А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спираль" (страница 17)

   Часть 2.
   Деметра.

   Глава 8.

   Планета Деметра. Сутки спустя после событий на Аллоре…
   Этим утром над единственным материком планеты пошел снег.
   Где-то в ближайшем перелеске выла одичавшая собака. Вой был долгим, протяжным и тоскливым – так зверь приветствовал белые пушистые снежинки, что, кружась, падали с небес на обезображенную землю, укрывая тонким белым саваном уродливые подробности, оставшиеся на холмистых равнинах после многих столетий пребывания тут людей, инсектов и машин.
   Потом хмурые небеса расколол басовитый звук, и пес осекся, подавившись очередным переливом своего воя.
   Черная точка, окруженная напряженной аурой свечения, пробила облака и начала снижаться над неровной, припорошенной снегом землей.
   Прошло несколько минут, сияние погасло, точка потеряла стремительность снижения и стала медленно укрупняться, постепенно приобретая вполне характерные, узнаваемые контуры автоматического разведывательного корабля класса «Тайфун». Эти неприхотливые и надежные космические аппараты, способные как к гиперпространственным прыжкам, так и к полетам в атмосферах планет, широко применялись в звездных системах, освоенных людьми.
   АРК, выдвинув короткие крылья, совершил плавный разворот над синеющей кромкой леса и начал снижаться, намереваясь совершить посадку на плоскую, частично обвалившуюся поверхность унылого цоколя, похожего на основание недостроенной пирамиды.
   Серый параллелепипед с наклонными стенами высотой в двадцать метров и плоской крышей, на которой кое-где возвышались руины зданий второго уровня, являлся давно заброшенным людьми зародышем несостоявшегося города-мегаполиса…
   Планетой, над поверхностью которой появился АРК, была знаменитая и загадочная Деметра…
   …
   …Время и многочисленные войны между людьми и инсектами, некогда бушевавшие тут, изрядно потрудились над наклонными стенами городского основания.
   Таких цоколей, разбросанных по разным мирам, насчитывались сотни. Во времена Первого Рывка, когда колониальные транспорты массово покидали Землю, одна из промышленных корпораций, производившая оборудование для будущих колоний, разработала универсальный подход к проблеме выживания первого поколения колонистов.
   Как бывало уже не раз, к делу подключили военные технологии. На Земле, пережившей к тому моменту четыре мировые войны, имелся богатый опыт постройки самодостаточных городов-убежищ с замкнутыми циклами жизнеобеспечения. Естественно, колониальный транспорт не мог унести на своем борту комплектующие конструкции для постройки подобного города, но подавляющее большинство стартующих из Солнечной системы космических кораблей несли на своих грузовых палубах машины, которые могли возвести город-убежище непосредственно на месте, из материалов, добытых уже на новой родине.
   Так было и на Деметре. В идеале, если процесс посадки и разгрузки протекал нормально, без сбоев, то в результате первичной деятельности машин, которые начинали свою работу сразу после откупоривания первых грузовых шлюзов, примерно через пять-шесть месяцев, в непосредственной близости от зоны посадки вырастала огромная серая коробка с наклонными стенами двадцатиметровой высоты.
   Цоколь – а именно так именовался в технической документации этот геометрически правильный образчик урбанистической архитектуры, имел несколько подземных этажей. Его стены из армированного бетона толщиной в метр могли противостоять любым, даже весьма агрессивным условиям внешней среды; внутри бетонного укрытия строительные машины формировали тоннели-улицы, прокладывали систему коммуникаций, строили служебные и жилые помещения, а также возводили две подземные оранжереи, где высаживались наиболее неприхотливые образцы земной флоры, изолированные от внешней среды колонизируемой планеты.
   Последним и самым главным этапом строительства являлся монтаж общей компьютерной сети цоколя, которая управляла заглубленным в кору планеты ядерным реактором и всеми городскими коммуникациями.
   Далее, по замыслу оставшихся на Земле инженеров, начиналось непосредственное пробуждение колонистов, которые в период машинного строительства продолжали пребывать в состоянии сверхглубокого криогенного сна внутри бронированной сферы совершившего посадку колониального транспорта.
   Теоретически данная схема должна была работать на любой планете с кислородосодержащей средой. Неважно, какие формы имела местная органическая жизнь: мощные стены цоколя надежно предохраняли от вторжения извне, внутри функционировали замкнутые циклы жизнеобеспечения, с автономным ресурсом, рассчитанным на тысячи лет, так что очнувшиеся от криогенного сна пассажиры колониального транспорта могли сколь угодно долго разбираться, как следует жить дальше в том мире, куда их занесла капризная судьба.
   На многих планетах так и происходило, с незначительными отклонениями в сторону тех или иных технических решений, – на Дабоге, например, куда совершил посадку колониальный транспорт «Беглец», такой цоколь оказался полностью заглубленным под землю, из-за царивших на планете гигантских жизненных форм; на Кассии, колонизированной с борта «Кассиопеи», процесс пробуждения колонистов, из-за ошибки бортового компьютера, был инициирован одновременно с активацией законсервированных машин, и потому единого цоколя там не вышло, – общины людей, разделившись по национальному признаку, поделили между собой планетопреобразующую и строительную технику, создав множественные очаговые поселения, благо тот мир был приветлив к пришельцам и не требовал метровых стен для защиты от каких-либо монстров.
   Существовали примеры и более плачевные – на некоторых мирах при их вторичном посещении находили недостроенные конструкции, либо просто котлованы, обросшие давно омертвевшей техникой, а неподалеку – разъеденные эрозией модули колониальных сфер, с аккуратно уложенными на борту замороженными трупами.
   Космос многолик и разнообразен, но неизменно схож в своей жестокой бескомпромиссности к тем, кто вторгается в его просторы, пытаясь освоить новые жизненные пространства, – отсюда и многообразие конечных результатов, множество историй, которые имеют одинаковое начало, но совершенно разные развязки.
   На тысячах планет существуют миллиарды различных сред обитания, некоторые из них действительно смертельны, иные, наоборот, – благосклонны к людям, но, так или иначе, именно в зависимости от прессинга планетных биосфер на протяжении веков формировались новые цивилизации, имевшие у своих истоков людей, отправившихся с Земли в одну и ту же историческую эпоху.
   Деметра, колонизированная экипажем транспорта «Бристоль», являлась, в смысле природных условий, далеко не худшим вариантом из того списка, что предлагал космос вторгшимся в него поселенцам.
   Однако у этой планеты существовал один недостаток, который фактически сводил на нет все остальные плюсы, – Деметра уже была колонизирована несколько миллионов лет назад представителями иной, совершенно не похожей на человечество расы – инсектами.
   Патовая ситуация, возникшая на планете после появления «Бристоля», объяснялась тем, что конструкция колониального транспорта предполагала только одну посадку. Возможности повторить попытку поиска планеты или возвращение на Землю исключались.
   Несмотря на вынужденное соседство двух абсолютно чуждых друг другу цивилизаций, конфликт между людьми и инсектами возник не сразу, а по прошествии нескольких десятилетий после благополучной посадки «Бристоля».
   Колония Деметры развивалась вполне успешно на протяжении двух поколений: машинами был построен и запущен в эксплуатацию зародыш города-мегаполиса, но люди, пробуждавшиеся небольшими группами, по мере постепенного ввода в эксплуатацию внутренних ресурсов урбанистического кусочка Земли, выстроенного на бесплодной, песчано-глинистой равнине, в большинстве своем не одобрили выбора автоматических систем и не стали продолжать стройку, возводя на плоской поверхности цоколя новый этаж города, а предпочли расселяться по прилегающим территориям, основывая небольшие форпосты в тех местах, где растительность оказывалась богаче и существовала возможность эффективного земледелия. Эта жажда освоения новых территорий привела пионеров Деметры к черным, давно покинутым городам-муравейникам инсектов.
   Они возвышались по другую сторону горного хребта, как вечные памятники навсегда канувшей во тьму веков цивилизации. Так, по крайней мере, показалось первым исследователям черных городов, но они жестоко заблуждались – инсекты по-прежнему обитали на Деметре, но это были уже не оседлые городские анклавы, а кочующие племена, деградировавшие в своем развитии.
   Людям потребовалось время, чтобы связать между собой многочисленные орды отвратительных насекомых, обитающих по ту сторону горного хребта, и покинутые жителями загадочные, величественные черные города. К самим инсектам первые поселенцы относились по-разному: кто-то не обращал на них внимания, кто-то откровенно сторонился «мерзких тварей», основываясь на инстинктивном отвращении человека к определенным видам насекомых, обитавших на Земле, но была также и третья категория людей, которые пошли в своих чувствах дальше отвращения или равнодушия. Сообразив, что деградировавшие потомки великой и непонятной цивилизации сохранили изрядную долю интеллекта, их стали приручать, используя в разных вариантах – начиная от чернорабочих на зарождающихся латифундиях и заканчивая откровенным «одомашниванием» в качестве тягловых животных.
   Люди, осваивавшие Деметру, не учли многих нюансов в своем общении с инсектами. Они считали их в лучшем случае существами, равными по сообразительности собаке или лошади, почему-то напрочь забывая при этом о черных городах, которые высились коническими горами в южной части материка.
   На самом деле запустение, царящее в них, являлось не следствием полнейшей деградации современных поколений инсектов, а данью сложным процессам, протекающим внутри их цивилизации.
   Как выяснилось позже, индивидуальный разум у каждой отдельно взятой инсектоидной особи просыпается только в отрыве от основной массы «муравейника». Стоило изолировать малочисленную группу инсектов, отделив их от копошащейся, вечно кочующей в поисках пищи и тепла массы насекомых, и они спустя невероятно короткий срок обретали свое «я», которое, несмотря на новорожденную индивидуальность, сохраняло все основные знания – генетически передаваемую память «муравейника».
   Этот удивительный механизм приспособляемости, выработанный эволюцией не на Деметре, а на исчезнувшей много миллионов лет назад планете, которую предки современных инсектов разобрали, используя как материал при постройке Сферы Дайсона – уникальной, существующей поныне конструкции, внутри которой заключена тускло-красная звезда, сыграл роковую роль в развитии взаимоотношений между людьми и насекомыми.
   Оторванные от общей массы кочующих орд группы, «прирученные» людьми, обрели ту самую индивидуальность: прозрели, заметили, наконец, что планету, которую их предки колонизировали миллионы лет назад, оккупировал новый вид разумных существ, притязающих на полный контроль Деметры и использование их в качестве слуг или рабов…
   Так начался конфликт, который, в принципе, мог и не состояться, будь в составе трехсоттысячного отряда колонистов больше ученых и меньше выходцев из городских трущоб земных мегаполисов.
   Война между людьми и инсектами на изолированной от остальной цивилизации Деметре продолжалась многие сотни лет. Горный хребет, поделивший единственный материк планеты на две неравные части, стал границей между двумя биологическими видами, линией фронта, на которой никогда не прекращались стычки враждующих сторон.
   Вспыхнувший конфликт, как было выяснено впоследствии, радикально изменил образ жизни кочующих инсектоидных орд. Они достаточно быстро вернули себе изрядную долю интеллекта и личной эмоциональной свободы для каждого члена сообщества – это включился еще один, заложенный в них эволюцией механизм выживания вида: инсекты попросту отреагировали на изменение условий внешней среды, которое потребовало от них более осмысленных и решительных действий, чем беззаботное кочевье по традиционным местам кормежки и размножения.
   Начавшееся противостояние год от года усугублялось, втягивая в себя практически все население обеих популяций. Что люди, что насекомые вновь остановились в своем развитии, работая, каждый по-своему, исключительно «на войну».
   Несколько раз орды инсектов вторгались на занятые колонистами равнины, подкатываясь к самим стенам цоколя, который так и не вырос в полноценный город, а лишь обветшал за прошедшие века.
   Цивилизация людей на Деметре, втянувшаяся в конфликт, развивала только производства, помогающие в борьбе с насекомыми. В немногих зданиях, которые успели выстроить на поверхности цоколя еще в довоенную эпоху, потомки колонистов вели теперь полуказарменный образ жизни. На минус первом уровне городского основания, куда в ту пору имелся свободный доступ, усилиями военных специалистов были созданы примитивные заводы по производству и ремонту огнестрельного оружия, а немногочисленные поселения, основанные вне стен укрепленного цоколя, теперь пустовали, постепенно превращаясь в руины.
   Колония схлопнулась, коллапсировала до размеров города-крепости, где, спустя восемьсот лет после посадки «Бристоля», проживало едва ли десять-пятнадцать тысяч человек.
   Весь парадокс заключался в том, что и инсекты, которых было неизмеримо больше, чем людей, не могли стать победителями в затянувшейся войне. Равнины, простирающиеся с «человеческой» стороны горного хребта, обладали умеренным, прохладным климатом и совершенно не подходили для их метаболизма: насекомым были необходимы влажные, теплые места обитания, а их на Деметре можно было найти только по другую сторону хребта, намного южнее покинутых черных городов.
   Казалось бы, в таких условиях война должна была прекратиться сама по себе – людей осталось слишком мало, чтобы претендовать на жизненные пространства по ту сторону гор, а инсектам совершенно не подходили прохладные ареалы обитания, где зимой выпадал снег, но существовало одно обстоятельство, которое опять-таки сводило на нет все объективные причины для стихийного прекращения конфликта: обе расы вкусили яда ненависти друг к другу.
   Война, идущая на протяжении многих сотен лет, стала образом жизни, впиталась в быт, превратилась в смысл существования для новых поколений как людей, так и разумных насекомых.
   Окончательному взаимоистреблению двух рас помешало вторичное открытие Деметры картографическим кораблем «Терра», приписанным к планете Кьюиг.
   Обитаемая Галактика узнала, что на территории затерянной колонии идет многовековое противостояние двух рас. К этому времени уже была открыта покинутая инсектами и разрушенная временем Сфера Дайсона, на территории которой, восстанавливая древние коммуникации, давно и прочно обосновались люди, заброшенные внутрь исполинской конструкции волею гиперсферы и двух галактической войны. Инсектов же считали в ту пору полностью вымершими, поэтому вторичное открытие Деметры, где реально сохранились потомки древней галактической расы, получило широкую огласку и соответствующий резонанс. Советом Безопасности Миров было принято срочное решение о расселении враждующих сторон.
   В ходе разрешения конфликта внезапно выяснился еще один нюанс: оказывается, не только древние расы способны оставлять после себя артефакты, но и люди в ходе своей экспансии уже перешагнули тот качественный и количественный порог, за которым человечество стало оставлять зримые следы своей неудержимой поступи по звездным системам спирального рукава родной Галактики.
   Одним из таких артефактов – свидетельств пребывания на планете разумной, но покинувшей ее расы, стала компьютерная сеть Деметры.
   Поначалу это было обычное с точки зрения древних земных технологий единение сетевых компьютеров и связанных с ними исполнительных механизмов, обслуживающих атомный реактор цоколя и все коммуникации исполинского зародыша несостоявшегося мегаполиса. Земные инженеры проектировали сеть с многократным запасом прочности, понимая, что едва очнувшиеся от криогенного сна, дезориентированные в обстановке нового мира люди вряд ли захотят сразу же включиться в рутинные процессы управления и текущего ремонта коммуникаций созданного для них машинами убежища. Чтобы избежать этого и развязать руки первым поколениям колонистов, в недрах цоколя была спроектирована компьютерная сеть, которой передоверялись все рутинные функции управления самодостаточным комплексом первоначального убежища.
   По своей сути сеть являлась одной гигантской машиной, кибернетическим организмом, состоящим из тысяч мелких исполнительных узлов, взаимосвязанных единым центром автоматического управления.
   Над Деметрой тихой поступью крались годы, десятилетия, века…
   Люди, работая на войну, постепенно деградируя в своих знаниях и возможностях, просто забыли о существовании сети. Они жили на поверхности цоколя, опасаясь спускаться в его давно заброшенные недра, не задаваясь вопросом: откуда в их домах берутся свет и тепло?.. А внизу, под толщей многометровых бетонных перекрытий в сумраке давно необитаемых помещений постепенно развивалась иная жизнь.
   Компьютерная сеть, в основу которой был заложен принцип самодостаточности, имела четкую базовую программу: во что бы то ни стало поддерживать функции вверенных ее заботам сооружений, коммуникаций и агрегатов.
   Город ветшал, выходили из строя обслуживающие и ремонтные механизмы, доставленные еще с борта «Бристоля», приходили в негодность энергоцентрали, системы водоснабжения, – в ведении компьютерной сети оказались тысячи километров ветшающих трубопроводов, кабелей, подземных трасс, которые требовали ежедневного обслуживания… Жарко дышал расположенный неподалеку от центрального узла сети ядерный реактор города, но на фоне постепенного разрушения функций, упадка возможностей оставалась неизменной господствующая над сетью, заложенная еще на Земле программная цель.
   Со стороны людей не ощущалось никакой помощи и заботы – они вели свою войну, прочно забыв о существовании сети, пользуясь поставляемыми ею благами, такими, как энергия и тепло, не задумываясь, откуда они берутся, страшась заглядывать в мрачные недра цоколя…
   Неизвестно, на каком из отрезков своего восьмисотлетнего «хозяйствования» компьютерная сеть Деметры осознала собственное существование, но факт налицо – она научилась мыслить, проявлять некую творческую инициативу, заточенную все в те же узкие рамки основной задачи. Сеть стала подменять одни агрегаты другими, использовать устройства не по прямому их назначению – она выкручивалась, пытаясь сохранить целостность и функциональность цоколя, и в результате этого появилось нечто, эквивалентное человеческому самосознанию.
   Она мыслила, а значит, существовала…
   В недрах цоколя начали появляться новые образчики кибернетических механизмов, сконструированные из останков старой, отслужившей свое техники. Сеть сделала еще один шаг вперед, создавая себе подобных, – она стала матерью и в конечном итоге присвоила себе это имя, выбрав его из обширного человеческого лексикона, как термин, наиболее отражающий ее изменившуюся сущность.
   Мать…
   Под этим именем о компьютерной сети Деметры узнала обитаемая Галактика.
   Искусственный интеллект, развившийся за бездну столетий из обычной самодостаточной сети города-мегаполиса.
   Двадцать лет назад, еще до развала Конфедерации Солнц, Мать заявила о своем существовании и получила юридический статус. Совет Безопасности Миров, расселив людей и инсектов, оставил за ней право вести собственный образ существования, ограничив ее свободу изуродованной поверхностью Деметры.
   Чтобы народившийся в недрах мрачных веков изоляции компьютерный разум, не скрывающий своей неприязни к людям, как к существам «единожды солгавшим», бросившим его на произвол судьбы, не посягал на дальнейшую пространственную экспансию, Деметру окружили плотным кольцом орбитальных охранных комплексов, с борта которых осуществлялась не только блокада околопланетного пространства Деметры, но и наблюдение за теми процессами, что протекали внизу.
   После расселения людей и инсектов Деметру постепенно начала захватывать кибернетическая жизнь: Мать, получив, наконец, долгожданную свободу, освободившись от забот по поддержанию в исправном состоянии коммуникаций цоколя, начала бурное саморазвитие.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация