А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Туманность Ориона" (страница 20)

   – Не совсем. У нее были проблемы с мужчинами?
   – Да нет. – Генерал сделал отрицающий жест. – В этом случае она не разделяла мужчин и женщин по категориям пола. Поиметь – значит «использовать». Приятно пообщаться, что-то одолжить, получить какую-либо информацию… Она была умной женщиной и понимала, что окружающие ее оценивают: насколько она может стать для них полезной и на какой отпор следует рассчитывать при неблагоприятном обороте ситуации. Примерно то же самое должно происходить при встрече в космосе двух цивилизаций. Не факт, что вспыхнет конфликт, но взаимная оценка будет производиться обязательно, так сказать, в полном объеме, и исходя из этого ситуация пойдет дальше в ту или иную сторону. «Альфу» разрабатывали трезвомыслящие люди, и они готовили корабль к любому обороту событий.
   – Что-то я не заметил там огромных пушек…
   – Зря пытаешься иронизировать. Они там есть. Шестьдесят вакуумных орудий главного калибра плюс полторы сотни установок залпового огня типа «Ураган», а также пусковые шахты ракет, класса «космос – космос» и «космос – земля», всего тридцать стартовых стволов, расположенных по периметру вращающегося корпуса. Все это есть в секретных приложениях к спецификациям колониального транспорта, которые, естественно, никогда не обнародовались…
   «Недурно…» – Вадима поразили приведенные Покровским цифры, но он постарался удержаться от проявления лишних эмоций.
   – И все-таки, как вы планировали использовать «Альфу», Андрей Георгиевич? – настоятельно переспросил он.
   – Не «планировал», а планирую, – поправил его Покровский. – Поскольку бортовой компьютер колониального транспорта жив, а в его емкостях имеется активное вещество, накопленное там за столетия дрейфа, значит, мои планы осуществятся. «Альфа» пройдет световые годы в режиме автоматического полета и вернется сюда, на орбиту Земли. – В глазах генерала внезапно мелькнули и погасли веселые чертики. – Никто в обитаемой Галактике не сможет оспорить того факта, что к Земле вернулась ее собственность. «Альфа» не подпадает под действие параграфов Элианского протокола – она огромный транспорт, причем ни один ее технологический узел не нарушает наложенные на Землю ограничения.
   – А дальше?
   – А дальше посмотрим. Покажем им зубы и поглядим, как станет изворачиваться Совет Безопасности, у которого отняли его длинный кнут – Флот Конфедерации Солнц. Когда тут появится «Альфа», Земля сможет сама обеспечивать суверенитет своего внутрисистемного пространства, и их орбитальные станции окажутся в очень щекотливой ситуации, не находишь?
   Вадим обдумал его слова, кивнул и вдруг понял, что Покровский выполнил поставленное перед ним условие – он ответил на все вопросы, которые были заданы.
* * *
   – А теперь выслушай меня, Вадим… С происхождением Фагов и перспективами использования «Альфы» мы с тобой разобрались, но у нас есть еще несколько очень важных проблем. Это твое воскрешение, плазмоиды, колонисты и, наконец, станция ГЧ на орбите безвоздушной планеты. Я могу рассчитывать на тебя в этих вопросах?
   Вадим кивнул.
   – Тогда давай вернемся к исходной точке. – Покровский откинулся в кресле, внимательно посмотрев на него. – Исходя из строения твоего нового тела, мои специалисты предположили, что сегодняшние обитатели второго спутника имеют сходную структуру нервных связей. Тогда становится ясно, как удалось колонистам выжить на планете, чья атмосфера содержит такой низкий процент кислорода, но за все, как известно, нужно платить. В данном случае организм человека, приспособившись к враждебной окружающей среде, очень быстро исчерпывает свои внутренние ресурсы.
   – Срок жизни? – подумав, предположил Вадим. Ему вдруг вспомнилось, как слабость после двухчасового пребывания в энергетической оболочке буквально свалила его с ног. Это было самое натуральное истощение.
   – Да, – подтвердил его догадку Покровский. – По предварительному заключению, они живут там не больше чем полтора десятка лет.
   Заметив, как напрягся при этих словах Вадим, Андрей Георгиевич сделал отрицающий жест:
   – Не беспокойся. Специалисты говорят, что пятнадцать лет – это срок, отпущенный там. Здесь тебе не грозит скоропостижное старение – в любом мире с нормальной кислородной биосферой ты проживешь свои положенные… если, конечно, не станешь сознательно использовать полученные способности.
   Вадим взял успевший остыть кофе. Рука вроде бы не дрожала.
   – Пятнадцать лет… Это мало. Я имею в виду процесс размножения. Или он также ускорился?
   – Не думаю, – категорично ответил генерал. – Меня не покидает предчувствие, что они перестали рожать детей.
   – А как тогда? – недоуменно переспросил Вадим. – Я же видел девочку! – воскликнул он.
   Андрей Георгиевич исподлобья посмотрел на Полуэктова и произнес тихо, но внятно:
   – Они не умирают, Вадим.
   Чашка в руке все же дрогнула, холодная струйка кофе скользнула по запястью.
   Девочка с глазами старухи… Слишком взрослая, серьезная, глубокомысленная для своих лет. Неужели правда?
   Да, фрайг побери, иного объяснения попросту не было!..
   – Значит, мое новое тело было воссоздано в рамках технологий, которыми владеют колонисты?!
   – Не совсем, – покачал головой Покровский. – Тело клонировать достаточно легко. Оно может быть воссоздано в бывших криогенных камерах с использованием отслужившей свое плоти. Есть такая разработанная специально для «Альфы» технология утилизации биологических отходов, обеспечивающая очень быстрый, взрывообразный процесс роста желаемого образца.
   Вадим выглядел обескураженным.
   – При чем тут криогенные камеры? – спросил он. – Они же обеспечивают низкотемпературный сон!
   – Вадим, «Альфа» – это колониальный транспорт, забыл? Какой резон выбрасывать сложнейшие агрегаты поддержания жизни после разгрузки в колонии? Криогенные капсулы, предназначенные для сна колонистов во время полета, имели еще несколько встроенных функций, которые ясно отражены в доступной мне документации. После посадки они должны были использоваться для клонирования пищевой биомассы. Такой аппарат легко перепрограммировать на выращивание не мясного брикета, а целого организма, например, человеческого тела, понимаешь?
   Холод в груди… Неприятный, ноющий…
   – Меня тоже так? Из отслужившей свое плоти?
   – Выходит. – Покровский встал, прошелся по кабинету. – Но клонировать тело мало, – остановившись у затянутого свинцовой мутью окна, произнес он. – Кто переносит сознание в выращенную оболочку? Где оно хранится, куда и как передается в момент гибели предыдущего носителя?
   Вадим поднял голову, хмуро посмотрел на Покровского.
   – Да не было там в этом их Храме никакой дополнительной аппаратуры! – не выдержав, взорвался он. – Только несколько кабелей, брошенных поверх облицовки стен, да спутниковая тарелка на крыше!
   – Вот-вот. К тому же тебя воссоздали не там, а в космосе, на борту «Альфы», – напомнил генерал.
   Это замечание немного охладило Вадима. В конце концов он вынужден был прислушаться к себе и в который раз признать, что не ощущает никаких перемен. Вся его память, сознание были на месте…
   – Она говорила о боге… – вспомнив девочку, произнес Вадим, осознавая, что процесс переноса сознания не может быть объяснен в рамках каких-либо известных ему человеческих технологий.
   – Может быть, бортовой компьютер «Альфы» играет роль высшей силы? – осторожно предположил Покровский.
   – Да ну… Какой из него бог…
   – Тогда остаются эти… Фаги?
   – Эволюционировавшие потомки машин-терраформеров? Охотящиеся на людей? – фыркнул Вадим, отметая несостоятельную гипотезу. – Один из них бегал за мной, желая оторвать башку!
   Все смешалось в эти минуты в голове Полуэктова.
   Сущность этих полуживых машин он еще мог понять – пояснения Покровского, почерпнутые из древних документов, вносили некоторую ясность в их происхождение, и главной проблемой теперь становился вопрос о том, кто хранит разум людей в момент их смерти, с тем чтобы передать его новому телу? Кого они называют богом?
   – Здесь мы вступаем с тобой в область серьезных допущений, Вадим, – нарушив ход его мыслей, произнес генерал. – Кое-что не стыкуется. Судя по записи твоих воспоминаний, сознание старой женщины было ориентировано на ненависть к машинам-терраформерам и на поклонение какому-то богу. При этом она использовала боевые импланты, способные аккумулировать энергию тела и преобразовывать ее в электрический или электромагнитный импульс. Эти технологии также известны, но они слишком пагубно влияют на здоровье. Некоторое время знакомая тебе Зороаста поставляла на галактический рынок живые излучатели и прочую дрянь, за что была подвергнута зачистке силами Патруля Совета Безопасности, помнишь?
   Вадим кивнул.
   – Так вот, напрашивается вопрос: почему колонисты используют боевые импланты и отказались от имплантов мирных, таких, каким пользовался ты, обогащая свою кровь кислородом? Они променяли их на новое строение тела, поступившись сроком жизни и способностью иметь детей. Во имя чего?
   Не дождавшись ответа, Покровский вновь принялся мерить шагами ковер.
   – Нелогичность этого массового, общественного поступка может быть компенсирована только сильным влиянием на оборотную сторону разума – психику. Этот вывод прекрасно сообразуется с утверждением Бесколова, моего начальника лаборатории спецопераций…
   Вадим поднял взгляд на генерала. Ну, говори, не тяни…
   – Исследовавшие тебя медики пришли к выводу: тот, кто внес в твой генетический код существующие изменения, должен знать его настолько хорошо, как будто изначальный вариант был написан им самим.
   Значит, все-таки бог?!
* * *
   Несколько минут они молчали, думая каждый о своем.
   Первым затянувшуюся паузу нарушил Покровский.
   – Мне кажется, что поначалу они пользовались химическими имплантами, чтобы выжить на поверхности враждебной планеты. Внедрение нового сознания, образа жизни должно было происходить постепенно. Не зря спускаемые модули превратились в Храмы, а прилегающая местность получила название «зоны реинкарнации». Переселение душ…
   – Возможно, толчком послужила начавшаяся война с терраформерами?
   – Вероятно… Учитывая специфику их биосферы, срок жизни и невозможность нормально продолжать свой род, что следует предположить, Вадим?
   – Зависимость от бога? – ответил Полуэктов.
   – Молодец, быстро соображаешь. Кто-то дал колонистам новое строение тела, избавив от неудобных имплантов и связанного с ними постоянного риска, адаптировал людей к исконной биосфере планеты, но взамен вся колония оказалась посажена на короткую цепь жесткой и недвусмысленной зависимости: либо ты поклоняешься богу, исполняешь предначертанное им, либо… следующей реинкарнации не будет.
   – Интересно, что мешает им вернуться к прежним имплантам, которые не используют внутренний ресурс организма? – размышляя вслух, поинтересовался Вадим. – Плюнуть на этого бога, завести детей и, в конце концов, освободиться?
   Покровский задумался.
   – Да, ты прав… Человек плохо переносит свое подчиненное положение. Кровь начинает бунтовать… Странно. Вероятно, должен быть еще какой-то подавитель эмоций…
   Кровь бунтует? Эти слова Покровского накатили на Вадима внезапным, ярким воспоминанием:
   …Тонко, заполошно запищал какой-то прибор.
   Вадим мгновенно напрягся, не понимая, откуда доносится звук, пока девочка, закусив губу, не прикоснулась к своему запястью.
   Там была крышечка. Маленькая, продолговатая, выполненная под цвет и фактуру кожи. Она открылась от легкого нажатия, совершенно бесшумно отскочив вверх.
   Под ней в углублении лежал ряд мерцающих кнопок, рядом тревожно взмаргивал красный индикатор.
   – Адреналин… – с нотками испуганной вины в голосе произнесла она. – Сейчас я все исправлю… – Ее дрожащий палец коснулся маленьких кнопочек, пробежал по ним в определенной последовательности.
   Назойливый сигнал тут же стих. Цвет индикатора сменился на зеленый.
   – Извини… Произошел выброс адреналина. Я не могу управлять этой функцией метаболизма… Никто не может… Но мы должны быть спокойны, отрешены от страха, возбуждения, иначе нам никогда не справиться с Фагами. Они убьют Его, и тогда исчезнем все мы… Ты ведь знаешь об этом, да?
* * *
   Вот, значит, как оборачивался тот намек на Вечную Жизнь, который лейтмотивом звучал в начале их разговора!.. Гримаса… Страшная, противоречащая человеческой сущности гримаса выживания, цепь вынужденных мер, замешанная на непонятной религии и в конечном итоге не усовершенствовавшая, а скорее искалечившая организмы и души людей…
   – Я не представляю, кто это может быть… – глухо произнес Вадим.
   – Кто угодно… – ответил Покровский. – Плазмоиды… – предположил он. – В их существовании одновременно кроется и загадка, и угроза.
   – Нужно искать, – порывисто произнес Вадим. – Но прежде надо эвакуировать…
   – Погоди, – Покровский жестом остановил его. – Ты еще не слышал наиболее пакостную часть истории, так что не спеши… – Он снова принялся мерить шагами кабинет. – Мы не можем очертя голову кинуться назад в Туманность. Я же сказал тебе, что накопал тут такого, что волосы начинают шевелиться по всему телу…
   – Станция ГЧ? – мгновенно напрягаясь, спросил Полуэктов.
   – Она самая… И еще тот кусочек металлического водорода, обломок обшивки Фага, который ты сподобился прихватить оттуда.
   – Они взаимосвязаны?
   – Еще как. Но давай по порядку. Пока ты был у медиков, мои ребята многое успели накопать. Хорошо, что ты отснял все объекты. Это дало нам в руки ключ к направлению поиска… – Он вернулся к столу, взял сигарету. – Как известно, станции ГЧ являются конструкциями неприкосновенными, но все же на них был совершен ряд нападений, – прикуривая, произнес генерал. – Любопытное совпадение: все они почему-то имели место десять лет назад, сразу после развала Конфедерации. Ганианские пираты тогда здорово пошерстили обитаемые миры. Брали все подряд, до чего, как говорится, лапы дотягивались. Мне думалось, что они просто пользуются случаем, ловят рыбку в мутной воде галактических перемен, но нет. Я тут удосужился сделать сводный анализ всего похищенного с различных миров в результате их настойчивых разбойных нападений, и получился любопытный список… Смотри: герметичные разборные купола, климатические станции, тяжелая всепроходная техника, оружие, генераторы силовых полей, ну и так далее… Станция ГЧ, утащенная в гиперсферу одним особо крупным капером, тоже значится в этом списке. Усекаешь?
   – Готовили базу на безвоздушной планете?
   – Вот именно… А теперь еще одна новость с галактического рынка космической техники. – Генерал достал голографический рекламный проспект и протянул через стол Вадиму. – Корпорация «Аллорские Космоверфи» анонсировала пять лет назад новый вид энергостойкой брони для малых космических судов. Баснословно дорогая, но удивительно эффективная обшивка, созданная на основе неизвестного ранее металлического соединения водорода, способная выдержать прямое попадание лазерного луча мощностью до десяти мегаватт без потери внешнего вида и физических свойств корабля. Эта презентация нового продукта вызвала легкий шок в военных кругах – разработка свалилась как снег на голову, будто ей не предшествовали долгие годы экспериментов и испытаний. «Аллорские Космоверфи» обогатились на этом до полного неприличия. Заметь, броня выпускается в строго ограниченных количествах, никто не в курсе, откуда берется исходный материал сплава. Я в свое время попытался сунуться туда, но наткнулся на полный информационный вакуум. Какая-то мистическая загадка…
   Полуэктов посмотрел на изображенный в трехмерной проекции иссиня-черный корпус космического корабля, поверх которого недобрым огнем пылала надпись:
   «Аллорские Космоверфи» представляют…
   – Узнаешь броню?
   Вадим кивнул.
   – Они строят боевые корабли? – спросил он.
   – Пока нет. До последней поры это была гражданская верфь, ты же знаешь – Конфедерация строго контролировала Окраину, но теперь там сущий беспредел… – вздохнул Покровский. – Колониальная Администрация Аллора постепенно подминает под себя периферийные миры. Взяли на вооружение «Закон о правах Разумных Существ» и шерстят потихоньку. Внешне все выглядит чинно, благородно, так сказать, «в законе». Пару лет назад они начали разгребать два кладбища кораблей, оставшихся в пространстве со времен Первой Галактической. Хоронят обнаруженные тела со всей помпой, на какую только способны.
   – А сами корабли? Куда они их девают?
   – По документам вся техника идет в утилизацию, на заводы «Аллорской Космоверфи». Недавно они даже распространили запись утилизации одного из крейсеров.
   Вадим потянулся за сигаретой.
   – А на самом деле? – спросил он, зная, что Покровский не станет затрагивать определенную тему, не имей она прямого отношения к их разговору.
   – Вот посмотри. Это снимки, сделанные тобой через телескопы «Альфы» и обработанные в компьютерной лаборатории до нужной кондиции.
   Вадим принял из рук Покровского очередную серию отпечатков, невольно вспомнив, как с такой же пачки снимков начался его вояж в Туманность Ориона.
   Съемка поверхности безвоздушного мира получилась отменной. Была видна и станция ГЧ, плывущая по орбите, и какие-то постройки внизу, накрытые мерцающим куполом силовой защиты, как города на Стелларе – знаменитом военном спутнике планеты Рори.
   Вадим взял другой отпечаток. Станция Гиперсферной Частоты ушла на нем назад и вправо, теперь только фрагмент выпуклого борта виднелся на краю увеличенного изображения, зато постройки внизу стали крупнее, четче…
   Вадим присмотрелся и понял – это не здания, а корабли.
   Пять космических кораблей стояли на поверхности планеты, отбрасывая резкие черные тени. В некоторых местах их обшивка зияла провалами демонтированных сегментов. Можно было понять, что под куполом защиты присутствовал воздух, а внутри самих кораблей велись монтажные работы, – на внешней обшивке древних крейсеров, словно муравьи, застыли крошечные фигурки людей, а в одном месте сквозь чернь провала ясно виднелась пойманная в кадр вспышка сварочного аппарата.
   Вокруг на огромных полотнищах, уложенных прямо на оранжево-желтый грунт, были размещены снятые с кораблей агрегаты. Взгляд узнавал неповторимые контуры лазерных комплексов «Прайд», которые составляли основу бортового вооружения земных крейсеров, вторгшихся много веков назад в Колонии.
   – Вот так, Вадим… Видишь, как замыкается круг?
   Замыкается круг?! Покровский и впрямь обладал железным самоконтролем. Это же новая, назревающая война!..
   – Кто эти люди? – справившись с эмоциями, спросил Вадим.
   – Ганианцы.
* * *
   Спустя час, после короткого тайм-аута, пока Вадима осматривал врач, они возобновили прерванный разговор.
   Покровский, устав сидеть, расхаживал по кабинету.
   – Итак, смотри, какая у нас прорисовывается схема… Думаю, что ганианцы обнаружили эту систему лет пятнадцать назад, скорее всего по чистой случайности. Каперские корабли испокон века прятались в разном скрывающем их окружении: в поясах астероидов, туманностях, на поверхностях мертвых, безжизненных планет. Эта тактика выработана у них веками разбойных нападений, поэтому нет ничего мистического в том, что их корабли посещали газопылевое облако в Орионе.
   – Ну и что? – резонно возразил ему Вадим. – Любой корабль, появившись в системе голубой звезды, прежде всего получил бы по зубам от Фагов.
   – Вероятно, так оно и было, – согласился Покровский. – Получили по зубам, но смогли уйти на гипердрайве. Отсюда возник естественный интерес: кто это еще такой наглый прячется в облаках пыли и газа? Ты же знаешь ганианцев – задень их, потом беды не оберешься…
   – Тогда откуда взялась база? И зачем им понадобилась станция ГЧ?
   – А вот тут мы пока вступаем в область предположений. Неизвестно, как развивались события, но, судя по размаху, десять лет назад за дело взялись кланы Ганио – это не каперская шайка, а настоящий криминал, причем битый, скрепленный религиозной идеологией Шииста. Ты сам знаешь, они контролируют весь рынок ганианских наемников, торговлю оружием, межзвездную контрабанду… Видно, среди них нашелся человек, который сумел по достоинству оценить случайное открытие.
   Генерал, стоявший у окна, повернул голову. Вадим сидел, напряженно выпрямившись в кресле, и что-то обдумывал, не замечая, что сигарета в его пальцах уже дотлела до самого фильтра.
   Изображения на снимках потрясли его. Крейсера Земного Альянса в свое время являлись страшным оружием – отлично бронированные, вооруженные, несущие на борту по нескольку десятков космических истребителей, они едва не предрешили исход войны в пользу прародины человечества. Колонии избежали поражения, лишь разработав и применив аннигиляционную установку «Свет», которая сжигала любую, самую толстую броню, превращая надстройки кораблей в бесформенные сгустки металла.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация