А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дао воина" (страница 20)

   – Имена!
   – Первого только в лицо знаю… Мы как-то с ним не общались. Замкнутый парень. Второго, что со спины, Юрком зовут… Этот разговорчивый…
   – Фамилия?
   – Фамилию не знаю. Он на два года раньше меня служил… В кабульской роте… С восьмидесятого… Через год после «дембеля» его «закрыли». Восемь лет. Убийство в состоянии аффекта… Вообще парень… Как бы это выразить… Психопат… По-моему, он даже лечился… В «психушке»… Да, точно… Лечился… Помню, рассказывал… Даже не рассказывал, а хвастался… Чуть что натворит, ложится в больницу… Менты после этого от него отвязываются…
   – Откуда он сам?
   – Екатеринбургский…
   – Уже легче… Наколка есть, вычислим, – кивнул Тобако. – Если ГРУ не имеет возможности следить за всеми солдатами срочной службы, проходившими у них службу, то есть архивы МВД, в которых такая биография должна быть отражена обязательно. Вычислим… Давайте другие снимки посмотрим.
   На третьем и четвертых снимках людей в камуфляже вообще не было, и Тобако только для наглядности мельком показал их. Но на пятом снимке остановился.
   – Здесь я вас попрошу быть более внимательным. Вот этот человек… Знаете его?
   – Нет. При мне такого не было. Но, когда я «в бега ударился», еще половины состава не набралось… Потом, должно быть, подъехал. Кто это?
   – Этот человек очень похож на командира отдельного отряда специального назначения «Боевой дракон» подполковника Клишина. Но это не Клишин. Его опознали другие люди. Это Александр Саблин, по кличке Эсэсовец. Или просто Саня Эсэс…
   – Слышал разговор. Мельком слышал… Говорили, что скоро приедет… Парень крутой…
   – Да, он бежал из-под стражи из здания суда…
   – Вот-вот… Как раз это и рассказывали… Одного конвоира положил «на глушняк», второго ножом пропорол. И умудрился наручники с себя незаметно снять. «Рембо», одним словом…
   – Нет, там без жертв обошлось, – возразил Басаргин. – Одного конвоира поцарапал. Нож по ребрам прошел. Только кожу распорол. Второго по голове стукнул рукояткой ножа. Тоже только кожу ссадил. Сейчас оба конвоира под следствием. Они подозреваются в пособничестве в организации побега. И наручники, скорее всего, они с него сами сняли. На ключе от наручников не оказалось отпечатков пальцев Саблина. На этом и прокололись…
   – Нет… Я точно помню… Нам так и рассказывали, что одного «на глушняк».
   – Рассказывать можно все, что угодно, – улыбнулся Тобако. – Так и создаются легенды. Про Басаева тоже говорят, что у него «черный пояс» по карате. Однако он карате занимался всего-то пару месяцев… А что касается Саблина, то это, я думаю, просто усиленный вариант вербовки. Чтобы парень думал, будто ему уже деваться некуда после таких дел… И чтобы не сбежал, как ты сбежал… Это все классика жанра, причем классика, ставшая уже штампом. Дают телефон… Вот, звони в госпиталь, сам проверяй. А по этому номеру сидит у себя дома специально подсаженная девица, которая исполняет свою роль за минимальную оплату… И все… Нет бы парню номер запомнить и после этого позвонить еще раз… Для проверки… Но обычно бывает так, что сообщение по голове бьет посильнее доброго кулака. И этим моментом растерянности вербовщики умело пользуются…
   – Ладно, смотрим другие снимки… – поторопил Басаргин.
   Снимок следовал за снимком. Порошин внимательно разглядывал каждого человека, одетого в камуфляж. И опознал еще троих, кто входил в состав первой группы, проходившей формирование в чеченском лагере среди грузинских гор. Одного он помнил по имени и фамилии, двоих просто по именам.
* * *
   – В принципе материала уже достаточно, чтобы оправдать и «Боевой дракон», и весь спецназ ГРУ… – сказал Тобако, вернувшись из коридора, где закрывал дверь за Славой Порошиным, за который пришла машина, чтобы допрос по полной программе повторился еще и в ГРУ. Заодно с машиной Басаргин передал компакт-диск с фотографиями, добытыми конторой в Лионе. Вполне вероятно предположить, что кто-то сумеет опознать некоторых участников трагедии в чеченском селе. По крайней мере, Мочилов пообещал срочно собрать подвернувшихся под руку офицеров, из тех, что воевали в Афгане.
   – А разве мы ставим себе именно такую задачу? – удивился Басаргин. – Мне кажется, что кресло Доктора Смерть, как и исполнение его обязанностей компьютерщика, действуют на тебя строго определенным образом… Ты начинаешь мыслить, как сам Доктор… А я вижу нашу задачу значительно шире…
   – Широту твоих мыслей сейчас кто-то постарается подпитать… – усмехнулся Тобако, усевшись за компьютер. – Новая шифровка из Лиона…
   – Запускай в работу… Посмотрим, что это за подпитка…
   Андрей запустил текст в программу «Дешифратор».
   – Ты, может быть, поделишься мыслями о происходящем?
   – Обязательно поделюсь… Но мои мысли пока только формируются… Как только процесс формирования завершится, я сразу стану болтливым… Обещаю… А пока подготовь текст телеграммы для генерала Астахова. Он просил сразу сообщать ему все новости. После показаний Порошина можно смело снимать обвинения с подполковника Клишина и с лейтенанта Проклова. Думаю, новость сэкономит немало генеральского времени.
   – Они все равно будут «копать» дальше, потому что только так можно выйти на истинный след. Сейчас важно определить организаторов.
   – На мой взгляд, определить их в Чечне невозможно, потому что там не организаторы, а только исполнители. Пусть и не все низшего звена…
   – Значит, будем ждать твоих выводов?
   – Ждите… Я надеюсь, что они оформятся быстро…
3
   – Слушаю, полковник Согрин… – сухо и вполголоса, чтобы не тревожить своим голосом тишину, соблюдаемую во время боевой операции, сказал полковник и тут же отключил свой «подснежник», чтобы разговор по спутниковому телефону не стал доступным всем.
   – Добрый день, Игорь Алексеевич. Генерал Астахов вас беспокоит…
   – Здравия желаю, товарищ генерал. Чем могу быть полезен? Извините, у нас идет операция… Если можно, коротко…
   – Понял, Игорь Алексеевич… Меня интересуют ваши поиски подполковника Клишина.
   – Товарищ генерал… Откуда у вас номер моей трубки?
   – Мне предоставил его полковник Мочилов. Мы с ним поддерживаем постоянную связь, чтобы координировать поиски, так сказать, истины.
   – Следователи считают истину очевидной.
   – Вам это показалось. Может быть, и им что-то кажется… Итак?..
   – Итак, мы вместе с подполковником Клишиным проводим операцию по обезвреживанию и задержанию лже-«драконов». У нас уже есть несколько пленных, которые смогут дать показания. Потому считаю, что приказ о задержании самого Клишина потерял оперативную необходимость.
   – Поддерживаю вас в дисциплинарном нарушении… Я хотел бы поговорить с Клишиным.
   – Это невозможно, товарищ генерал. Мы окружаем группу, засевшую на сопке и уже начавшую обстрел села, где находится следственная бригада и группа европарламентариев во главе с лордом Джаккобом. Допускаю, что в селе уже есть жертвы, в том числе и среди иностранцев. Мы спешим и соблюдаем скрытый режим… Извините…
   – Все понял… У вас зарегистрировался мой номер?
   – Конечно…
   – По завершении операции позвоните. Расскажете, что и как…
   – Обязательно, товарищ генерал, доложу.
   Согрин убрал трубку в чехол на поясе и включил «подснежник».
   – «Венец», «Венец», я – «Бандит»… «Венец»… «Венец»… Ты куда пропал? «Прыгун», ты где? Быстрее ко мне…
   – Я – «Венец», слушаю тебя, «Бандит»… Что случилось?
   – Я нашел хорошую точку… Мне видно отсюда снайпера. Срочно требуется снайпер…
   – Я – «Прыгун». Пропали не мы, а ты… Ищу тебя… Дай ориентир…
   – На кривую тропу вышел?
   – Трасса для слалома, а не тропа… Уже прошел ее…
   – Возвращайся. Поднимайся выше, до каменного распадка. Там высоченная скала треснула по диагонали. Забирайся в расщелину. Я в ней отдыхаю… Не пугайся, вначале тесно, потом лучше. Я пролез, ты, как червяк, проползешь…
   – Чайку согрей… И закуску не забудь… Спешу…
   – Соединяйтесь, соединяйтесь быстрее… – пресек полковник Согрин болтовню в эфире, хотя хорошо знал, что привычный быстрый треп двух подполковников никогда не мешает им в работе, а скорее наоборот – задает темп в действиях, требующих быстроты и ориентации. Однако эфир есть эфир, и он не предназначен для шуток. – Обстрел села уже начался… Работа для снайпера против снайперов…
   – Я – «Друг»… «Рапсодия», может, послать к ним «Робина»? Пусть работают в паре.
   – Дело, – сразу согласился Согрин. Он хорошо знает, насколько повышается эффективность стрельбы, когда снайперы работают в паре. Тем более в данной ситуации, когда снайперам придется стрелять из нижней позиции, традиционно и оправданно считающейся проигрышной.
   – Я – «Друг». Робин, слышал?
   – Я уже иду… Подполковник Афанасьев не обидится, если я буду стрелять лучше?
   – Он не обидчивый… И себя снайпером не считает. Не каждый, кто носит «винторез», снайпер… – миролюбиво ответил в эфире Кордебалет. – Скалу нашел… «Бандит», ты где?.. Ау!..
   – Расщелина слева, за большим камнем. Нашел? Камень привален к скале…
   – Ты сам его привалил или пару подъемных кранов подгонял?
   – Нет… Это до меня местные дети баловались… Видишь расщелину?
   – Нет. Вижу только лисью нору…
   – Это она и есть. Как ты догадался, что здесь есть проход»…
   – Я же говорю – мальчишки… Там детских следов полно…
   – Здесь только твои следы. Остальные ты затоптал тем местом, на котором ползал…
   – Да, кстати, лежа на спине забираться удобнее… Вползать то есть… Вперед! Я жду… Если я там пробрался, ты проберешься точно…
   Кордебалет около минуты приноравливался, пробовал забраться в лаз с одной позы, потом с другой, «винторез» за собой тащил и вперед проталкивал.
   – Да как ты пролез, с твоими-то плечищами! – в сердцах воскликнул он, все же преодолев трудное место и пробравшись в расщелину.
   – Нормально… Забрался на соседнюю сосну, оттуда просто спрыгнул на вершину скалы, а там уже и лаз нашел… До самого низа спустился, проверил… Для тебя, решил, подойдет… – сверху отозвался Сохно.
   В наушниках «подснежников» раздался хоровой смех «драконов», слушающих разговор.
   – Значит, ты через лаз не пробирался? – поднявшись на скалу до вершины, Кордебалет сначала протянул «винторез», потом подтянулся на руках и оказался рядом с товарищем.
   – Честно скажу, пробовал… И наследил… Одним местом… Но… Бесполезно… Ширина организма мешает… Сам знаешь, у меня натура широкая…
   – А я-то хоть пролезу? – поинтересовался старший лейтенант Богуш.
   – Ты-то везде пролезешь… – издалека подсказал подполковник Клишин. В самом деле, рост «Робину» достался невеликий, да и шириной плеч похвастаться он не может. – Ты где находишься? Ориентируйся…
   – Подхожу к скале…
   – Тогда – с разбега и ползком… – подсказал Сохно. – Видел, как собаки на спине катаются? Вот и ты так же… У подполковника Афанасьева богатый опыт. Застрянешь, он подскажет…
   Старший лейтенант не застрял и пробрался через лаз гораздо быстрее, чем более крупного телосложения Кордебалет.
   – Оружие принимайте… – протянул он из расщелины «винторез» и через минуту сам вскарабкался на вершину. – И что отсюда, товарищ подполковник, видно, кроме сплошного леса?
   – За мной… – скомандовал Сохно и первым стал спускаться со скалы на неширокий карниз, несколькими уступами выдающийся из отвесного склона. – Вот так… Теперь на боковую сторону и любуйтесь в свои прицелы… Там даже устроиться можно со всеми удобствами, за исключением горячей воды…
   Сам он остановился, показал направление для наблюдения и продвинулся дальше, чтобы в новом месте выбраться на вершину скалы. Не имея снайперской винтовки, ему лучше не занимать место на карнизе.
   Между деревьями тянулся длинный просвет, словно кто специально просеку прорубал и обламывал ветки деревьев. Просвет выходил на часть лысой сопки как раз в том месте, где в каменной гряде, как сообщил на допросе пленный, расположились два снайпера лже-«драконов».
   Богушу с его комплекцией устроиться удалось довольно быстро. Даже продолговатый камень нашелся, который заменил бруствер. Есть, на что ствол опереть… Для Кордебалета, высокого, хотя и немассивного, на изгибистом карнизе оказалось сложным вытянуть ноги для стрельбы из положения лежа. Пришлось отыскать более удобное место, где можно было встать на одно колено, опереться плечом на небольшой уступ, а на другом таком же уступе устроить массивный ствол «винтореза». Тоже бруствер, только слегка завышенный.
   – Я – «Рапсодия». «Прыгун», «Робин», «Бандит», как у вас дела? – голос полковника Согрина донесся издалека. Основная группа подходила к пределу зоны действия «подснежника» и должна была вот-вот удалиться за склон, откуда связи, скорее всего, не будет совсем.
   Кордебалет не отрывался от прицела винтовки, всматриваясь в каменную гряду. Старший лейтенант Богуш не стал отвечать там, где говорить в первую очередь положено старшим офицерам.
   – Я – «Бандит»… Они оба свое любопытство удовлетворяют. В прицелы только и смотрю… А я по сторонам смотри… Не подвалит ли кто нехороший, кто помешать может.
   Богуш в это время выстрелил.
   – Вот… Они сами кому-то жизнь отравляют… – продолжил Сохно в том же духе.
   И следом за Богушем, с интервалом в три секунды, выстрелил Кордебалет.
   – Есть!
   – Так и продолжим. Первый выстрел поднимает, второй кладет… Классика… – старший лейтенант, как специалист, высказывает условия, а подполковник, как снайпер-самоучка, молчит, зная, что молчание – знак согласия. Первый опыт подобных действий показал правильность выбранной тактики, хотя выбрана она была случайно.
   Оба долго не отрываются от прицелов.
   – Ты говорил, там должны быть два снайпера… – Кордебалет обращается к Сохно.
   – Должны. Должны стрелять с одной позиции.
   – Не вижу второго.
   – Может, просто затихорился?
   – Может…
   – Или перешел на минометную площадку, – предположил Сохно. – Мины все равно еще только несут… С минометной площадки должен быть хороший обзор…
   – Где эта площадка?
   – Другой конец гряды…
   Тяжелые стволы медленно стали приподниматься.
   – Посмотрим… Минометная площадка… Есть…
   – Что есть? – переспросил старший лейтенант.
   – Ствол над камнем приподнял… Я попробую в ствол попасть… Но… Далековато, черт…
   – Лучше – я… А вы, как в первый раз…
   – Годится. Видишь ствол?
   – Вижу… Он выстрелил дважды подряд… В одну цель, похоже, стрелял… Сейчас… Внимание…
   Старший лейтенант выстрелил, но подполковник не стрелял, чего-то дожидаясь. Сохно вообще со своей позиции ничего не видел даже в бинокль, потому что просвет в деревьях можно использовать для наблюдения только с карниза, а там он мешает снайперам.
   – Молодец, «Робин»… – наконец сказал Кордебалет. – Я бы, скорее всего, не попал… Но где эта скотина? У снайпера совершенно нет любопытства?..
   – Придется любопытство пробуждать… Я помял ему ствол. Стрелять больше не сможет. А если сделать несколько рикошетов? Камни там твердые?
   – Я там ни разу не был… – сказал Сохно, словно вопрос был обращен к нему персонально.
   – Попробуем… Готовьтесь, товарищ подполковник. Я попытаюсь его поднять в перебежку, а вы ловите момент. Момент будет коротким…
   – Готов… – Кордебалет хорошо понимал, что в данной ситуации приоритет имеет школа, а не старшинство званий.
   Богуш выстрелил четыре раза подряд, чуть корректируя направление ствола. И сразу после четвертого выстрела коротко вздрогнул ствол «винтореза» Кордебалета.
   – Готово… Только это не снайпер… Этот был с автоматом…
   – Минометчик.
   – Скорее всего… Вы с ним рассчитались за подполковника Лаврова.
   – Как вытащить снайпера?
   – Думаю, уже бесполезно… Не высунется… Все видел и понял…
   – Тогда спускаемся…
   – «Рапсодия»! Я – «Бандит»… «Рапсодия»!.. – попытался доложить о результатах вылазки Сохно, но основная группа спецназовцев уже вышла, должно быть, за склон, и связь прервалась.
   – Меня вот что интересует… – почему-то заулыбался Кордебалет. – Мы-то сможем выбраться тем же путем, которым сюда забрались. А вот как наш друг и идейный руководитель подполковник Сохно будет выбираться, я не могу себе представить. Точно, застрянет в дыре, и придется его трактором вытаскивать… Спрыгнуть с сосны можно, но вот допрыгнуть до нее – сложнее… Если вообще возможно допрыгнуть…
   Сохно в ответ только скорчил физиономию, изображая довольную улыбку. И вытащил из большого кармана своей разгрузки веревку с раскладным пружинным якорем на конце…
   – Не беспокойся за мою судьбу, друг дорогой. Спустимся…
   Но спуск начался не сразу… Откуда-то со стороны внятно и членораздельно заговорил крупнокалиберный пулемет лже-«драконов». Все трое попытались по звуку определить точку, с которой ведется обстрел. И, переглянувшись, одновременно показали в одну сторону, ниже сопки и значительно ближе к селу.
   – Гоним… – скомандовал Кордебалет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация