А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Таня Гроттер и Золотая Пиявка" (страница 8)

   – Не вмешается! Магществу Продрыглых Магцнй давно все до фонаря! Они слишком заелись, даже дела лопухоидов и в те не лезут, – заявил Ванька Валялкин.
   Грызиана Припятская с любопытством прищурилась и подмигнула бельмастым глазом. Можно было бы даже решить, что ведьма подслушивает, если бы она так не спешила тарахтеть новости: «И наконец, последнее сенсационное известие! В Тибидохсе во время обычных школьных занятий выпущен на волю опасный дух. Что это такое: досадная небрежность или гнусный заговор? С этим вопросом мы обратились к главе темного отделения Тибидохса профессору Зигмунду Клоппу, с которым нам удалось установить зудильный магомост... Скажите, профессор, как вы прокомментируете последние события? Уверена, что сердца всех честных магов бьются теперь в тревоге: что же происходит с Тибидохсом? Неужели все так катастрофично?»
   Пораженная Таня едва не рухнула со стула. Она и не подозревала, что у профессора Клоппа есть имя! Да ещё какое – Зигмунд!
   Яблочко на жестяном блюде остановилось и покатилось в другую сторону. На экране возникла желтая, смахивающая на редьку физиономия профессора Клоппа.
   – О да! Это ест глобаль катастрофф! Особенно теперь, когда фолос Древнир больше никого не защищаль!.. Мы целый день хотеть словиль дух, но не поймаль его!.. Я твердиль академик Сарданапал, много раз твердиль, но он не принималь никаких мер. Пропускаль все мимо ушей! Это есть возмутительный факт! Уважаемый коллега Черноморов совсем ку-ку... – злорадно надувая щеки, сообщил Клопп.
   – Что вы имеете в виду под «ку-ку»? Вы полагаете, что Сарданапал выжил из ума? У вас серьезные основания для подозрений? – немедленно заинтересовалась Грызиана.
   Ее длинный носик вытянулся от предчувствия сенсации.
   – Нет! Это есть образный выражений! Я только имель в виду: Сарданапал потеряль контроль над ситуация... – поправился Клопп. – Скоро Тибидохс совсем – БУМ! – взлететь на воздух, а академик будет хоть бы хны и делать хиханька-хаханька в свой кабинет с Медуз Горгонофф, который смотрит на него влюбленный глаз, как глюпый кошка! Фот!
   – О, вы хотите сказать: у них роман? – промурлыкала Грызиана.
   – Я ничего не хотель сказать! Я лишь выполняль свой гражданский долг и сообщаль неодетый факт! Это есть мой личный мнений, продиктованный жизненный опыт! – засмущался Клопп.
   Грызиана Припятская многозначительно кивнула.
   – Я понимаю вас, профессор... Еще вопрос. В последний год в Тибидохсе то и дело происходят всевозможные неприятности. У многих живы в памяти моменты, когда был перерублен волос Древнира и едва не открыты Жуткие Ворота. Потом та леденящая кровь история с Исчезающим Этажом... И вот новое чрезвычайное происшествие. Не слишком ли много для одной небольшой школы? – поинтересовалась она.
   – Я же намекаль, это все из-за Сарнанапал! Он снова прохлоп-хлоп ушами! Пока в Тибидохсе такой глава, я бы не удивлялься, что все быть польный кошмар! Капут современный магия, капут древний традиций, капут всё! Мое сердце всякий раз окатилься крофф, когда я зреть, что творилься в школа! – категорично сообщил профессор.
   – Очень смелое заявление! Я поражаюсь вашему гражданскому мужеству! – одобрительно сказала Грызиана. – И ещё один вопрос, профессор, если вы не против. Как вы считаете, если бы главой Тибидохса стал другой маг, это переломило бы ситуацию? И кого лично бы вы предложили вместо Сарданапала?
   Профессор Клопп зарделся и заерзал ножкой.
   – О, ви задаваль мне нескромный вопрос! Всякий зналь, я предлагаль себя, я давно предлагаль себя! Я говориль: Зигмунд Клопп иметь твердый рука! Он бы наводиль в Тибидохс диспиплин! У меня бы каждый балбес ходиль по струнка – никакой анархия, никакой выходка юный сопляк! Я уже послаль ноту протест в Магщество Продрыглых Магций! Уверен, что скоро Сарданапал быть отстранен и у школа для трудновоспитуемых волшебник Тибидохс появилься новый опытный глафф!
   – Но кто-то может возразить, что у Сарданапала перед Тибидохсом немало заслуг, – осторожно заметила Грызиана.
   – О да, я бы не спешиль ругать Сарданапал последние слова, – поправился Клопп. – В давний времен при царь Горох Сарданапал имель много заслуг! Он есть великий волшебник, но он нуждаться в заслуженный отдых. Посидеть перед камин, попить теплый вино, спокойно почитать хороший книг. А тяжкое бремя руководства я взять на себя.
   – Великолепно, профессор! Я в вас не ошиблась! – Грызиана Припятская шмыгнула острым носиком и, легким щелчком пальцев удалив Клоппа из эфира, продолжала:
   – Мы будем знакомить вас с дальнейшим развитием событий! Напоминаю, что у нас в гостях был заслуженный черный мат, глава темного отделения школы Тибидохс, профессор Зигмунд Клопп...
   Ванька Валялкин вскочил. Он буквально кипел от возмущения.
   – Нет, вы слышали? Клопп собирается подсидеть Сарданапала и стать главой Тибидохса! Интересно, как отнесется Медузия к заявлению Клоппа? Он назвал её глупой кошкой! Я лично ему не завидую...
   – Клоппу никто не завидует. Уж в этом можешь не сомневаться. Его даже сглазить нельзя. Он и так по жизни сглаженный, – заверила его Таня.
   Ей самой заявление Клоппа казалось полнейшим бредом. Разве может случиться, чтобы Сарданапал, могущественнейший маг современности, ученик Древнира, был отстранен от управления Тибидохсом? Чушь! Да такое даже вообразить нельзя!
   Но тотчас в памяти невольно всплыла тесная клетка, привидевшаяся ей в бурлящем котле на занятиях по практической магии. Нет, ерунда это все! Этого не может быть, потому что не может быть никогда! И баста – хватит забивать голову всяким бредом!!!
   Неожиданно зудильник, о котором они почти забыли, разразился трескучей тирадой:
   – Долгожданные магвости спорта. Только что мне сообщили, что вчера невидимки встретились со сборной полярных духов, В результате духи проиграли с разгромным счетом 5:16, Победный мяч забросил Гурий Пуппер, пятнадцатилетняя звезда команды невидимок. В ближайшее время в полуфинале встретятся команды Тибидохса и афганских джиннов. Команда, одержавшая верх в этом состязании, сразится в финале с неподражаемыми невидимками... Лично мне кажется, что в финал пробьются именно джинны. Победы команды Тибидохса выглядели случайными и неубедительными. По крайней мере, так заявляет признанный эксперт, председатель коллегии арбитров Графин Калиостров...
   – Я зверею! Попадись мне этот Графин! Я бы его в гнилушку превратил! – рассердился Баб-Ягун.
   Несмотря на то что он кипел праведным гневом, Таня отнеслась к его утверждению без особого доверия, Ей слишком хорошо было известно, как неважно у Ягуна с общей магией. Даже самые простейшие превращения давались ему с огромным трудом. Должно быть, Ягун тоже об этом вспомнил, потому что минуту спустя фыркал уже по другому поводу.
   – Гурий Пуппер – звезда команды невидимок! Нет, ты это слышала? Пуппер – почти что Гроттер! Бывают же такие совпадения! Просто наглый плагиат какой-то, я зверею! – с возмущением воскликнул он.
   Ванька Валялкин хмыкнул. Он был настроен не столь категорично.
   – Да ладно тебе! Я слышал о Гурии Пуппере, Говорят, этот парень и в самом деле здорово играет. Несмотря даже на то, что летает на метле, – сказал он.
   – На метле? Мамочка моя бабуся! На метле вообще невозможно летать! Какая у неё может быть аэродинамика? Это же просто палка с пучком веток, пускай даже и заговоренных! Первая же воздушная яма, и все – кирдык! Уверен, поворачивает она ещё хуже, чем жикинская швабра! Да и потом, разве у метлы есть бак? А если бака нет, куда засыпать русалочью чешую? – заспорил Баб-Ягун.
   – Еще раз скажешь про чешую, я чокнусь... – хмыкнул Ванька.
   Распаленный Ягун схватил его за шиворот и принялся трясти.
   – Нет, ты скажи, скажи! Чешую куда сыпать? И шланг, шланг где у нее? Нет шланга! А раз шланга нет – видеть я не хочу вашего Пуппера! – восклицал он.
   – Оставь его. Я тоже не пойму, при чем тут чешуя? Ты отлично знаешь, что я свой контрабас тоже не заправляю, и он прекрасно летает! – примирительно возразила Таня.
   Одновременно она слегка отстранилась, чтобы негодующий Ягун, размахивающий руками, как мельница, случайно не засветил ей в нос. В пылу дискуссии он был способен и не на такое.
   – Твой контрабас – другое дело. Его же все-таки Феофил Гроттер делал. А Феофил Гроттер – великий маг, – категорично заявил Ягун.
   Таня хотела поинтересоваться, что он, в таком случае, думает про реактивный веник Кузи Тузикова, который тоже летает без заправки, и про гитару с прицепом Риты Шито-Крыто, но Ягун уже надулся. Девочка решила, что лучше будет промолчать. В конце концов, терять друзей всегда проще, чем их заводить.
   Неожиданно в окно кто-то забарабанил. Рама распахнулась. Влетел купидончик в красных подтяжках. Деловито озираясь в поисках варенья, он сунул Ягуну берестяной свиток. Как и большинство магических свитков, береста казалась совершенно чистой, но стоило Ягуну приложить к ней свой перстень, как на бересте требовательно вспыхнули буквы:
   «Получателю сего срочно явиться в кабинет к Сарданапалу!»
   – Ой, мамочка моя бабуся! – опечалился Ягун. – Не нравится мне все это! А когда явиться-то?
   «Уже пять минут назад!!! И без фокусов! Береста послана заказным купидоном с уведомлением о получении!!!» – откликнулась грамота.
   Убедившись, что отвертеться не удастся, Ягун печально вздохнул.
   – Спорю на что хочешь, это Поклеп на меня накапал! Теперь жди головомойки, – сказал он.
   «И ещё какой!» – заверила его береста.
   Вскоре Ванька Валялкин, Таня и Ягун уже стояли перед двустворчатой дверью. Один из изображенных на ней сфинксов открыл глаза. Одновременно на двери вспыхнули алые буквы:
   «Ягун, поторопись! Лауреат премии Волшебных Подтяжек, пожизненно-посмертный глава школы Тибидохс, академик Белой магии Сарданапал Черноморов ждет тебя!»
   – Ну, я пошел! Держите за меня пальцы! – прошептал Ягун.
   Таня и Ванька Валялкин попытались проскочить следом за Ягуном, чтобы вместе отстаивать его, но сфинкс спрыгнул с двери. Он загородил им дорогу и негромко зарычал, обнажив мелкие, но очень острые зубы. Дверь захлопнулась.
   Таня успела только заметить, что в кабинете, кроме Сарданапала, были ещё Медузия, Ягге, Поклеп Поклепыч с забинтованной рукой и... профессор Клопп.
   – А этот-то откуда тут взялся? – поразилась Таня. – Интересненькое дело! И Медузия на него не набрасывается! Не пойму я этих взрослых!
* * *
   Баб-Ягун оставался в кабинете Сарданапала никак не меньше часа. И, как можно было предположить, этот час не был лучшим часом в его жизни. Изредка наружу доносились возбужденные голоса и ещё какие-то подозрительные звуки – кажется, кто-то грохал кулаком по столу. После каждого удара сфинкс на дверях начинал волноваться и хлестать хвостом.
   – Да, Ягуну не позавидуешь! – вздохнул Ванька.
   – Угу. И что он такое сделал? Только хотел как лучше. Можно подумать, он захватил зеркало из вредности! – кивнула Таня.
   Внезапно дверь распахнулась и наружу выскочила бабушка Баб-Ягуна – Ягге. Таня едва узнала всегда уравновешенную хозяйку магпункта. Цветастая цыганская шаль сбилась на плечи. Волосы под шалью были совсем седыми. Из вишневой трубочки валил такой черный и густой дым, точно внутри скрывалась, по меньшей мере, паровозная топка.
   – Какой позор! Тебе хоть кол на голове теши! Весь в папашу, этого жуликоватого выскочку из лопухоидов! Что сказала бы твоя мать, будь она жива! Вот выпало счастье иметь такого внучка! – выкрикивала Ягге, обращаясь к плетущемуся следом Баб-Ягуну.
   В коридоре Ягун незаметно отстал и приблизился к друзьям. Вид у него был подавленный. Словно его прокрутили через мясорубку, а затем наспех склеили. Подслеповатая Ягге, не замечая, что внука рядом уже нет, скрылась за поворотом. Ее ворчание постепенно затихало вдали.
   – Ну, что там было? Рассказывай! – нетерпеливо спросил Ванька.
   Ягун отвернулся. Его оттопыренные уши налились насыщенным малиновым цветом. Тане даже почудилось, что от них разливается тепло.
   – А ну вас... ничего, – пробурчал он.
   – Как ничего?
   – А так, ничего... Переливали из пустого в порожнее. Духа, мол, того никак не могут поймать. А все из-за дурацкого осколка, который я взял на Исчезающем Этаже. Целый час ругались. И Поклеп, и Медузия, и Сарданагал... Бабуся меня защищала, да только ведь это уже не в первый раз. Вот она и рассердилась, что к ней не прислушались. Припомнили всякие старые грешки и решили, что за меня надо браться всерьез, пока я не угодил за Жуткие Ворота... Сарданапал так и сказал: мол, мы наказываем тебя в твоих же интересах. Это ж надо такое ляпнуть, а ещё академик!
   – И что, как наказали? Отправили собирать жуков-вонючек? Или сплетать из дождевых червей десятиметровый канат? – предположила Таня, припоминая самые распространенные дисциплинарные меры.
   Голос Ягуна подозрительно дрогнул, но тотчас он взял себя в руки и небрежно уронил:
   – Ерунда... Меня запулили в «темные» маги и отняли серебряный рупор. Короче говоря, я больше не белый маг и не комментатор. Я больше никто. Вот.
   Таня оцепенела. Она понимала, что надо что-то сказать, как-то утешить, а она растеряла вдруг все слова. За что такое суровое наказание? Неужели улизнувший дух представляет для Тибидохса такую серьезную угрозу? А если да, то кто просил Поклепа вообще брать его на урок? Он что, другой кувшин не мог найти?
   Двери кабинета Сарданапала распахнулись, и оттуда, насвистывая модный мотивчик «Семь упыриц и белый барашек», вышел профессор Клопп. Он светился от самодовольства. Желтая редька его лица расцвела розовым яблоневым цветом, создавая немыслимый природный парадокс. Должно быть, уважаемый ученый Зигмунд Клопп уже видел себя в кресле академика.
   Проходя мимо, Клопп остановился и ободряюще похлопал Баб-Ягуна по щеке.
   – О, мой миль малщик! Я от всей душа поздравлять вас с переводом на мой чудный отделений! Ви не пожалеть! А ви, малютка Гроттер? Почему ви ещё не с нами? Темный магия давно по вас плакаль!
   Профессор Зигмунд Клопп расцвел улыбкой и направился к лестнице, напевая: «Три красный искра! Три красный искра! Их либе дих!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация