А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спираль" (страница 21)

   Тем не менее он снял мягкий защитный шлем, открывая лицо.
   – Меня зовут Антон.
   Девушка улыбнулась в ответ. На ее щеках обозначились ямочки.
   Полынин, измотанный долгими блужданиями в недрах цоколя, был настроен менее дружелюбно, а эта встреча лишь на миг показалась ему удивительной. На самом деле она была зловещей.
   – Что ты делаешь тут, совершенно одна? – спросил Полынин, оглядываясь по сторонам. – И зачем ты мочишь ноги в радиоактивной воде?! – не удержавшись, добавил он.
   Два заданных подряд вопроса породили вертикальную морщинку на ее лбу.
   Несколько секунд она молчала, а потом ответила:
   – Я не понимаю тебя.
   В голове Полынина промелькнула мысль насчет семантической пропасти, но он тут же отверг ее.
   – Что значит – «не понимаю»? – Он пристально посмотрел на девушку. – Мы же вроде говорим на одном языке, верно?
   – Да, – кивком согласилась Лана. – Но я никогда не слышала таких слов. Что значит «одна» и почему ты назвал воду «радиоактивной»?
   Пытается закосить под дурочку? Не похоже…
   – Этот бассейн – отстойник из системы охлаждения реактора. – Антон присел, опустив в воду тонкий щуп анализатора, – а насчет одиночества… – Он на секунду задумался. – Ты не испугалась меня, значит, тебе знакомы и другие люди?
   Она пожала плечами.
   – Не знаю… Они похожи на меня… – Непонятно, кого имела в виду Лана, но Антон внутренне похолодел.
   Похожи на меня… Люди или андроиды?
   – Тогда почему ты одна, а не с ними? – повторил он вопрос, подавив желание резко оглянуться по сторонам.
   Лана не обратила внимания на его напряженное состояние.
   – Они все там. – Она неопределенно махнула рукой куда-то в сумеречные глубины огромного помещения. – А я вот проснулась, – печально констатировала она, вырвав эту фразу из контекста собственных мыслей, не высказанных вслух, поэтому Полынин мало что понял из ее слов. Вытащив щуп анализатора, он посмотрел на цвет столбика.
   – Ну, как? – с какой-то детской непосредственностью осведомилась Лана, будто знала его всю жизнь.
   – Норма. – Полынин был удивлен чистотой воды, наполнявшей бассейн. – Даже пить можно…
   Ситуация, и так ирреальная до степени сценического абсурда, усугублялась с каждой секундой, будто, блуждая по недрам цоколя, он перешагнул невидимую грань и внезапно оказался в совершенно ином мире…
   – Тогда пошли купаться. – Она повела плечами, стряхнув этим движением свой минимум одежды, и без всплеска скользнула в воду. – Тут здорово. Тепло, – сообщила она, отплывая на спине от края бассейна. – Тепло и ласково.
   Антон присел на край поребрика, покрытый каким-то подозрительным, скользким налетом бурого цвета. Еще раз оглядевшись, он убедился, что в сумеречном зале нет никакого постороннего движения, и только после этого взглянул на отплывшую от бортика девушку.
   У нее была красивая грудь и печальные глаза – Лана походила на глюк, пойманный им из-за монотонной усталости бесконечного и безрезультатного поиска.
   …Пока он размышлял над природой ее существования, Лана сделала круг по стоячей воде и вновь вернулась к осклизлому бортику.
   Не смущаясь его присутствия, она вылезла, вытерлась куском своей материи и тут же обернула ее вокруг плеч.
   – Хочешь, я покажу тебе «других»? – внезапно спросила она, передразнив его интонации.
   Антон по-прежнему сидел на корточках, сам не замечая того, что пальцы побелели, сжимая теплый пластик импульсного автомата. Нереальность последних событий сильно повлияла на его состояние, но он знал, что разум справится и с этим, нужно лишь немного времени, чтобы отпустил проклятый шум в ушах и исчез изо рта этот солоноватый привкус…
   – Пойдем, – хрипло согласился он.
   Лана, по-прежнему не обращая внимания на его посеревшее, угрюмое лицо, уверенно шагнула в зеленоватый сумрак, шлепая босыми ногами по ржавым решеткам.
   Антон встал и, ежесекундно оглядываясь по сторонам, последовал за ней.
   Идти пришлось недалеко – выход из зала обнаружился в пятидесяти метрах от бассейна
   Короткий и относительно чистый коридор, облицованный серым пластиком, привел их к массивным, сомкнутым створам модульных ворот, подле которых на встроенной в стену панели горели зеленые сигналы индикации питания.
   Ого… Это уже похоже на что-то функциональное… – подумал Антон, и, словно в подтверждение его слов, массивные створы автоматически дрогнули, начали открываться, а из образовавшейся щели тут же потянуло холодом – в коридор вырвался ледяной воздух, на глазах превращающийся в клубы морозного пара…
   Перешагнув порог открывшегося помещения, Полынин понял, что находится в самом заурядном и далеко не совершенном с точки зрения передовых технологий криогенном биоинкубаторе.
   Масса аппаратуры, на панелях которой лежал тонкий налет инея, тревожно перемигивалась контрольными огоньками, сипло вздыхали несколько насосов, повсюду вились прозрачные трубочки, замысловато переплетенные с кабелями питания, и все это объединялось пятью биокрионическими камерами.
   Прозрачные колпаки низкотемпературных саркофагов были покрыты сетью трещин. Дыры от пуль казались огромными и черными.
   Колпак крайней инкубационной ячейки, также задетый очередью неведомого стрелка, был поднят вверх, показывая пустое ложе, а рядом с ним, на покрывающей пол помещения тонкой наледи, четко пропечатались проталины следов от босых человеческих ног.
   Антон покосился на Лану, которая зябко куталась в кусок ткани.
   Спрашивать ее, кому и зачем потребовался этот биоинкубатор, предназначенный для клонирования и многолетнего роста точных человеческих копий, было бесполезно. Пятая камера явно принадлежала ей самой – пули по случайности не задели растущего в ледяной тиши тела, а поврежденная автоматика инициировала процесс срочного пробуждения – это Антон понимал со всей очевидностью.
   – Тебе холодно. – Полынин видел, что у нее зуб на зуб не попадает. Сняв куртку защитного костюма, он протянул ее Лане. – Выйди отсюда, оденься и жди меня.
   – У меня есть одежда… – тихо ответила она, не взяв протянутой куртки, но безропотно выскользнула за дверь.
   Антон дождался, пока она исчезнет, и только тогда подошел к первому саркофагу.
   Под изрешеченным пулями колпаком лежал младенец – девочка месяцев семи-восьми от роду.
   Контрольный дисплей показывал ровное движение пяти линий. Процесс крионического роста был непоправимо нарушен.
   В следующей камере находилось тело пятилетнего подростка. Застывшие черты уже напоминали лицо Ланы, но были детскими, угловатыми и незавершенными. В третьей и четвертой камерах соответствующие копии имели пятилетний прогресс в возрасте.
   Все они были мертвы. Антон посмотрел на пол, ожидая увидеть россыпи автоматных гильз, но среди замысловатых узоров ледяной корки не было даже намека на тускло-желтые цилиндрики – там валялась одна-единственная обойма от импульсной винтовки…
   Ганианцы?
   Антон поднял обойму, отодрав ее от пола. Разгибаясь, он заметил, что на постаменте ближайшей к нему инкубационной ячейки закреплена отштампованная промышленным способом пластина с надписью:
   «Беатриче Блейз. Клон номер пять».
   Он повернул голову, посмотрев на следующий саркофаг.
   Такая же пластинка, только номер, отштампованный на ней, – четыре.
   Выходит, что Лана – клон номер один? – мелькнула в его голове мгновенная догадка.
   Он подошел к камере с откинутым вверх колпаком. Дисплей контроля систем жизнеобеспечения все еще работал: на голубом фоне, вместо синусоид или прямых линий, графически отображающих биологические ритмы, мигало несколько надписей:
   Сбой основной программы.
   …
   Режим экстренного пробуждения.
   …
   Загрузка данных прекращена.
   …
   В нижней части экрана отображался цветовой индикатор, веселый столбик изумрудного цвета с надписью под ним:
   Процесс пробуждения: Успешно завершен.
   Взглянув на дату и время, Антон понял, что Лана покинула камеру тридцать часов назад.
   Оставалось непонятным, зачем тут росли пять клонов Беатриче Блейз, но зато теперь Антон, наконец, вспомнил лицо Ланы: она действительно являлась точной генетической копией прототипа. Среди информационных файлов, посвященных Деметре, было несколько статей из «желтой» прессы о единственном человеке, сотрудничающем с искусственным разумом, и фотография самой Блейз.
   Возможно, именно здесь сеть пыталась вырастить генетические копии близкого ей человека, после смерти оригинала?
   Это следовало уточнить.
* * *
   Дождавшись, пока мощный шлюзовой створ полностью сомкнется, Антон пошел назад к бассейну.
   Услышав его шаги, Лана подплыла к бортику, вылезла из воды и замерла, спрятавшись за мутью медленно поднимающихся к невидимому потолку испарений, словно случайно позабытое тут неведомым скульптором изваяние античной Афродиты…
   Что она себе вообразила?
   Антон остановился в двух шагах от обнаженной фигуры. Обстановка продолжала давить ему на нервы.
   Пар, курящийся над темной поверхностью воды, вдруг рассеяло порывом сквозняка, который гулял от одного устья тоннеля к другому, периодически меняя свое направление.
   Бесспорно, биологическая кукла была прекрасна.
   Он смотрел на нее, но ничего не шевелилось в душе Полынина, словно перед ним действительно застыло изваяние.
   Бархатистая кожа Ланы в неверном свете огромного помещения отливала загадочными оттенками, капельки воды мерцали, призывно скользя по изгибам женственной фигуры, ее обнаженная грудь часто приподнималась, отражая внутреннее волнение, она стояла всего в двух метрах от Антона и ждала…
   Ждала, что он сейчас сделает шаг навстречу, коснется ее и тогда…
   Он действительно сделал шаг вперед и присел на пластиковый борт бассейна.
   – Хватит валять дурака… – глухо произнес Полынин.
   Лана подняла оброненный на краю бассейна кусок ткани и присела рядом с ним.
   – Я тебе не нравлюсь? – тихо спросила она.
   – Ты красивая, – со сдержанным раздражением ответил Антон.
   Несколько секунд она сидела рядом с ним, поджав губы, пытаясь мысленно переварить его фразу, а потом вдруг рассмеялась.
   – Я не понимаю тебя. Ты разговариваешь, а я не понимаю.
   Естественно, что не понимаешь…
   Физически завершенная копия человека, по сути – новорожденная с телом двадцатилетней женщины, – как могла она понимать его? Удивительно, что Лана каким-то образом осознавала саму себя. Ее знание интеранглийского теперь не являлось для Антона загадкой – надпись на терминале ясно свидетельствовала о том, что процесс взросления в инкубационной ячейке сопровождался «закачкой» в разум клона определенной информации через височный имплант. Но знать язык и владеть им – это не одно и то же…
   Интересно, что еще умудрились закачать в тебя? – подумал Антон, покосившись на девушку. – Память генетического прототипа?
   – Ты помнишь, кто такая Беатриче Блейз? – задал он провокационный вопрос.
   – Да, – односложно ответила Лана. – Она человек, от которого взяты мои гены. Мне холодно, – добавила девушка неожиданно.
   – Так оденься. – предложил Антон, не замечая, что его тон стал груб. – Ты ведь сказала, что у тебя есть одежда?
   Она стояла, немо уставившись на курящуюся паром водную гладь, не реагируя на его слова, глубоко задумавшись о чем-то…
   Антон тоже задумался. Искоса посмотрев на застывшую фигуру девушки, он попытался припомнить все, что удалось вытянуть из сети Интерстар относительно Беатриче Блейз. Судя по нескольким статьям, эта женщина была странным образом привязана к данной планете и процветавшему тут кибернетическому разуму. Если Антону не изменяла память, то она являлась добровольной помощницей сети – единственным человеком, кто двадцать лет назад в период «расцвета» этой непонятной истории свободно посещал Деметру, помогая искусственному интеллекту в экспериментах, призванных инициировать эволюцию кибернетической жизни.
   Размышляя над этим, Антон тут же вспомнил показания сканеров, полученные при посадке, – вся поверхность планеты вокруг цоколя напоминала огромный полигон с ржавеющей под открытым небом техникой.
   Эксперимент, судя по всему, не удался… – мысленно отметил он, продолжая наблюдать за девушкой, которая, очнувшись от своего непонятного оцепенения, отошла метров на пять в сторону от бассейна и с усилием вытащила из-под груды пластиковых листов упрятанный туда объемистый сверток.
   Вернувшись к бассейну, Лана раскрыла принесенный пакет, в котором обнаружился комплект одежды и любопытнейший набор предметов.
   Антон с удивлением заметил вполне современную статкарточку, являющуюся унифицированным удостоверением личности, годным для всех миров, которые когда-либо входили в состав Конфедерации Солнц, кредитную карту, с отличительной золотой полоской на торце, свидетельствовавшей, что на счету предъявителя лежит сумма, превышающая сто тысяч кредитов, затем последовало удостоверение пилота первого класса, магнитный ключ активации для бортовой кибернетической системы космического корабля, импульсный пистолет системы «Стайгер», нож…
   Пока он рассматривал вещи, извлеченные из пакета, Лана натянула на себя нижнее белье, потом мешковатый комбинезон синего цвета, который сразу же скрыл женственность ее фигуры, превратив привлекательную девушку в неопрятного техника, который только что выкупался, но забыл вытереть и причесать растрепанные волосы.
   Набор предметов, который она извлекла вместе с одеждой, навел Антона на определенные мысли.
   Он протянул руку, взял удостоверение личности и считал его данные при помощи сканера.
   Пробежав глазами по строкам расшифрованных данных, он понял, что не ошибся в интуитивном предчувствии, – настоящей Беатриче Блейз, вероятнее всего, уже не было в живых – статкарточка, выписанная на ее имя, явно указывала на это…
   – Лана, у тебя есть память генетического прототипа? – подняв взгляд, спросил Антон. – Ты помнишь что-нибудь из жизни Беатриче Блейз?
   Она замерла с поднятой рукой, которой хотела поправить упавшую на глаза прядь непослушных волос.
   – Нет… Я почти ничего не помню, – призналась девушка после некоторого раздумья. – Если сосредоточиться, то всплывают несколько ярких воспоминаний… какой-то исполинский шагающий робот, обстановка рубки управления… Потом вид планеты из космоса: яркий серп на фоне звезд и черноты…
   Значит, сеть Деметры все-таки пыталась создать копию своей добровольной помощницы, а не просто биологическую куклу без личности…
   – Ты знаешь, где находишься, кто ты, зачем появилась на свет?
   На несколько секунд наступила тишина, затем с ее ресниц вдруг начали одна за другой срываться слезинки.
   – Имя ты придумала сама, верно? – продолжал настаивать Антон, игнорируя ее слезы.
   – Да, имя я придумала сама, – выдавила Лана. – Не знаю, откуда оно взялось в моей голове. Я не понимаю, кто я…
   Полынин слушал ее в глубокой задумчивости и потому пропустил миг, когда она резко наклонилась и схватила импульсный пистолет.
   Очнувшись, он вскочил, перехватив ее руку у самого лба девушки.
   – Постой же ты, ненормальная!
   Она попыталась вырваться, но куда там – хватка у Полынина была железной.
   – Что ты задумала, девочка? – сощурясь, спросил он, с усилием отводя кисть ее руки вместе со стволом «Стайгера» с опасной линии.
   Она вдруг расслабилась, обмякла, оставив тщетные попытки вырваться, и горестно произнесла, глядя в пол:
   – Я ведь не настоящий человек, верно?
   Полынин несколько секунд обдумывал сказанное, а потом отрицательно мотнул головой:
   – Ты не можешь так говорить. Любой клон старше двухнедельного возраста автоматически считается человеком.
   – Могу… – в голосе Ланы прозвучали тоска и безысходность. – Я не знаю, кто я и зачем появилась на свет. Я была одна, и мне было страшно, понимаешь?! – Она зажмурилась. – Вокруг никого, только эти обезумевшие машины, которые ползали повсюду…
   Обезумевшие машины?
   Антон мгновенно вспомнил двух андроидов у входа в зал, затем скосил глаза на импульсный пистолет, который она сжимала в напряженной руке, и понял, что Лана говорит правду: цифровой индикатор зарядов – светящееся крошечное табло на торце пистолетной рукоятки – показывал цифру «тринадцать».
   Значит, из «Стайгера» было сделано, как минимум, восемьдесят семь выстрелов… За тридцать часов, прошедших после «рождения», ощутить полнейшее одиночество, вступить в бой с патрулирующими подземелье машинами… Если вдуматься, то девочке не позавидуешь…
   В этот миг, воспользовавшись тем, что внимание Полынина ослабло, Лана с нечеловеческой силой вывернулась из его рук, использовав характерный прием рукопашного боя, что явилось для Антона полнейшей неожиданностью.
   Он устоял на ногах, зло подумав при этом:
   Значит, в тебя во время «взросления» закачали не только интеранглийский?.. – Мелькнувшую в голове мысль прервал ее дрожащий голос:
   – Хочешь, продырявлю тебе башку? – Фраза явно принадлежала не тому невинному существу, которое беззаботно плескалось в бассейне несколько минут назад.
   Смена ее настроений и полная непредсказуемость действий в ином обществе имели бы ошеломляющий эффект…
   Антон взглянул в черный зрачок «Стайгера», который имел характерный синеватый отлив на срезе ствола, появившийся от нагрева в момент интенсивной стрельбы длинной очередью, и ответил:
   – Извини, если я тебя обидел. Ты уже появилась на свет, и не надо делать из этого трагедии, ладно?
   Она, закусив губу, опустила пистолет, но в ее глазах по-прежнему отражалась стылая безысходность…
   Антон вполне понимал ее состояние. Новорожденная, но уже взрослая женщина, с чужой, обрывочной памятью, очнувшаяся совершенно одна в мрачных подземельях, без цели в жизни, без возможности выбраться отсюда, навек приговоренная прихотью электронного разума к роли биологической куклы, призванной заменить давно погибшего человека, но не востребованная даже в таком качестве…
   Неудивительно, что он нашел ее беззаботно плавающей в этом бассейне… – то была реакция самозащиты, чем-то схожая с состоянием комы, но не физической, а моральной – отчаявшись разобраться в себе, она просто запихнула ворох ненужных, не принадлежащих ей вещей под нагромождение пластиковых листов и превратилась в Лану – частичку этого безумного подземного мира, такую же странную, противоестественную для «нормального» человека, как вся окружающая среда ее обитания.
   Ей крупно повезло, что я появился тут… – внезапно подумал Антон.
   – Ладно, давай перестанем злиться, – вслух произнес он, мягко заставив ее руку опустить оружие. – Пожалуйста, подумай, что, кроме знания интеранглийского и навыков рукопашного боя, в тебя вложено?
   Лана долго молчала, а потом тихо спросила:
   – Ты возьмешь меня с собой?
   – Да, – не колеблясь, ответил Антон, который минуту назад уже обдумывал данный вопрос. Он не испытывал восторга от появившегося общества, но здраво рассудил, что бросить ее тут не сможет – хватит его душе и того бремени, которое висело тяжкими мыслями о Паше Мороке…
   – Еще я знаю, что где-то тут расположены шесть основных терминалов сети, – неожиданно произнесла она. – Я умею работать с ними.
   – Ты пробовала? – Антон тут же отвлекся от мрачных мыслей, вспомнив свои безуспешные попытки общения с уцелевшим терминалом в командном центре.
   – Нет, – ответила она.
   – А если я попрошу тебя об этом?
   – Я могу попытаться… – Лана опять оцепенела на несколько мгновений, словно в такие секунды ее покидала жизнь. – А это обязательно? – спросила она, вынырнув из омута своих ощущений в реальность.
   – Да. Я ищу здесь друга и думаю, что сеть Деметры имеет информацию о нем.
   – Хорошо… – Лана покорно кивнула. – Я сделаю все, что ты скажешь, только не забудь, что ты мне обещал, ладно?
* * *
   Пока они выбирались из зала с бассейнами к компьютерному центру, у Антона создалось полное ощущение того, что девушка чего-то боится.
   Покосившись на Лану, которая уже не выглядела, как мифическое существо, он вспомнил недавнюю вспышку ее эмоций и сопутствующий этому диалог…
   Несомненно, в разум клона пытались «закачать» личность генетического прототипа в виде последовательного, логичного ряда воспоминаний о прошлом, но на поверку вышло, что ее мозг прекрасно усвоил все данные, которые можно отнести к разряду так называемой «технической» информации, не окрашенные эмоционально, они нашли место в ее голове, а вот память Блейз, на основе которой должна была очнуться ее душа, – нет. Память не прижилась, от нее сохранились лишь осколки, в виде нескольких наиболее ярких впечатлений. Если верить словам Ланы, то картина получалась похожей на ту, что наблюдал Антон, просматривая воспоминания Сары Клеймон, снятые с электронных носителей флайера «Скорой помощи»…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация