А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон оборотня" (страница 7)

   7

   – Подобные разговоры я веду в зале для совещаний, – сказал мне староста.
   Мы остановились возле входа в его резиденцию. Мелкий бес, вдруг присмиревший, пристроившись сбоку от старосты и скорчил умильную физиономию.
   Похоже, ему просто позарез не хотелось заходить в резиденцию. Он не собирается лишний раз маячить на глазах у старосты. Вдруг тот вспомнит о попытке его обмануть, и решит, что за это полагается какое-нибудь наказание?
   – Мой проводник подождет снаружи, – небрежно сказал я.
   Староста посмотрел на Мелкого Беса, потом, слегка кивнув, словно соглашаясь с какими-то своими мыслями, изрек.
   – Да, ему там нечего делать. Пусть побудет здесь.
   После этого он повернулся и вошел в резиденцию. Я последовал за ним.
   Теперь, когда схватка с бандитами осталась в прошлом, мне не очень-то хотелось это делать. Вешать себе на шею еще один хомут… Хотя уговор есть уговор. И стало быть, придется соглашение выполнять.
   Э-хе-хе… грехи мои тяжкие.
   Мы прошли длинным коридором, на стенах которого висели копии старинных гобеленов. Потом была дверь, и за ней оказалась небольшая комната, обставленная примерно так же, как и моя гостиная. Наверняка староста ее как гостиную и использовал. Возле двери следующей комнаты стояло два здоровяка, похожих друг на друга как две капли воды, одетых в серую, очевидно, в прошлом и в самом деле принадлежавшую какой-то реально существовавшей армии форму. Стояли они совершенно неподвижно, заложив руки за спину. Оружия при них вроде бы не было.
   Хотя кто знает? Здесь, в мире киберов, можно спрятать на себе хоть целый арсенал, и никто этого не заметит.
   – Это мои помощники, – объяснил староста, после того как мы прошли мимо здоровяков и очутились в следующей комнате. – Тебе, наверное, известно, что мусорщики бывают в китайских киберах очень редко?
   – Какой мусорщик сунется в китайский кибер? – пробормотал я.
   – Вот именно. Никакой. А порядок поддерживать надо, – сообщил староста.
   Комната в которой мы оказались, очевидно, и была залом для совещаний. По крайней мере обставлена она была соответствующим образом.
   Пол ее покрывал толстый с очень мягким ворсом ковер. В центре комнаты находился низенький столик, на котором стоял чайник, а также чашечки и пепельница. Вокруг столика лежало несколько широких подушек. Опустившись на одну из них, староста махнул мне рукой, приглашая последовать своему примеру.
   Я присел на подушку и, вытащив сигарету, вопросительно посмотрел на старосту.
   – Конечно, кури, – милостиво разрешил тот и поставил пепельницу на край столика, так, чтобы мне стало удобнее стряхивать пепел.
   – Что-то я большого порядка у вас не заметил, – закурив, сказал я. – Бандиты, нападающие на любого, надумавшего заглянуть в ваш кибер…
   – Бандиты были и будут всегда, – промолвил староста. – А порядок определяется готовностью населения подчиняться устанавливаемым законам. Кстати, бандиты тоже входят в понятие населения. И как ты наверняка заметил, мне не составило большого труда уговорить тех же самых бандитов отказаться от попыток лишить тебя жизни.
   – Ценою подкупа? – спросил я.
   – О, нет, – улыбнулся староста. – Я всего лишь обещал им оплатить понесенные издержки. Согласно нашим законам это только справедливо.
   Я кивнул.
   Староста улыбнулся.
   – Ессутил, я догадываюсь, о чем ты подумал. Попробуй посмотри на наши законы с чисто прагматической точки зрения. Для чего вообще они нужны? Они должны поддерживать нормы поведения, благодаря которым каждый отдельный член общества получает максимальные шансы на выживание. Разве не так?
   – Какого общества? – спросил я.
   – Общества этого, конкретного, китайского кибера.
   – А если нормы поведения действующие в вашем кибере, не способствуют выживанию гостей?
   – Ну и что? – развел руками староста. – Нас это не касается. Точно так же, как и гостей из других киберов наверняка не касаются наши проблемы.
   – И даже если они в один прекрасный день решат обходить ваш кибер стороной…
   – Э, нет, – заявил староста. – Большинство из появляющихся у нас, прекрасно знают, с кем могут тут столкнуться. И все равно приходят. Если же их количество уменьшится и если это негативно отразится на доходах нашего кибера, нам, конечно, придется кое-какие законы изменить. Выживание кибера – самое главное. Все остальное может быть рассмотрено лишь как нечто помогающее либо мешающее этому процессу.
   – А законы морали? – поинтересовался я.
   – Мораль? – задумчиво сказал староста. – Да, конечно, мораль имеет значение. Но только для каждого мыслящего в отдельности. Если тот, кто определяет тактику выживания кибера, станет строить его отношения с другими киберами, руководствуясь общепринятыми моральными принципами, ничего хорошего из этого не будет.
   – Почему?
   – Потому что в понятие общепринятой морали входит, например, милосердие. Имею ли я право проявлять милосердие к представителям другого кибера? Вроде бы имею. А если это милосердие уменьшает шансы на выживание моего собственного кибера? И могу ли я проявлять к кому-то такое милосердие? Очень сильно сомневаюсь. И не нарушаю ли я мораль, предоставляя чужому киберу дополнительные шансы выживания, тем самым уменьшая их для своего собственного?
   Я стряхнул сигаретный пепел в пепельницу и промолвил:
   – Получается, проявив хоть капельку милосердия к представителям других киберов, ты предаешь интересы своего собственного народа?
   – Ну да, – подтвердил староста.
   Хм, а вот это уже интересно.
   Я снова взглянул на его спокойное, почти бесстрастное лицо и вдруг понял, что он, возможно, прав.
   Нет, даже не так. Он был не прав и не виноват. У него была свой, непонятный, неприемлемый для меня образ мышления. Мог ли я, имел ли право считать его неправильным? Мог? А почему? Только потому, что я родился человеком, а он был написанной кем-то программой? И если так, то не применяю ли я в данном случае логику, которую только что отверг?
   Я пытаюсь судить его образ мыслей с позиций обычного человека. Кто дал мне право считать, будто мои принципы, мой образ мышления являются правильными, а его – нет? Осознание, что я принадлежу к определенной группе мыслящих? И стало быть, всегда прав, а он, принадлежащий к другой группе, соответственно всегда неправ?
   Не слишком ли просто? Может быть, на самом деле все гораздо сложнее? Да и принадлежу ли я к группе людей, являюсь ли я в данный момент человеком?
   Вот забавный вопрос, ответа на который мне похоже сейчас не найти. Проще всего ответить "да", и сейчас же об этом забыть. Вот только что делать с угнездившимся где-то глубоко, на уровне подсознания, чувством неуверенности?
   – Но, кажется, мы отвлеклись, – промолвил староста. – Может быть, вернется к более конкретным делам?
   – Почему бы и нет? – сказал я. – Я так понимаю, мы сейчас перейдем к сути поручения, которое я должен выполнить?
   – Вот именно.
   – Слушаю и повинуюсь.
   – Иного ответа я не ждал, – усмехнулся староста.
   Ну да, еще бы! Может ли птичка, попавшаяся в ловушку, попытаться вырваться на свободу? Особенно если ловушка крепка и сломать ее явно не удастся? Не проще ли этой птичке демонстрировать полное послушание птицелову? До поры, до времени….
   – И что такое неординарное стряслось в твоем кибере?
   – Убийство, – ответил староста.
   – Всего-то? Мне кажется, это для китайского кибера довольно распространенное явление?
   – Безусловно. Только в этот раз убили посетителя.
   Я хотел было спросить, что в этом особенного, но тут до меня дошло…
   Немного помолчав, я все же решил уточнить.
   – Из посетителей, появляющихся здесь в поисках… гм… определенных развлечений?
   – Ты знаешь и об этом?
   Я пожал плечами.
   – Работа у меня такая.
   – Или такой попался проводник?
   – Возможно. Однако, для того чтобы узнать об этом, я должен был сначала задать ему нужные вопросы. Не так ли?
   – Так, – согласился староста. – И проводник обязан отвечать на вопросы клиента. По крайней мере ты сейчас понимаешь, в чем дело.
   – Смерть этого посетителя угрожает выживанию кибера?
   – Пока не знаю. Может быть, его смерть всего лишь является досадной случайностью, а может, и нет. Все зависит от дальнейших планов убийцы. Если он убьет еще одного посетителя, у нас будут крупные неприятности.
   Вот теперь мне стало кое-что понятно.
   – И прежде чем убийца вновь надумает слегка порезвиться, я должен его найти и обезвредить?
   – Конечно.
   – А поскольку мусорщики сюда не заглядывают, а ваши помощники вряд ли способны провести расследование…
   – Не совсем так, – промолвил староста. – Не совсем так. Мои помощники вполне могут провести расследование. Они и буду его проводить, но своими особенными методами. Наверняка, они окажутся более действенными. Однако мне хотелось бы подстраховаться.
   – Подстраховаться?
   – Конечно. Тем более что мне как раз подвернулся по руку классный специалист.
   Да, вот это было сказано явно неспроста. Может быть, староста даже успел навести какие-то справки о моем прошлом?
   Я испытующе посмотрел ему в глаза.
   И ничего в них не увидел. Обычные, очень покойные, неплохо сделанные глаза. Лицо у старосты тоже было совершенно невозмутимо. Впрочем, а чего я, собственно, надеялся увидеть? Он же программа. Почему он обязан реагировать как человек? Почему ему должно быть стыдно от того, что он кого-то обманывает? И знает ли он, что вранья надо стыдиться?
   Вот тут я содрогнулся.
   Кажется, в первый раз до меня дошло, где именно придется работать. В китайском кибере. В кибере, населенном сплошь бродячими программами. И подлавливать их на вранье, пытаясь по лицу, по движениям, по голосу определить, когда они врут, а когда говорят правду, – бесполезно.
   А стало быть, я должен не попасться на удочку старого утверждения, что мыслить могут только люди. И тот кто мыслит, должен следовать людской морали.
   Люди. Как же! Мыслящие, чувствующие, но поступающие по своей логике, в соответствии со своими понятиями о этике и морали.
   И наверное, я должен был сообразить все это раньше, едва попав в китайский кибер, там, у ворот, А потом, я обязан был вернуть Шеттеру аванс, и вернуться домой. Пусть бы даже этот богатей соблазнял меня гораздо большей суммой. Не важно, сколько тебе пообещают заплатить, если нет никакой возможности эти деньги заработать.
   Что я смогу сделать в кибере, населенном мыслящими, логика поведения которых мне не совсем понятна? Как я могу раскрыть преступление, если в ответ на свои вопросы буду слышать ответы, смысл которых не до конца смогу уловить? Можно ли найти преступника, если тебе совершенно непонятны мотивы его поступков, если ты не способен понять, как и о чем он думает, чего на самом деле хочет, зачем поступает так, а не иначе?
   – Кажется, ты задумался, – констатировал староста.
   – Это тоже входит в мою работу, – сказал я.
   – Но прежде чем думать, необходимо изучить факты.
   – Несомненно.
   – В таком случае, может быть, ты желаешь осмотреть место преступления?
   – Желаю.
   – Я отдам приказание тебя туда проводить.
   – Буду признателен. Кстати, я надеюсь, там все осталось без изменений.
   – Да. Преступление было совершено в одном гм… доме. Я поставил возле его двери своего помощника. Ты можешь не верить, но я действительно предчувствовал, что найдется настоящий специалист, согласившийся заняться этим делом.
   – Предчувствовал? – спросил я.
   – Ну, не совсем так. Если точнее, то мне подсказали.
   – Гадалка? – спросил я.
   – Нет, у меня есть один знакомый… впрочем, какое это имеет значение? Главное – ты должен отправиться в этот дом, все там осмотреть, а потом поймать убийцу.
   Знакомый? Гм… знакомый, который любит подсказывать. Уж не Сплетником ли тут пахнет? Да нет, что ему делать в китайском кибере?
   Я развел руками.
   – Мне придется выполнить свое обещание.
   – В таком случае тебе нужно внимательнейшим образом осмотреть место преступление, – сказал староста. – А потом немедленно приступить к поискам убийцы. При необходимости можешь обращаться прямо ко мне и рассчитывать на любую помощь, которую я буду в силах оказать.
   О, как! Полный карт-бланш. Делай все, что угодно, но убийцу найди и представь мне живым или мертвым.
   Недурно.
   Староста поднялся с подушек и двинулся к двери. Преодолев искушение кинуть окурок на ковер, я положил его в пепельницу и последовал за своим работодателем.
   Собственно, а почему я так паникую? Ну да, бродячие программы не являются людьми. Несомненно, они действуют согласно своим собственным понятиям о чести, милосердии, целесообразности методов. И поэтому работать с ними чертовски трудно. Но все-таки у них и у людей есть нечто общее.
   Что именно? Умение логически мыслить. Вот за это я и должен зацепиться. Это и даст мне возможность найти убийцу. Конечно, в том случае, если его действия имеют логическое объяснение. Если он не является бракованной бродячей программой, совершившей свое преступление лишь благодаря ошибке сделавшего ее творца.
   Творца? Нет, творцы таких ошибок, из-за которых созданные ими программы начинают убивать посетителей, не допускают. Скорее всего убийца сделан каким-нибудь кукарачей.
   Хотя вариант с дефектной программой слишком уж прост. А у меня, между прочим, есть некоторые основания считать, что я влип в более серьезную, более сложную историю.
   Откуда такая уверенность?
   А исчезнувший три дня назад посетитель? Тот самый, которого меня нанял найти Шеттер. Может быть, он исчез потому, что пал жертвой этой программы?
   Знает ли о нем староста? И если знает, то почему мне ничего не сказал? Логично было бы сообщить о том, что подобное преступление не первое. Или все-таки в первый раз убийца замел следы более умело? А сейчас у него что-то сорвалось и труп посетителя обнаружили.
   Стоп. Не слишком ли рано строить умозаключения? Вот осмотрю место преступления…
   Оказавшись в приемной, староста остановился и, ткнув пальцем в одного из своих помощников, приказал:
   – Проводишь Ессутила Квака туда, где убили посетителя. Выполняй все его распоряжения.
   – Будет исполнено, – гулким, металлическим голосом сказал помощник.
   Двигался он тоже рывками, словно робот из старинных фильмов.
   – Следуй за ним, – приказал староста. – Он приведет тебя на место преступления. Закончив осмотр, можешь сразу же приступать к расследованию. Кстати, как у тебя со сном?
   – Великолепно, – заверил я. – Он мне не грозит.
   – Ну вот и хорошо. Отправляйтесь.
   Мне захотелось встать во фрунт и отдать старосте честь. Правда, подобный юмор он вряд ли оценит. Так что, имеет ли смысл ломать комедию?
   Ограничившись вместо этого всего лишь кивком, я вслед за помощником старосты вышел на улицу. Двигался он медленно, и, видя это, я попытался представить, как помощник пытается схватить, например, жулика или бандита.
   Картина получилась довольно забавная. Хотя, кто знает, может быть, от помощников старосты ничего подобного не требуется? Зачем хватать тех же жуликов, если они способствуют процветанию родного кибера?
   На улице совершенно неподвижно стоял Мелкий Бес. Меня всегда удивляла и несколько пугала эта способность бродячих программ, в том случае если от них не требовалось никаких действий, застывать, словно бы превращаясь в статуи. Я мог бы поклясться, что Мелкий Бес стоял в той же самой позе все время, пока я находился в резиденции старосты.
   Впрочем, стоило мне выйти на улицу, как он ожил и, весело топоча копытцами, подбежал ко мне.
   – Ну как, что ты должен сделать для старосты?
   – Ничего, выходящего за рамки моей профессии, – ответил я.
   – Так это же неплохо! – воскликнул Мелкий Бес.
   – Как сказать, – сказал я.
   – А куда мы сейчас отправляемся?
   – Вслед за помощником старосты. Он отведет нас туда, откуда я должен буду начать расследование.
   – И что там находится?
   Я почувствовал, что устал от вопросов. В конце концов вопросы должен задавать я, а не мой проводник. Поэтому я ответил:
   – Придем – увидишь. Понимаешь?
   – Еще бы, – сказал Мелкий бес.
   В голосе его чувствовалось волнение. Наверняка мысль о том, что он будет участвовать в самом настоящем расследовании, ему нравилась. Может быть, он лелеял надежду разобравшись в принципах работы частных детективов и со временем открыть в этом кибере собственную контору?
   Кстати, почему бы и нет? Для того чтобы ее открыть, Мелкому Бесу не нужно заканчивать какие-то курсы, не надо никакого разрешения, кроме согласия старосты. А тот вполне может его дать, руководствуясь соображениями, что наличие собственного частного детектива повышает шансы на выживание вверенного его попечению кибера.
   Я еще раз посмотрел на Мелкого Беса и подумал, что там, в комнате для совещаний, зря поддался панике.
   Бродячие программы делают люди. А стало быть, они должны действовать согласно заложенной в них людьми логике. Может ли какой-нибудь кукарача, или даже творец создать что-то обладающее нечеловеческой логикой?
   Наверняка нет. Для этого при создании программы он должен и сам руководствоваться нечеловеческой логикой. Другими словами – перестать быть человеком. Поскольку это невозможно, то такую программу создать нельзя.
   А если те программы, с которыми мне придется иметь дело во время расследования, руководствуются человеческой логикой, то уж как-нибудь все необходимые сведенья для поимки преступника я у них получу.
   – Следуйте за мной, – объявил помощник старосты.
   И мы, конечно, последовали.
   Я шел вслед за помощником старосты и думал, что с того момента, как я нанял Мелкого Беса, мне все время приходится за кем-то следовать. Сначала за проводником, потом – за старостой. Теперь вот – за его помощником.
   Впрочем, так ли это плохо?
   Скоро мне не нужно будет ни за кем следовать, а придется самому выбирать в какую сторону идти. И вот это будет значительно труднее.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация