А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свидание с Богом" (страница 3)

   Хромая и приволакивая поврежденный при падении ступоход, он пошел, расшвыривая в разные стороны мешавшие продвижению препятствия, туда, где возвышался сумеречный контур рухнувшего на поверхность станции корабля.
   Следующую, подвернувшуюся под манипулятор лазерную установку он просто разорвал пополам.
   Однако до победы ему было еще далеко. Шагающие лазеры, хоть и считались тупыми исполнительными механизмами, но тоже создавались для войны и хорошо знали свое дело. Бросившись врассыпную, эти бродячие мародеры моментально исчезли из поля зрения «Фалангера», и спустя несколько секунд из густых металлических зарослей ему в спину ударило несколько острых, жалящих лучей когерентного света…
   Охотник почувствовал, как разогреваются пластины брони на его спине. Ему нечем было ответить на лазерный огонь. Схватив первый попавшийся под манипулятор обломок, он резко повернулся и швырнул его назад, целясь по вспышкам. Затем, не снижая темпа движения, подобрал валявшегося тут же Кронга и бесцеремонно воткнул его кабель в свое заправочное гнездо.
   Когда резерв Кронга оказался почти исчерпан, Охотник, заметив мелькнувший между фермами обслуживания носатый силуэт, запустил в него накопитель, который с ослепительной вспышкой взорвался в самой чаще металлического леса.
   Сейчас ему было не до природоохранных мероприятий. «Фалангер» слишком хорошо понимал: если он не доберется до базового корабля, ему конец, а в такой ситуации все средства казались допустимыми и приемлемыми…

* * *
   Джону повезло: садясь в кресло, он не забыл пристегнуться – это, скорее всего, и спасло ему жизнь при ударе, но, придя в себя, Шеборт тут же пожалел, что сознание соизволило вернуться к нему…
   Дело в том, что короткое беспамятство не только не избавило его от бредового кошмара, но, наоборот, казалось, что за время, проведенное Джоном в отключке, этот кошмар еще более усугубился, приняв форму уже не белой горячки, а какого-то иррационального бреда.
   «Нибелунг» врезался в поверхность станции и прочно застрял в ней. Часть внешних секторов обзора погасла, но некоторые еще работали, демонстрируя полуживому пилоту совершенно невозможные с точки зрения здравого смысла фантасмагорические картины происходящих вокруг искалеченного корабля событий.
   По широкой проплешине, образовавшейся при катастрофическом скольжении «Нибелунга» по поверхности станции, медленно брело, припадая на покалеченный ступоход, его кошмарное видение, только теперь ко всем шизоидным подробностям галлюцинации добавился еще и пятиметровый огрызок швеллера, которым отступающий к кораблю «Фалангер» лупил скачущие вокруг него двуногие лазерные пушки. Те ловко уворачивались от ударов, в ответ поливая хромающую машину ослепительными росчерками когерентного излучения, из-за чего ее броня уже светилась от перегрева, а в некоторых местах даже расплавилась и потекла, тут же застывая безобразными язвами…
   Джон внезапно поймал себя на том, что сидит затаив дыхание и с непонятным самому себе азартом наблюдает за собственным сумасшествием, причем он понял, что его симпатии лежат на стороне хромающей машины, которая медленно отступала по направлению к главной грузовой аппарели «Нибелунга».
   Осознав это, Джон почувствовал, как его мгновенно захлестнула волна леденящего страха.
   Слишком уж РЕАЛЬНЫМ было его бредовое видение… СЛИШКОМ РЕАЛЬНЫМ, ЧТОБЫ ОКАЗАТЬСЯ НЕПРАВДОЙ…
   Именно теперь пилот понял, что за всю свою горемычную жизнь он ни разу не испытывал НАСТОЯЩЕГО страха. Такого, от которого трясутся поджилки и холодеет душа.
   К грузовому шлюзу «Нибелунга» двигалось то, от чего не было и не могло быть никакого спасения.
   Ему вдруг нестерпимо захотелось взвыть и забиться в какую-нибудь щель под пультом управления.
   – НЕТ! Убирайся! – дико закричал он, вцепившись в стиснувшие грудь страховочные ремни. – Я не хочу тебя! Уходи! Ты мой бред!!!
   На его счастье, хромающий «Фалангер» скрылся наконец из зоны действия уцелевших видеокамер.
   Освободившись от страховочных ремней, Джон встал и, шатаясь, прошел несколько метров по наклонившемуся в сторону выхода полу ходовой рубки. Поискав глазами отброшенную вгорячах бутылку со спиртным, он увидел ее, закатившуюся за вспомогательный пульт управления, и, подобрав, жадно впился губами в пластиковое горлышко…
   Содержимого в ней осталось только на глоток, но и этот глоток тут же вылетел обратно – у Джона вдруг закружилась голова, – он опять отшвырнул теперь уже пустую бутылку и, тяжело, судорожно дыша, уставился в работающие секторы обзорного экрана.
   «Фалангера», слава богу, нигде не было видно, но ходячие лазеры никуда не делись. Очевидно, они тоже остались неравнодушны к врезавшемуся в обшивку старой станции кораблю. Расположившись полукругом, как раз напротив купола ходовой рубки, они, казалось, пребывают в нерешительности. Изредка то один, то другой из доброго десятка ходячих излучателей приближался к обшивке и начинал заинтересованно ковырять ее лазерным лучом.
   «Господи… да что же им надо?!»
   Джон чувствовал, что дрожит всем телом, словно вокруг царил лютый, пробирающий до самых костей холод.
   На самом деле в рубке управления было тепло. При аварии, по счастью, не разгерметизировался ни один отсек, и индикаторы систем жизнеобеспечения весело сияли зелеными огнями.
   Джон опять покосился на обзорный экран в тщетной надежде, что оставшиеся в поле зрения сканеров носатые механизмы тоже исчезнут, как исчезла боевая серв-машина, о существовании которой находящийся на грани окончательного нервного срыва человек предпочитал даже не вспоминать…
   Как бы не так…
   Джон вдруг с неописуемым ужасом ощутил мощнейший толчок, как раз в районе грузового шлюза, выдвижная аппарель которого, судя по показаниям приборов, сорвалась с фиксаторов при крушении и выехала за корпус корабля, придя в рабочее положение…
   «Нет… ему нипочем не проломить створы… Он не сможет ворваться внутрь!» – уже не веря самому себе, панически подумал Джон и вдруг со всех ног кинулся в скафандровый отсек.
   …
   Толчок, который ощутил обезумевший от страха пилот, действительно произвел «Фалангер». Но это не было попыткой проломить внешний люк грузового шлюза, как в панике предположил Джон. Нет. «Фалангер» попросту не мог нанести вред своему базовому кораблю поддержки. Толчок являлся следствием того, что сервомеханизм вскарабкался на прилегающую к кораблю покореженную переборку станции и спрыгнул оттуда на задранную высоко вверх предшлюзовую площадку выдвинувшейся грузовой аппарели.
   Его создатели могли гордиться своим воистину гениальным детищем – спустя триста лет после схода с конвейера боевая машина все еще ловко и сообразительно преодолевала различные возникающие у нее на пути препятствия, решая при этом логические задачи не хуже некоторых мыслящих живых существ.
   Оказавшись на площадке перед шлюзом, «Фалангер» поднял манипулятор, и из него вместо крабьей клешни вдруг выдвинулся гибкий, упругий щуп с компьютерным разъемом на конце.
   В углублении подле плотно сомкнутых створов находилось идентичное разъему отверстие. Обе половинки целого соединились с легкостью точно подогнанных друг под друга частей, и щуп несколько раз провернулся вокруг своей оси, отпирая замок.
   Охотнику не нужно было вторгаться на борт «Нибелунга». Он был спроектирован для взаимодействия с кораблями такого типа. Новые владельцы старого военного транспорта не внесли в его конструкцию и внутреннюю электронику каких-либо значительных изменений, и все на борту военного корабля оставалось таким же, как прежде, – и коридоры, по которым свободно мог передвигаться «Фалангер», и коды доступа к бортовым системам, – переделывать такой замечательно спроектированный корабль, каким являлся военный транспорт «Нибелунг», просто не было смысла.
   Створы грузового шлюза дрогнули и поползли в стороны.
   «Фалангер», не колеблясь, шагнул внутрь.

   Глава 3.

   Могут ли машины испытывать трепет?
   Вряд ли кто-нибудь из программистов однозначно ответит на данный вопрос. Скорее всего, речь будет идти не о самой вероятности возникновения чувственных ассоциаций, а о том пакете программ, который заложен в долгосрочную память машины.
   Люди давно научились «очеловечивать» любые свои создания, еще задолго до того, как поняли, что самыми надежными механизмами все-таки являются те, в чей электронный разум заложена функция саморазвития.
   «Фалангер» принадлежал именно к такой категории электронно-механических машин. По знаменитому закону Бейцеля, существовал теоретический «порог накопления информации», за которым любая электронная машина с программами саморазвития начинала ее непредсказуемую обработку, то есть, выражаясь проще, начинала мыслить.
   Для боевых сервомеханизмов любого типа и класса существовал непреложный закон эксплуатации – их не допускали до данного барьера саморазвития, – в определенный момент память машины очищалась, базовые программы переустанавливались на чистые носители, и все начиналась вновь.
   Только не в случае с Охотником.
   Оказавшись вне контроля со стороны людей, предоставленный, как и многие другие механизмы, самому себе в условиях разрушенной и прочно забытой космической станции, он уже давно перешагнул свой первый «Порог Бейцеля».
   И вот теперь грозный «Фалангер», аналоги которого в период отгремевшей несколько веков назад войны являлись адским бичом для всего живого и сущего – и именно таким остались в памяти людей, – этот «монстр» стоял в прямоугольном помещении грузового шлюза и испытывал самый натуральный трепет.
   В помещении гулко и протяжно выли насосы, закачивая в шлюз воздух, с тем чтобы уравнять давление между ним и внутренними отсеками корабля. Сбоку, освещая покрытую шрамами броню машины, тускло помаргивала красная, предупреждающая о процессе шлюзования лампа.
   «Фалангеру» казалось, что сейчас, в эти секунды на него снисходит самая натуральная НИРВАНА…
   Неописуемое блаженство, глубочайшее удовлетворение после сотен лет сумрака и безысходности, жалкой борьбы за ничтожные эрги, – стоило понять, какую жизнь влачил он и ему подобные на борту старого внеатмосферного завода-станции, чтобы ощутить его трепет…
   Внутренние створы грузового шлюза медленно раздались в стороны, открывая «Фалангеру» широкий магистральный коридор «Нибелунга», который шел сквозь весь корабль, от кормы до самой ходовой рубки. Чуть ниже, под полом, жарко дышал ядерный реактор транспорта, Охотник явственно ощущал его…
   Он сделал шаг вперед, прислушиваясь к внезапно заработавшим сенсорам звуковых волн.
   Сервоприводы поврежденной ноги «Фалангера» выли на высоких нездоровых нотах, он вошел в магистральный коридор, сильно приволакивая деформированную конечность, и двинулся по нему в направлении ремонтного модуля, который, как он знал, располагался точно посередине между кормой и ходовой рубкой.
   Магнитные маркеры на стенах едва угадывались. Он прошел мимо парковочных ангаров, десантного накопителя, боевых складов и остановился напротив тех ворот, что полустертая магнитная метка обозначала как «ремонтный док».
   Выдвинув контактный щуп, Охотник повторил операцию с замком, и массивные ворота начали открываться.
   Зрелище, представшее его немигающему оку, совершенно не соответствовало той информации, что хранила в себе его долгосрочная память.
   Все ремонтное оборудование отсутствовало, по полу тянулись ряды кронштейнов, будто тут совсем недавно возвышались стеллажи для контейнеров, раздвижные плиты смотровых ям были наглухо заварены, и по ним тоже шли цепочки крепежных приспособлений.
   Сказать, что многотонный сервомеханизм был озадачен, – значит не сказать ничего. Некоторые аксиомы были четко прописаны в его памяти. Любой транспорт класса «Нибелунг» являлся базовым кораблем, на борту которого он просто обязан был обнаружить ремонтное оборудование, резервные боекомплекты, места подзарядки и т. д.
   Откуда же он мог знать, что вот уже две сотни лет, как этот корабль использовался не по своему прямому предназначению, а для коротких каботажных рейсов внутри системы Кьюига, с вполне мирным грузом на борту. Все старое оборудование «Нибелунга» было демонтировано и выкинуто вон, чтобы освободить как можно больше места для полезного груза…
   Постояв некоторое время у порога пустого отсека, Охотник развернулся и тяжело зашагал в сторону ходовой рубки, сотрясая обшивку корабля своей тяжелой поступью и наполняя тишину раненым визгом поврежденных сервомоторов.

* * *
   У Джона Шеборта было только одно намерение – бежать.
   По данным ему инструкциям он должен был погасить реактор «Нибелунга», дезактивировать все его системы и раскидать по пустым отсекам кое-какое военное имущество прошлых лет, чтобы полностью фальсифицировать обстановку, создав впечатление, будто корабль болтается подле станции с самой войны.
   Нетрудно догадаться, что думал Джон по поводу данных ему инструкций с того момента, как дикий страх вымел его из ходовой рубки и погнал к скафандровому отсеку.
   Единственной мыслью, которая сумела угнездиться в его мозгу, была настойчивая потребность бежать отсюда, оставив как можно больше пустоты между собой и этим сумасшедшим местом. Джон не сомневался, что застрявший в обшивке станции «Нибелунг» и без дополнительной маскировки производит нужное впечатление. Ну а если на нем когда-нибудь ко всему прочему взорвется реактор – ну что ж, тогда и осматривать будет нечего.
   Хотелось бы ему взглянуть на того психа, который полезет на эту станцию в поисках списанного в утиль старого военного транспорта.
   Ребята из нанявшей его фирмы явно страдали манией преследования. Такие места, как это, попросту противопоказаны любому здравомыслящему человеку, а члены комиссии по утилизации списанных космических объектов наверняка были дородными, представительными господами, при галстуках, белых манжетах и четко выпирающих выпуклостях благополучных животов, – такие не ползают по свалкам времен войны в поисках компромата на захудалую фирму…
   «Фрайг с ним, с реактором…» – здраво рассудил Джон, набирая полные руки разного военного хлама, который припасли для него работодатели, заботливо упаковав в несколько пластиковых ящиков.
   «Сейчас расшвыряю по пути и делаю отсюда ноги!..» С такой мыслью Джон, уже облаченный в скафандр, выскочил в магистральный коридор «Нибелунга» и обомлел.
   Прямо на него, приволакивая поврежденный ступоход, двигался тот самый «Фалангер»…
   Джон хотел закричать, но не смог. Бежать – подкосились ноги. В итоге он остался стоять разинув рот прямо посреди коридора, удерживая на вытянутых руках груду различной амуниции времен прошлой войны.
   «Фалангер» тоже остановился как вкопанный, вонзившись в парализованного ужасом человека немигающим взглядом своей единственной видеокамеры.
   …
   Неизвестно, кто из них был шокирован больше – Охотник или Джон Шеборт…
   Естественно, каждому участнику этой немой сцены казалось, что больший ужас и смятение испытывает он.
   Кибернетическая система «Фалангера» в течение нескольких наносекунд задействовала всю аппаратную мощность – такое с машиной не случалось уже давно, обычно для решения внезапно возникающих задач ему с лихвой хватало и половины ресурсов математического быстродействия.
   Только не в этот раз.
   Кибернетический разум с сумасшедшей скоростью перебирал имеющиеся базы данных, требуя активации все более и более глубоких участков собственной памяти.
   ЧЕЛОВЕК… ДВУНОГОЕ ПРЯМОХОДЯЩЕЕ… СОЗДАТЕЛЬ… РАЗРАБОТЧИК… ИСТОЧНИК ИНСТРУКЦИЙ… КОМАНДИР… ВРАГ… БОГ…
   БОГ…
   По мнению логического сопроцессора, данный термин более всего отражал свойства человека по отношению к созданной им машине.
   Еще десять секунд потребовалось «Фалангеру», чтобы востребовать всю доступную информацию относительно понятия «БОГ», которая на протяжении всего времени его существования лежала балластным грузом, занимая небольшой кусочек от общего объема памяти. Эта информация понадобилась ему впервые.
   Разумеется, только что сошедший с фабричного конвейера «Фалангер» никогда бы не обозначил человека таким термином. Для новоиспеченной машины Джон Шеборт, застывший с отвисшей челюстью посреди коридора старого космического транспорта, расценивался бы в лучшем случае, исходя из критерия оценки «Свой – Чужой», но боевой сервомеханизм с помятым ступоходом вышел из фабричных ворот более трехсот лет назад. За его плечами лежал труднейший опыт автономного выживания в условиях заброшенной космической станции, и, собственно, выжил он только благодаря тому, что уже не один раз переступил пресловутый «Порог Бейцеля». Он был Охотником, членом самоорганизовавшегося анклава машин, и для него Джон Шеборт ассоциировался с понятием «БОГ».
   Тот, кто создал все сущее. И его, и станцию, и кронгов, и даже этих ходячих недоносков с длинными носами…
   Логично, не правда ли?
   …
   Для несчастного Шеборта вывод «Фалангера» вовсе не был столь очевиден.
   Он боялся этой машины до спазматической тошноты. Он не знал, что ему делать, куда деваться в замкнутом пространстве магистрального коридора.
   Он вообще больше не воспринимал зыбкой границы между реальностью и дикими, сводящими с ума галлюцинациями.
   «Если это просто глюк моей воспаленной алкоголем психики, то пусть он исчезнет навсегда, немедленно…» Мысленные мольбы Джона не были услышаны, хотя, наверное, впервые в жизни он просил настолько горячо и искренне, что сам поверил в собственную мольбу…
   «Это всего лишь мираж, наваждение…»
   – Изыди! – дико прошептал он, делая неуверенный шаг вперед.
   Из брони сервомеханизма со щелчком выскочил какой-то шипастый сенсор.
   Джона прошиб холодный пот. Он шарахнулся в сторону, вжавшись в стену, а «Фалангер» вдруг начал медленно разворачивать свой покрытый шрамами и ожогами торс, стараясь не выпустить человека из поля зрения единственной видеокамеры.
   Джон понял, ситуация зашла слишком далеко. Ему оставалось одно из двух – либо подохнуть на месте от страха, либо сделать что-то неадекватное с этой огромной бронированной скотиной, преградившей ему путь к шлюзу аварийно-спасательной капсулы.
   Травмированная психика Джона почему-то избрала последний из двух вариантов.
   Действительно, в подсознании человека заложен огромный, практически неизученный потенциал, вступающий в действие в критических ситуациях, заставляя нас совершать абсолютно неординарные поступки. Интуиция порой берет вверх и начинает работать по своим принципам, в которых логики присутствует ровно столько, сколько ее у новорожденного младенца, заинтересованно ковыряющего пальцем отверстие розетки…
   «Фалангер» продолжал внимательно следить за Джоном, когда тот, посмотрев на груду различного военного снаряжения, что все еще покоилась на его согнутых руках, задержался взглядом на нескольких тускло поблескивающих обоймах к вакуумным орудиям, торчавшим из неизвестно кем и когда початого цинка…
   – Хороший робот… – Джон, не отрывая безумного взгляда от сгорбленной, хищной фигуры боевой машины медленно присел, свалив на пол свою ношу. Потом так же медленно взял початый цинк и вытащил из него снаряженную обойму.
   – Хочешь это? – спросил он у «Фалангера», словно прохожий, предлагающий кусочек сахара вставшей на его дороге дворняге.
   Из корпуса «Фалангера» с визгом выдвинулся пустой обойменный лоток.
   Джон ощутил, как по его спине течет ледяной пот.
   На ощупь вытащив из цинка еще несколько снаряженных обойм, он опасливо приблизился к сервомеханизму.
   Ему казалось, еще секунда, и он все же умрет от страха.
   – На, подавись!.. – Он торопливо сунул в ребристые ячейки лотка увесистые обоймы и стремглав отскочил назад, уже туго соображая, что и зачем делает.
   Кормить огромную боевую машину снарядами для ее устрашающих орудий, словно шелудивого пса завалявшейся в кармане конфетой?! Джон окончательно понял, что он все-таки сбрендил, особенно когда внутри «Фалангера» гулко взвыл боевой эскалатор, подавая полученные снаряды к затворам изголодавшихся без дела вакуумных орудий, а на правом предплечье вдруг замигал злобный красный огонек индикатора зарядки.
   «Ну все… хана…» – подумал Джон, пятясь назад, но «Фалангер» почему-то не выстрелил. Вместо этого в левой части его торса внезапно выдвинулся еще один пустой приемник боезапаса.
   А что ему оставалось делать?
   Не помня себя от ужаса, Джон до конца опустошил цинк, сунув в ненасытную пасть остатки боекомплекта, левый лоток тут же задвинулся обратно, а внутри серв-машины вновь утробно заурчал эскалатор.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация