А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спираль" (страница 18)

   За ней пристально наблюдали. Эксперимент не имел никаких аналогов, он был не просто любопытен – на глазах людей зарождалось нечто совершенно особенное, поэтому компьютерной сети не препятствовали в ее саморазвитии, наоборот, по ее запросу на поверхность Деметры свозили множество отслужившей свое кибернетической техники, чтобы Мать имела достаточное количество исходного материала, для построения своих детищ, среди которых она упорно пыталась инициировать нечто, схожее с процессом эволюции органического мира.
   Так было вплоть до развала Конфедерации Солнц.
   После падения галактического сообщества и тех потрясений, что едва не привели к Третьей Галактической войне, никто уже не вспоминал о Деметре.
   Мать опять была брошена, предоставлена самой себе, и единственным ограничением, сдерживающим ее в рамках планеты, оставалось теперь несоответствие ее собственного программного обеспечения с тем, которое существовало на большинстве современных компьютеров. Мать оказалась попросту несовместимой ни со своими современными аналогами, ни с межзвездной сетью Интерстар, – она являлась реликтом мира кибернетического, словно некий устаревший, ржавый автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, случайно очутившийся среди стремительного движения современных скоростных магистралей…
   …Чем она занималась сейчас, спустя двадцать лет после расселения Деметры, не ведал, наверное, никто…
* * *
   Борт «Тайфуна». За несколько часов до точки гиперпространственного перехода в системе Деметра…
   Немая чернота окружала корабль, затемняя экраны внешнего обзора.
   На пульте АРК работали секции гиперсферных приборов, но даже отсюда, из «Великого Ничто», была доступна внепространственная связь со станциями гиперсферной частоты, расположенными подле обитаемых миров. Часть аппаратуры общечеловеческой сети Интерстар, находящаяся в аномалии, постоянно работала, осуществляя прием и передачу данных по каналам ГЧ.
   Закончив изучение доступных материалов по Деметре, Антон посмотрел на панель связи. Стоило ли звонить Роглесу отсюда ради каких-то объяснений?
   Он стартовал с Аллора глубокой ночью, за восемнадцать часов до запланированного Джонатаном времени, и курс, заложенный Полыниным в бортовой компьютер «Тайфуна», вел отнюдь не к Рукаву Пустоты.
   После некоторых сомнений он все же коснулся сенсора активации, потом ввел код станции ГЧ и номер абонента. Антон не любил, когда за его спиной оставались явные долги.
   Несколько секунд в коммуникаторе стояла тишина, затем раздалась серия тоновых импульсов – это защитная система на том конце связи пыталась определить, откуда исходит звонок.
   – Да? – раздался, наконец, раздраженный голос.
   – Роглес, это Полынин. Не терзай свой компьютер, я в гиперсфере.
   Тоновые сигналы прекратились.
   – Слушаю тебя, – наконец совладав с собой, произнес Джонатан. – Что это за фокусы, Антон? Ты понимаешь, что я тебе башку откручу?
   – Не открутишь. Я не собираюсь возвращаться на Аллор. Не ломай себе голову относительно причин происходящего, Роглес, они тебя не касаются. – Антон старался говорить кратко и по существу. – АРК я верну при первой возможности. Посмотри мой счет, куда ты переводил деньги за работу. Там осталось ровно сто тысяч. Это за мой прошлый промах.
   – Хочешь выйти из игры?
   – Я уже вышел из нее, – палец Полынина коснулся сенсора «отбой».
   В голове плавала черная муть. С Аллором покончено, о Рукаве Пустоты тоже можно забыть. Осталась только немая пустота на экранах да собственные мысли…
   Его взгляд зацепился за темную сферу РИГМЫ.
   В рубке АРК оставалось очень мало свободного от приборов места, и он пристроил набитый схемами шар между двумя выступами пульта, для надежности заклинив его запасным фрагментом облицовки.
   Рука Антона потянулась к темной сфере, пальцы нашли спаренный разъем магистрального интерфейса и главного кабеля питания. Оглянувшись, он отыскал глазами соответствующее гнездо на резервной панели бортового компьютера АРК и вставил штекер.
   На терминале, в который он включил РИГМУ, осветилось несколько сиротливых огней.
   Внутри самой сферы тут же с готовностью заморгали индикаторы жестких дисков.
   – РИГМА?
   Ответа не было. Опять внутри замкнутого электронного контура шло непонятное перемещение данных – по судорожному морганию индикаторов было видно, как внутри сферы байты данных перетекают с одного встроенного носителя на другой и… более ничего. Никакой реакции на кодовое слово, никаких попыток снестись с тем терминалом, куда он включил бывшую электронную хозяйку своей квартиры.
   Рука Антона отключила кабели, и сфера РИГМЫ опять потемнела.
   Рисковать не стоило. Неизвестно, чем закончится этот процесс перемещения данных и что в конечном итоге родится из него? Гиперсфера была не лучшим местом для подобного рода экспериментов.
   Безуспешная попытка включить РИГМУ вернула мысли Антона к событиям последних суток, полностью перевернувшим его жизнь.
   Хабор научил его одному правилу: бей первым и тогда останешься жив.
   Размышляя здраво, он отложил трудоемкий процесс анализа пресловутых гиперсферных курсов. Их интерполяция нужна была кому-то, но не ему.
   В мыслях Антона из всех аллорских событий соткалась иная логическая нить.
   Воспоминания Сары, записанные компьютером «Скорой помощи», дали ему ссылку на колониальный транспорт «Бристоль» и Деметру. Двое ганианцев, появившихся у его порога вслед за Сарой Клеймон, указывали на участие в деле тех же сил, что действовали на Хаборе десять лет назад, а фотография, полученная от миссис Клеймон, и разговор в ночном клубе давали слабую надежду на то, что Паша до сих пор жив, если его именем пытались спекулировать…
   Спасти друга – вот цель, которую преследовал теперь Антон, а силы, попытавшиеся манипулировать им на Аллоре, могли катиться к дьяволам Элио…
   Простая логика безмерно усталого человека, в душе которого были одновременно разбужены и надежда, и дремавшая долгие годы ненависть…
   …Ощущая резь в глазах и глухой ток крови в налитой свинцом голове, Антон посмотрел сначала на показания приборов, потом на панель бортового хроно.
   До точки гиперсферного всплытия в системе Деметра оставалось еще пять часов…
   Спать… – вот единственное желание, которое высказал в этот момент его измученный разум.
* * *
   Провальный сон Полынина был нарушен назойливым сигналом с пульта.
   Он открыл глаза, не соображая после черного, больше похожего на потерю сознания сна, где он и что происходит вокруг?
   Тоновый сигнал, исходящий из недр панели автопилота, продолжал выводить свою назойливую трель, узор световой индикации датчиков пульта АРК отразился в сетчатке широко открытых глаз Антона, и, наконец, реальность начала находить отклик в его очнувшемся сознании.
   Гиперсфера…
   Он всплывал.
   Корабль в автоматическом режиме выходил в трехмерный континуум по пеленгу гиперсферного маяка планеты Деметра.
   Руки и ноги затекли от неудобной позы – спать пришлось прямо в противоперегрузочном кресле. Оценив данные с пульта, Антон встал, сделал несколько движений, разминая затекшие мышцы, и прошел в крохотный тамбур уборной, откуда, секунду спустя, донеслись звуки журчащей воды.
   …Сигнал с пульта управления поторопил его вернуться в кресло пилота.
   Загадочная планета, откуда на Аллор прибыла Сара Клеймон и где обитала самоорганизованная компьютерная сеть, должна была вот-вот появиться на экранах обзора.
   Антон не впервые слышал о ней – еще на Аллоре в неформальной среде общения до него доходили самые невероятные слухи об уникальной электронной системе, властвующей над Деметрой, о ее отношении к людям, а особенно – к незваным гостям.
   Конечно, большинство слухов было сильно преувеличено, а то и вовсе не соответствовало действительности, но в среде контрабандистов бытовала одна история, которая с годами как-то не обрастала мхом преувеличенных подробностей: говорили, что много лет назад одной юной особе по имени Беатриче Блейз удалось не только благополучно проскользнуть на поверхность Деметры, миновав окружающие планету охранные устройства, но и вывезти оттуда какой-то невероятный зародыш новой кибернетической жизни.
   В таких историях, по мнению Антона, всегда трудно отделить вымысел от правды, но несомненным среди множества баек оставался лишь один факт – орбита Деметры не зря пользовалась славой абсолютно «гиблого места». Дыма без огня не бывает – данному утверждению Полынин верил абсолютно…
* * *
   Поднимая свой корабль из бездны «Великого Ничто» в точке гиперсферного всплытия, отмеченной гиперпространственным маяком Деметры, Антон ожидал встретить тут все что угодно – начиная от кораблей, принадлежащих кланам Ганио, и заканчивая патрульными судами Флота Сферы – подразделения военно-космических сил Сферы Дайсона, о котором рядовые обыватели имели лишь смутное представление.
   Не сбрасывал он со счетов и загадочную Мать – тем более что стандартная точка гиперсферного всплытия располагалась всего в двадцати тысячах километров от поверхности планеты, практически на границе ее стратосферы, а значит – в зоне непосредственного влияния компьютерной сети планеты.
   К сожалению, распределение гравитационных полей системы складывалось таким образом, что данный участок пространства являлся единственным, энергетически выгодным коридором всплытия – в любом ином месте кораблю потребовалось бы втрое больше энергии на переход в трехмерный континуум.
   Полынин поднимал корабль осторожно, манипулируя ручным управлением, как в той пещере, куда он попал во время прошлого неудачного поиска.
   Учитывая, что в системе могут оказаться патрульные корабли, Антон был готов совершить серию микропрыжков на границе двух метрик – практика в Рукаве Пустоты научила его многим нестандартным приемам навигации, а АРК, оборудованный специально для экстремальных условий Рукава, давал ему возможность проскользнуть незамеченным через большинство мыслимых препятствий.
   План Полынина был прост: удерживаясь на границе двух пространств, он оценит близлежащие объекты и…
   …На экранах масс-детекторов постепенно начали вырисовываться смутные контуры расположенных в трехмерном космосе физических тел. Первым на тактическом мониторе появились вполне узнаваемые формы охранных орбитальных станций – они имели округлую форму и располагались по периметру экватора планеты, окольцовывая Деметру, словно бусы…
   Порванные бусы… – машинально отметило сознание.
   Да, действительно, четырех звеньев орбитальной блокады, ближних к точке гиперсферного всплытия, явно не хватало – вместо сфероидов, опутанных ажурной сетью антенн, компьютер АРК уже выстраивал сложный танец кружащих в пространстве обломков.
   Антон остановил процесс всплытия.
   Автоматически заработали сенсоры дальнего обнаружения: гиперсферный локатор обшаривал зыбкую границу двух метрик в поиске энергетических возмущений, которые неизбежно создавались любыми материальными телами.
   Каждая секунда такого «промедления» выкачивала из бортовых накопителей АРК огромное количество энергии, но Полынин вынужден был ждать.
   Наконец данные от сенсоров дальнего обнаружения начали поступать на монитор. Прочитав результаты сканирования, Антон понял, что никаких иных объектов, кроме давно заброшенных станций слежения, установленных тут много лет назад еще Советом Безопасности Миров, в радиусе трех миллионов километров попросту нет. Никто не патрулировал ближние подступы к Деметре.
   Ему было трудно оценить такую новость, как «хорошую» или «плохую». Скорее всего, она показалась странной.
   Взгляд Антона переместился к иной группе приборов, которые фиксировали ближайшее окружение:
   «Внимание! Пространство в точке окончательного всплытия блокировано множественными материальными объектами. Угроза „совмещения“ составляет девяносто процентов».
   Пора было принимать решение. Нырнуть назад, в гиперсферу, и уйти в зону, свободную от обломков, означало истратить дополнительную энергию, в то время как стандартный коридор был фактически пройден – оставалось чуть повысить напряжение генераторов, и корабль вытолкнет в трехмерный континуум…
   …Десять шансов на выживание из ста для «черного археолога», пять лет промышлявшего в Рукаве Пустоты, считай, что торная дорога…
   Антон дождался, пока наиболее крупный обломок минует точку всплытия, и резко увеличил напряжение генераторов.
   АРК буквально «выпрыгнул» в трехмерный континуум, материализовавшись в нем в течение двух секунд… и все же в кормовой части корабля что-то глухо хлопнуло – это какая-то мелкая частица, из числа кружащих в пространстве обломков, «совместилась» с массой «Тайфуна».
   Корабль тут же закрутило, поволокло в сторону, увлекая в хаотичное вращение поперек оси симметрии; с ревом предупреждающих сигналов включился автопилот, заставив жидкотопливные дюзы аварийной коррекции плеваться в разные стороны мгновенными вспышками реактивных выхлопов, на экранах внешнего обзора, вытянутых в круговой триплекс, несколько раз промелькнула облачная атмосфера, укрывающая Деметру – на ее фоне скользили крупные фрагменты разрушенных орбитальных конструкций, а на аварийном табло повреждений назойливо мигала надпись:
   «Потеря ста сорока килограммов массы в районе задних атмосферных стабилизаторов. Разгерметизации корпуса нет».
   Повредило кормовую плоскость… – машинально отметил Антон, сосредоточившись на облаке обломков, в которое попал его корабль при выходе из гиперсферы.
   Многолетний опыт навигации мгновенно подсказал: пространственное положение фрагментов не совпадало с орбитой станций слежения – значит, тот, кто торпедировал четыре звена орбитальной блокады, потрудился предварительно переместить двухкилометровые сферы с таким расчетом, чтобы образовавшиеся от них обломки наглухо перекрыли стандартную точку гиперсферного всплытия системы Деметра.
   Кинув взгляд на обзорные экраны, Антон успел заметить, что, как минимум, несколько кораблей уже попали в расставленную ловушку – среди обломков явно прослеживались не только фрагменты разрушенных станций контроля… вот, например, мимо промелькнула деформированная, но еще узнаваемая носовая часть транспортного корабля класса «Элизабет-Сигма», за ней, словно выводок утят, спешащих вслед матери, в пространстве вытянулась длинная цепочка грузовых контейнеров… вообще, здесь болталось столько обломков и разного высыпавшегося из трюмов кораблей барахла, что дюзы коррекции, которыми управлял автопилот, не смолкали ни на секунду – автоматика честно пыталась уклониться от всех угрожающих столкновением предметов, будь то огромный фрагмент станции или крохотный кусочек пластика, не различая степени их потенциальной опасности, – поэтому корабль лихорадило, он рыскал из стороны в сторону, сжигая драгоценное топливо…
   Нужно было выбираться из этого бардака, и Антон, позволив автоматике еще раз отстреляться короткими выхлопами дюз правого борта, взял управление на себя.
* * *
   Вырвавшись из роя обломков, АРК Полынина оказался в пределах верхних слоев атмосферы. Датчики, расположенные на обшивке «Тайфуна», недвусмысленно сигналили о начале нагрева, вследствие соприкосновения брони с молекулами воздуха.
   Он ждал. Тягучие секунды уплывали в бесконечность, но активных засечек в полусфере поискового радара так и не возникло.
   Никто не стремился на перехват его корабля. Уповали на тот рой обломков?
   Ловушка действительно показалась Антону вполне эффективной. Его «Тайфун» вырвался из нее с минимальными потерями, но АРК Полынина был конструктивно приспособлен к полетам среди хаотично перемещающихся масс. Иной же корабль автоматически попадал в положение много худшее: если его не разбивало обломками станций, то, стремясь выйти из-под удара, он неизбежно оказывался ниже парковочных орбит и был вынужден либо совершить аварийную посадку на планету, либо просто сгореть в атмосфере Деметры – окончательный исход напрямую зависел от массы гипотетического корабля, его скорости и количества полученных в момент всплытия повреждений.
   Интересно, кто автор этой западни? – подумал Антон, позволяя автопилоту включить режим аварийного торможения. – Пресловутая Мать или все-таки ганианцы?
   Первое показалось ему лишенным смысла – интуиция склонялась в пользу ганианских наемников. Их стиль. Зачем компьютерной сети Деметры уничтожать любой всплывающий в системе корабль – ведь она имела свой юридический статус и «обитала» на планете вполне законно. Нельзя забывать и о том, что упомянутый искусственный интеллект, хоть и был признан разумом, но разумом машинным, а значит, в его основе неизбежно лежала функция рациональности.
   По мнению Антона, рвать в клочья всплывающие корабли – это, как минимум, нерационально. Такая неоправданная жестокость скорее присуща людям, а если выбирать из конкретного списка, то ганианцы вполне подходили под авторство.
   Для собственных кораблей у них наверняка есть иная точка всплытия, менее удобная в плане навигации, более энергоемкая… – подумал Антон, – ну а любому постороннему кораблю, чей капитан сунет нос в систему Деметры, пользуясь стандартными навигационными базами данных, это местечко – просто распахнутые ворота в ад…
   Все вроде бы складывалось в пользу его версии, но отсутствие патрульных судов настораживало…
   …Удаляясь от парящих в космосе обломков, его корабль снижался, интенсивно тормозя двигателями планетарной тяги. Антон сознательно позволил автопилоту избрать самый экстремальный из всех режимов – меньше шансов, что собьют…
   Низкие орбиты, которые АРК проскочил ярким, ослепительно сияющим болидом, не принесли дополнительных неприятностей, но Антон, превозмогая растущие перегрузки, продолжал сидеть в напряженном, изматывающем ожидании следующей каверзы…
   Однако прошло полторы минуты, а в зоне сканирующей аппаратуры так и не появилось ни одного объекта, который спешил бы наперехват незваному гостю.
   Молчал эфир. Немо плыли по своим орбитам нетронутые разрушениями станции контроля.
   Когда истекла третья минута торможения, Полынин был вынужден признать, что по всем признакам околопланетное пространство Деметры мертво, статично, и это показалось ему зловещим и удивительным.
   Где же противодействие со стороны пресловутой компьютерной сети? – думал он. – Где корабли Флота Сферы, о которых так много говорили в прессе? Тоже кружат среди обломков, в точке гиперсферного всплытия?..
   …«Тайфун», отработав секциями планетарной тяги, выпустил короткие, скошенные атмосферные крылья, переходя в горизонтальный полет на турбореактивной тяге.
   Секунды проходили все в том же томительном, напряженном ожидании. С высоты в три тысячи метров Антон мог наблюдать лишь густые клубящиеся облака, чей слой располагался на высоте в один километр.
   Бортовые вакуумные орудия АРК, на которые Роглес исхитрился получить разрешение, как на обыкновенные противометеорные пушки, были готовы открыть огонь в любую секунду. Полынин был уверен, что вот сейчас из-под клубящихся облаков навстречу ему вырвутся наконец прикрывающие планету средства обороны… но нет.
   Приборы, сканирующие пространство сквозь ватный слой облаков, сообщали лишь о том, что над поверхностью Деметры в данный момент идет обильный снегопад…
* * *
   Еще раз задействовав двигатели планетарной тяги, Антон заставил свой корабль совершить «нырок», спикировав под густой покров облачности, и вновь стабилизировал АРК в горизонтальном полете, переключившись на режим турбореактора.
   В обзорные экраны мело снегом, крупные хлопья косыми росчерками летели навстречу видеосенсорам, внизу смутно просматривались контуры холмистой равнины, посреди которой, словно оброненный великаном серый кирпич, лежал, наполовину утонув в песках и снегу, огромный цоколь несостоявшегося мегаполиса.
   Разглядеть его было довольно сложно, несмотря на стокилометровую протяженность самого сооружения, – снег летел густой пеленой, скрадывая понятия «верха» и «низа», размывая контуры рельефа, и Полынину пришлось переключиться на режим компьютерного видения.
   На отдельном информационном экране сразу проступило множество подробностей ландшафта, проплывающего под днищем «Тайфуна».
   Антон увидел, что расположенная внизу равнина, помимо естественных холмов, была изрыта какими-то траншеями, рвами, котлованами, среди которых кое-где попадались проплешины голого бетона размером с футбольные поля, и везде, если верить показаниям сканеров, присутствовал металл. Массы металла, на земле, под землей, даже в чахлом лесу с кривобокими, больными от избытка оксидов железа деревьями, и там прятались груды металлолома, словно вся поверхность холмистой равнины на глубину до пяти метров представляла собой одну огромную свалку… либо давно заброшенный полигон, где медленно ржавела завезенная для испытаний техника.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация