А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Довериться предчувствиям" (страница 2)

   Прихватив пару автомехаников, я привела их к машине и, в соответствии с кодексом поведения симпатичной блондинки, вывалила на них все сегодняшние свои автомобильные беды, не забыв припомнить и разбитое яйцо на капоте. Только «разбила» его я не на своей машине, а на машине Чернова, не забыв указать марку и фамилию владельца.
   – Знакомая машина, – крякнул один, нажимая на домкрат, – давно пора на свалку. Брались только из-за того, что платили хорошо, а так – овчинка выделки не стоит. Хорошо, что хозяин дал команду больше за нее не браться.
   – Хозяин машины? – весьма натурально удивилась я. – Чего же он так нелогично?
   – Да нет, наш хозяин. Раньше, когда ее жена Чернова пригоняла, нам было указание восстанавливать, чего бы это ни стоило. С нее мы и денег почти не брали, так, мелочь, а нам он сам доплачивал, за сложность.
   – Какой-то странный у вас хозяин. Так и разориться можно.
   – Наш не разорится. Это мы тебе колесо по доброте душевной взялись поменять, Новый год на носу, а ты девушка хрупкая, маникюр испортить можешь, да и работы на десять минут. А вообще у нас элитные машины делают, даже из Думы клиенты есть.
   – Из Думы? – обрадовалась я. – И кто же?
   – Военная тайна, – толкнул болтуна второй, молчаливый, – все, девушка, запаска в багажнике, колесо на месте. Осторожнее, к вечеру дороги прихватило, скользко.
   Ну и не надо, не обиделась я, как там посоветовали кости? Настало время довериться предчувствиям и поступать вопреки всему, чему тебя учили. А предчувствие, вопреки здравому смыслу, отчетливо рисует передо мной картину: Марийка и Максимов. Очень красивая пара!
* * *
   Ночью мне снились заснеженные тарасовские улицы. Вместо обычной жижицы – искрящийся под светом полной луны снег, а в небе стремительно проносятся едва различимые черные силуэты с развевающимися длинными волосами. «Нет, не тем я иду путем. Топчусь на месте, узнаю подробности из семейного быта заказчика, а к истине не приблизилась ни на грош», – мелькнуло сквозь сон.
* * *
   Удивительно – утро встретило меня точно такой картинкой, которая привиделась мне во сне. Искрящийся снег совершенно преобразил Тарасов, прикрыв его вечную грязь и изысканно одев черные тощие руки редких деревьев. Значит, довериться предчувствиям? Маленькая чашка черного кофе приятно обжигала руки, а тонкий аромат двух капель коньяка щекотал ноздри. Я пила напиток крошечными глотками и пыталась поймать образы, неясно мелькающие у меня в сознании.
   Александр Максимов – могущественный чиновник, имеющий возможность за считаные месяцы превратить жизнь женщины в сплошную цепочку везения. Его близкий, судя по всему, приятель, владелец автосалона. Жена владельца, близкая подруга супруги моего клиента. Сам клиент. Цепочка людей, которые могут быть знакомы друг с другом, а могут и не знать о существовании какого-либо из звеньев цепи. В этом было что-то очень знакомое, даже навязчивое. На дне чашки оставалась самая малость, когда я чуть не выронила ее прямо на ковер: как я раньше не догадалась!
   Компьютер недовольно хрюкнул и тихо загудел, набирая обороты. Я нервно и бестолково стучала по клавише Enter, прекрасно зная, что от этого сеть быстрее работать не станет. Наконец, на экране выскочила заставка популярного в России сайта, и я быстро набрала имя и фамилию жены Чернова. Так и есть! И она не избежала этой заразы, и она безмятежно тусит с друзьями детства и юности. Я щелкнула мышкой по году выпуска ее класса и ахнула: вот вы где все, голубчики! И Максимов, и супруги Черновы, и ее подруга окончили одну и ту же школу. И как это клиент мне не сообщил, что они знакомы с детства?
   Теперь я не тыкалась, как слепой котенок, во все возможные щели в поисках нужной информации. Мне нужна была информация о том, кто из учителей пользовался наибольшим авторитетом и любовью среди учеников. Не раздумывая, я набрала телефон усача и, не представляясь, гаркнула в трубку:
   – Как звали твоего классного руководителя? Отвечай не задумываясь.
   Тот, видно, еще спал, поэтому не успел ничего сообразить и заплетающимся языком отрапортовал:
   – Надежда Викторовна. А что?
   – Ничего, спи дальше, – ответила я и бросила трубку.
   Объясняться с ним мне было некогда, да и не хотелось, все равно спросонья он не узнал мой голос. Интересно, сегодня школа еще работает? Уроков, скорее всего, уже нет, а вот школьные «елки» в разгаре, успею. Если, конечно, классный руководитель выпуска двадцатипятилетней давности не ушла на пенсию.
   Я влезла в джинсы, натянула белую водолазку и, забыв предостережение вчерашних автомехаников, рванула «девятку» с места. В школе действительно царило совершенно нерабочее настроение. По холлу кружилась нарядная малышня, бегали озабоченные учителя без привычного журнала под мышкой. Пахло хвоей, подтаявшим снегом и безалаберностью. Я поймала за полу плаща первого попавшегося на пути спайдермена и потребовала отвести меня к Надежде Викторовне. Он попытался вырваться, но, увидев, что я не собираюсь отпускать его амуницию, уныло повел меня вверх по лестнице, к кабинету литературы. Надо же! А старушка-то еще трудится! До чего же упорные эти педагоги, никак не желают выходить на заслуженный отдых.
   «Старушка», к моему удивлению, оказалась совсем не старой. Ямочки на щеках, лучистые глаза, приятная полнота и море обаяния.
   – Вы можете уделить мне десять минут? – спросила я неожиданно для себя просительным тоном. Действительно, негуманно было бы требовать к себе внимания в общешкольном переполохе.
   – Могу, если вы не пришли вербовать меня в секту, – неожиданно легко согласилась она, – мои уже отгуляли, отметки я выставила, журнал сдала.
   – Я собираю информацию о ваших бывших учениках, – обрадованно, не давая ей передумать, затараторила я, – знаете, один из ваших выпусков подарил Тарасову столько замечательных людей.
   – Замечательные люди есть в каждом выпуске, – охотно согласилась она, – напомните год, пожалуйста.
   Как мать может бесконечно говорить о своих детях, так и учителя не надо подталкивать в разговоре о его воспитанниках. Обычно это утомляет, сегодня же было мне на руку. Я не стала называть конкретные фамилии, просто легко уводила ее от воспоминаний о ничего не значащих для меня людях и молча слушала, когда речь заходила о тех, кто мне интересен.
   Вся четверка действительно училась в одном классе. Будущая жена бизнесмена, Кира, и Марийка были не просто подругами, а отличницами и гордостью школы – еще бы! Две умницы и красавицы в одном классе – это уже перебор. Роман Марийки и Саши Максимова, или Макса, как звали его друзья, начался уже в школе, несмотря на прессинг учителей – они считали, что шпана и троечник может дурно повлиять на их любимицу. Ребята встречались и после окончания школы, дело начало попахивать маршем Мендельсона, когда на очередной встрече одноклассников влюбленные поругались в пух и прах. Что произошло, никто толком не знает, можно лишь догадываться, что виной всему был глупый и ничего не значащий поцелуй в темноте школьного коридора лучшей подруги и жениха.
   Троица распалась мгновенно, подруги не здоровались, Макса забрали в армию, а уже через пару месяцев Марийка стала женой другого – незаметного, тихого Валеры Чернова. Можно было только догадываться, какой шок испытал Чернов, когда на него свалилось такое счастье! Не мог же он подумать, что его избрали не за его высокие, хоть и глубоко спрятанные внутри, моральные качества, а от отчаяния и назло себе, подруге, любимому, всему миру.
   – Жаль, что я не успела предостеречь ее, – вздохнула учительница. – Такие отчаянные поступки еще никому не приносили счастья.
   – Подруги так и не помирились?
   – Помирились, конечно. Когда все стало на свои места, они повзрослели, стали не столь категорично относиться к проступкам других. Но было уже поздно. Марийка очень гордая девочка с гипертрофированным чувством долга. Ей трудно осознать, что прошло время совершать ошибки, настало время их исправлять. Знаете, я подозреваю, что Макс до сих пор ее любит. С женой у него не заладилось, женился так же стремительно, как она, и столь же стремительно развелся. Надо же, был троечник и разгильдяй, а стал таким человеком.
   – Вы имеете в виду его должность? – уточнила я.
   – Не только. Он до сих пор помогает школе, не отказал еще ни одному учителю в приеме и помощи, всегда держит обещания. Нашел нам таких щедрых спонсоров, что школа считается лучшей по оснащению в районе.
   – Значит, любит благодетельствовать, – пробормотала я себе под нос, – это нам очень даже подходит.
   – Что? – переспросила меня учительница.
   – Спасибо, – искренне поблагодарила я, – вы очень мне помогли.
* * *
   Итак, что мы имеем? Кира, испытывая чувство вины, исподтишка старалась как-то устроить если не карьеру подруги, то карьеру ее мужа, что у нее неплохо получалось. Но в определенный момент в этом отпала необходимость, так как эстафету покровительства у нее перехватил более сильный и стал опекать не мужа, а жену. Причем строилось все так, чтобы удачи Марийки тут же провоцировали неудачи ее мужа. Чем больше росла она, тем ниже опускался он, что не могло не приводить его в бешенство, о чем свидетельствуют и синяк, и бред о полетах на метле. Зачем Максу это могло быть нужно?
   Чтобы окончательно показать Марийке, какое ничтожество ее супруг. Можно всю жизнь прожить рядом с никчемным человечишкой, если он тихо лежит себе на диване, но терпение лопается, когда он же начинает предъявлять необоснованные претензии и распускать руки.
   Хотя эти методы не красят Макса. Взять, например, избиение в подъезде Чернова после оплеухи по поводу пирога. Справедливо, но мелко. Как-то по рабоче-крестьянски. Вот если бы он сам дал ему по морде, это было бы красиво, а нанимать для этих целей шпану… И с «ведьмачеством» не все до конца понятно. Да, запугивание мужа мистикой приводит того к истерикам, но, с другой стороны, это опасно и для Марийки – кто знает, что может взбрести в голову этому неуравновешенному типу!
   Мои размышления прервал телефонный звонок.
   – Я должен срочно с вами увидеться, – шептал в трубку Чернов. – Тут напротив моего дома кафешка, быстро подъезжайте, я жду.
   – Смотрите, – скомандовал он, едва я приблизилась к столику, – зуб шатается.
   – И что? – не поняла я.
   – Раньше не шатался. И седина, у меня никогда не было седины. – Он потряс передо мной давно не мытой головой. – Как вы это объясните?
   – Вы стареете, – вынуждена была констатировать я, – так всегда: сначала седеют и выпадают волосы, за ними в путь устремляются зубы, потом обвисает кожа, появляются глубокие морщины, пальцы становятся крючковатыми из-за больных суставов, глаза хуже видят, сердце работает с перебоями, и человек умирает.
   – Вот, – с торжеством согласился он, – и я так думал. А она все молодеет и хорошеет. Как вы думаете, это она отнимает у меня жизненные силы? Смотрите, что я сегодня нашел под кроватью, со стороны своей подушки.
   Он аккуратно, двумя пальцами, достал из кармана баночку с серой веревочкой внутри.
   – Что это? – с брезгливостью отодвинула я его руку от своего лица.
   – Крысиный хвост, – выпучив пуговки, возвестил он, – настоящий хвост дохлой крысы. Я как нашел – сразу к зеркалу, а там – это, – он опять тряхнул седеющей головой над моим столом, – и зуб. За одну ночь!
   – Ничего подобного, – решила не грешить против истины я, – вчера седины у вас было не меньше. Просто вы давно не смотрелись в зеркало. Успокойтесь, и давайте вместе подумаем, откуда под вашей кроватью крысиный хвост. У жены спрашивали?
   – Я что, похож на самоубийцу? – возмутился он. – Как только она догадается, что я все знаю, так сразу порешит меня, не дожидаясь тридцать первого числа. А это? – словно фокусник, вытащил он что-то из другого кармана. – Как вы сможете объяснить это?
   На стол мне упала небольшая коробочка, в которой покоились остриженные ногти, прядь темных волос, пузырек с бурой жидкостью.
   – Это ногти, волосы и анализы, – бодро ответила я, – в отличие от крысиного хвоста, добываются легко и непринужденно.
   – Шутите? – разозлился вдруг он. – Ну, ладно. Больше вы у меня копейки не получите. Сам все сделаю, а про вас в газету напишу. У меня уже все продумано и готово.
   Он сгреб свои сокровища, распихал их по карманам и выскочил за дверь. Пожалуй, я погорячилась. Да, он вызывает у меня антипатию, но и его противники работают не совсем гуманными методами. Так и до самоубийства довести можно. Я взяла телефон, чтобы извиниться, и тут мой взгляд упал на соседний стул. Не буду звонить, сам придет – барсетку оставил, недотепа. В ожидании клиента я решила заказать кофе, но барсетка на стуле не давала мне покоя. Поступать вопреки всему, чему тебя учили. А учили меня уважать чужое имущество. Но раз этого требуют кости… они меня еще ни разу не подводили!
   Урожай оказался достойным моей дерзости, и я, закончив свои дела, спокойно дождалась возвращения потного от быстрой ходьбы усача.
   – Извините, – официальным тоном произнесла я, – ирония в данном положении действительно неуместна, а ситуация серьезна, как никогда. Я уже близка к достижению окончательного результата расследования, и до наступления Нового года смогу обеспечить защиту невинному.
   – Тогда ладно, – согласился Чернов, подозрительно косясь на барсетку, – я вас прощаю. Расскажите, как собираетесь меня защищать.
   – Пока линия защиты находится в состоянии тайны следствия, – понесла я витиеватую чушь, – но вы можете спать спокойно. Вам ничто не угрожает.
   Мой клиент помолчал, осмысливая сказанное, потом будто встрепенулся и наигранно-патетическим тоном произнес:
   – Вы, кажется, забыли. Я просил защитить не столько меня, сколько мою жену. Представляете, что будет, если в новогоднюю ночь она вздумает летать на метле и продавать душу дьяволу? Как вообще происходит этот ритуал? Это опасно?
   – Не беспокойтесь, я почитала литературу и знакома с тонкостями ритуала. Все будет хорошо.
   Осталось прояснить один момент, и все встанет на свои места. Я дождалась, когда Чернов скроется в подъезде своего дома, и поднялась на чердак.
* * *
   Почему от самой обычной зимней ночи ждешь чего-то необычного? Рецидивы обиженного детства, так и не поверившего, что Дед Мороз на детсадовском утреннике – толстая нянечка тетя Клава? Понимаешь, что все будет, как обычно, цинично усмехаешься затаившемуся в тебе ребенку, но все равно ждешь?
   Так получилось, что в этом году супруги Черновы остались без компании. Нет ничего хуже новогодней ночи вкупе с опостылевшим супругом. Никому не нужные салаты лениво оплывают на столе, робкая попытка создать романтическую обстановку с помощью украшенной мишурой свечи трещит по швам где-то между бутербродами с икрой и селедкой под шубой, символизируя никчемность и тщетность, телевизионное веселье не зажигает, а только будит зависть. Когда там двенадцать-то? Еще часок ради приличия, и можно идти спать.
   Внезапный звонок в дверь заставляет супругов вздрогнуть. На пороге Фанузя с блестящей мишурой на голове, в длинном платье с розами и люрексом и открытой бутылкой шампанского в руке. Ее счастливая мордашка заставляет улыбнуться и хозяйку, соседка приносит с собой шум, неразбериху, суматоху:
   – Проводим старый год, соседи, ну-ка, быстренько, по бокальчику шампусика! Валерик, не ломайся. Не любишь шампанское? Ну, глоточек, еще один.
   – Отстань, Фанузя, от этих газов только живот пучит, – сердито отмахнулся сосед.
   Некоторое время Фанузя еще пыталась расшевелить хозяев, включила погромче телевизор и даже попыталась организовать танцы, ее вяло слушались, но физиономии у Черновых были такими кислыми, что веселая соседка махнула рукой, пригрозила вернуться и упорхнула на свой этаж.
   Супруги молчали.
   – Валера, – начала, наконец, Марийка, – так больше продолжаться не может. Ты же видишь, что мы – совершенно разные люди. Давай прекратим играть в этот счастливый брак.
   – Ты опять за свое?
   – Опять.
   – Хорошо, давай это обсудим. Только сначала – выпьем, развод разводом, а праздник никто не отменял. Ты, как всегда, вино? Подожди, забыл бутылку на кухне.
   Чернов вышел из комнаты, налил в бокал вина, плеснул в него немного жидкости из пузырька.
   – Любишь ведьминские снадобья? – прошептал он. – Получай! Это мой тебе подарок.
   Он вернулся в комнату, налил себе водки, чокнулся с женой. За столом опять наступило затишье. Внезапно Марийка попыталась встать, но ноги не держали ее, она уронила голову на стол, обмякла и больше уже не двигалась.
   – Вот так-то будет лучше, – удовлетворенно произнес Чернов.
   Он вернулся на кухню, тщательно вымыл бокал жены, потом поставил на огонь кастрюльку и начал методично бросать в нее щепотки трав, высыпал из знакомой уже коробочки ногти и волосы, добавил крысиный хвост, плеснул немного яда из своего пузырька и сел ждать, пока варево закипит. Но не дождался, привалился к стене, откинул голову, открыл рот и мирно захрапел.
   Варево уже весело булькало в кастрюле, когда открылась входная дверь и на пороге возникла соседка в платье с розами. Она выключила газ под кастрюлькой, перетащила половую щетку из кладовки к окну, разулась, залезла на подоконник и потопталась на нем босыми ногами, оставив на его белоснежной поверхности весьма заметные темные следы. Потом спустилась, слегка приоткрыла окно и, весело напевая, стала наводить порядок в комнате: плеснула в пустые бокалы хозяев бурой жидкости из пузырька, побултыхала, чтобы она размазалась по стенкам, окунула палец в содержимое и мазнула обоих по губам спящих, в закуски на столе сыпанула по горстке опарышей, которых тоже притащила с собой, а на центральный бутерброд живописно пристроила дохлого таракана. Потом удовлетворенно осмотрела комнату. Но улыбка сползла с ее лица, когда в коридоре резко звякнул звук дверного звонка. Звонок тренькнул еще раз, потом еще, а потом дверь открылась, и в квартиру вошел хорошо одетый господин с белыми розами в руках.
   – Хозяева, – хорошо поставленным голосом позвал он, – у вас открыто.
   Ну, наконец, все в сборе. Правда, последнего визитера я не ожидала, однако он идеально дополняет картинку, поэтому я не имею ничего против. Максимов с ужасом смотрел на вакханалию, устроенную Фанузей, та дрожала за занавеской. Я спустилась с чердака, где у меня была установлена аппаратура, и зашла в открытую дверь квартиры.
   – Не пугайтесь, с Марийкой все в порядке, – предупредила я господина, потянувшегося за сотовым, – Фанузя, выходи. Что ты подсыпала в шампанское? Снотворное? Клофелин?
   – Ага, – пискнуло из-за занавески.
   – На Чернова оно подействовало позже, он ведь только пригубил, но нам это на руку, теперь есть все доказательства того, что он пытался отравить Марийку.
   Вчера среди бумажек, чеков, некрупных купюр в оставленной барсетке я сразу обнаружила стеклянный пузырек с прозрачной жидкостью. Я поднесла его к глазам, прочитала на этикетке: «Средство для уничтожения крыс и других мелких грызунов», и мелким шрифтом – несколько строк предупреждений. Насколько мне известно, дачи у Черновых не было, в доме, где проживали супруги, крыс не водилось. Судя по истерическому состоянию Валерика, он вполне мог отравить жену, поэтому я заменила содержимое простой водой.
   А действовал он вполне грамотно: нанял меня, поставив в известность о пристрастии жены к ведьмачеству, подкинул крысиный хвост в «зелье» – кому не известно, что крысы – существа живучие, а накопленный в теле одной из них яд может убить не одного человека. Все выглядело бы как несчастный случай: полусвихнувшаяся женщина решила поиграть и заигралась, с кем не бывает!
   Самое интересное, что он действительно считал, что у жены не все в порядке с головой – и метла в полнолуние, и «забытые» то тут, то там емкости со странными предметами действительно имели место. Да и неприятности, валившиеся на него параллельно с везением, сопутствующим супруге, не давали покоя. Странный тип. Почему бы в таком случае просто не дать ей развод?
   Зачем Фанузе было мистифицировать Черновых, я не спрашивала. О ее причастности к делу я догадалась, когда поняла, что ключи, выпавшие из ее кармана, подходят к соседским дверям. Я сделала дубликат и в тот же день вернула ключи Фанузе, успев в отсутствии хозяев установить видеонаблюдение и в комнате. Она давно была влюблена в соседа сверху, поэтому и старалась убедить его в том, что все окружающие его женщины приносят ему несчастье. Фанузя работала лаборанткой в той самой клинике, куда бегал после своих случайных связей Чернов, чего ей стоило подтасовать нужные результаты или раздобыть пузырек с кровью! Самым сложным было – избавиться от жены, поэтому она уцепилась за оброненную как-то жалобу соседа на мистическую закономерность, происходящую в семье: его невезение началось одновременно с везением жены и именно тридцать первого числа. Честно говоря, не ожидала такой прыти от простушки Фанузи. Сообщения на мобильный, драка в подъезде после того, как он ударил жену, – дрессировала своего избранника, как собаку Павлова. А жуткая картина, которую по пробуждении должны были увидеть Черновы, даже меня заставила передернуться: настоящее пиршество ведьмы! Кровь в бокалах и на губах, опарыши в салатах, метла у открытого окна. Какой нормальный мужик после этого останется жить в этом доме?
Чтение онлайн



1 [2] 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация