А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дао воина" (страница 9)

   Толпа чеченцев раздвинулась, пропуская Романова, как незадолго до его появления раздвинулась, пропуская старшего следователя с опером. На земле, на куске грязного брезента, перепачканное землей, лежало тело человека в «камуфляже». Ноги во многих местах перевязаны окровавленными бинтами. Перевязывали прямо поверх одежды, наспех… Земля не помешала увидеть нарукавную эмблему с летучей мышью и нагрудную эмблему-знак с изображением дракона. Более того, земля не помешала старшему лейтенанту узнать мельком знакомого подполковника Лаврова из спецназа ГРУ. Не так давно они участвовали в большой совместной операции, и старшему лейтенанту пришлось тогда несколько раз общаться с подполковником.
   Чеченцы что-то говорили. Ягадаев выслушал их и перевел:
   – Люди шли сюда, в село… В лесу натолкнулись на свежую, необозначенную могилу. Могила неглубокая. Просто присыпали человека землей, и все… Даже яму почти не копали… Вот… Принесли сюда… Говорят, кто-то здесь, в селе, отстреливался, и убил подполковника…
   – Здесь отстреливались… – сказали из толпы на плохом русском языке. – Мы не овцы, чтобы дать себя резать… Мы всегда отстреливаемся…
   Ильдар Набиев молча склонился над телом и взял Лаврова за безжизненную руку.
   – Он убит несколько часов назад… Тело еще не успело остыть…
   – Он просто недавно умер от ран… – со знанием дела сказал человек из толпы. – Я фельдшер, я знаю… А ранен он был именно здесь… Его понесли отсюда, но по дороге он умер… Далеко нести не смогли… Плох, должно, был… Крови много потерял…
3
   Теперь марш выдался уже не длительный, совсем не такой, какой пришлось предпринять, чтобы успеть на назначенное заранее свидание с осведомителем. После жесткого разговора с Вахой и его односельчанами, когда одна сторона переговорщиков не имела аргументов, чтобы доказать свою правоту, а вторая сторона не желала в нее верить, даже если бы аргументы были, полковник Согрин попросту отпустил пленников, закрыв глаза на то, что эти пленники только что пытались уничтожить его самого и его маленькую, но очень боеспособную группу, обычно выполняющую самые сложные задания командования. Согрин понял душевный настрой селян-чеченцев, не воинов по профессии, но обладающих настоящим мужским характером, и решил их не трогать. Но что было в голове у самих пленников, убежденных в своей правоте, – этого полковник знать не мог. А потому, поскольку к примирению стороны не пришли, принял меры безопасности. Он приказал уйти в стремительном марш-броске подальше от места, где их видели. И в то же время, не снижая темпа, приблизиться к месту, где происходило, по словам Вахи, развитие основных событий последних дней. Хотя минувшей ночью спецназовцы не спали, Согрин решил, что без длительного отдыха они смогут обходиться еще какое-то время.
   Полковник пошел первым, задавая темп. В его возрасте, когда годы уже перешагнули пятидесятилетний рубеж, это нелегко, но сам Согрин усталости пока не показывал никогда и возглавлял движение всегда охотно, чтобы подчеркнуть свою природную выносливость, хорошую подготовку и умение терпеть. Тем не менее, как и полагается, через полчаса его сменил подполковник Сохно, лишь несколькими месяцами уступающий командиру по возрасту и совсем не уступающий по выносливости, а вслед за Сохно, еще через полчаса, место ведущего занял и Кордебалет, имеющий за плечами, помимо спецназовской, еще и спортивную подготовку.
   На привал остановились после двух часов интенсивного движения по хорошо известным, но плохо протоптанным тропам, где за каждым поворотом подстерегает опасность. Хотя, согласно данным, которыми обладали в штабе федеральных сил, здешние места ни чем не угрожают спецназовцам. Командир отдельной мобильной офицерской группы сводкам привык традиционно не доверять. Опыт научил так себя вести. А высокий темп передвижения вовсе не означал отсутствие осторожности. Если бы офицеры ее не соблюдали, их давно бы уже не было в живых. И в этот раз марш прошел успешно и скрытно.
   Сразу после команды на привал Кордебалет, не дожидаясь приказа командира, занялся установкой связи со штабом. Сохно помог ему растянуть антенну, а командир тем временем прошелся по окружающим кустам, проверяя безопасность предстоящего отдыха. Мера привычная и обязательная, особенно там, где нет хорошего обзора, и всегда рискуешь остановиться в двух шагах от поста боевиков.
   Сеанс связи оказался, как обычно, предельно короток. В штаб передана собственная исходящая шифротелеграмма с лаконичным рапортом о случившемся, получена входящая из штаба, которую Кордебалет тут же запустил в расшифровку. Расшифровка много времени не заняла – телеграмма прошла через эфир без сбоев, часто заставляющих шифровальщика пролить пот, чтобы прочитать полученные сведения.
   – Очень приятно… – единственное, что сказал Кордебалет, прочитав текст, и подозвал командира к своему ноутбуку.
   Сохно склонился над монитором вместе с полковником. Короткий текст предписывал ОМОГ[22] полковника Согрина принять меры к задержанию подполковника Клишина и людей, с ним находящихся. При задержании разрешалось применять самые жесткие меры.
   – Что-то случилось непонятное… Я так понимаю… – Сохно почесал коротко стриженный затылок и звонко, со злостью стукнул кулаком в ладонь. Звук удара разнесся по кустам, но Согрин даже взглядом не укорил подчиненного.
   – С Москвой связаться сможешь? – после короткого раздумья спросил полковник Кордебалета.
   Кордебалет глянул на циферблат часов с фосфорными стрелками.
   – Только по телефону… – и кивнул на чехол с трубкой спутникового телефона командира, прикрепленный к ремню.
   Согрин вздохнул, потому что пользоваться открытой связью при конфиденциальных разговорах не любил, вытащил трубку и набрал длинный номер знакомого «мобильника».
   Полковник Мочилов ответил сразу, и совсем не сонным голосом:
   – Слушаю тебя, Игорь Алексеевич…
   – Юрий Петрович, у нас тут странные дела творятся…
   – У нас тоже дела, признаюсь, странные…
   – Мы получили приказ о задержании подполковника Клишина и его людей…
   – Понимаю… Такой приказ, наверное, должен быть… Хотя мне и кажется, что отдавать его рановато… Я не верю… Ты знаешь, в чем его пытаются обвинить?
   – Знаю. В этом косвенно обвиняют уже весь спецназ ГРУ, в том числе и нас. Наш ранее надежный осведомитель после этого случая пытался устроить на нас охоту… Я тоже не верю, что Клишин причастен к этому делу. Но есть приказ… Как нам себя вести?
   Согрин посмотрел на Кордебалета, прислушивающегося к разговору, – «голос» у спутниковой трубки громкий, и дает такую возможность.
   – Действовать по обстановке… И не забывать, – трубка донесла до уха Согрина откровенный и, похоже, умышленный смешок, – про приказ… Ты меня хорошо понимаешь?
   Согрин вздохнул.
   – Не хотел бы я оказаться на месте Клишина…
   – Я спрашиваю, ты меня понимаешь?
   – Я всех стараюсь понять раньше, чем начинаю действовать… Но что-то плохо слышно… Помехи в эфире… Или горы экранируют…
   Мочилов, в свою очередь, понял Согрина.
   – Добро, Игорь Алексеевич… Мой телефон на контроле… Прослушивание исключено… Я сейчас еду к Басаргину. У него есть какие-то данные по этому же вопросу. В Чечню вылетает генерал Астахов, у которого есть по существу собственные соображения. Если встретишься с Клишиным, попроси его позвонить мне прежде, чем до него доберутся прокуроры… Даже более того, у меня есть подозрения, что сам Клишин еще не в курсе событий. Большая часть «драконов» задержана до выяснения обстоятельств, а подполковник с несколькими людьми завершает начатую операцию. Постарайся его найти и предупредить… Если явится сам, это может решить многие вопросы, но в общем тоже пусть ориентируется по обстановке… Кстати, предупреди, что в Интернете на одной из фотографий с места события есть человек, очень на него похожий… Еще… Очень важно… Пусть бережет пленного радиста… Повторяю… Очень важно… Сделай так… И поговори, с кем можно, из местных… Они могут что-то знать…
   – Я постараюсь… Что-то местные уже знают… Потому и пытались нас захватить… – Согрин свободной рукой сделал знак Кордебалету – команда побыстрее сворачивать антенну и убирать ноутбук.
   Сохно в это время отошел на несколько шагов в сторону и стал невидим за кустами. Полковник убрал трубку в чехол и тихо окликнул его.
   – Толя, на какой волне работают «подснежники» у Клишина?
   – Не знаю… – раздался голос метрах в пяти от Сохно.
   – Ты где?
   – Слушаю… – Где-то стреляли… Теперь перестали…
   – Направление засек?
   – Приблизительно… Поздно хватился…
   Кордебалет убрал ноутбук в заплечный ранец и всем своим видом показал, что готов продолжать путь.
   – Шурик… – едва слышно сказал Согрин перед тем, как шагнуть на тропу. – Прослушивай «малый» эфир… Клишин должен быть где-то в этих местах… Нам необходимо добраться до него раньше, чем это сделают прокуроры…
   – Попробую… – вздохнул Кордебалет.
   В «малом» эфире, в отличие от «большого», работают коротковолновые «подснежники», радиус действия которых ограничен несколькими километрами прослушивания. Беда в том, что «подснежники» каждой группы работают в собственном, строго ограниченном диапазоне. Но этих диапазонов всего несколько, и часто случается, что две группы, оказавшись рядом, могут услышать одна другую. Но постоянно прослушивать эфир – это значит, почти ничего не слышать вокруг…
* * *
   С наступлением дня идти стало значительно легче, чем в предрассветном сумраке, и группа полковника Согрина темп передвижения повысила, хотя и до того шла не медленно. Часто передвижение стало напоминать скользящий бесшумный бег. Возглавил движение Сохно. Из-за спины то и дело слышались пробные негромкие слова Кордебалета, переключающего свой «подснежник» с волны на волну, надеясь услышать знакомый голос.
   – «Друг», я «Прыгун»… Ищу тебя… «Друг», отзовись…
   Но эфир пока никак на призывы не откликался.
   Согрин, не снижая темпа движения, на ходу раскрыл планшет. Сохно замедлил темп, и сразу оказался от полковника сбоку.
   – Хотя бы примерно определи…
   Тяжелый палец подполковника Сохно ткнул в карту.
   – Думаю, здесь… Стрельба активная была… Даже излишне активная, я бы сказал, для нормального боя… Так стреляют, когда кого-то прикрывают или пугают…
   Разговор не сбил дыхание ни одному, ни другому, как короткие призывы в эфир не сбивали до этого дыхание Кордебалету.
   – Если это не сам Клишин стрелял, – Кордебалет добавил свои соображения, – то он обязательно пойдет на такую активную стрельбу, если ее услышал…
   – Резонно… – Согрин согласился и ускорил шаг, теперь сам занимая место ведущего.
   Но уже через двадцать минут им всем пришлось остановиться, потому что стрельба неожиданно раздалась снова, и теперь уже достаточно близко.
   – Стволов-то, мне кажется, уже меньше… – прокомментировал Сохно. – Большая группа разделилась… Одни кого-то держат, другие в обхват пошли… – предположил он. – Или отступают под прикрытием…
   – У Клишина мало людей… – сообщил Согрин. – Если обхватывают, то – его… Вперед! Заходить будем сбоку, чтобы разобраться…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация