А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жадина платит дважды" (страница 11)

   Видимо, старичок просочился в зал уже после того, как мы с Маришей ушли оттуда, и теперь, оторопев, он смотрел идиотским взглядом на Алинину бабушку, которая не знала, куда деться от смущения. А когда у нее на глазах Иннокентий с Жекой начали вязать старичка, продолжавшего уверять женщину в своей верности и преданности, пытаясь при этом узнать, где она была все это время и почему на сцене вместо Алины выступает какая-то обезьяна, женщина бросилась бежать.
   – Держите ее, она его сообщница! – внезапно прозрев, кричала умная Мариша.
   К счастью, Антонина Александровна завязла в толпе зрителей да к тому же рванула по направлению к цирковому шатру, откуда и валила толпа, поэтому догнать ее не представило труда. Кто-то побежал вызывать милицию, но основная масса окружила плененную парочку плотным и зловещим кольцом, хранившим ледяное молчание. Воздух, казалось, наэлектризовался общим напряжением.
   – Как же вы могли родную-то внучку? – спросила Эльвира.
   Ее вопрос немного разрядил атмосферу, все перевели дыхание и уставились на Антонину Александровну. Та стояла как вкопанная, не смея поднять глаза. В отличие от нее старичок, должно быть, был крепким орешком. С его лица не сходило идиотское выражение счастья, он не отводил глаз от предмета своего обожания.
   – Тоня, что от тебя нужно всем этим людям? Почему они на тебя смотрят, словно мы перед ними в чем-то провинились? – вопрошал он.
   Этого ему говорить не следовало. Толпа возмущенно зашипела и двинулась вперед. К счастью для задержанных, прибыла милиция, спасшая их от самосуда.
   – Очень славно! – обрадовался старичок при виде милицейской формы. – А то они тут все немного сошли с ума. Вон та девушка вдруг напала на меня. Я бы на вашем месте задержал ее, вероятно, она психически не вполне здорова и опасна для окружающих.
   – Это кто? – поинтересовался у нас Гривцов, показывая на Антонину Александровну.
   – Это бабушка одной из актрис, – первым ответил старичок. – И при этом прекраснейшая женщина в мире, она сделала меня счастливейшим человеком. И у нее дивная внучка. Тут какое-то недоразумение, позовите Алину, она удостоверит личность своей бабушки.
   – Помолчи, – прошипела Антонина Александровна. – Ты нас погубишь.
   – Понятно, – сказал лейтенант. – Попрошу проследовать за мной. Гражданин Зорин, вы арестованы по подозрению в совершении убийства артистки цирка Алины Лебедевой. Ваша знакомая тоже поедет с нами.
   На старичка жалко было смотреть, глаза у него вылезли из орбит, челюсть отвисла.
   – Тоня, – прошептал он, – в чем дело? Алина умерла? Это что, все письма, да?
   – Молчите вы, дурак, – простонала Алинина бабушка.
   Ошеломленного старичка увели двое милиционеров, Антонину Александровну тоже увел конвой. Гривцов поблагодарил всех за помощь в поимке опасного преступника и последовал за задержанными. Мы с Маришей с открытым ртом проследили за тем, как уезжают милицейские машины, и бросились поздравлять друг друга. Андрей о чем-то разговаривал с Никитой. Увидев, что мы смотрим на него, он поманил нас к себе.
   – Помянем Алину у меня в фургончике, – сказал он нам. – Заслужили. Она была бы довольна – ее убийца и мучитель пойман.

   Гривцов чувствовал себя почти на седьмом небе от счастья. Еще бы, преступник пойман, да еще так быстро, да еще не один, а вместе с сообщницей, поимка которой объясняла, откуда Зорин был в курсе перемещений Алины. Было от чего ликовать. Единственное, что омрачало лейтенантское счастье, это то, что преступники упрямо не желали каяться. Алинина бабушка вообще хранила гордое молчание с того момента, как ее доставили в отделение. А Зорин косил под дурачка и вместо того, чтобы отвечать на вопросы следователя, норовил задавать свои.
   Лейтенант выждал, пока Зорин по пятому разу задал свои вопросы и, так и не получив на них ответа, успокоился. После этого лейтенант приступил к допросу. Он немного нервничал, ему еще ни разу не приходилось иметь дело с серьезными преступниками. А то, что лейтенант знал про маньяков из триллеров западного кинематографа, позволяло ему думать, что Алина была не единственной жертвой Зорина. И где-то в земле российской, а может быть, и за ее пределами гниют косточки других убитых Зориным девушек. Много ли их было, это и предстояло выяснить. Но для этого нужно было, чтобы Зорин сознался в убийстве хотя бы Алины.
   – Итак, приступим, – сказал лейтенант, усаживаясь напротив задержанного. – Вы уже поняли, что вас подозревают в преследовании цирковой артистки Алины Романовой, выступавшей под сценическим псевдонимом – Лебедева. Что вы можете сказать по этому поводу?
   – Скажите мне одно, – попросил старичок. – Алина жива?
   – Это вам лучше знать, – резонно ответил лейтенант. – Для вас было бы лучше, чтобы она оказалась жива. Но, к сожалению, вы немного промахнулись, вам надо было забрать тело сразу же после убийства, а не оставлять его в цирке. Вы считали, что в этот поздний ночной час никому в голову не придет заглянуть под купол, и ошиблись. Мертвую Алину видели трое свидетелей, их показаний, а также вещественных улик, обнаруженных на месте преступления, оказалось достаточно для возбуждения уголовного дела. Так что ваша идея с похищением мертвого тела не удалась. А ловко было придумано! Нет тела – нет убийства. Загуляла Алиночка, любовников у нее хоть отбавляй, вот с одним из них и сбежала. Так решили бы в цирке. По такой схеме вы действовали раньше с другими своими жертвами?
   – Я?! – ужаснулся Зорин. – Я вообще никого не убивал.
   – Послушайте, не надо со мной играть, – рассердился лейтенант. – Письма написаны вами, даже без экспертизы видно, что это ваш почерк. Затем, почтальонша в Тотьме. Вы сделали ошибку, когда купили конверт в таком маленьком городке. И наконец, ваши соседи сообщают, что вы часто исчезали из дома на несколько дней. Двух-трех дней хватало, чтобы смотаться в город, где выступает в данный момент цирк, опустить письмо и вернуться обратно.
   – Письма писал я, – признался Зорин. – Но ни о каком убийстве и речи не могло быть. Зачем мне убивать внучку…
   Тут он осекся.
   – Договаривайте, – вскинулся лейтенант. – Вы имели в виду, внучку вашей близкой знакомой. Это она вас подбила на убийство?
   – Нет, что вы! – вознегодовал старичок. – Тоня не способна на такое. Она благороднейшая из всех женщин, кого я встречал в жизни.
   – Но в письмах вы неоднократно угрожаете Алине, обещая превратить ее жизнь в ад и даже откровенно пугая ее смертью. Вот, пожалуйста.
   Лейтенант развернул одно из писем и начал читать подчеркнутый отрывок текста:
   – «Твоя жизнь превратится в кошмар, я буду преследовать тебя везде и всюду. И час своей смерти ты будешь приветствовать с восторгом, как избавление от страшных мук. Ты забудешь, что эти муки причинил тебе я, и возлюбишь меня как своего благодетеля». Что вы скажете на это?
   – Я это написал? – удивился старичок. – Удивительная гадость.
   – А вот еще: «Ты средоточие порока и всяческой мерзости, ты достойна смерти, и я выполню эту миссию. Я призван к этому, твоя смерть послужит уроком тварям, подобным тебе». Ну? Как вам это?
   – Перестаньте, пожалуйста, – взмолился старичок. – В ваших устах эти слова выглядят совсем иначе, чем когда я… когда я писал их. Признаю, письма мои, но дело, видите ли, в том, что я не убивал Алину. Даже намерения такого не имел.
   – Кто вам сообщал постоянно меняющийся адрес Алины? Ее бабушка?
   – Ничего подобного! – горячо воскликнул Зорин. – Она тут совершенно ни при чем. Она знать не знала про письма. Это правда, что мы знакомы, я часто заходил к ней на чашку чая, она читала мне письма внучки, а я тайком прихватывал у нее из дома конверты.
   – Но зачем вам это понадобилось? – допытывался лейтенант.
   – Я не стану отвечать на ваш вопрос, – замкнулся Зорин. – Но, поверьте мне, это было необходимо сделать.
   Тем временем Сергеенко беседовал с Антониной Александровной. Только беседы у них не получалось, так как задержанная хранила молчание и на все вопросы оперуполномоченного только сильней поджимала губы. В конце концов они превратились у нее в тонкую белую полоску.
   – Вы понимаете, что оказались замешаны в убийство собственной внучки? – в который раз допытывался Сергеенко. – Ваш приятель подло воспользовался вашим доверием и, выпытывая подробности жизни Алины, в частности ее часто меняющиеся адреса, держал несчастную в напряжении, постоянно угрожая ей, а в конце концов – убил ее.
   – Он не мог! – вдруг воскликнула Антонина Александровна, и тут, раз прорвавшись, слова ее полились рекой. – Вы не представляете благородства этого человека. Он в жизни не обидел ни одного живого существа. Я хотела вообще молчать, но, если он может пострадать, я вам все расскажу.
   Сергеенко с облечением перевел дыхание. Он достал лист бумаги и приготовился писать протокол.
   – Если хотите знать, это был мой замысел. Я его выстрадала долгими ночами, когда лежала без сна, в сотый раз думая о судьбе своей внучки. Вам известно, что наш род происходит от царя Петра Алексеевича? Вам это, конечно, неважно, едва ли вы помните своих предков, а я с детства наслышана о былом величии рода. Представляете, каково это – лгать и притворяться всю свою жизнь, делая вид, что ты горячая сторонница большевистской власти. Я должна была отказаться от своей фамилии, от семьи, вступить в ненавистную мне партию, все делать, чтобы только не дать погибнуть роду. Так поступили и мой отец, и моя мать, они приняли новую власть, сделали вид, что горячо приветствуют ее. И мне удалось последовать примеру своих родителей. Менее гибкие сгнили в Сибири или погибли в застенках, а я жила и не собиралась умирать. У меня была цель, я верила, что красный беспредел не сможет продлиться долго. И я оказалась права. У меня была дочь, а у дочери своя дочь, и пока была жива хоть одна женщина из нашего рода, еще не все было потеряно. Я воспитала дочь так, чтобы она сознавала важность продолжения рода. Но она не сумела привить того же своей дочери, а моей внучке. Алина стала артисткой, да еще артисткой цирка – это был позор! У меня сердце переворачивалось, когда я думала о том, что моя родная внучка, моя кровиночка выходит полуобнаженной перед скопищем смердов в каком-то дрянном балаганчике.
   – И вы решили ее убить? – содрогнулся Сергеенко.
   Антонина Александровна возмущенно фыркнула и сказала:
   – Я так и знала, что вы сделаете поспешные и потому неверные выводы. Слушайте же дальше.
   И Сергеенко услышал о том, как однажды Антонине Александровне пришла в голову потрясающая по своей гениальности идея, как отвратить внучку от цирка и вообще от сцены.
   – Я решила припугнуть ее тем, что какой-то психопат положил на нее глаз. А если этот психопат будет преследовать ее всюду, то вполне возможно, что Алина станет сговорчивее, когда я напишу ей, что тяжело больна и нуждаюсь в уходе. Но для моего плана требовался исполнитель, я не могла отправлять письма только из Воронежа, Алина быстро бы меня вычислила. Сама мотаться по стране я не могла. Алина, что про нее ни говори, беспокоилась обо мне, и если не заставала дома, то звонила каждый час, пока я не возвращалась. Ее звонки приходились на самое разное время, поэтому уехать на пару дней я не могла. К тому же нужен был человек, который переписывал бы письма. Печатать я не выучилась, машинки у меня не было, к компьютеру я подойти боялась. И тут само небо послало мне Сергея. Мне удалось внушить ему, что я поступаю так только во благо Алины. Она училась у него, он помнил славную девочку с косичками и согласился помочь. Конечно, он согласился не сразу, но я убедила его, что Алине опасно дольше оставаться на сцене. Вполне может появиться настоящий маньяк, так пусть уж лучше это будет человек, хорошо ее знающий и желающий ей только добра.
   – И Зорин стал ездить по стране за Алиной и забрасывать ее вашими письмами? – уточнил Сергеенко.
   – Да, – кивнула Антонина Александровна. – Время шло, и меня стала снедать тревога. Мне стали сниться нехорошие сны, где Алина была вся в крови и звала меня. Это было невыносимо. И я решила, что пора поехать и поговорить с внучкой. Но, как видите, я опоздала. Кто-то убил мою девочку. Когда я узнала, что в убийстве подозревают автора угроз, мне стало не по себе. Ведь я отлично знала его и была уверена, что он неспособен даже муху обидеть. А теперь может пострадать из-за моей идеи.
   – Почему же вы не пошли в милицию и не рассказали все, как есть? – спросил Сергеенко.
   – Кто бы мне поверил! И потом, я не могла признаться в содеянном, можете не верить, но мне было стыдно за ту глупость, которую я придумала.
   Сергеенко тяжело вздохнул, дал подписать задержанной показания и пошел с ними за советом к своему начальству – подполковнику Гришину.

   Мы помянули Алину уже двумя бутылками водки, и поступило предложение сбегать за третьей. Особенно ратовал за это Андрей. Но его планам не суждено было сбыться, вдруг пошел дождь. Глядя на струйки, сбегающие по стеклу, я вспомнила про спрятанный нами в кустах труп Никаловского. Живо представив себе, как он лежит там одинокий, холодный, а капли дождя бьют его по открытым глазам, я от ужаса вскрикнула.
   – Что еще случилось? – недовольно проворчал Андрей. – Ты куда? – всполошился он, видя, что я бросилась на улицу.
   – Ты же хотел купить еще бутылку, – сказала я. – Сейчас самое время.
   – Ты находишь? – удивился Андрей, последовав за мной. – А следом выскочили из дома и Никита с Маришей.
   К счастью, дождь был не сильным, а водку можно было купить у Жеки, чей вагончик стоял не очень далеко от ларька продавца сахарной ваты. Водку нам Жека отдал бесплатно, после чего я предложила прогуляться и уверенно направилась прямо к кустам, где лежал бедняга режиссер. Мариша догадалась о моем плане, но так как тоже уже изрядно выпила, то не стала меня удерживать.
   – Там что-то лежит, – удивленно сказал Никита.
   – Режиссера нашли! – шепнула мне Мариша. – Как ты про него вспомнила?
   Я кивнула. На труп было жалко смотреть, дождь намочил и забрызгал его грязью, зато начисто смыл кровь. Парни нагнулись к телу.
   – Это же Никаловский! – сделал открытие Андрей. – Что он тут делает? Надо же так набраться!
   – Он же мертв! – очень натурально удивилась Мариша, наклонившись к телу. – И кто это его?
   – Мертв?! – внезапно севшим голосом спросил Никита. – О господи! Надо же так влипнуть. Снова начнут таскать меня по милициям. Снова выплывет та история с Алиной, начнут меня подозревать. И все из-за этой толстой свиньи. Не мог найти себе другого места, чтобы помереть.
   – Он не сам умер, – сказала Мариша. – Кто-то свернул ему шею и всадил в грудь нож. А случилось это уже давно. Он совсем окоченел. Надо вызывать милицию.
   Уже через несколько минут возле нас собралась внушительная толпа. Всех интересовал один вопрос: кто убил толстяка, если Зорин уже давно в милиции?
   – Вот эти двое тут несколько раз промаршировали, – внезапно раздался противный голосок у нас за спиной.
   Мы с Маришей обернулись и, к своему удивлению, увидели тонкий указующий перст, который замухрышка, продавец ваты, направил прямо на нас.
   – Весь вечер туда-сюда шмыгали, – добавил этот мерзавец. – А убитого я запомнил, народ на представление схлынул, а этот ко мне и подошел. Нечасто такого жирдяя увидишь, вот я его и запомнил. И этих двоих девиц, все время шастали мимо.
   – Что ты врешь, – возмутилась моя подруга, – всего пару раз и прошли. А как бы мы обратно вернулись, если не мимо тебя. Дальше сплошное болото и ивняк. Нам через него, что ли, надо было продираться?
   Но свое дело заявление продавца ваты сделало, общественность начала дружно подозревать нас в убийстве режиссера. Впрочем, никто особенно нас не порицал, режиссер на ярмарке был человеком чужим, его не знали, а потому и не любили.
   – Но скажите мне, а как бы мы смогли сломать ему шею? Он же был нехилым парнишкой, он бы сопротивлялся! – продолжала кипеть праведным гневом Мариша. – И чем бы мы его зарезали? Пальцем, что ли? Ты видел хоть у одной из нас сумочку, чтобы спрятать в ней нож?
   Продавец вынужден был отступить, сумочки ни у одной из нас и правда не было, а о том, что можно нож спрятать и на теле, никто не заикнулся. Андрей закончил осматривать труп и отозвал нас обеих в сторонку.
   – Теперь нам нужно решить, что рассказывать милиции, как дело было, – сказал он нам. – Мы увидели труп, убедились, что это и в самом деле труп, и вызвали милицию. Так?
   – Так, – кивнули мы.
   – А теперь рассказывайте, как было дело на самом деле, – сказал Андрей.
   – Что?..
   – Нечего делать невинные глазки. Вы к трупу не подходили, крови на нем заметно не было, дождь ее смыл, однако вы знали, что у Никаловского свернута шея и что его зарезали. Так что выкладывайте всю правду. Иначе менты сами все нароют, а я не смогу вам ничем помочь.
   – Пусть ищут, это их работа, – хмыкнула Мариша. – Только сдается мне, что эта смерть каким-то образом связана с убийством Алины.
   Я тем временем топталась на том месте, откуда мы перетащили в кусты тело Никаловского. Сама не зная, что собираюсь найти, я внимательно осматривала землю у себя под ногами. Внезапно внимание привлек небольшой клочок бумаги, видимо, мы с Маришей не заметили его, когда второпях перетаскивали режиссера. Сейчас бумажка была вся заляпана грязью. Я подняла ее. Перед моими глазами заплясали строчки одного из посланий к Алине. Во всяком случае, почерк был похож.
   Воодушевившись удачей, я стала еще внимательней глядеть по сторонам, и вскоре мои усилия были вознаграждены. Я наткнулась на мужскую запонку с небольшим янтарем. Подняв находку, я торжественно отнесла ее Марише.
   – А что я говорила? – обрадовалась подруга. – Наш Зорин убил не только Алину, но и Никаловского. Не такой он ангел, как прикидывается.
   – Ты уверена? – усомнилась я. – Обрывок письма еще ничего не значит. Необязательно, что он принадлежит именно убийце. Письмо могла показать Никаловскому сама Алина, а он зачем-то оставил его у себя.
   – А запонка! – возразила Мариша. – Я видела очень похожую на рубашке нашего старичка. А когда я с ним боролась, она даже оказалась у меня. Вот!
   И Мариша вытащила руку из кармана. В оцепенении мы смотрели на маленький шарик янтаря у нее на ладони, который как две капли воды был похож на тот, что нашла на земле я.
   – Значит, наш пострел везде поспел, – выразил общую мысль Никита. – Только зачем ему было убивать режиссера?
   Этого не знал никто из нас. Я отвела Маришу в сторону и спросила:
   – А как же загадочная встреча клоуна и ныне покойного режиссера? Неужели ты поверишь в то, что Никаловского убил наш престарелый маньяк?
   – Да, несмотря на запонку и обрывок письма, не очень похоже, что тут орудовал Зорин, – согласилась Мариша. – Если удастся найти зрителей, которые подтвердят, что в момент убийства наш старичок сидел рядом с ними и смотрел представление, тогда совершенно точно можно будет сказать: запонка и обрывок письма подброшены кем-то, скорей всего, настоящим убийцей.
   – Однако этот парень был хорошо осведомлен, – сказала я. – Знал, на кого тень навести. Кто мог предположить, что автор таинственных посланий и старичок из палатки гадалки – одно лицо?
   И тут мне пришла в голову несуразная мысль. Мариша! Именно Мариша знала это. Я подозрительно покосилась на подругу.
   – Что ты на меня так смотришь? – спросила она. – Думай лучше, как нам найти свидетелей, которые могли бы подтвердить, что старичок отсидел все представление от начала до конца.
   После приезда милиции, которая заявилась уже утром и почему-то ничуть не обрадовалась найденному нами трупу, нас с Маришей доставили в участок к изрядно бледному Гривцову. Мы продемонстрировали ему обе запонки, и он на минуту вышел.
   – Зорин признался, что запонки его, – растерянно сказал лейтенант, вернувшись. – Не пойму, то ли он более ловок, чем кажется, то ли здесь какая-то ошибка.
   – А что слышно про Моню? – спросила у него Мариша. – Помнишь, ты обещал выяснить, кто таков этот фрукт.
   – В нашем городе уголовника с такой кличкой нет, – вздохнул лейтенант. – А по всей России я проверить не успел. У меня же не сто рук.
   – Бедный, – посочувствовала ему Мариша. – Хочешь, мы поищем тебе свидетелей, которые бы видели Зорина на представлении. Может, это тебе поможет?
   Гривцов с радостью согласился. Его устраивало, что мы меньше будем на ярмарке и, соответственно, поменьше станем находить трупов.
   С ярмарки мы с Маришей прямиком отправились на телевидение в редакцию программы «Служба безопасности».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация