхитростно переоборудовали в каюту, Антон протянул руку и долго шарил по стене в поисках выключателя, прежде чем сумел зажечь свет.
   Отсутствие привычных автоматических систем и постоянная потребность экономить энергию немного раздражали его.
   Под потолком тускло светился недавно установленный плафон, но, еще не обернувшись, Антон почувствовал – сзади кто-то стоит.
   Он не испугался этого интуитивного ощущения – на борту не было никого, кроме него самого, Ланы и РИГМЫ, а удивиться или рассердиться попросту не успел – что-то мягкое коснулось его спины, потом шеи, породив медленно ползущую дрожь… Антон на мгновение напрягся и вдруг понял: это вдоль позвоночника скользнула теплая, дрожащая человеческая ладонь, чуть влажная от волнения, как и губы, коснувшиеся его шеи…
   Он медленно обернулся, одновременно вспоминая эти забытые, утраченные когда-то ощущения, которые теперь нахлынули вдруг, все разом. В тусклом свете взгляд скользнул по нежному изгибу обнаженной груди Ланы, и его пальцы так же предательски дрогнули, когда она прижалась к нему, и ладонь Антона непроизвольно скользнула по ее спине…
   Все произошло так внезапно, что ее шепот показался ему горячим, обжигающим.
   – Ты сказал, что через две недели я стану полноправным человеком… – прошептала она, пряча глаза и еще теснее прижимаясь к нему, – две недели прошли, Антон…
   От этих слов он испытал острую, щемящую боль. Что-то ломалось… или оттаивало в душе от дрожащей надежды в ее голосе, от внезапно полыхнувшей мысли, что он давно и бесповоротно обрек себя на одиночество в этом мире, где все окружающие казались ему врагами?..
   Их губы нашли друг друга, а когда у Ланы кончилось дыхание, она, чуть отстранившись, решилась взглянуть ему в глаза.
   Они были теплыми. Первый раз за две недели их знакомства она видела в глазах Антона жизнь, а не холод отрешенности и ожидание каких-то непоправимых событий…
   …Он медленно увлек ее за собой, и последнее, что осознанно сделала Лана, прежде чем окунуться в неведомые ощущения – коснулась пальцами своего импланта, проверяя, на месте ли заглушка инфракрасного порта.
   Она не хотела, чтобы кто-то третий вторгался в их внезапно вспыхнувшую страсть…
* * *
   Лана еще спала, когда Антон открыл глаза.
   Было велико желание зажечь свет и взглянуть на нее, спящую, но он не стал делать этого.
   На ощупь собрав одежду, он вышел в огромный, пустой зал.
   Подглядывать, как он одевается, было некому, разве что РИГМА скосила в этот момент один из своих видеосенсоров.
   С этой старухи станется… – подумал Антон, вспомнив Сару.
   Настроение было легким, приподнятым.
   Вообще-то, Антон плохо относился к женщинам. Нормальные теплые отношения как-то не складывались ни с одной из подруг, хотя поначалу, когда Полынин выписался из госпиталя и прочно обосновался на Аллоре, он несколько раз пробовал всерьез завести семью… но любое чувство быстро заходило в тупик, как только начинались напряженные моменты работы на Роглеса. Он уставал, выматывался в Поисках, ему требовалось несколько дней отдыха после каждого броска в Рукав Пустоты, потому что приходил в себя Антон долго и тяжело. Игра со смертью на неизведанных гиперсферных трассах, когда каждое всплытие могло окончиться гибелью, высасывала все моральные и физические силы. Тут же подключались злополучные контузии, нервы начинали мотаться на кулак, ну и все летело к черту: бутылка коньяка по возвращении и пара сдержанных безответных просьб оставить его ненадолго в покое, после которых обычно следовал маленький нервный срыв, – все это не способствовало долгим и нежным чувствам.
   С годами Антон бросил эту дурацкую мысль – обзаводиться семьей. Все равно муж и отец из него получился бы, мягко говоря, никакой… так, кредитная карточка, в лучшем случае, источник средств к существованию, а построения семьи на таком раскладе он не хотел. Против подобного восставали и душа и разум…
   Сейчас он ощущал совершенно иное.
   Ночью он спросил ее:
   – Зачем ты включилась в нейросенсорный контакт между мной и РИГМОЙ?
   Некоторое время Лана молчала, прижавшись щекой к его груди, так что Антон ощущал уголок ее губ, а потом ответила:
   – Она пыталась взять меня под контроль, когда ты ушел внутрь «Бристоля». Ей частично удалось это – помнишь, как я впилась в твою руку, когда ты выстрелил в нее? Мне казалось, что у меня в голове поселилась льдинка, которая пытается приказывать мне…
   – И чем ты ее растопила?
   – Хабором… – тихо, с нотками вины в голосе, ответила Лана. – Я прошла его с тобой, от самого начала до конца. Ты знаешь, что твое подсознание хранит каждую секунду того боя?
   – Нет, – признался Антон. – Я старался не вспоминать то время.
   – Я люблю тебя…
   …Эти слова звучали в его душе, пока он шел к АРК, готовил корабль к старту, разговаривал с РИГМОЙ, оставляя ей обещанный расчет прыжка, а потом, после отстыковки и медленного маневрирования сквозь устье пещеры, все посторонние мысли ушли…
   Ему предстояла работа.
   Удалившись на три тысячи километров от похожего на картофелину астероида, внутри которого остался странный корабль с РИГМОЙ и Ланой на борту, он осмотрелся.
   Вокруг царило буйное великолепие красок. Газопылевые облака туманности горели неживым огнем, источая сложную цветовую гамму отдельных линий спектра.
   АРК висел в относительно чистом участке пространства.
   Таким же должно быть место всплытия, иначе миллиарды молекул газа и частички пыли неизбежно совместятся с машиной, превратив корабль в брызги расплавленного металла и пластика.
   Антон коснулся сенсорных кнопок на пульте, и «Тайфун» задрожал, теряя свои очертания, – он погружался в Великое Ничто гиперсферы.
   Одна за другой гасли секции приборов, предназначенных для навигации в трехмерном космосе, вместо них включился масс-детектор и связанные с ним экраны, куда бортовой компьютер АРК выводил сложный узор силовых линий аномалии космоса.
   Взглянув на них, Антон невольно подумал, что смертельная навигация Рукава Пустоты, пожалуй, бледнеет перед тем, что предлагал ему сейчас заглубленный в панель пульта шар масс-детектора.
   Четкими линиями обозначались несколько молодых и горячих звезд, прячущихся за пологом пылевых облаков, все остальное пространство между ними покрывала рябь никогда не виданных ранее помех – так приборы реагировали на массы газа и пыли, клубящиеся в пространстве.
   Антон достал мини-компьютер и положил его на пульт рядом с масс-детектором.
   Он не знал масштаба статичного фрагмента курсов и мог производить анализ лишь на основе их взаимного расположения.
   Теперь, когда он находился в гиперсфере, это вдруг оказалось несложно. Три линии, тесно прижатые друг к другу, идут параллельно, еще две протянулись чуть в стороне, шестой курс перечеркивает пять предыдущих наискось, и две странные засечки расположены чуть ниже и правее пересечения шестой линии с основными курсами.
   Кибернетическая система поиска нашла их.
   Указанные на мини-компьютере фрагменты были выхвачены из гораздо более сложного рисунка, который оставляли на экране масс-детектора реально существующие объекты.
   Антон долго анализировал найденный машиной участок, пока не пришел к выводу – картина в целом описывает горячую молодую звезду, на изрядном удалении от которой расположены орбиты малых множественных объектов, похожих на астероидный пояс…
   Засечки принадлежали общему фону помех – скорее всего, они отражали два наиболее опасных газопылевых шлейфа, которые вторгались в чистое от газа и пыли пространство вокруг звезды.
   Точка гиперсферного всплытия могла быть любой, Антон не стал бы следовать энергетически выгодным каналам, даже если бы и знал их. Единственное условие, которое он себе поставил, – подойти поближе к звезде, чтобы всплывать на участке, где давление солнечного ветра наверняка освободило пространство от газопылевых частиц.
   После нескольких часов маневрирования он оказался в желаемой точке.
   По показаниям масс-детектора, в двухстах миллионах километров полыхало новорожденное солнце, цепочка астероидных тел протянулась всего в тридцати тысячах километров от места всплытия. Вполне достаточно, чтобы не сгореть в горячих лучах полыхающего светила и сделать четкие снимки системы через приборы оптического увеличения.
   Наугад выбранная точка, как казалось Антону, вполне гарантировала его от нежелательных встреч с обитателями данной системы.
   Он загерметизировал забрало шлема и дал автопилоту сигнал на всплытие. Все должно происходить быстро, медленное карабканье вверх в данном случае исключалось – любой детектор зафиксирует поступательное возмущение гравитационных полей, а совершать прыжки на зыбкой границе аномалии не входило в планы Полынина – бортовые накопители АРК значительно оскудели после реанимации систем древнего корабля.
   Мгновенная хмарь гиперперехода затопила экраны внешнего обзора, затем в них ударил ярчайший свет голубой звезды, и фактически одновременно с этим тонко, заполошно завизжали сразу несколько предупреждающих сигналов боевых систем.
   Антон кинул взгляд на приборы и понял: его с разных сторон атакуют, как минимум, пять торпед, из состава тысяч им подобных, образующих статичное пространственное минное поле.
   Ориентированные на сигнал «свой-чужой», они уже запросили бортовой компьютер АРК о полномочиях доступа и не получили удовлетворительного ответа.
   Последняя мысль, которая мелькнула в голове Антона перед взрывом, была о том, что Роглес теперь вряд ли получит назад свой корабль.
   Это было совсем не то, о чем принято думать перед смертью…
* * *
   Антон очнулся в полной темноте.
   Тихий звук капающей воды и пробирающий до костей сырой холод – вот два ощущения, вернувшихся вместе с болью…
   Хуже уже не будет… хуже не будет… не будет…
   Слабая попытка заглушить боль. Разбитые губы покрывала корка запекшейся крови. Он со стоном пошевелился, ожидая встретить сковывающее сопротивление пут, но нет, его не связали.
   Руки и ноги едва могли шевелиться. Отбитые внутренности сжирала тупая, засевшая во многих местах боль. Некоторое время, пересиливая ее, Полынин корчился в темноте на голом и влажном бетонном полу, пытаясь этими непомерными, болезненными усилиями вернуть себе контроль над избитым телом.
   Прошло совсем немного времени, и он затих. Сил не осталось. Скрипя зубами, он лежал, ощущая небритой щекой холодный шершавый пол.
   Внезапно к нему вернулся отвратительный страх, такой же, как в первые минуты после десанта на Хабор. Пожирающее остатки мужества, отвратительное чувство показалось ему не порождением реальности, а мгновенной вспышкой памяти.
   Потом пришла иная, еще более неприятная мысль.
   Присказка о том, что хуже не будет, неверна, – корчась на полу, подумал он. – Будет. Будет еще хуже… Он знал, как обращались ганианцы с пленными, и в душе не нашлось ни одного аргумента против страшной перспективы пыток. Пока что спасительное забытье, наступившее сразу после взрыва АРК, избавило его от мук и издевательств, но теперь им, наверное, займутся всерьез, сначала ради информации, а потом уже так, для забавы, чтобы накормить свои звериные инстинкты, в тысячный раз повязаться друг с другом кровью, во славу мифического Шииста…
   Антон давно не испытывал такого состояния, когда чувства, мысли, да и само тело неподконтрольны ему. Словно изломанный человеческий манекен, он лежал на холодном, сыром полу и ждал своего мучительного конца, прислушиваясь к шорохам и другим звукам, которые доносились из темноты.
   Ничего… Ни хрена не слышно, ни шагов, ни голосов, только капает где-то вода, да хриплый звук собственного дыхания рвет напряженную, гулкую тишину прямоугольного помещения с голыми бетонными стенами и шероховатым полом.
   Полынин вдруг вспомнил последние минуты боя на Хаборе. Тогда он был готов расстаться с жизнью, продать ее как можно дороже… а теперь?
   Он лежал в темноте, раздавленный, как червяк, беспомощный, бессильный, вбирая избитым телом могильный холод сырого бетонного пола.
   Сознание постепенно освобождалось от страха.
   Мысли Антона не изменились, просто чувства стали тупее, словно разум баюкала страшная колыбельная безысходности.
   О том, что это действительно так, Полынин еще не догадывался.
   В узкой длинной бетонной коробке без окон, с одной дверью, закрытой снаружи на ржавый засов, находилось еще одно существо.
   Именно существо, потому что инсект не мог быть причислен к разряду гуманоидов.
   Он сидел на куче тряпья в противоположном конце погруженного во мрак пенального помещения и тихо раскачивался из стороны в сторону. Тьма не позволяла ему разглядеть распластавшегося на полу человека, язык инсектов не имел ничего общего с речью людей, но разумному насекомому не было нужды в свете и звуке – этот биологический вид обладал одной уникальной способностью: инсекты являлись врожденными телепатами.
   Полынин также не видел, что творится вокруг. Его разум и тело обессилели. Ощущение реальности, вернувшееся к нему на короткое время, вновь ускользало, и он был рад этому. Полузабытье дарило облегчение, отстраненность, но до полной потери сознания не доходило – что-то постоянно удерживало разум на зыбкой грани реальности, не позволяя ему погрузиться в пучину беспамятства.
   Антон так и не понял, в какой миг это нечто обнаружило себя – просто среди его больных мыслей возникла еще одна:
   Здравствуй, человек…
   Это был голос, родившийся в голове, и поначалу Антон воспринял его как часть собственного бреда, потом, секунду или две спустя, запоздало оценил эту реплику и…
   Тишина.
   Звонкая тишина наступила вокруг: исчез звук назойливой капели, исчезло все, что могло помешать его сознанию сосредоточиться.
   Исчезла боль, а вместе с ней ушел страх.
   Это душа отделилась от тела, или как?..
   Среди гробовой ненатуральной тишины вдруг раздался громыхающий перестук, похожий на давно позабытое впечатление детства: маленький мальчик, по имени Антон, идет по асфальтированной дорожке парка и тянет за собой огромный пластмассовый самосвал, колеса которого издают характерный, ни с чем не сравнимый звук.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация