А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спираль" (страница 22)

   Вспышечные воспоминания. Все, что осталось от настоящей Сары… Но кто, в таком случае, занимал весь освободившийся объем мозга миссис Клеймон? Кто звонил ему, назначал встречу, кто разговаривал, представившись матерью Паши?.. Что, в конце концов, могло быть успешно проинсталлировано на биологический носитель, если пример Ланы доказывает невозможность полноценной перезаписи эмоциональной памяти, которая, наверное, и есть неповторимая душа человека?
   Если бы на Аллоре с ним общалась настоящая Сара, она говорила бы вовсе не о Паше, не о ганианцах, не о гиперсферных курсах – она бы переживала свое многовековое старение во сне, вела бы себя как полоумная, но нет – он видел перед собой старую физически, но вполне вменяемую женщину, которая оперировала выдуманными воспоминаниями, но излагала их ровно, ставила вопросы и задачи без эмоций, как… машина?!
   …
   Коридор закончился знакомым округлым залом, где высились древние терминалы центрального сервера сети.
   Лана не солгала ему, сказав, что не пыталась общаться с электронной системой цоколя, – это Антон понял по ее расширившимся зрачкам, когда она увидела тот хаос человеческих и кибернетических останков, которые заполняли помещение.
   Он твердо взял ее за руку, провел к уцелевшему терминалу и усадил за него, подняв для этого с пола опрокинутое кресло.
   – Тебе знакомы текстоглифы на клавиатурах?
   Она посмотрела на раскладки сенсорных кнопок, изображение которых просвечивало сквозь прозрачный пластик защитного кожуха, и кивнула, неосознанно силясь обернуться назад, но Антон помешал ей снова взглянуть на останки людей и машин.
   Положив руки на плечи Ланы, он встал позади кресла, вернув ее внимание к терминалу.
   – Ты должна знать, как обращаться к сервисной оболочке системы, – произнес Антон. – Возможно, это по какой-то причине неприятно тебе, но напрягись, вспомни, как получить доступ к файловой системе.
   Она безропотно опустила обе руки на раскладку сенсорной клавиатуры, и сразу же тускло осветился экран, который чудом обошли автоматные очереди.
   Несколько минут Лана вводила команды, долго размышляя, перед тем как коснуться той или иной псевдокнопки.
   Экран долгое время оставался пустым. Единственное, чего она сумела добиться, это появления на нем немой, лишенной каких-либо признаков функциональности сервисной оболочки с пустыми оперативными окнами.
   – Она умирала… – внезапно выдавила из себя Лана, прочитав появившуюся в нижнем углу экрана строку непонятных Антону символов. – Система искала выход… – На нижнем срезе экрана появилось еще несколько строк сообщений, записанных машинным кодом. – Ее уничтожали… – Лана медленно выговаривала слова, интерпретируя непонятные Антону символы в доступную пониманию форму. – Файлов с данными нет… – дрожащим голосом заключила она, отдергивая руки от клавиатуры, словно короткие строки машинного языка причинили ей душевную боль, а псевдокнопки вдруг обожгли подушечки пальцев…
   – Сеть нашла выход? – настойчиво спрашивал Антон, игнорируя состояние Ланы. – Куда подевались составляющие ее программные модули? Она смогла их переместить?
   – Да… – ответила девушка, с трудом возвращая руки на раскладку клавиатур. Антон по-прежнему держал ее за плечи и ощущал, что она напряжена до непроизвольной дрожи в мышцах. В этом внезапном сопереживании скупым строкам крылось что-то глубокое, непонятное Антону, возможно, запрограммированное в разум Ланы в период роста.
   – Где она?
   Бледные, дрожащие пальцы девушки касались текстоглифов, перебирая различные комбинации команд, пока, наконец, на экран не выползла последняя, пятая строка, вызволенная ее усилиями из недр осиротевшего терминала.
   – Все базы данных и программные модули были перемещены с этих носителей, – медленно прочитала Лана. – После этого прошло тридцать восемь стандартных планетарных суток.
   – Куда перемещены?!.. – Антон в этот миг был готов пойти на все, чтобы добиться конкретного ответа на мучивший его вопрос.
   Лана, поборов дрожь, коснулась еще нескольких псевдокнопок.
   – Последнее сетевое соединение было установлено с бортовым компьютером колониального транспорта «Бристоль», – ответила она. – Туда велось перемещение данных с основных носителей.

   Глава 10.

   Деметра. Район последней стоянки колониального транспорта «Бристоль»…
   Давно заброшенная сфера колониального транспорта утопала в снегу и песке в добром десятке километров севернее цоколя. Чтобы добраться туда, Антону вновь пришлось поднимать АРК в воздух, но теперь он уже не опасался внезапной атаки – и сам цоколь и планета в целом лишились представителей какой бы то ни было разумной жизни более месяца назад.
   Лана, для которой Полынин поднял из ниши в полу резервное кресло, озиралась вокруг широко открытыми глазами.
   Ее интересовали не приборы АРК, а то, что демонстрировали вытянутые в обзорный триплекс экраны внешнего обзора.
   Она впервые в жизни видела снег, который все валил и валил, укрывая землю и руины мягким белым покрывалом.
   «Тайфун» совершил посадку подле возвышенности, которая лишь отдаленно напоминала полусферу и казалась скорее оплывшим холмом, чем творением человеческих рук.
   Еще один артефакт, наполовину утонувший в поверхности Деметры, занесенный многовековыми слоями песчаных отложений, а сейчас еще и припорошенный снегом…
   Если бы не детекторы, Полынин прошел бы мимо, не заподозрив, что под этим холмом покоится в выбитой при посадке воронке сфера колониального транспорта «Бристоль».
   Единственное, что указывало на истинное содержимое холма, был недавний отвал почвы и несколько вывороченных с корнями кустов в том месте, где не так давно открылся старый овальный люк…
   – Пошли.
   Лана молча и умоляюще посмотрела на Антона.
   – Я не пойду… – Ее взгляд безошибочно отыскал на склоне холма овальный провал, который зловеще чернел на фоне укрывшего возвышенность снега. – Я боюсь…
   – Мне будет нужна помощь в общении с бортовым компьютером.
   Лицо Ланы отражало внутреннюю муку, смятение, какое-то отчаяние. Полынин не мог понять, что с ней творится, в чем причина такой внезапной волны ужаса, буквально захлестнувшей ее.
   Губы девушки дрогнули, некрасиво искривившись.
   – Там другая система… – выдавила она не своим голосом. – Ты ведь сам можешь общаться с бортовым компьютером корабля…
   – Откуда ты знаешь?
   Лана молчала, снова оцепенев. Ее взгляд впился в обзорные экраны, зрачки остановились, словно примерзли к одному месту.
   – Ну, хорошо. – Антону действительно стало жаль ее. Он подумал, что страх Ланы перед очередной мрачной конструкцией вызван зловещими обстоятельствами ее появления на свет в недрах цоколя, но на этот раз он глубоко заблуждался.
   Причиной ее муки, так явно отразившейся на лице девушки, был вовсе не страх перед мрачным зевом открытого люка.
   Между секциями пульта АРК был намертво заклинен обесточенный шар РИГМЫ.
   Полынин уже встал со своего кресла и не видел, что в нижней части мертвого, отрезанного от бортовой сети сфероида, содержавшего внутри себя кибернетические схемы домашней компьютерной системы, нервно помаргивает едва уловимое глазом излучение инфракрасного порта.
   Отключенные кабели интерфейсов не всегда гарантируют отсутствие связи с периферией.
   – Сиди здесь и ничего не трогай.
   Оглянувшись на пороге шлюзовой камеры, Антон понял, что предупреждение было лишним – Лана по-прежнему сидела, будто окаменев, только ее губы беззвучно шевелились в непонятной артикуляции…
* * *
   Люк, который кто-то открыл изнутри, располагался на склоне холма ближе к его вершине.
   Антон прекрасно знал внутреннее устройство колониальных сфер. В этих конструкциях не было изысков. Если учесть, что корабль на девяносто процентов покоился под землей, в выжженной при посадке многометровой воронке, то видимая часть холма по логике являлась не чем иным, как основным управляющим модулем «Бристоля».
   Протиснувшись сквозь заваленное осыпавшимся песком отверстие, Антон оказался в шлюзовой камере. Ему пришлось потратить несколько минут, руками отгребая мерзлый песок, прежде чем обнажились рычаги аварийного механического привода, при помощи которых он сдвинул с места массивную овальную плиту внутреннего люка.
   За ним в коротком отрезке коридора горел тускло-желтый свет.
   Открутив привод на половину возможного хода, Антон боком протиснулся внутрь колониального транспорта.
   Сюда, вероятно, не заглядывал никто на протяжении многих сотен лет, и тем не менее комплекс продолжал функционировать.
   Энергосберегающий режим, который поддерживался бортовым компьютером «Бристоля», свидетельствовал, что, по мнению кибернетической системы транспорта, не все исполнительные функции были исчерпаны.
   Неужели еще кто-то позабыт в криогенных камерах? – подумал Антон. Деметра казалась ему образчиком безумия, но на самом деле и заброшенный цоколь, и этот погребенный под землей колониальный транспорт, на борту которого по-прежнему могли функционировать криогенные камеры, являлись лишь частностью, ярким, но маленьким эпизодом, выхваченным из картины многовековой давности, когда тысячи подобных транспортов покидали Землю.
   Достоверно была известна судьба нескольких сот из них, а остальные? Сколько еще немых свидетельств эпохи Первого Рывка раскидано по неисследованным уголкам спирального рукава Галактики?
   Этого не знал никто.
* * *
   Короткий, тускло освещенный коридор действительно вывел его в рубку управления «Бристоля».
   Помещение напоминало немного увеличенную в размерах кабину АРК. Антон не удивился тесноте отсека и обилию аппаратуры, он прекрасно знал, что девяносто девять процентов от объема колониального транспорта занимала огромная полость, разделенная на решетчатые палубы. Грузовые уровни для техники, так называемые «пассажирские» для криогенных камер и спящих в них людей. Техника прошлого, на фоне современных межзвездных лайнеров, казалась творчеством безумца, но ведь и на далекой, полузабытой теперь Земле первыми мореплавателями были отчаянные смельчаки, пересекавшие огромные водные пространства на утлых плотах, – большинство первобытных племен в ту пору даже не знало лодок…
   Много веков спустя их далекие и уже «цивилизованные» потомки, созерцая с борта ультрасовременного лайнера те или иные берега, тоже, наверное, не могли понять, как эти безумцы в период каменного века сумели покорить необъятные водные пространства, расселившись практически по всей планете…
   …Отбросив ненужные сейчас мысли о глобальных процессах миграции человечества, Антон протиснулся между блоками аппаратуры в поисках главного пульта управления.
   Он бы не оставил Лану на борту АРК, если бы не был уверен, что сам сможет наладить общение с компьютером колониальной сферы. Система цоколя пользовалась своим машинным языком, более сложным и эффективным, предназначенным для командного общения с сотнями автономных машин и отдельных узлов. Сеть цоколя проектировали и программировали, исходя из условий и задач, в корне отличающихся от тех, что несли в себе компьютерные составляющие колониальных транспортов.
   Кибернетическая система «Бристоля», при самом скверном развитии ситуации, должна была стать понятной и доступной даже ребенку, знающему азы пользовательской науки, – именно такой принцип был реализован в программировании бортовых компьютеров всех без исключения колониальных транспортов.
   В тесноте главного командного поста чувствовался затхлый запах. Помещение давно не вентилировалось системой бортовой регенерации воздуха, редкие огни резерва сиротливыми маячками горели в полутьме, экраны внешнего обзора были черны – космический корабль исчерпал свои функции много веков назад, поэтому сейчас его система поддерживала в рабочем состоянии лишь те узлы, которые еще не утратили программного смысла своего существования и были связаны с действовавшими после посадки агрегатами.
   Антон несколько минут искал необходимый ему терминал, игнорируя все, что касалось управления кораблем в космосе.
   Наконец, во второй раз обходя узкие проходы между компьютерными блоками, он нашел то, что искал: терминал систем жизнеобеспечения, на котором горели несколько индикаторов питания.
   Сев в расположенное подле него кресло, Антон посмотрел на раскладку клавиатур.
   Вместо текстоглифов, шифрующих последовательность команд, на центральной клавиатуре были нанесены буквы английского алфавита. Справа и слева располагались клавиатуры поменьше, их кнопки казались большими, выпуклыми и никак не подходили под определение «сенсорные».
   Антон некоторое время читал надписи, нанесенные на них, потом коснулся клавиши, включающей сервисную оболочку.
   На осветившемся экране появились несколько строк контекстного меню:
   Функции общего жизнеобеспечения.
   Загрузка криогенных модулей.
   Отчеты по нештатным ситуациям.
   Связь с периферией.
   …
   Он активировал вторую строку из списка.
   Несколько томительных секунд система что-то «переваривала», потом на экран один за другим посыпались сообщения об ошибках обмена данными, и в конечном итоге в строке «загрузка» высветилась цифра «ноль».
   Антон почувствовал облегчение. Он опасался, что в действующих до сих пор криогенных камерах «Бристоля» окажутся спящие люди.
   Нет, судя по отчету, последнее пробуждение было успешно осуществлено полтора месяца назад.
   Сара… Клянусь дьяволами Элио, то была Сара Клеймон!
   Теперь сеть. Куда были переданы ее программные модули в момент, когда ганианцы, сломив сопротивление машин, добрались-таки до центрального сетевого узла цоколя?
   Работать с системой «Бристоля» оказалось достаточно легко – она действительно была спроектирована для человека и внятно отвечала на заданные вопросы.
   Антон соединился с центральной оболочкой и быстро отыскал в ее структуре строку:
   Экспорт внешних данных.
   Вот он, момент истины…
   Полынин коснулся курсором интересующей строки, и система тут же отреагировала на запрос.
   Последняя передача данных на борт «Бристоля» осуществлялась по выделенному кабельному каналу, соединяющему колониальный транспорт с компьютерной сетью цоколя.
   Показать полный путь перемещения данных.
   Несколько секунд в недрах соседних терминалов что-то щелкало, затем на экране высветилась схема передачи потока внешних данных.
   Антон посмотрел на нее и в первый момент не поверил своим глазам, испытав то же самое чувство, что и при внезапной встрече с Ланой…
   Передача данных велась непосредственно в компьютер, обслуживающий криогенную камеру с пятизначным номером, в которой в тот момент спала Сара Клеймон!..
   Ее пробуждение было инициировано одновременно с окончанием передачи.
   Несколько секунд Антон ошеломленно смотрел на экран, а в его голове в этот миг прокручивались сцены из недавних событий на Аллоре.
   Круг замкнулся.
   Сара Клеймон, умирая, взломала компьютер «Скорой помощи» с единственной целью – передать данные на его домашний терминал!
   Выходит, что загадочная сеть Деметры, бежавшая отсюда в дряхлом теле Сары Клеймон, на протяжении нескольких последних суток была наглухо замурована в темном шаре РИГМЫ?!
   Антон резко встал с кресла и бегом бросился назад, к выходу.
* * *
   В кабине АРК было светло и тихо.
   Лана, будто окаменев, сидела в той же позе, в какой он оставил ее некоторое время назад. Она никак не отреагировала на появление Антона, даже не повернула головы.
   Опять с ней случился этот непонятный ступор. Полынин перевел взгляд с девушки на темный шар РИГМЫ, зажатый между секциями пульта.
   Сев в свое кресло, он положил на подлокотник импульсную «гюрзу» и, заблокировав автопилот АРК, включил обесточенный шар в резервную панель пульта.
   Внутри сферы опять трепетно зажглись огоньки индикации постоянных запоминающих устройств.
   В рубке по-прежнему царила звонкая тишина.
   Антон смотрел на алые искры индикаторов, пытаясь понять, что же действительно заключено там, внутри, и как, КАК этой электронной сволочи удалось провести его душу через все круги ада, начиная от Хабора и заканчивая мрачными недрами давно покинутого города на Деметре…
   – Говори… сука, – губы Антона побелели, он уже не мог держать себя в руках, слишком многое пришлось вспомнить, пережить заново, безвозвратно сломать в своей жизни…
   Алые искры внутри полупрозрачной темной сферы ускорили свой бег.
   – Ты не поймешь меня, Антон, – внезапно раздался в скрытых динамиках аудиосистемы АРК знакомый голос РИГМЫ.
   – Я… постараюсь. – Пальцы Полынина непроизвольно сомкнулись на прорезиненной рукояти импульсного пистолета.
   Лана, до сих пор сидевшая неподвижно, будто изваяние, медленно повернула голову:
   – Прошу, не стреляй в нее… Она тоже хочет жить… как и все мы…
   Полынин даже не посмотрел в ее сторону. Его взгляд, впившийся в сферу РИГМЫ, отражал тот ад, что царил в душе и разуме Антона.
   – Паша жив? – тихо спросил он.
   – Да, – ответил синтезированный голос.
   – Где он?
   – Я передала тебе курсы. Нужно было выполнить мою просьбу, а не лететь сюда, чтобы копаться в прошлом.
   – В том прошлом, в котором ты несешь ответственность за Хабор?
   Искры внутри шара еще более ускорились. По их движению были видны кристаллодиски, на которые постоянно поступала обновляемая процессором информация. Шар мыслил, со скоростью в миллионы раз быстрее, чем это отражал текучий, рассыпчатый свет.
   – Нет, – ответил электронный голос. – Планету атаковали кланы Ганио.
   – Кто снабжал их оружием? Кто координировал операцию? Кто отслеживал передвижение «Светоча», предупреждая, в какой точке и в какое время приземлится тот или иной модуль?
   После его слов наступила гробовая тишина.
   Рука Антона медленно оторвалась от подлокотника, поднимая ствол на уровень текучих огней.
   Лана вдруг закричала, но Антон, не оборачиваясь, свободной рукой заткнул ей рот, чувствуя, как ее зубы впились в кожу запястья.
   Вновь наступила тишина, в которой характерно щелкнул активированный интегральный затвор «гюрзы».
   По прокушенному Ланой запястью тонкой, горячей струйкой потекла кровь.
   – Действия кланов Ганио координировала я, – раздался ровный голос.
   Выстрел ударил в край сферы, пробив тонированный корпус, пустив по нему паутину трещин, но не задев ни одного из кристаллодисков – лишь огоньки внутри на миг сбились с такта своего движения, вспыхнув хаотичным узором, словно спутанные гирлянды с рождественской елки…
   Голос РИГМЫ зазвучал почти одновременно с выстрелом, но теперь в нем не было монотонности. Он звучал, как запись, прокручиваемая на скверно воспроизводящем устройстве, то замедляясь, то ускоряя темп…
   – Меня обманули… все… что ты… сделал… зачем я…
   – Это просто контузия, – ответил Антон, вырвав свое запястье из сведенных судорогой челюстей Ланы. – Баллистический шок, – развил он свою мысль, не обращая внимания на кровь. – А теперь ответь, электронная тварь, почему ты это сделала? Почему ты дала им шанс убивать и грабить? Что было обещано тебе взамен?
   – Мне… обещали… станцию… Гиперсферной… частоты… Мне… больно…
   – Ты не можешь испытывать боли, – ответил Антон, заставив оцепеневшую Лану встать с кресла. – Иди умойся, там за переборкой санузел.
   Она с ужасом посмотрела на него, потом перевела взгляд на прокушенное запястье Антона, кровь с которого капала на пол, и ее губы, тоже испачканные в крови, мелко задрожали.
   – Иди, я сказал!
   Лана скрылась за переборкой.
   Дождавшись, пока за ней автоматически закроется дверь, Антон рывком достал полутораметровый шунт нейросенсорного контакта.
   К этому моменту текучие огни внутри РИГМЫ уже стабилизировались.
   – Что ты задумал, Антон? – опять зазвучал ровный синтезированный голос. – Ты не можешь судить меня, потому что ты…
   – Я выжил на Хаборе, – ответил он, вставляя один конец шунта в свой височный имплант. – Ты пустила их сюда, на Деметру, и этим обрекла таких же, как я, молодых парней на смерть. Я хочу знать: почему?.. – Он двумя пальцами проверил, прочно ли вошел конец шунта в разъем височного импланта, и потянулся к шару РИГМЫ.
   – Лучше просто убей меня…
   – Нет. Ты не заслужила этого, – ответил Антон, вытаскивая заглушку разъема прямой нейросенсорной связи.
   – Что ты задумал?
   – Сейчас поймешь… – С этими словами он воткнул второй конец шунта в ответное гнездо. – Это будет настоящая боль, обещаю.
   Красные огоньки замедлили свой бег, а потом медленно, словно бы нехотя, потекли туда, к жадному жерлу открывшегося двухстороннего канала, вливаясь в тончайшие стекловидные нити оптиковолокна.
   Прошло несколько секунд, и второй жгут, подключенный к височному импланту Антона, выплеснул в темный шар РИГМЫ текучий огонь преобразованных в байты мыслей…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация