А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон оборотня" (страница 12)

   Вот только отдавать пластинку безопасности мне тоже не хотелось. Насколько я понимал, она являлась для жителей китайского кибера настолько сильным запретом наносить вред ее обладателю, что преодолеть это табу не мог даже староста.
   Отдав ее, я, похоже, лишусь последних шансов на спасение.
   – Дай сюда пластику, – сказал староста. – Клянусь, если ты тот, за кого себя выдаешь, тебе не сделают ни малейшего вреда.
   А вот это была еще одна загадка. Впрочем, думать над ней сейчас у меня не было времени. Мне надо была решить, отдать пластинку старосте или нет.
   Я не чувствовал за собой никакой вины. Но кто знает, какие законы действуют в этом китайском кибере? Может быть, я, сам того не ведая, совершил какое-то страшное преступление, однозначно наказываемое смертью?
   Мелкий Бес ткнул меня ладошкой в бок и сказал:
   – Да отдай ты ему пластинку. Он ее просто проверит.
   И конечно, старый добрый друг – инстинкт самосохранения тут же вылез из угла, в котором сидел, зорко наблюдая за всеми моими действиями, и стал нашептывать, что этого не стоит делать ни в коем случае. И как я могу верить Мелкому Бесу, как оказалось, кроме работы проводника еще и исполнявшему при мне роль соглядатая?
   Впрочем, я уже решился. И никакая отвага, а также презрение к опасности тут были не при чем. Просто до меня вдруг дошло, что выбора у меня, собственно, нет. Ну, хорошо, совершил я какое там преступление, и эта пластинка меня защищает. Кто мешает тому же старосте, если ему так хочется меня пришить, придумать какую-нибудь хитрость, для того чтобы ее у меня украсть? А я даже не смогу удрать из этого кибера, поскольку полученное мной задание еще не выполнено. И стало быть, рано или поздно все равно попаду в ловушку…
   К черту, пусть лучше все решится сразу.
   Я взялся за пластинку и попытался ее отцепить. И конечно, ничего у меня не получилось.
   Мелкий бес подсказал:
   – Сожми края пластинки.
   Я последовал его совету и шагнул к старосте. Чувствуя в груди неприятный холодок, я положил на его ладонь пластинку.
   И ничего не произошло.
   Староста стоял все так же неподвижно. Пластинка лежала у него на ладони. Помощники старосты целились в меня из своих ужасных карабинов. И все это довольно сильно смахивало на музей восковых фигур.
   И длилось это с минуту, не меньше. Причем, все это время мне очень хотелось хоть что-нибудь сделать, лишь бы не стоять столбом и не ждать неизвестно чего.
   А потом староста едва заметно шевельнулся. И у меня создалось впечатление, что он словно бы облегченно вздохнул, хотя не мог он этого сделать, поскольку не являлся посетителем. Но как бы то ни было, что-то произошло. Какой-то результат был получен. Какой-то вывод сделан.
   И я понял, что вот сейчас я узнаю причину этих странных манипуляций.
   Помощники старосты, как по команде, опустили карабины. А сам правитель китайского кибера протянул мне пластинку и сказал:
   – Все верно. Карточка настоящая.
   И Мелкий Бес быстро затопал копытцами и, конечно, радостно завопил:
   – Ну и что я вам говорил!
   И я, понимая, что он прав, конечно же, не преминул потребовать:
   – А теперь, может быть, вы мне объясните, что все эти странные церемонии означают?
   – Прежде я должен извиниться за подозрения, – сказал староста. – И лишь потом объяснить, чем они были вызваны.
   – Так что случилось? – спросил я.
   Вместо ответа староста слегка наклонил голову и произнес:
   – Прошу простить меня за необоснованные подозрения.
   Я вздохнул.
   Хорошо. Будем играть по правилам.
   – Я принимаю твои извинения и сообщаю, что не испытываю к тебе обиды. Что, собственно, происходит?
   – Смотри.
   Староста отодвинулся в сторону, и я увидел то, что до этого было скрыто от моих глаз.
   Собственно, ничего необычного в этом не было. На полу, в нескольких шагах от меня, был труп. И можно было сразу определить, каким оружием воспользовался убийца, хотя бы потому, что труп представлял из себя нечто похожее на пятно серой краски, имеющее форму человеческого силуэта.
   – Посетитель? – спросил я.
   – Нет, – ответил староста.
   – Тогда в чем дело? К чему все эти церемонии?
   – У тебя есть прибор. Посмотри, кто это был.
   Я покачал головой.
   Ох, ну почему все эти бродячие программы не могут изъясняться обычным образом? Вечно у них какие-то заморочки.
   Прикрепив пластинку безопасности обратно на грудь, я вытащил из кармана универсальный диагност. После этого оставалось только подойти к трупу и сделать проверку. Результат ее гласил, что убитый был помощником старосты. Точно таким же, как те, которые только что целились в меня из карабинов.
   – Теперь понимаешь? – спросил староста.
   Я пожал плечами.
   А чего тут, собственно, понимать? Наш убийца не любит сидеть без дела. Не удалось ухлопать частного детектива. Ну и что? Он пошел и завалил первого попавшегося помощника старосты. А может, все было не так? Помощники старосты тоже ищут этого убийцу. Ну вот, один и нашел. А тот, чтобы отвязаться от настырного преследователя, пустил в ход корвектор.
   Что в этом необычного?
   – Тогда, может быть, тебя удивит такой факт. Помощников было двое. Одного убийца уложил и после этого скрылся. Так вот, второй, который уцелел, сообщил, что это был ты.
   – Я?
   Вот тут, кажется, староста достиг ожидаемого эффекта.
   – Да, это был ты, до последней черточки личины и даже с охранной пластинкой на груди. Теперь понимаешь?
   Еще бы, теперь я и в самом деле понял причину всего происходящего. И прием, оказанный мне старостой, и допрос Мелкого Беса, и направленные на меня карабины помощников старосты, и проверку охранной пластины.
   Ай да, убийца! Нет, какой живчик! Устроить такую штуку!
   И ведь все рассчитал. Подкараулил парочку помощников старосты. Одного ухлопал, а второго оставил в живых, для того, чтобы тот рассказал, кто именно убил его товарища. По идее, староста мог приказать стрелять по мне, едва я окажусь в пределах видимости. И большое мое счастье, что он предварительно решил все самым доскональным образом проверить. Для этого и пластину у меня требовал. Чтобы убедиться в ее подлинности.
   – Как ему удалось так точно меня скопировать? – спросил я у старосты.
   – Оборотень, – сказал тот. – Самый настоящий оборотень.
   Ну да, так оно и есть. Бродячая программа – оборотень. Бывают такие. Только очень редко, поскольку они находятся далеко за гранью закона.
   Почему? А потому… ладно, начнем издалека. С посетителей. Ну, с ними-то все понятно. Для них делают личины согласно их облику, причем точь-в-точь. Зачем? Да это очень просто. В мире, где не существует отпечатков пальцев, и многих других, используемых в криминалистике улик, довольно часто определить, кто именно совершил то или иное преступление, можно лишь по личине преступника. Если бы те, кто появляются в кибере, могли еще по собственному желанию менять облик… Ну, в общем, понятно? Короче, мусорщикам оставалось бы только беспомощно разводить руками.
   Для того чтобы это не происходило, и был принят "Закон о подобии облика". И нарушение его касается очень сурово. Нет, конечно, кое-какие отклонения бывают. Те же женщины– посетители, довольно часто пользуются слегка устаревшими личинами, поскольку они выглядят моложе. Но ни один кукарача ни за какие коврижки не согласится изготовить вам личину, кардинально отличающуюся от вашего настоящего облика. А если бы и согласился, то ничего у него не выйдет, поскольку изготовление личин контролируется и проверяется теми же мусорщиками.
   Теперь о бродячих программах. Бродячие программы тоже делают кукарачи. И облик они им могут придавать какой угодно, в соответствии со своими фантазиями. Единственное требование, выполнение которого строго контролируют мусорщики, касается неизменности облика. Каким бы уродцем не сделал кукарача свою бродячую программу, она должна оставаться именно такой, и не имеет права свой вид менять.
   А как же незаконные бродячие программы вроде Хоббина и Ноббина? Ну, тут еще проще. Все они когда-то создавались как законные. И стало быть, их создатели придерживались все того же закона "о подобии облика". Потом, по каким-то причинам, этим программам удалось обрести свободу, и они превратились в незаконные. Нет, конечно, они могут совершенствоваться, прикупая те или иные подпрограммы, увеличивая свою память, скорость мышления, другие полезные свойства. Но никто и никогда не продаст им подпрограмму, с помощью которой они могут полностью изменить свой облик. Хотя бы потому, что продажа подобных подпрограмм тоже контролируется мусорщиками.
   Уф… Ну, понятно?
   Хорошо. Теперь о программах оборотнях.
   Такие программы может создавать только настоящий творец. Какому-нибудь кукараче они, конечно, не под силу. А вот творец, если ему это понадобится, может создавать программу, принимающую любой облик, практически любой, если понадобится, даже посетителя. И проходить все эти проверки мусорщиков творцу совершенно не обязательно. Незачем ему покупать работающие с обликом подпрограммы, если он может их запросто сделать сам. И стало быть, для того чтобы сделать программу-оборотня, ему достаточно всего лишь уйти в какой-нибудь китайский кибер, выскользнуть из-под присмотра мусорщиков.
   Да, чуть не забыл, есть еще одно необходимое условие. Эта программа – оборотень должна творцу понадобиться. А зачем нормальному творцу подобная программа, если он и без нее, как я уже упоминал, живет – разлюли малина?
   Однако же вот, нашелся. И меня как раз угораздило в эту историю влипнуть.
   О-хо-хо…
   Я закурил сигарету и посмотрел на старосту.
   – Ну, теперь-то наконец дошло? – спросил он.
   – Еще бы, – сказал я.
   Как не дойти, конечно, дошло.
   Оказывается, убийца обладает еще одним свойством. Причем каким! И по зубам ли мне этот любитель решать все свои проблемы с помощью корвектора? Не откусил ли я кусок, больше чем смогу проглотить? Как бы не подавиться.

   12

   – Я решил, – сказал староста.
   Я подумал, что это неплохо и кинул окурок на пол. Ну хоть кто-то пришел к какому-то решению. Мне, например, это не удается уже целых пять минут.
   – Как ты помнишь, – сказал староста. – В обмен на пластинку безопасности, причем доставленную вовремя, для того, чтобы ты выбрался из довольно щекотливой ситуации, я обязал тебя поймать убийцу посетителя. Так вот, я тебя от этого обязательства освобождаю.
   Ого! Что-то странное происходит в городе Багдаде.
   – Почему? – спросил я.
   – Для того чтобы ты не путался под ногами. Обстоятельства изменились. Теперь я должен поймать убийцу своими силами. И вообще, было бы просто прекрасно, если бы ты немедленно покинул наш кибер.
   – А пластинка? – спросил я.
   – Пластинка остается у тебя. Я не могу потребовать ее обратно, поскольку первым отказываюсь от соблюдения нашего соглашения. И стало быть, помешать тебе находиться в нашем кибере не могу. Но ты понимаешь, что оборотень тебе не по зубам?
   – Вполне возможно, – сказал я. – Впрочем, я до сих пор жив.
   – В основном благодаря редкой удаче.
   А вот тут староста мог и ошибаться. Имелась у меня на этот счет одна забавная мыслишка…
   – Кто знает? – промолвил я. – Удача к тем, кто для ее появления не прикладывает никаких усилий, как правило, относится довольно прохладно.
   – Ты так и не понимаешь, какая каша тут заваривается, – сказал староста. – Поверь, самое разумное, что ты можешь сделать, это немедленно покинуть наш кибер. В ближайшие день, два тут будет очень жарко.
   Вот в этом я не сомневался.
   – У меня есть еще один контракт, – напомнил я. – Мне необходимо найти пропавшего посетителя. Я не могу от него отказаться.
   – Угу…
   Староста задумался.
   Не понравилось мне это. Кто знает, до чего сейчас он додумается? Может решит, что лучшим методом избавиться от назойливого частного детектива, чье присутствие в кибере нежелательно, будет приказать своим помощникам отправить его к праотцам?
   Медленно отступив на шаг в сторону, я сунул руку в карман и нащупал рукоять пистолета.
   – Да, ничего тут поделать нельзя, – наконец сказал староста. – Ты должен выполнить свой контракт. Мешать тебе я не имею права. Предупредить? Я тебя предупредил. На этом – все. Может быть, узнав, что ты более не пытаешься его убить, оборотень о тебе забудет? Кроме того, в ближайшее время ему явно будет не до тебя. И если ты пообещаешь его не преследовать, то я оставлю тебя в покое.
   Я облегченно вздохнул.
   Похоже, я думал о старосте гораздо хуже, чем он того заслуживал. А пообещать не преследовать оборотня? Почему бы и нет?
   – Хорошо, я обещаю не искать оборотня, – сказал я.
   – Ну, вот и здорово. Учти, если ты нарушишь обещание, мне придется принять какие-то меры. Удачи тебе, частный детектив.
   Староста махнул рукой своим помощникам. Они сейчас же взяли его в каре.
   – И тебе также удачи, – вполне искренне пожелал я.
   Вообще, все складывалось не так плохо. От одного контракта мне удалось избавиться. Помощники старосты насядут на оборотня, и тому станет не до меня. Самое время попытаться добраться до творца.
   Староста и его свита двинулись прочь. Я посмотрел на кляксу, оставшуюся от помощника старосты и хмыкнул.
   Да уж, старый добрый обряд похорон, здесь, в кибере не имел никакого смысла. Через несколько дней, под воздействием отрицательного информационного поля, от этого силуэта ничего не останется.
   И – все. Ни венков, не поминальных речей, ни скромного памятника.
   – Слушай, а почему староста так разозлился? – спросил я у мелкого Беса.
   – Не понимаешь? – удивился тот.
   – Нет. По крайней мере, когда убили посетителя и тем самым нанесли удар по одному из источников дохода кибера, он не принял это так близко к сердцу. А вот теперь… Что произошло? Ну, закажет какому-нибудь кукараче нового помощника.
   – Суть не в том, – сказал чертенок. – Да, действительно, убив посетителя, находящегося под охраной пластинки, оборотень нанес вред киберу. И старосту это здорово обеспокоило. Так обеспокоило, что он даже воспользовался случаем и нанял частного детектива убийцу этот посетителя найти. Сейчас произошло нечто другое. Оборотень убил его помощника. Тем самым он покусился на власть старосты. И тот, для того чтобы ее сохранить, должен обязательно покарать наглеца. Иначе жители кибера могут подумать, что он не может удержать в руках власть. А староста, неспособный удержать власть… Ну, сам понимаешь, недолго останется старостой.
   Я кивнул.
   Еще бы. И в самом деле все понятно. Акелла вот-вот промахнется. И ему чертовски важно доказать, что он может убить антилопу без чьей-либо помощи. Именно поэтому староста и освободил меня от контракта по поимке убийцы. Надо признать, в наличии характера смотрителю этого сумасшедшего дома под названием "китайский кибер" не окажешь.
   – А мы куда сейчас направимся? – спросил Мелкий Бес.
   А нам, пока Акелла делает героические попытки не промахнуться, надлежит сыграть свою партию.
   – Давай, сначала пройдем к любому ближайшему выходу из лабиринта, – предложил я чертенку.
   – Как скажешь. Нам – туда.
   Мелкий бес показал в сторону одного из ответвлений.
   Несколько минут спустя очередной коридор закончился дверью на поверхность. Мы ее вполне благополучно миновали и оказались в каком-то тупичке, в одном из районов кибера. Каком именно, я определить не смог, поскольку он ничем особенным не отличался от другихъ, виденных мной до сих пор. По крайней мере улица, пересекавшаяся с этим тупичком, была почти пустынна, и определить, к какому разряду принадлежат прохожие, я мне мог. Может быть, мы снова оказались в том районе, в котором жили рабочие, изготовлявшие дешевые и халтурные сигареты, может быть, в совершенно другом.
   Впрочем, для меня это сейчас не имело никакого значения.
   Солнце уже погасло, и взглянув на по-прежнему висевшее в небе окошечко, я убедился, что в большом мире наступила ночь. Впрочем, небо лишь слегка потемнело, а чуть ниже окошка теперь красовался длинный, гибкий, более похожий на змею с лапками, восточный дракон. Тело его покрывали красивые, причудливые, мерцающие опалом узоры.
   Я подумал о том, что, наверное, когда-то этот кибер все же принадлежал китайцам. По крайней мере кое-какие признаки были налицо. Потом, конечно, что-то произошло, и он стал незаконным. Кто знает, может быть, именно с него пошел обычай называть все киберы, население которых состоит из одних бродячих программ – китайскими?
   – А дальше что? – спросил Мелкий Бес.
   – Ну а теперь у меня есть к тебе одно поручение, – сказал я.
   – Поручение – это хорошо, – оживился чертенок. – На пять инфобабок оно потянет?
   Я поморщился.
   Говорят, ничего неизменного на свете нет. До встречи с Мелким Бесом я был уверен в этом почти на сто процентов. Теперь же моя уверенность дала большую трещину.
   – Хорошо, получишь ты свои пять инфобабок, – сказал я. – Если сделаешь все быстро.
   – Сделаю, – заверил меня чертенок. – Какое задание ты намерен мне поручить?
   – Простое, – сказал я. – Ты должен поговорить со своими собратьями по профессии. Я хочу знать сколько посетителей появилось в этом кибере три дня назад. Вряд ли их было много. Скорее всего один или два. Независимо от того, кем они представились и как выглядели, я хочу знать о них как можно больше.
   – Думаешь, тот посетитель, которого ты ищешь, нанимал проводника?
   – Если даже и не нанимал, то кто-то из твоих собратьев по профессии его обязательно видел. Сомневаюсь, что творец сумел проскользнуть в кибер, не попавшись на глаза хотя бы одному из проводников.
   – Не проще ли обратиться к старосте? Уж он-то наверняка выдавал ему пластинку безопасности.
   – А он выдавал ее оборотню, который, воспользовавшись моим обликом, ухлопал помощников?
   – Да уж, – Мелкий Бес рассеяно почесал за ухом. – Тут ты, сдается мне, прав. Скопируешь мне голограмму этого типа?
   – Конечно, – сказал я. – Только на голограмму сильно не надейся. Тот, кто способен создать программу – оборотня, запросто может и изменить личину. Именно поэтому я хочу знать о всех посетителях, появившихся в этом кибере три дня назад. О всех. Понимаешь?
   – Еще бы, – сказал мелкий бес. – Ладно, сделаю. Давай пять инфобабок и голограмму.
   – Инфобабки получишь после выполнения задания, а голограмму – запросто.
   Получив копию голограммы, вместо того чтобы опрометью помчаться выполнять мое поручение, чертенок некоторое время потоптался на месте, потом спросил:
   – А ты что будешь делать?
   – Как и положено настоящему начальнику – сказал я. – Буду думать и ждать донесений. Если это нужно, могу отправиться вместе с тобой.
   – Нет, один я справлюсь с этим делом гораздо быстрее. Но… ты ведь не будешь предпринимать никаких действий во время моего отсутствия?
   – А что я могу сделать? Буду ждать тебя здесь.
   – Точно?
   – Совершенно точно.
   – А если на тебя нападет оборотень?
   – Ты можешь меня от него защитить? Нет? Ну так в чем же дело? И вообще, я думаю, сейчас оборотню уже стало не до меня.
   – В таком случае, жди… я быстро.
   – Конечно, буду ждать, – заверил я.
   Что еще мне оставалось? Ждать новых сведений и думать. Беготня сейчас не даст никакого эффекта. Мне нужны были сведенья. Только они. А подумать… подумать, есть о чем. Например, о Шеттере. Чем не тема?
   – Тогда я побежал.
   Мелкий Бес не очень охотно поспешил прочь. Прежде чем скрыться в ближайшем переулке, он пару раз обернулся.
   Ну да, по идее, он должен находиться при мне постоянно. Обязанности проводника. А может, к тому же еще и соглядатая.
   Я закурил и стал смотреть, как медленно, словно бы неохотно, исчезает сигаретный дым. И цвет у него был такой, как надо, и даже вкус, и исчезал он почти так, как в большом мире.
   Качественные сигареты – неплохая штука.
   Хотя это сейчас я еще помню, как должен выглядеть сигаретный дым там, в большом мире. Останется ли это в моей памяти спустя годы и годы, проведенные в кибере?
   Нет, можно, конечно, было выйти в большой мир в искусственном теле. И снова вспомнить, как выглядит настоящая жизнь, совершить в нее экскурсию, с радостным лицом поплакать о том, что потеряно, ощутить себя призраком, выбравшимся из пропахшего плесенью подземелья, в жалкой надежде вновь, хотя на мгновение, почувствовать себя живым. В ничтожной, беспочвенной, несбыточной надежде…
   Я хмыкнул.
   Призраком? Да, наверное, именно так. Для большого мира я умер, меня больше нет, и наверное, обо мне уже забыли те немногие, кого я мог назвать друзьями.
   Значит ли это, что нужно поднять лапки вверх и сдаться? Совсем нет. У меня есть мир киберов. И с ним, хочу я этого или не хочу, связано мое будущее. Так стоит ли предаваться унынью? Не проще ли выкинуть из головы большой мир, забыть его напрочь, поместить в страну забытых воспоминаний?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация