А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Голодный дом" (страница 2)

   Марина солгала подруге. Она еще накануне вечером знала, что попробует заполучить Гарика Миленина. Ведь он сразу «запал» на ведущую программы, это было ясно без слов. Марина почти физически чувствовала его желание.
   Рядом с диском лежали новые колготки в целлофане. «Приятное с полезным», – усмехнулась Денисова, аккуратно закрывая сумочку.

   – Диб! Будь любезен, поищи в Сети данные о Марине Денисовой, – попросил Игорь Миленин. – Эта девушка работает на телевидении, ведет программу «Люди Hi-Tech» на канале «RamblerРамблер».
   Инженер лежал на диване, закинув руки за голову. Работать не хотелось – впервые за последние месяцы, – и Миленин знал почему. Стоило только закрыть глаза, как перед ним возникал образ очаровательной девушки с телевидения. Игорь вновь сидел рядом с ней, чувствовал, как бьется его сердце. Часто-часто. Не потому, что приходилось давать интервью, нет. Просто Марина Денисова обладала какой-то особой внутренней притягательностью, животным магнетизмом. Находясь в ее обществе, он терял голову, не мог думать ни о чем. Лишь о темноволосой красавице. Но даже вдали от Марины Миленин все равно думал о ней, а не о модификации кода своего собеседника…
   – Марина Александровна Денисова, – провозгласил Диб. – Ведущая программы «Люди Hi-Tech» на канале «Рамблер». Возраст – двадцать три года. В браке не состоит. Замужем не была. Детей нет. Закончила гуманитарный университет профсоюзов по специальности «телеведущий». Ведет передачу «Люди Hi-Tech» один год, семь месяцев и четырнадцать дней.
   – Ну сколько тебя надо учить? – лениво зевнул Миленин. – Люди так не говорят. Человек не стал бы детализировать время работы на телевидении. Сказал бы по-другому. Например, так: «ведет передачу чуть более полутора лет». Или: «ведет передачу около полутора лет».
   – Около полутора лет – неправильно, – тут же возразил невидимый собеседник человека. – Это фактическая погрешность. Она ведет передачу более полутора лет.
   – Непринципиально, – махнул рукой Игорь. – Люди устроены так, что все равно не обратят внимания на подобные мелочи. Запомнят лишь цифру – полтора года.
   – Ваш язык невероятно избыточен, – после небольшой паузы отозвался Диб.
   – Привыкай, – ухмыльнулся программист. – Если хочешь быть похожим на человека – привыкай. Тебе еще многому предстоит научиться.
   Компьютерная программа не ответила. Игорь Миленин подождал немного, покачал головой.
   – Неужели ты обиделся? – удивился он. – Диб! Если так – прими мои поздравления! Взрослеешь не по дням, а по часам.
   – Продолжать? – вместо ответа на вопрос поинтересовался псевдоразум.
   – Валяй! – разрешил Миленин. – Что еще известно про нашу красавицу?
   – У девушки по имени Марина Денисова есть сайт в Сети. Я просканировал. Номера мобильного телефона не нашел, зато есть контактный e-mail.
   – Номер мобильного искать не нужно, – усмехнулся Миленин. – Я его знаю.
   – Точно! – мгновенно отозвался псевдочеловек. – Моя недоработка! Только теперь проверил записную книжку твоего мобильника, обнаружил новую строку в базе. Занес телефон Марины Денисовой в память. Кстати, имей в виду, девушка часто меняет его номер.
   – Почему? – удивился Миленин.
   – Поклонники, – кратко отозвался Диб. – Тут небольшая статья, на другом ресурсе. Вика Затоцкая, работающая на телевидении, жалуется: ей приходится менять номер телефона чуть ли не каждый месяц.
   – А кто такая Затоцкая? И при чем тут она?
   – Затоцкая – подруга Денисовой. Кстати, идея взять у тебя интервью принадлежит Виктории. Дамы часто ходят на светские тусовки вместе. В заметке, рассказывая о проблеме воздыхателей, Затоцкая упоминает и о своей подруге, Марине. Ей, говорит, проще: меняет номер раз в три месяца. Или четыре. Счастливая…
   – Н-да, – хмыкнул Миленин. – Весело живут.
   Он прикрыл глаза и будто вновь увидел хозяйку телепрограммы наяву. В сапогах до колен, на высоких каблуках-шпильках, в черной облегающей мини-юбке и белой кофточке, которая подчеркивала форму груди, Марина выглядела невероятно привлекательно. Очень хотелось бросить к черту все разговоры о высоких материях, прикоснуться к девчонке. Притянуть ее к себе за бедра, найти губы. Повалить на стол. Взять прямо там, в студии…
   – Рост – сто семьдесят сантиметров, размеры: восемьдесят девять – шестьдесят – восемьдесят восемь, – провозгласил Диб. – Почти идеальные параметры фотомодели.
   – Об этом тоже на ее сайте говорится? – удивился Игорь Миленин.
   – Нет, – псевдочеловек, похоже, фыркнул от смеха. – Взято с форума на ресурсе «Фан-клуб Марины Денисовой». Кстати, там я нашел любопытную подборку фотографий. Называется «Марина Денисова разделась для журнала „Maxim“.
   – А ну-ка, покажи! – Миленин тут же скинул ноги со спинки дивана и сел.
   На большом плазменном экране, вмонтированном в дальнюю стену, возникло изображение. Темноволосая девчонка с блестящей кожей соблазнительно выгибалась, смотрела на Миленина призывно, обещающе. Игорь вновь почувствовал: эта женщина будит в нем что-то звериное, древнее. Он не мог контролировать себя полностью, хотелось плюнуть на все условности и…
   – Еще фотографии? – нетерпеливо спросил Миленин. – Почему только одна?
   – Две. Написано: прочие удалены, так как журнал грозился подать в суд на интернет-ресурс. Разрешили сохранить только эту, с обложки, указав линк на официальный сайт «Maxim». Кстати, еще одна картинка есть на личной странице Марины Денисовой. Совсем другая. Вывести?
   – Не томи! – приказал человек.
   На экране появилась другая фотография. На этот раз – черно-белая.
   – Распечатай, пожалуйста, – попросил Миленин.
   Через несколько секунд он получил лист фотобумаги. Игорь вновь улегся на диван, а изображение Марины держал в руке, перед глазами. Диб не соврал. Это действительно была совсем другая фотография, но – неведомо, в силу каких причин – женская притягательность Денисовой проявлялась на ней еще отчетливее.
   Фотограф запечатлел Марину вполоборота к объективу. Только лицо, на котором выделялись аккуратно подведенные глаза красавицы, немного полноватые губы. Однако в кадр вошло и голое плечо девушки, с рассыпавшимися по нему темными прямыми волосами.
   Видимо, картинку сознательно трансформировали в черно-белое изображение. Таков был замысел автора. Он чуть изменил яркость и контрастность оригинального снимка, в результате чего кожа лица, плеч, шеи получилась белой, очень светлой. На этом фоне темные волосы, зрачки, «стрелки» вокруг глаз, накрашенные губы выглядели черными. Но любой смотревший на фото понимал: черные губы – только на этом необычном портрете. Одного беглого взгляда было достаточно, чтоб догадаться: на самом деле они – ярко-красные.
   Как фотографу удалось передать это с помощью черно-белой фотографии? Магия! Игорь невольно восхитился профессионализмом неизвестного Ммастера, создавшего фотопортрет Денисовой. Чуть удлиненное лицо, аккуратный носик, приподнятые дужки бровей… Миленину очень сильно – до судорог в мышцах – захотелось потянуться к девушке, провести ладонью по щеке, по волосам. Откинуть их назад, за плечо. Пальцем дотронуться до ярко накрашенных губ, почувствовать, какие они горячие и влажные. Почувствовать, как они раскрываются, реагируя на легкое прикосновение…
   – Должен сказать, что фотография выполнена мастерски, – вставил слово Диб. – По моему скромному мнению, некоторые особи мужского пола не могут не «заводиться», глядя на эту девушку.
   – Диб! – расхохотался программист. – Что ты в этом понимаешь, дружище?!
   – Ты забыл об одной мелочи, – чуть обиженно отозвался псевдочеловек. – У каждого мужчины, в том числе и у тебя, есть понятие о женском идеале красоты. Почему мужчина испытывает страсть к одной женщине и совсем не реагирует на другую? Почему вдруг – как вы говорите – «слетает с тормозов», увидев незнакомую красотку на улице, и готов ради нее на любые глупости? Готов сорить деньгами, забыть про моральный долг, обязанности и прочее? И все лишь затем, чтобы затащить в постель понравившийся объект.
   – Что-то я не понял столь резкого скачка твоей мысли, – Миленин с улыбкой почесал ухо. – Поясни, дорогой друг! Мы начали с аксиомы: ты не способен понимать, что такое мужская страсть. Это чисто плотское, на физиологическом уровне, который тебе недоступен. И вдруг ты заявляешь о том, что мужики то и дело слетают с катушек при виде незнакомых красавиц.
   – Я же говорю: ты забыл об одной мелочи, – шумно вздохнул Диб (Игорь Миленин радостно улыбнулся от проявления такой – чисто человеческой – реакции). – Все дело в том, что ты в некоторых вопросах создавал меня по своему образу и подобию. У тебя есть идеал женской красоты. В меру своих возможностей ты превратил его в цифровой код. Эталонный код, который заложен в меня. Я не слеп. Цифровой код Марины Денисовой близок к тому эталону, который хранится в моей памяти. Не полностью с ним совпадает, конечно, – сие невозможно. Ведь, как ты говоришь, идеала не существует. Однако эти два кода почти тождественны. Что означает: ты не можешь не грезить об этой женщине. Полагаю, вот сейчас, когда ты провел пальцем по ее губам на фото, – ты думал об оральном сексе.
   – Диб! Диб! – Миленин поморщился, осуждающе покачал головой.
   – Странные вы существа, люди, – с притворной усмешкой отозвалась компьютерная программа. – Я знаю, о чем ты подумал. Не лги – хотя бы себе! Почему homo sapience так устроены? У каждого есть желания, но вы старательно подавляете их, загоняете в глубину собственного «эго». Даже говорить об этом боитесь, признаться в мыслях…
   – Диб, чем дальше ты развиваешься, тем больше меня удивляешь, – пробормотал человек. – С тобой уже интересно беседовать. Раньше я точно знал: говорю с программой, которая способна выбирать один из ответов, заложенных мною. Это увлекательно, в каком-то смысле. Примерно так же, как игра в «угадайку». Однако зачастую приводило к разочарованию. Теперь все изменилось, ты генерируешь ответы, которые я в тебя не закладывал.
   – Закладывал! – упрямо отозвался псевдоразум. – Просто не сознавал этого. Что-то шло на ментальном уровне, что-то – на другом, интуитивно-невербальном. Я чувствую гораздо сложнее, чем это может показаться на первый взгляд. Конечно, у меня нет тела, как у любого из людей, но, знаешь, в последнее время я начинаю понимать, что такое страсть мужчины к женщине. И как от этого сходят с ума.
   – Боюсь, этого ты не сможешь понять никогда, – задумчиво протянул Игорь Миленин.
   Его лицо изменилось, скулы очертились. Инженер, чуть прищурившись, рассматривал фотографию красивой молодой женщины. Сексапильной. Томной, как кошка. Призывной. Желанной. Игорь со вздохом провел пальцами по своим глазам, пытаясь отбросить наваждение.
   – Зачем пытаешься убить собственное «эго»? – осторожно поинтересовался Диб. – Прости, этого я никогда не понимал у людей. Ты мечтаешь о ней. Твое желание близко к безумию. Хочешь взять ее, овладеть ею. Но боишься говорить об этом даже со мной. Со мной – с твоим цифровым зеркалом.
   Человек ничего не ответил. В отличие от машин, люди умеют игнорировать вопросы.
   – По статистике, любой мужчина каждые пять-десять минут думает о сексе. Идет, например, по улице, смотрит по сторонам. Допустим, видит привлекательную даму. Яркое представление о том, как он уложил бы ее в постель, возникает в его голове почти автоматически. Это не мои изыски и домыслы. Это психологи пишут, я только читаю.
   Если мимо проходит симпатичная девчонка на шпильках и в мини – семьдесят процентов мужчин тут же теряют голову. Это нормально, при другом поведении самцов человечество вымерло бы за несколько поколений-итераций. Природа. Гормоны. Не теряют голову лишь те, кто уже отбегал свое, или пьян, или не интересуется особями противоположного пола.
   Правда, у каждого самца интерес проявляется по-своему. Один тут же начинает pick-up, пытается словами «уломать» соблазнительную красотку. Другой – тривиально пускает слюни, лапает объект. Просто и грубо предлагает секс, без танцев вокруг да около. Третьим хватает воли, чтобы сдержаться. Вот как у тебя.
   Воля… Загадочное слово. Странное. Что это такое? Человек загоняет собственное «эго» внутрь. Уходит. Ваше общество устроено так, что женщина имеет право надеть сексуально провоцирующую одежду. Право мужчины – либо проявить эту самую «волю», либо нет. В первом случае унесешь в памяти недоступный и притягательный образ. Во втором – как повезет. Может, получишь объект вожделения, может – срок в исправительно-трудовой колонии.
   – Унесет недоступный образ… – пробормотал Миленин, не думая о том, что Диб его слышит. – Жаль, пока не удается создать полный виртуальный «макет» женщины. Это избавило бы от необходимости делать трудный выбор. Смоделированная – никогда не откажет. С ней можно делать все, что захочешь.
   Миленин открыл глаза, с тоской посмотрел на фотографию Марины Денисовой. И тут же услышал смешок Диба.
   – Это как запрограммируешь, – провозгласил компьютер.
   – Что запрограммируешь? – не сразу понял человек.
   Он думал о другом.
   – Ты сказал: с ней можно делать все, что захочешь. В смысле, с ней – с виртуальной женщиной. Я ответил: это как запрограммируешь. Если заложишь в кодовый набор способность говорить «нет», то и…
   – Ни за что! – Игорь рубанул воздух ребром ладони. – Вполне достаточно того, что это слово произносят реальные бабы! Слишком часто!
   Он с раздражением откинул фотографию в сторону, улегся на диван.
   – Вы, люди, слишком много времени уделяете конструкции «а если…», – после короткой паузы сообщил псевдочеловек. – Через час ты должен встречать Марину Денисову возле телестудии. Ты посадишь ее в машину и привезешь сюда, домой, смотреть макет будущей передачи. Кто и что тебе мешает? Этого я никогда не понимал. И не пойму, наверное. Просто скажи девушке о том, что у тебя на уме. Вот и все!
   – А если она откажет?
   – Надо попробовать!
   – Но если откажет?
   Диб расхохотался. Совсем как человек.
   – Найдешь другую! Мало, что ли, девушек с таким же лицом, ростом, объемом талии и бедер?
   – Ты не понимаешь! – причмокнул губами Игорь. – Нет, ты не понимаешь! Я уже было поверил, что ты стал мыслить, как человек. Нет, не вышло. Не понимаешь!
   – Чего я не понимаю? – настороженно спросил псевдоразум.
   – Да, можно найти другую. Похожую. Ты прав! Та, другая, возможно, скажет «да»! Но это не изменит сути! Я хочу эту женщину!
   Миленин потряс фотографией перед камерой Диба. Едва слышно сработал zoom, меняя фокусировку линз.
   – Я хочу эту! Эту!!! Хочу обладать Мариной! Да! Ты прав! Тысячу раз прав! Я думал о ней! Ты пытался влезть в мое нутро? Чтоб я вывернул душу перед тобой? Да! Да! Да! Я хочу! Хочу взять ее! Сделать своей!
   – У тебя подскочили давление и пульс, – напряженно сообщила компьютерная программа. – Пожалуйста, успокойся. Не надо так волноваться. Людская речь и без того невероятно избыточна, передает массу бесполезной информации. Твой последний монолог перекрывает все мыслимые и немыслимые границы. Семьдесят два процента энтропии.
   – К черту!!! – завопил Миленин. – Ты – тупица! Нет! Нет, ты так и не приблизился к человеческой логике! Все бесполезно! Все напрасно!
   Игорь забегал по комнате, размахивая руками.
   – Моя речь избыточна… – бормотал он. На щеках инженера выступили красные пятна. – Только подумать: моя речь избыточна. Семьдесят два процента энтропии! Да понимаешь ли ты, железяка чертова, что избыточность моей речи – тоже информативна?! Понимаешь? Нет?! Дурак! Тупица! Избыточность речи говорит о моем эмоциональном состоянии!
   Человек остановился возле столика, выпил воды из стакана. Чуть успокоился.
   – Господи, научишься ли ты когда-нибудь понимать, что передаваемая информация объемна? Ну… Это как разница между обычным фото и голографией. Фотоизображение содержит данные только об интенсивности света. Фотография – всегда плоская. На нее можно смотреть только с одной стороны. Голографическое изображение – объемно. Объемно! В нем заложена информация не только об интенсивности света, но и о фазе!!! Такая матрица позволяет строить пространственные картины. Их можно обойти по кругу, разглядывая со всех сторон. И откуда бы ты ни посмотрел – спереди, сбоку, сзади, – будешь видеть «реальный фантом». Полную копию настоящего объекта.
   Точно так же и человеческая речь! Передаваемая информация – это как интенсивность изображения. А избыточность речи – как фаза. Понимаешь аналогию? Слушая человека, старайся воспринимать не только смысл сказанного, но и эмоциональное состояние того, кто говорит. Допёер, железяка? Уяснил?
   – Уяснил, – угрюмо отозвался Диб. – Уяснил: неутоленное желание обладать Мариной Денисовой поставило тебя на грань нервного срыва. Видимо, ее код до такой степени близок к идеалу, что это вызывает внутри тебя немодулированные хаотические процессы.
   Человек схватился за голову.
   – Я еще не закончил, – упрямо заявил Диб. Он повысил громкость звука, выдаваемого динамиками, для того, чтоб человек не смог перекричать невидимого собеседника. – Так вот! Хочешь знать мое мнение? Нервное состояние вызвано возбуждением, но ты напрасно загоняешь себя в тупик! Если женщина делает такое фото в качестве «визитки» – сознательно выделяя именно губы, – это говорит о многом. Значит, Марине Денисовой нравится провоцировать мужчин. Нравится, когда мужчины думают о ней. Хотят ее, мечтают о сексе с ней. Вопрос: как далеко готова пойти женщина? Что это: желание подразнить или нечто большее, то, что необходимо тебе? Ответ: самый простой способ узнать это – привезти ее сюда и попробовать!
   – Диб! – нервно рассмеялся хозяин дома. – Теперь ты рассуждаешь, как мужчина-бабник. Натуральный бабник!
   – А чего ты хотел? – жестко парировал невидимый собеседник. – Я запрограммирован тобою. В какой-то мере, ДиБин – отражение Игоря Миленина! Только без ряда невротических комплексов. Поэтому, дорогой создатель, ищи ответы внутри себя!
   – Ладно, все! – примирительно взмахнул ладонями человек. – Все, уболтал! Мне пора собираться. Сам знаешь, надо ехать в центр города. Около шести вечера пробки неизбежны, будь они неладны. Не хочу опаздывать на встречу.
   Так что, дорогой мой цифровой психоаналитик, оставим продолжение дискуссии на потом. Отправляюсь за Мариной! И, кстати, Диб, у меня к тебе большая просьба. Когда привезу девушку, веди себя, пожалуйста, поприличнее. Не надо вслух «препарировать» гостью, копаться в ее душе. «Блистать» проницательностью, рассказывая, что привело Марину в мой дом.
   – Тут есть несколько вариантов…
   – Все! Открывай гараж!
   Скрипнули тяжелые металлические ворота. Выходя из домау, Игорь Миленин услышал тихий смех Диба за спиной.

   – С проблемой выбора мы сталкиваемся постоянно, – автомобиль Игоря, описав широкий полукруг по площади Победы, выскочил на Пулковское шоссе. Миленин втопил педаль газа в пол:. – Сталкиваемся на каждом шагу…
   Марина Денисова слушала его молча. Она сидела к водителю вполоборота, опершись локтем на выступ двери. Девушка улыбалась спутнику, кивала, но ухитрялась при этом думать о своем. Было приятно нестись прочь от города – мимо спальных районов – на шестисотом «Мерседесе». Тонированные стекла создавали в салоне приятный полумрак, яркое июньское солнце не слепило, не раздражало уставших за день глаз. Погода была отличная – ни единого облачка. Удушающая июльская жара еще не довела город до мертвой спячки, когда все замирает в ожидании прохлады. В этом смысле июнь в Санкт-Петербурге гораздо приятнее июля. Если ты не на пляже.
   Миленин любил быструю езду. Здесь, на краю города, он сдерживал себя, стараясь не нарушать установленные ограничения слишком нагло. До аэропорта рисковать не следовало, Денисова, которая неоднократно «летала» в Пулково, знала, как любят ДПС-дэпээсники устраивать «засады» именно на этом отрезке дороги. Знал это и водитель.
   Игорь все больше нравился Марине. Во время интервью он выглядел немного сумасшедшим, из числа тех, про которых говорят «не от мира сего». Миленин был погружен в бездну цифр, алгоритмов и программных кодов. Таким он показался ведущей ТВ-программы ранее. А теперь, сидя в машине рядом с водителем, девушка с удивлением открывала для себя новые черты разработчика компании «Форсаж НТ». Нет, все равно он говорил о том же – о компьютерах и программах. Но сейчас – не так, как во время передачи. В кабине шестисотого «мерса» все звучало немного по-другому.
   – Например, задаю тебе вопрос: Марина, пойдем сегодня в ресторан, поужинаем? Есть два базовых варианта ответа, не правда ли? Можно сказать «Дда», можно сказать «Ннет». Это как две стороны монеты: «орел» и «решка». Ты подкидываешь ее вверх, ловишь, открываешь ладонь. Что выпало?
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация