А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свидание с Богом" (страница 4)

   Потом огромный сервомеханизм вдруг повернулся и, прихрамывая, зашагал назад, к грузовому шлюзу.

   Джон вдруг почувствовал, что его ноги, сведенные судорогой от напряжения икроножных мышц, больше не хотят держать на себе вес тела.
   «Фалангер», громыхая и лязгая, удалялся в сторону открытой аппарели, и Джон, бессильно сползший по стене коридора, вдруг ясно понял, куда и зачем тот идет.
   «Ну, все, ребята, теперь-то вам хана…» – обессилено подумал он, имея в виду те ходячие лазерные пушки, что обложили покалеченный «Нибелунг» плотным кольцом осады.
   Потом, не задаваясь больше никакими вопросами, Джон попытался встать и, когда это удалось, шатаясь пошел по коридору в ту сторону, где располагался люк аварийно-спасательной капсулы.
   Выстрелов он не слышал, вакуум не передает звук, зато отчетливо ощущал ритмичную вибрацию, когда снаружи корабля заработали вакуумные орудия «Фалангера».
   Потом Джону стало не до них. Забравшись в тесный отсек капсулы, он думал только об одном: как бы не ошибиться, нажимая клавиши стартовой последовательности.
   Последнее, что он увидел, когда электромагнитная катапульта вышвырнула его утлое суденышко из пусковой шахты в открытый космос, была приземистая фигура «Фалангера», который стоял посреди пропаханной «Нибелунгом» проплешины и, как показалось Джону, провожал старт пристальным, запоминающим взглядом своего единственного видеосенсора.

   Глава 4.

   Люди не любят посещать свое прошлое. Особенно когда оно страшное. А еще в большей степени – далекое и неприглядное.
   Именно поэтому древняя космическая станция никогда не посещалась туристами. Что интересного могут найти счастливые и преуспевающие люди среди мрачных обломков былой войны? Зачем им смотреть на миллионы тонн покореженного металла, зияющие дыры от попадания ракет и плавающий в вакууме мусор?
   Жизнь навсегда покинула это мрачное место…
   Но так ли это? Не крылось ли что-то иное за кажущейся мертвой пустотой древней промышленной конструкции, некогда работавшей на войну и сгоревшей в горниле ее сражений?
   Странное движение можно было наблюдать в мрачных провалах покрывавших ее воронок. Казалось, что среди металлического леса различных заброшенных агрегатов, в темных разломах, ведущих в недра станции наклонных пандусов, среди угловатого хаоса покореженных надстроек, нет-нет да и мелькнет какая-то тень, лишь немногим более светлая, чем окружающий древнюю станцию мрак.
   Особенно часто подобные тени можно было увидеть в том районе, где старинный военный транспорт класса «Нибелунг» косо вонзился в обшивку многострадальной станции, задрав к далеким звездам свою корму с выдвинутой наружу грузовой аппарелью.
   Вот и сейчас…
   В обшивке «Нибелунга» внезапно обозначилась узкая щель – это неторопливо раздвигались вакуумные створы грузового шлюза. Внутри прямоугольной переходной камеры горел тусклый, рассеянный свет, свидетельствующий о работе бортового реактора. В неясном красном освещении, которое давала единственная, предупреждающая об окончании процесса шлюзования лампочка с красным светофильтром, угадывался грозный контур боевой машины, словно сошедшей с книжной иллюстрации далекого прошлого.
   Это был Охотник.
   Ступив на аппарель, подъемник которой все еще не функционировал, несмотря на старания Ремонтника, он остановился, глядя немигающими линзами трех новых видеокамер на далекие, холодные искорки звезд.
   Он был хозяином этого мира. Он, к кому однажды явился БОГ…
   Человек, создавший все сущее, прилетел сюда из звездного мрака. Он принес умирающему анклаву машин жаркий реактор – основу их жизни.
   «Фалангер» повел торсом, осматривая расплескавшуюся вокруг Бездну.
   Он помнил свое свидание с БОГОМ. И он знал, что эта встреча дала ему больше, чем вожделенный источник энергии, больше, чем несколько боекомплектов к вакуумным орудиям, – она привнесла в его существование абсолютно новый смысл.
   Он смотрел на далекие звезды, откуда прилетел человек, и верил, что когда-нибудь их встреча произойдет вновь.
   Очередной шаг по бесконечной лестнице Бейцеля… Машина, которая обрела веру…
   Страшно и любопытно было заглядывать в тот таинственный мрак, куда уводили крутые пороги самопознания…

   Глава 5.

   На международной станции «Гэлакси» в этот день в шикарном кабинете начальника службы транссистемных перевозок встретились три человека.
   – Вот, господин Кьюри, рад представить вам нашего лучшего пилота, – радушно произнес начальник службы межзвездных сообщений, подведя к развалившемуся в кресле для посетителей дородному бизнесмену мужчину средних лет, гладко выбритого, подтянутого, чье лицо дышало каким-то таинственным спокойствием, а глаза походили на два хрусталика льда.
   – Благодарю вас, господин Летчер, благодарю! – Посетитель привстал, пожимая руку пилоту. Окинув его проницательным взглядом, он удовлетворенно кивнул:
   – Рад познакомиться с вами, Джон. Честно говоря, вы производите впечатление. Именно таким я представлял себе настоящего, закаленного пилота.
   В этот момент в кабинет вошла секретарша. В ее руках был маленький круглый поднос, на котором в оправе из хрусталя двух рюмок искрился, преломляя свет потолочных панелей, дорогой коллекционный коньяк.
   – Но почему две, господин Летчер? – Гость укоризненно посмотрел на хозяина кабинета, – Такая сделка, господа…
   – Извините, господин Кьюри, – мягко прервал его Джон. – Но я не пью. Нигде, никогда и ни при каких обстоятельствах… – добавил он и отвернулся, чтобы не смущать своего нового работодателя.
   У Джона были свои профессиональные тайны, о которых он предпочитал не вспоминать.
   Конечно, память со временем тускнеет и истирается, чего не скажешь о продолговатой седой метке в темных, коротко стриженных волосах сорокалетнего пилота, о происхождении которой он тоже не рассказывал никому и никогда.
   Это был второй личный закон Джона Шеборта.

   Ноябрь 1999 года, город Псков.
   Окончательная редакция – июнь 2005 года.
Чтение онлайн



1 2 3 [4]

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация