А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Туманность Ориона" (страница 25)

   ГЛАВА 12.

   Вадим вошел в комнату, где за столом сидели Рорих и маленький мутант.
   Эрни указал взглядом на пустующий стул:
   – Садись.
   Ваби все еще настороженно относился к гостю, провожая его цепким взглядом красноватых выпученных глаз.
   Вадим сел.
   – Ну, как сам, рассказывай. – Эрни подцепил вилкой кусок мяса, отправил в рот и принялся жевать. – Я ведь здорово тогда горевал по тебе… сержант.
   – Взрывом контузило, – ответил Полуэктов. – Провалялся сутки, пока не подошла орбитальная поддержка. Хорошо хоть не роботов спустили, те, сам знаешь, швыряют в душегубку всех подряд. Ребята сообразили, что еще дышу, выволокли. Крови много потерял, осколком по пояснице полоснуло.
   Рорих кивнул.
   – А мы тогда этих козлов хорошо покрошили. – Он протянул руку, взял графин и два бокала. – Башку мне уже потом продырявило, пошел, дурак, в корпоративные войска.
   – Это на Окраине?
   – Ага, сектор Аллора. В «Генезисе» десять лет, потом вот – срубило полморды, получил протез, выходное пособие, все как положено. – Рорих говорил спокойно, без эмоций, но, глядя на него, трудно было поверить, что половина искусственного лица с мини-камерой вместо глаза дались ему так же легко, непринужденно, как он рассказывал об этом. – Дурак был, теперь вот поумнел… – Он усмехнулся своей жуткой полуулыбкой, поднял бокал, качнул им в сторону Вадима. – Давай…
   Выпили молча. Каждый в эти секунды думал о своем. Ваби, не принимавший участия ни в разговоре, ни в употреблении спиртного, ел, переводя взгляд с Рориха на Вадима и обратно.
   – А сюда как? – осторожно поинтересовался Вадим, когда жгучий ком спиртного провалился в желудок.
   – Судьба… – философски хмыкнул Эрни. – Так… повздорил с бывшими боссами по «Генезису», теперь вот приходится обретаться на «вражеской территории».
   В голове Вадима после этих ничего особо не значащих слов словно сработал мини-переключатель: определенная информация, выхваченная из фрагментов беседы, вдруг сложилась в достаточно четкую картинку некоторого понимания.
   Он покосился на Ваби.
   Мутант с Везелвула. Однозначно. Дальше мысль поскакала галопом, складывая факты. Везелвул – большая радиоактивная помойка под пятой корпорации «Генезис» – одного из экономических монстров Окраины. По роду своей работы Вадим был знаком с секретными оперативными сводками. В ведомстве Покровского всегда владели самыми последними и максимально проверенными данными. Галактические события просеивались, отбирались наиболее важные, и их суть всегда доводилась до офицеров. Неизвестно, где и в каких обстоятельствах окажется завтра тот или иной оперативник, – так приблизительно рассуждал Андрей Георгиевич, и ориентироваться в самом свежем раскладе раздирающих обитаемую Галактику законных и незаконных сил каждый из них попросту был обязан.
   Последняя информация, касавшаяся Везелвула, показалась в свое время Вадиму не очень-то правдоподобной – там произошли накладки, связанные с посещением планеты комиссией по правам Разумных Существ, и «Генезис», осуществлявший разработку радиоактивной свалки руками заключенных, спешно попытался «зачистить» планету от всех следов своей деятельности, послав туда боевой крейсер.
   Корабль пропал. На уровне разведок проскочила показавшаяся Вадиму совершенно фантастической информация о том, что поперек горла боевому крейсеру корпорации встала группа калек, ветеранов корпоративных войн, с борта старого транспортного корабля, чьи передатчики приняли посланный гибнущими на Везелвуле людьми сигнал «SOS».
   Сейчас, глядя на Рориха и сидящего за столом маленького мутанта, он не мог не изменить своего отношения к той сводке.
   Да, Эрни можно было отнести к той категории людей, кто умел поворачивать безнадежные ситуации в свою пользу, это Полуэктов помнил очень хорошо.
   Теперь становилось понятно, почему Рорих сидит тут, на Ганио, планете, каждый дюйм которой должен быть ненавистен ему так же, как и Вадиму.
   Форс-мажор… припомнил он сообщение, оставленное ему Покровским. Надо срочно выбираться отсюда, как только пройдет канал гиперсферной частоты… Нужен корабль, и неплохо бы иметь надежный ствол… Об этом следовало подумать…
   – Вас, по-моему, было пятеро… против целого крейсера? – поставив бокал, спросил Вадим.
   Эрни даже не вздрогнул, только видеокамера, установленная в глазнице, едва слышно взвизгнула, поворачиваясь в сторону Полуэктова.
   Несколько секунд Рорих смотрел на него, а потом ответил:
   – Семеро… включая собаку.
   – А остальные? – Вадим красноречиво указал взглядом на Ваби.
   – Кто где… – пожал плечами Рорих. – Нас тоже покрошило неплохо… Не все вернулись. А у тебя какой интерес?
   Вадим понял, что играть с Эрни и бессмысленно, и несправедливо.
   – Выбраться мне надо отсюда. Пошел Форс-мажор.
   – Ганианцы?
   Вадим кивнул.
   – У меня есть и деньги, и полномочия, все, что хочешь. Нет времени и «спины».
   – На кого работать? – прищурился здоровым глазом Эрни.
   – ЗБ.
   Рорих одобрительно кивнул. Еще утром, встретив Вадима и внезапно осознав, что тот лишь маскируется под нищего, он почувствовал, что его рутинное прозябание на Ганио вот-вот окончится. Встреча с другом была как знак. Посмотрев на Ваби, он вдруг толкнул мутанта локтем и спросил:
   – Помнишь то слово, что я просил тебя выучить?
   Карлик кивнул.
   – Повтори.
   – Тер-пи-мость… – по слогам произнес тот, перестав жевать и непонимающе уставившись на своего воспитателя.
   – Забудь его.
   Обернувшись к Вадиму, Рорих весело блеснул искусственным глазом и заявил:
   – Рад, что мы встретились, Вадим. Честно говоря, я уже устал изображать из себя почитателя местных традиций. Во куда наперло… – он чиркнул ребром ладони по горлу и добавил:
   – Хочется иногда… понищенствовать.
* * *
   Ближайшие три часа показали, насколько прав был генерал Покровский в интуитивном определении ситуации.
   Вадим понятия не имел, где сейчас Андрей Георгиевич, что он делает, Полуэктову была известна лишь условленная для данного пароля точка встречи, но, прежде чем выбираться с Ганио, он должен был дождаться результатов работы своего прибора.
   Они не заставили себя долго ждать.
   Спустя час терминал сетевого компьютера издал долгую тревожную трель. Это заработал канал Гиперсферной Частоты, передавая в гостиничный номер изображение, снятое, вероятно, за сотни световых лет от Ганио.
* * *
   Два космических корабля медленно сближались, осторожно маневрируя двигателями ориентации.
   Вспышки корректирующих дюз на какие-то мгновения освещали их броню, создавая стробоскопический эффект и не позволяя рассмотреть даже малого фрагмента величественно плывущих навстречу друг другу конструкций.
   Вокруг расплескалась бескрайняя чернота. Звезды отсюда казались далекими колючими точками, рассеянными в невообразимой дали. Окружающий космос выглядел бездонным…
   …
   – Как это получается? – Рорих не смог скрыть своего изумления. – Это ведь черт знает где!..
   Вадим, не отрывая взгляда от изображения, кивнул.
   – Да, похоже, где-то на краю Галактики… – согласился он. – Работает выделенный канал Гиперсферной Частоты, связанный с локатором звуковых волн, – спустя несколько секунд добавил Полуэктов. – Прибор прикреплен к обшивке корабля. Он испускает высокочастотные колебания, заставляющие весь корабль, каждый его атом «звучать». Все вибрации снимаются прибором, потом запись обрабатывается микролазером. В результате получается объемное изображение каждого отсека в сопровождении реальных звуковых шумов. Каждый отсек можно рассматривать в отдельности, поворачивать под разными углами, при желании есть возможность заглянуть даже в открытый ящик какого-нибудь стола.
   – Неплохо.
   – Прибор изобретен еще в двадцатом веке. Современные технологии только сделали его микроскопическим и очень надежным.
   – А связь?
   – Я же сказал, работает выделенный канал Гиперсферной Частоты, – повторил Вадим.
   Рорих предпочел промолчать.
   Представив, какие суммы за столь неординарную внепространственную связь выкачиваются сейчас со счетов, он понял – смертельная игра, в которую он только что вступил, идет не на деньги.
   …
   …В ходовых рубках кораблей наблюдалась в этот момент схожая картина: ни одного человека за пультами – все управление как с одной, так и с другой стороны осуществляла автоматика.
   Компьютерные консоли перед пустыми креслами деловито перемигивались огнями. Показания зеленоватых окошек радаров, расположенных на терминалах слежения, полностью подтверждали мысль об абсолютной заброшенности данного участка космического пространства как в плане человеческой деятельности, так и в смысле наличия естественных, природных объектов.
   Излучение поисковых систем бессильно тонуло в пустоте, не находя в радиусе миллионов километров от точки рандеву ни единого материального тела.
   Корабли сближались очень медленно. Они были чем-то похожи друг на друга: оба обтекаемой эллипсоидной формы, темные, без огней навигации и габаритной подсветки – зловещие сгустки материи, таинственные и внушающие вполне понятную оторопь…
   Управляющим машинам не был нужен свет. На контрольных мониторах обеих рубок в тонкой паутине координат медленно рос стыковочный узел корабля-оппонента. Бортовые компьютеры прекрасно видели и понимали друг друга, поддерживая неуловимый для человеческого восприятия диалог, протекающий на уровне взаимной телеметрии данных.
   …Когда расстояние между двумя темными эллипсоидными глыбами сократилось до нескольких сот метров, по команде навигационных систем заработали реактивные двигатели окончательного торможения и вырвавшийся из их сопел огонь на некоторое время осветил броню готовых соприкоснуться кораблей.
   В этом ярком, пронзительном свете стали ясно различимы детали конструкций, и теперь можно было понять, что корабли действительно похожи, но далеко не равнозначны.
   Оба имели форму вытянутого, неправильного диска диаметром в несколько сот метров, но если броня одного отливала черным лоском недавно реставрированного покрытия, то обшивка второго, наоборот, казалась старой и ноздреватой, как пригретый солнцем мартовский снег, на поверхности которого проступают черные разводы вытаявшей грязи.
   Разнились они и в деталях.
   Первый корабль казался изящным, полностью обтекаемым. Взгляд скользил по его темной обшивке, с трудом угадывая на ее фоне плавные выступы орудийных портов, углубления диафрагменных люков, предназначенных для подачи в космос каких-то механизмов, – все это было наглухо закрыто, заботливо завуалировано, и лишь на вершине дискообразного корпуса топорщились антенны работающей в данный момент локационной системы.
   Второй корабль выглядел более примитивно и одновременно более угрожающе.
   Его надстройки казались менее обтекаемыми, они рельефно выпирали наружу, и оттого их истинное предназначение не вызывало никаких сомнений: поперек диска тянулась цепочка покатых орудийных башен, между которыми зловеще выделялись сомкнутые створы электромагнитных катапульт, предназначенных для запуска в космос истребителей поддержки…
   …Сияние дюз внезапно истончилось, погасло, и вместе с этим исчезла разница в деталях внешней обшивки. Оба корабля вновь стали темными и безликими.
   Их стыковочные узлы соприкоснулись, легкая судорога касания пробежала по исполинским корпусам, в беззвучии вакуума медленно выдвинулись контактные пилоны, срослись, сцепившись электромагнитами удержания, и на несколько секунд всякое движение прекратилось, будто два корабля приноравливались друг к другу, свыкались с временным союзом, прежде чем в соединившей их шлюзовой конструкции раздастся шипение сжатого воздуха и откроются люки.
* * *
   Спустя несколько минут после стыковки, когда стихло завывание сирен, по трапам второго корабля прогрохотали шаги.
   Людей было семеро.
   Первым шел высокий, сухопарый, смуглый ганианец средних лет, одетый в полевую военную форму, без знаков различия и планетной принадлежности. Черты его лица не могли не притягивать взгляд. Маленькие глаза, глубоко посаженные под бровями, черные, чуть подернутые желтоватой поволокой зрачки вкупе с едва заметной горбинкой носа создавали ощущение чего-то хищного, отталкивающего, отдающего привкусом осознанной жестокости. Этот человек явно не пребывал в плену иллюзий, он понимал, что, как и зачем делает. Жесткая линия плотно сжатых губ только дополняла это ощущение, а стоило ему усмехнуться в ответ каким-то своим мыслям, как эта полуулыбка, больше похожая на своего рода оскал, завершала облик ганианца, придавая ему недостающий штрих, от которого собеседнику всегда хотелось отвернуться, отвести свой взгляд в сторону…
   В этом не было ничего странного, учитывая то, что Хаким Аль Максуд был больше известен на Ганио под кличкой Бешеный.
   Вслед за ним, соблюдая некоторую дистанцию, двигались еще шестеро представителей этой неприветливой планеты. Их расовую принадлежность можно было с легкостью определить по темно-коричневому оттенку кожи, такой отпечаток на гены любого коренного ганианца накладывала звезда их родной системы – яростный Халиф, сияющий в небесах Ганио, как горячечный шар пронзительно-голубого цвета.
   Поднявшись на предшлюзовую площадку, Хаким остановился, машинально похлопывая себя по бедру забранным в чехол нейросенсорным хлыстом, который заканчивался охватывающей запястье петлей. Он явно нервничал в ожидании предстоящей встречи, и по его лицу, искажая черты, то и дело пробегала зловещая полуулыбка.
   За спиной Аль Максуда, соблюдая прежнюю дистанцию в несколько шагов, остановилась его охрана. Эти люди вели себя более раскованно и непринужденно, чем их лидер. В их позах, жестах, негромком разговоре отсутствовало само понятие «дисциплина». Просто группа уверенных в себе вооруженных людей. Лица ганианцев на первый взгляд могли показаться одинаковыми, но на самом деле это была лишь иллюзия, ложное впечатление, которое тут же растворялось под внимательным взглядом.
   Они были такими же разными, как представители любой другой расы, просто ганианцы редко селились на чужих мирах, и потому человеку стороннему нужно было некоторое время, чтобы научиться видеть эту разницу черт.
   Единственное, что действительно объединяло между собой шестерых сопровождающих и одновременно разительно отличало их от предводителя, – это выражение откровенной скуки на лицах. Они не находили в начавшемся рандеву ничего необычного, экстраординарного, и заботы Хакима, отражавшиеся в его напряженной мимике, явно не напрягали их.
   Им было достаточно знать, что они следуют праведным путем всемилостивого Шииста и что на их счетах в банках Ганио копятся деньги.
   Остальное было проблемами Аль Максуда.
* * *
   После нескольких минут ожидания, в течение которых Хаким успел дважды измерить длину предшлюзовой площадки неторопливым, но напряженным шагом, на контрольной панели, расположенной подле внутреннего люка, один за другим начали загораться сигналы, оповещающие о смене давления в переходных камерах.
   Заглушая негромкое постукивание хлыста о бедро Максуда, зашипела пневматика, внутренний люк вздрогнул и начал медленно отползать в сторону, исчезая в толстой переборке шлюза.
   Яркий свет из переходной камеры упал на рифленую поверхность пола. Хаким досадливо прищурился, его охрана мигом позабыла о непринужденных позах – бойцы подтянулись, напряженно и недоброжелательно разглядывая открывшийся проем.
   В глубине шлюза показались три фигуры.
   Эти люди явно представляли одну из «цивилизованных» планет. Впереди шел низкорослый, лысеющий человек в сером деловом костюме. Его лицо лоснилось от пота, шаг был мелким, торопливым, но тут сказывалась не врожденная суетливость, а низкий рост незнакомца и его желание побыстрее преодолеть шлюз, который был залит неприятным, резким дезинфицирующим светом.
   По бокам от него двигались двое высоких парней спортивного телосложения. Их шаг был уверенным, глаза внимательными, строгие костюмы темного цвета подчеркивали некую официальную сухость визита…
   В иной обстановке их вполне можно было бы принять за помощников какого-либо высокопоставленного дипломатического лица, но сейчас они не собирались скрывать своей истинной роли: оба держали в руках автоматические импульсные пистолеты системы «Гюрза» – оружие профессиональных телохранителей и наемных убийц.
   Один из них первым ступил на шлюзовую площадку чужого корабля. Все происходило в полнейшей тишине. Телохранитель цепко обежал глазами замкнутое переборками пространство и так же молча отступил в сторону.
   Это действо все больше напоминало встречу враждующих сторон, чем начало деловых переговоров.
   – Здравствуй, Хаким. – Голос низкорослого человека оказался неожиданно приветливым, едва ли не радушным. Если он играл, то очень искусно. В отличие от сухопарого, жилистого ганианца Андрей Генрихович Гамаюнов на первый взгляд производил впечатление человека мягкого. Он был невысок ростом, седой и в свои пятьдесят уже успел отрастить изрядное брюшко.
   – Здравствуй, Андрэй! – Аль Максуд сделал шаг навстречу гостю, пожав его влажную ладонь двумя руками, при этом его хлыст повис на запястье, удерживаемый петлей. Хакиму пришлось слегка наклониться, совершая рукопожатие, но этот унизительный жест не смутил ганианца.
   Выпрямившись, он отпустил руку Гамаюнова и тут же безо всякого видимого перехода спросил, чуть коверкая произношение интеранглийских слов:
   – Ты привэз груз?
   Лысеющий бизнесмен, к облегчению Хакима, утвердительно кивнул:
   – Все в порядке. Не беспокойся. – Он поднял голову и снизу вверх посмотрел на ганианца. При этом в его глазах блеснули и погасли веселые чертики. – Будешь осматривать?
   Хаким колебался долю секунды.
   – Да. Я пасмотру, – прищурившись, ответил он.
   – Отлично. – Гамаюнов щелкнул пальцами. – Павел, проводи гостей.
   Хаким обернулся.
   – Анвар, проверь, – приказал он на ганианском.
* * *
   – Чем они торгуют? Наркотики? Рабы?
   – Нет, – отрицательно качнул головой Вадим, ощущая, как копится, растет внутреннее напряжение. – Смотри…
   Рорих повернулся к экрану, на который продолжало проецироваться изображение, но теперь уже не одного, а двух кораблей. Вадим манипулировал картинкой, стараясь скользить вслед за интересующими его в данный момент действующими лицами, переключаясь с одной мизансцены на другую.
   Покосившись на терминал, Рорих понял, что система одновременно ведет запись всей получаемой информации о двух сцепившихся кораблях. Диск-кристалл без устали моргал индикатором приема данных.
   …
   Два главных действующих лица, передвигавшихся в окружении свиты телохранителей, пересекли ярко освещенное пространство шлюза и оказались на схожей площадке второго корабля.
   Гамаюнов шел, не оглядываясь. Хаким нарочито замедлил шаг, чтобы не опережать хозяина корабля, на борт которого они только что вступили. Охрана обоих двигалась следом, причем за ганианцем последовали все шестеро его бойцов.
   Гамаюнов свернул направо по пустому коридору. Пройдя по нему несколько метров, он остановился подле внушительных створов грузового ангара и, приложив ладонь к пластине сканера, раскодировал замок.
   Два тяжеловесных, бронированных створа, дрогнув, начали раскрываться. За ними открылся огромный, тускло освещенный зал, разделенный на множество проходов узкими, уходящими под самый потолок стеллажами, на которых, удерживаемые электромагнитами, высились штабелированные контейнеры длиной чуть больше человеческого роста.
   – Прошу. – Хозяин сделал приглашающий жест.
   Очевидно, Хакиму данное помещение было хорошо знакомо. Он не колеблясь прошел между стеллажами, остановился, ткнул пальцем в один из контейнеров, внешне ничем не отличающийся от остальных, и сказал:
   – Вот этот.
   Андрей Генрихович кивнул, соглашаясь.
   – Павел, открой, – с выражением скучающей вежливости на лице приказал он.
   Один из телохранителей выступил вперед, подошел к указанному контейнеру, по борту которого тянулась нанесенная через трафарет надпись:
   «Гуманитарная миссия Аллора. Медицинское оборудование. Не кантовать». Далее шел знак, который присваивался только особым категориям грузов. Он предназначался для таможенных систем и означал, что адекватность содержимого контейнера в данном случае гарантируется Советом Колониальной Администрации.
   Павел приложил к замку контейнера магнитный ключ. Вспыхнули и погасли крохотные искорки индикаторов. Спустя секунду раздалось характерное шипение, и крышка контейнера приподнялась, обозначив щель по всему периметру.
   Человек Гамаюнова без труда снял ее и отступил в сторону, позволяя Хакиму Аль Максуду заглянуть внутрь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация