А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спираль" (страница 20)

   Дверь, сохранившаяся во фрагменте стены, открылась, протяжно взвизгнув ржавыми петлями.
   В салатном сумраке возникла фигура человекоподобного робота, окруженного свитой приземистых кибернетических механизмов, издали похожих на оторванные головы мифической Горгоны. Их сферические тела имели массу отростков-манипуляторов, гибких, словно змеи.
   Надеясь остаться незамеченным, Антон погасил всю электронику костюма.
   Зря…
   В наступившем кромешном мраке он отчетливо различил две видеокамеры андроида, расположенные на месте глаз, – они светились зловещим, тускло-красным светом.
   Робот был снабжен тепловым видением!..
   Проклятье!..
   От первой очереди Антона спас толстый чугун станины, за которой он спрятался, услышав шум.
   Рывок в сторону, перекат по полу, касание сенсоров активации электронных систем – все это заняло несколько секунд, пока старый металл гудел, содрогаясь под градом осыпавших его пуль.
   Андроид, внешне копирующий человеческие формы, был вооружен автоматическим оружием. Ствол древнего автомата рывками двигался из стороны в сторону, синхронно с тем, как оптика дройда перемещала фокус видеокамер в поисках цели, а вот его «подтанцовка» из пяти маленьких шустрых сфероидов не отреагировала на Антона вообще. Они рассыпались по помещению, словно лохматые мячики, не обращая на человека никакого внимания…
   В гулкой тишине опять загрохотали выстрелы – это андроид отследил перекат пытавшегося уйти из-под огня Антона и повел стволом, всаживая пули в нагромождение контейнеров, за которыми секунду назад скрылся Полынин.
   Выстрелы в замкнутом пространстве звучали оглушительно, в воздух полетела пластиковая щепа, штабель контейнеров начал разваливаться, но Антон уже успел уйти дальше, за перевернутый давним взрывом металлический верстак.
   Щелк…
   Это был характерный звук сработавшего вхолостую затвора, знакомый еще с Хабора. Антон ждал его и не ошибся в своем предвидении ситуации.
   Дройд явно не испытывал дефицита в патронах, но на смену боекомплекта неизбежно уходит несколько секунд, и тут все равно, человек ты или робот…
   Пустой автоматный магазин с глухим стуком отлетел на пол, но вставить новый андроид не успел: резко привстав из-за укрытия, Полынин короткой очередью из «шторма» разнес грудной кожух человекоподобной машины, превратив спрятанный за ним процессор в груду обломков, искрящих внутри развороченного корпуса.
   Дройд еще секунду стоял посреди прохода, потом с глухим грохотом повалился на пол.
   Антон осмотрелся, не покидая укрытия.
   Сфероидальные механизмы, разбежавшиеся было по цеху, тут же собрались вокруг поверженного собрата.
   Полынин ожидал от них каких-то агрессивных действий, но зря: по-прежнему не обращая внимания на человека, они с тонким визгом выпускали гибкие манипуляторы, запуская их через отверстия, пробитые титановыми шариками, внутрь разбитых схем и приводов поврежденного механизма.
   Это и есть загадочная кибернетическая жизнь планеты?! – глядя на возникшую суету, подумал Полынин.
   Старый человекоподобный робот, вооруженный примитивным огнестрельным оружием, да несколько волочившихся за ним ремонтных агрегатов не могли породить того зловещего и таинственного ореола, который много лет окружал Деметру в информационном поле «цивилизованных миров». Они скорее походили на жалкие останки чего-то былого…
   …Встав из-за перевернутого верстака, он подошел к группе копошившихся в проходе исполнительных механизмов, бесцеремонно распинал их в разные стороны, и сам склонился над расколотым кожухом дройда. Вырвав мешавшие куски металлопластика, он добрался до нужных схем и подключил к уцелевшим контактам шунт анализатора.
   Микропроцессор его экипировки быстро протестировал сохранившиеся блоки долгосрочной памяти.
   Видеоряд дройда оказался на удивление скуп. Перед Антоном в ускоренном темпе прокрутилось изображение темных заброшенных коммуникаций, которые патрулировал этот робот. Не отыскав в записях ничего полезного, он протестировал другой модуль памяти, и тут ему повезло: среди уцелевших микрочипов обнаружился кристалл, содержавший в себе программу вариатора целей.
   Вообще-то человекообразные роботы, используемые, как правило, в качестве домашней прислуги, не комплектовались боевыми системами, но этот имел примитивный программный эквивалент «боевого автопилота».
   Антон бегло просмотрел строки машинного кода, задающие алгоритм поведения машины, потом на экран тестера выползла более наглядная информация.
   В рамке был выделен пульсирующий красным цветом контур человека, рядом шли командные строки:
   Статус: Цель.
   Действие: Уничтожение.
   Очень емкая инструкция, – невесело усмехнулся Антон, пытаясь угадать, кто запрограммировал эту сугубо мирную машину на совершение несвойственных ей задач.
   Любой человек, появившийся в радиусе действия сканеров данного робота, подлежал немедленному уничтожению – это вполне вписывалось в общую картину противостояния, фрагменты которого Антон наблюдал повсюду. Машины явно и не без успеха зачищали цоколь от людей, но почему именно сейчас? Что побудило кибермеханизмы, подконтрольные сети сопротивляться вторжению кланов Ганио спустя десять лет после их появления на планете?
   Он убрал щуп анализатора и встал с колен.
   Снабженные гибкими манипуляторами сфероиды сбились в проходе в тесную группу. Создавалось полное ощущение того, что они толкутся там в полной растерянности, изредка обмениваясь щебечущими сигналами.
   Посмотрев на распростертого на полу дройда, Антон на всякий случай произвел контрольный выстрел, всадив титановый шарик в центральный узел всех сервоприводов.
   Стоило ему отойти на шаг, как пять ремонтных механизмов тут же бросились к поверженному дройду, но он не стал им мешать – вряд ли сфероиды смогут что-то сделать при столь критических разрушениях.
   Пусть себе работают… – подумал Антон, направляясь к распахнутой двери, через которую минуту назад в цех вошел человекоподобный робот.
   Теперь недра цоколя уже не казались ему такими безжизненными, как на первый взгляд. Внезапное столкновение с дройдом заставило его действовать более осторожно.
   Продвигаясь по темным помещениям, он еще несколько раз встречал следы противостояния людей и машин. На уровне «Б», куда он спустился после получасовых блужданий по запутанному лабиринту коммуникаций, температура и влажность воздуха значительно повысились, и теперь Антон уже не мог определить, какой расе принадлежат разлагающиеся останки человеческих тел, которые изредка попадались на его пути.
   Чем глубже он спускался, тем тяжелее становилось на душе.
   Зловещая тишина коридоров, следы разрушений, мрак – все это угнетало, исподволь давило на разум. За несколько часов блужданий ему не встретилось ни одной исправно работающей системы цоколя: нигде не горел свет, лишь изредка в глубине коридоров раздавался знакомый ноющий звук сервоприводов – это в неведомых глубинах подземных этажей перемещались какие-то, обладающие автономией кибернетические механизмы, но у Полынина не было желания сталкиваться с ними, и он просто пережидал такие моменты, прислушиваясь к затухающему в неведомых глубинах вою.
   Теперь он понимал, почему у людей, живших на поверхности еще до расселения колонии, недра города вызывали стойкую неприязнь.
   На втором уровне он уже не встречал действовавших недавно производств или мест, где проживали рабочие. Единственным признаком недавнего пребывания тут людей были расстрелянные видеокамеры наблюдения, поверженные автоматными очередями роботы да разлагающиеся во влажной атмосфере трупы.
   Каждый раз, натыкаясь на останки человека, Антон внутренне холодел, думая о Паше, но ни на первом, ни на втором уровнях ему не попалось ни одного тела без ног…
   В конце концов, блуждание по мрачным подземельям стало превращаться для него в муку – это смахивало на спуск в запустелый кибернетический ад, где на каждом шагу попадались обездвиженные остовы различных механизмов, странных по форме, непонятных по смыслу своего прошлого существования… и чем ниже он спускался, тем реже встречались ему останки людей, зато в некоторых залах непривычные глазу конструкции буквально образовывали непроходимые заросли: трубопроводы, кабели питания, подвижные сервоприводные элементы, мертвые в данный момент и неподвластные пониманию…
   Из-за таких неожиданных препятствий Антону несколько раз пришлось уклоняться от кратчайшего маршрута, в поисках обходных путей. Схема цоколя, которую содержал его компьютерный планшет, явно устарела – эти мрачные подземелья уже не соответствовали стандарту, разработанному земными инженерами, они перестраивались не раз и не два, по прихоти непонятной силы, царившей тут на протяжении сотен лет.
* * *
   На третий уровень он вышел окончательно измученным, как морально, так и физически.
   Здесь стояла влажная духота – где-то рядом располагались две подземные оранжереи, окруженные замкнутыми контурами систем охлаждения ядерного реактора. Силовые установки цоколя работали: стены, покрытые каплями конденсата, в некоторых местах ощутимо вибрировали, отражая работу генераторов…
   Страшно было подумать, сколько веков прошло с тех пор, как были возведены эти этажи…
   Сверившись с компьютерной схемой, Антон преодолел еще несколько коридоров и вышел, наконец, в интересующий его зал.
   Здесь, согласно схеме, должен был располагаться центральный узел компьютерной сети цоколя.
   Помещение было огромным и имело форму полусферы.
   Он остановился на пороге в проеме выбитой взрывом двери и понял, окинув взглядом обширный зал: зря он уповал найти тут ответ на копившиеся в душе вопросы. Только два терминала в разных частях зала выглядели относительно неповрежденными, основная же масса электроники была перемешана взрывами в уродливое месиво осколков. На полу валялись не только куски терминалов, но и поверженные корпуса защитников зала. Механизмы, изуродованные пулями и взрывами, имели лишь смутное, с трудом узнаваемое сходство со стандартными, бытующими в человеческих мирах формами. Присмотревшись, Полынин понял, что большая часть кибернетических механизмов представляет собой гибриды, в которых причудливо смешивались комплектующие детали и технологии различных эпох и породивших их планет.
   Человеческие останки, перемешанные с частями кибермеханизмов, обглодали крысы. Зрелище было жутким и завораживающим одновременно. Глядя на этот хаос павших друг на друга бойцов, чьи кости немо желтели среди тусклого хрома и зернисто-серого керамлита оторванных сервоприводных конечностей, Полынин не знал, на чьей стороне находится его разум… Он просто немо и потрясенно созерцал поле битвы, усеянное останками людей и машин…
   Он видел похожие картины в Рукаве Пустоты. Фрагменты погибших миллионы лет назад миров, которые цепко удерживала память, совершенно не походили на реальность этого зала внешне, но были схожи по внутреннему содержанию.
   В этот миг он впервые подумал о том, что человечество уже давно оставляет на своем пути самые натуральные артефакты – мертвые головоломки, подобные сохранившимся от трех рас древности в Рукаве Пустоты…
   …Обойдя завалы обломков, Антон приблизился к одному из уцелевших терминалов, на котором горело несколько сиротливых огней.
   Понять его предназначение не представлялось возможным – на терминале уцелел только один экран, да и тот был черен как ночь, раскладки сенсорных клавиатур покрывали абсолютно незнакомые знаки текстоглифов… Антон попытался подключить тестер к оголившейся группе контактов, с которых шальная пуля сорвала защитную облицовку, но прибор, совершив несколько неудачных попыток добраться до хранящейся на носителях терминала информации, в конечном итоге высветил на своем мини-дисплее:
   «Полная программная несовместимость. Конверторы, необходимые для преобразования файлов, в базах данных отсутствуют».
   Антон понял, о чем сообщает ему сервисная оболочка тестера: система, с которой пытался установить контакт его электронный прибор, на поверку оказалась такой древней, что у современного компьютера попросту не нашлось адекватных программных средств для общения с ней.
   Он повторил попытку со вторым уцелевшим терминалом, но с таким же успехом Полынин мог попытаться разговаривать со стеной… Компьютерная сеть Деметры, о которой столько говорили и писали в свое время, была разрушена, это приходилось признать, и теперь у него оставался последний шанс, на который Антон уже не особенно уповал после всего увиденного в недрах цоколя.
   Сфера колониального транспорта «Бристоль».
   Нужно было выбираться отсюда и попробовать отыскать древний космический корабль – может быть, там отыщется ключ к пониманию произошедших тут полтора месяца назад событий?
   Посмотрев на схему цоколя, которую по-прежнему высвечивал его компьютерный планшет, Антон, перешагивая через завалы электронных схем и останки сражавшихся тут людей и машин, направился ко второму выходу из разрушенного центра управления.
   Отсюда, если верить схеме, вела прямая дорога наружу. Через залы с отстойными бассейнами для воды, циркулирующей в системе охлаждения реактора, он мог попасть к воротам, которые выходили прямо на заснеженную равнину у основания цокольного этажа.
* * *
   За коротким отрезком коридора действительно открылся огромный зал с тремя курящимися паром бассейнами.
   Сразу за выходом, в десятке метров от тоннеля, ведущего к центру управления, под ноги Полынину попались два корпуса поваленных друг на друга человекоподобных роботов.
   Он остановился.
   Обе машины были обезображены множественными попаданиями, у одного из дройдов голову попросту снесло с плеч, оставив торчать во все стороны разлохмаченные кабели и жгуты шейных сервоприводов.
   Полынин огляделся вокруг и увидел, что рядом валяются ремонтные сфероиды, – создавалось полное ощущение, что кто-то вел истеричный огонь по группе машин, появившихся из тоннеля…
   Нагнувшись, он перевернул один из сфероидальных механизмов. Дыра в его корпусе была величиной с кулак, края оплавлены температурой: такое повреждение мог нанести только шарик из специального сплава, которыми обычно снаряжалось импульсное оружие…
   Фрайг его знает, что и когда тут произошло… – подумал Антон, разгибаясь. Недра цоколя походили на бесконечный кошмар, где на каждом шагу попадалось что-то требующее объяснения, и по субъективной оценке Полынина, не было смысла копаться в этих загадках, когда его собственные вопросы так и не нашли вразумительного ответа.
   Именно поэтому Антон был мрачен и зол. Он потратил впустую массу времени, и вообще, в его понимании версия Деметры уже скончалась. Что толку в правильных логических построениях, когда он опоздал приблизительно на полтора-два месяца?..
   Оставалось выяснить, что творится на борту старого колониального транспорта, и тогда впору будет заняться теми самыми гиперсферными курсами, о расшифровке которых просила его Сара Клеймон.
   А может быть, я ошибался, и мной никто не пытался играть? – Эта мысль неприятно поразила Антона. Действительно, все сходилось к тому, что ганианцы с боем покинули Деметру, разрушив ее пресловутую компьютерную сеть, и скрылись в неизвестном направлении…
   Занятый своими мыслями, он вышел к сваренной из поржавевшей металлической арматуры гулкой дорожке, которая огибала средний бассейн, уводя в нужном направлении и…
   Сигнал термальной оптики прозвучал в коммуникаторе мягкого шлема так неожиданно и резко, словно это был не тонкий зуммер, а вой…
   Полынин, вздрогнув, остановился, повел головой в поиске аномального источника тепла, поймал его перекрестьем тонких линий, но разум в первое мгновенье отказался принять результат сканирования…
   Наверное, я все же свихнулся, блуждая по этим мрачным подземельям… – это была первая мысленная реакция на увиденное.
   Тонкий писк продолжал рвать нервы, убеждая – сигнал не фантомный и исходит он не от робота, а от живого существа, – термальная оптика, которая не имела свойства лгать или фантазировать, ясно очерчивала контур человека…
   …
   Она сидела на краю огромного, курящегося паром бассейна, болтая босыми ногами в теплой радиоактивной воде.
   Полынин остановился на краю гулкой металлической дорожки – от неожиданности сердце билось глухо и неровно. Рассеянный зеленоватый свет, исходящий от недосягаемых глазу высот огромного замкнутого помещения, едва позволял разглядеть ее фигуру, но даже издали, при таком неверном освещении становилось ясно, что перед ним девушка, лет девятнадцати-двадцати от роду.
   Курящийся паром бассейн с теряющимися в сумраке облицованными пластиком берегами, по разумению Полынина, был отстойником для технической воды, использующейся в системе охлаждения ядерного реактора, – именно поэтому он сделал вывод, что жидкость, наполняющая его, должна быть радиоактивна.
   Девушка, не замечая постороннего присутствия, продолжала свое беззаботное занятие.
   Антон повернул голову, осматриваясь. Доступный взгляду участок пластиковой набережной огромного искусственного водоема носил следы давних разрушений. Кое-где облицовка отвалилась, обнажая бетон, решетчатые металлические дорожки утратили часть антикоррозийного покрытия, и на них махровым налетом выползла ржавчина; рядом с покосившимся щитом, на котором тускло светился недвусмысленный знак, предупреждающий о потенциальной радиационной опасности, лежали груды тупо поблескивающих хромом механических манипуляторов, неизвестно кем и за какой надобностью сваленных тут.
   Окинув долгим, изучающим взглядом этот сюрреалистический фрагмент подземного мира, Полынин покосился на вшитые в рукав защитного костюма анализаторы, но чуткие приборы не проявляли признаков тревоги – пока что цвет индикаторов варьировался от бледно-желтого до изумрудно-зеленого. Возможно, в контурах теплообменников циркулировала недавно набранная вода, не успевшая получить опасной для жизни дозы загрязнения…
   Помещение было огромным, гулким, и Антон прекрасно понимал, что следующий шаг выдаст его с головой, а после всего, увиденного этажами выше, девушка, беззаботно болтающая ногами в курящейся паром воде технического водоема, казалась созданием, как минимум, нереальным, хотя… у каждого явления обязательно должно быть объяснение, смысл его порождающий… – с такими мыслями Полынин сделал шаг, ступив на решетчатую дорожку, которая вела от устья тоннеля к окаймляющему бассейн поребрику.
   Он ожидал истеричного испуга или какой-либо схожей реакции, но ошибся. Услышав шаги за спиной, девушка не вздрогнула, не вскочила, не завизжала – просто повернула голову, с явным интересом ожидая, пока он подойдет ближе.
   Антон, пораженный такой неестественной выдержкой, остановился в нескольких шагах от нее.
   Ее длинные волосы были похожи на сосульки, сотканные из водорослей, – такой цвет им придавал зеленоватый сумрак помещения, а симпатичные и мягкие черты лица показались Антону смутно знакомыми, словно он уже мельком видел их где-то… и это обстоятельство подействовало на его натянутые нервы самым неблагоприятным образом – во рту сразу же появился неприятный солоноватый привкус…
   Никто из них не проронил ни звука – единственным аккомпанементом к немой сцене являлся далекий, монотонный плеск воды, изливающейся из невидимого отверстия.
   Девушка смотрела на Антона без тени страха или смущения, хотя, по идее, должна была испугаться. Он появился, как призрак, подойдя со спины, с оружием в руках, к тому же был облачен в защитную экипировку, со шлемом, по забралу которого змеились блики, скрывающие черты его лица… Она же, в сравнении с Антоном, выглядела полной противоположностью: безоружна, полуобнажена – из одежды на ней присутствовал лишь короткий кусок перекинутой через плечо ткани, который мало что скрывал.
   В моменты таких встреч, практически невероятных с точки зрения здравого смысла, сознание начинает пробуксовывать – человек теряется, не зная, что ему сказать или сделать в ответ на явную нелогичность ситуации, и Антон, готовый ко всяким неожиданностям иного сорта, спасовал: он молча смотрел на нее, а она – на него… Напряженная пауза затягивалась до тех пор, пока губы девушки вдруг не тронула легкая улыбка.
   – Привет, – спокойно произнесла она на безукоризненном интеранглийском. – Меня зовут Лана, а тебя?
   Ситуация, по внутренней оценке Полынина, резко выходила за рамки здравого смысла. Во время многочасовых блужданий по мрачным подземельям цоколя он не встретил ни единой живой души – только кровавые следы недавних столкновений ганианцев с кибернетическими механизмами, и потому этот призрак никак не вписывался в его картину восприятия окружающего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация