А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дао воина" (страница 17)

   Но добраться до сложного для прохождения участка местности они не успели. Сохно остановился так, словно в сосну лбом врезался, чуть-чуть отшатнулся, будто бы за ствол и ближайший куст прячась, и сделал поднятой рукой понятный всем знак, требующий повышенной осторожности и внимания. «Краповые», так и не отставшие от подполковника, несмотря на все его старания, замерли мгновенно, и даже ноги, поднятые для очередного шага, на какое-то время в воздухе задержали, чтобы поставить их на мягкую землю без звука.
   И вот в тишине стали слышны шаги двух или нескольких людей и едва слышный разговор. Скорее, не разговор даже, а просто несколько коротких фраз. Вопрос – ответ, и все… И даже невозможно понять, на каком языке разговаривают, по-русски или по-чеченски…
   Сохно обернулся, взглядом и вскинутым подбородком задавая свой вопрос «краповым». Лейтенант Луспекаев вопрос понял и показал три пальца – три человека, по его мнению. Двое других показали по два пальца. Им почудилось, что идут двое.
   Сохно плечами передернул выражая недовольство разбросом мнений, и тоже показал два пальца. Но теперь эти два пальца обозначали совсем другое, и подполковник последующими жестами пояснил, что именно. Луспекаеву показал, чтобы тот шел за ним, а двум другим показал вправо, чтобы совершили обход и подобрались к неведомым путникам сзади. «Краповые» – молодцы, немую речь читать умеют не хуже спецназовцев ГРУ и сразу начали выполнять приказ.
   Сохно опять отправился первым, прислушиваясь одновременно и к тому, что впереди происходит, и к тому, что за спиной делается. За спиной – убедился! – порядок, и почувствовал себя спокойнее. Кошачьей мягкой походкой, от дерева к дереву, от куста к кусту, он передвигался быстро, легко, неслышно. И даже пару раз успел знак подать рукой за спину, подгоняя Луспекаева. А потом и руку поднял, останавливая того, и показал пальцем на заросли – лучшего места для засады и придумать нельзя: три ствола упали, перекрестились и давно заросли густыми кустами. И кто-то сюда хвороста навалил. А от тропы три шага.
   Тропа извилистая, очередной поворот начинается раньше, чем успевает закончиться предыдущий. Боевикам, если это идут боевики, невозможно увидеть засаду до того, как из засады представится возможность открыть по ним огонь.
   Сам же Сохно – известный любитель эффектов! – прошел еще на пять шагов дальше, до следующего поворота тропы, и выбрал место для себя. Место, вполне отвечающее его вкусам. Еще один поваленный ствол застрял между росших деревьев так, что улегся провисшей серединой ствола параллельно единственному пути, по которому здесь только можно пройти. Кругом такая гуща, что миновать это место нельзя никому и никак. И Сохно с удобством уселся на ствол, протянув ноги поперек тропы. Кому надо, перепрыгнет. Кому захочется – остановится и вежливо попросит ноги убрать… Подполковник же достал саперную лопатку, проверил остроту заточки и стал штыком лопатки ногти себе чистить, словно на торжественный прием готовится, где будет представлен светским дамам, перед которыми просто стыдно появиться с грязными ногтями.
   Еще несколько слов донеслось из зарослей. Потом кто-то вполголоса ответил. Но опять невозможно различить, на каком языке разговаривают. И шагов не слышно – почва на тропе мягкая, присыпанная прелой хвоей. Тем не менее голоса послышались уже рядом. А еще через пару минут и люди показались. Их в самом деле оказалось двое. В камуфляже, в бронежилетах. На головах стандартные косынки. Один с «винторезом», второй с простым «калашом». Вышли из-за поворота и не остановились, заметив Сохно, только чуть-чуть шаг сбавили. Растерянности не выказали. А сам подполковник тем временем заметил, как со стороны ему подал один знак лейтенант Луспекаев, а за спинами боевиков на какую-то долю секунды «показали» себя два его товарища. Сохно встал и пальцами прокрутил рукоятку лопатки на манер циркового жонглера. Широкое лицо подполковника было ясным и добродушным.
   – Нашего полку прибыло? «Летучие мыши» слетаются сюда по непонятным пока мне лично причинам. С какой бригады, товарищи офицеры?
   Незнакомцы остановились в четырех шагах, и тот, что оказался впереди, переложил «винторез» из руки в руку. Из правой в левую. Так, что стрелять теперь стало неудобно.
   – Наименование части у нас на лопатках выгравировано… Традиция… – сказал он, кивнул на лопатку подполковника, на которой ничего не было выгравировано, и небрежно вытащил из-за спины свою лопатку. – Покажи… – кивнул спутнику.
   У того лопатка оказалась в руках так же быстро. И почти одновременно последовали два выпада и два остроотточенных лезвия метнулись к голове Сохно, который вновь взялся чистить ногти.
3
   – Разговор я предпочитаю вести конкретный, – сказал Пулат, – а самое главное, я всегда предпочитаю действовать, а не разговаривать. И потому прошу учесть мои пожелания, следовательно, договориться как можно быстрее, поскольку я, как всегда, спешу, а в настоящий момент спешу особенно… В кои-то веки надумал человек жениться, и он предпочитает, чтобы его не задерживали… Законное требование?
   – Законное…
   Сидящий в его маленькой уютной машине на правом переднем сиденье чеченец почесал не слишком аккуратно выбритый подбородок и кивнул.
   – Вот и прекрасно. Будем, не торопясь, поспешать, как говаривал мой школьный учитель…
   – В этом наши интересы сходятся… Цена тебя, как я понял, устраивает… – чеченец не спрашивает, он утверждает.
   – Об этом мы подробно еще не говорили. Но… Можно сказать, что устраивает… Хотя могли бы подкинуть и побольше, если работа того стоит. Но я надеюсь, что стоит, хотя так до конца и не понял, что это за работа, и потому пока не торгуюсь. Заметь – пока… И советую ввести меня в курс дела, чтобы потом не было причин для непонимания. Я не привык жить по системе: пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что… Это меня сбивает с толку и раздражает…
   – Работа по твоей профессии… – чеченец словно конфетку показал, приманивая, хотя и сделал это, как никудышный актер, чего сам, впрочем, не заметил. Но он считал себя знатоком характера спецназовцев и потому решил, что разговор ведет правильно. Пулат, вообще, как человек по жизни чрезвычайно мягкий и душевный, милостиво позволил ему так считать.
   – Я хорошо понимаю, что каменщик или сварщик из меня получится плохой, потому что кирпичами трудно бывает зарядить боевой автомат, а сварочное оборудование почему-то неохотно взрывается, если его заложить под рельсы железной дороги… По крайней мере, я так наивно думаю… Но мне хотелось бы услышать больше конкретики, касающейся предстоящего мероприятия. И дело здесь вовсе не в моем чрезмерном любопытстве. Просто у меня есть собственные принципы, некоторыми из которых я могу поступиться за очень большие деньги… А некоторыми вообще поступиться не желаю… Ни за какие деньги! И, чтобы не возникло разночтения в дальнейшем, когда мы будем уже на месте и отступать будет поздно, я предпочитаю внести ясность сейчас…
   – Так мы, честно говоря, с твоим товарищем не договаривались – он гарантировал, что ты пойдешь за ним без вопросов, хотя я не вижу причины скрывать суть… – сказал чеченец и задумчиво поднял взгляд к потолку машины, обитому искусственной перфорированной кожей. Должно быть, этот потолок помогал ему сосредотачиваться.
   – Тогда и не скрывай… Разве я против? – неожиданно жестко сказал Пулат, стараясь оказаться в роли хозяина положения.
   – Ты сам, наверное, газеты читаешь и телевизор смотришь…
   – Ни тем, ни другим не интересуюсь. В свободное время я люблю женское общество и еще, когда остаюсь в одиночестве, классическую музыку слушаю… – и «маленький капитан», снова перейдя на мягкую манеру речи, в подтверждение своих слов включил диск на автомобильной магнитоле. Торжественные и величественные звуки «Песни варяжского гостя» из оперы Римского-Корсакова «Садко» заполнили салон. Но они чеченца никак не тронули и только заставили слегка поморщиться, потому что, должно быть, мало напоминали его любимые мелодии гор.
   – Короче, дело обстоит так… – чечен повысил голос, чтобы его было слышно лучше, чем музыкальный шум морских волн и мощь баса варяжского гостя. – Отдельные полевые командиры ведут борьбу не только с федералами, против которых ты воевать, конечно, не пожелаешь…
   – Не пожелаю… Стопроцентно… Ты меня правильно понял… Я присягу давал на всю жизнь, а не на время службы… И никогда ей не изменяю, как и собственному слову вообще…
   – Не перебивай… Я рад, что ты умеешь держать слово. На такого человека можно положиться. Итак… Отдельные полевые командиры ведут борьбу не только с федералами, но и между собой. На общую войну выделаются большие деньги, и эти деньги делятся, как ты, наверное, понимаешь, между командирами. А вот кто чего стоит – этот вот вопрос разрешить бывает порой можно только с помощью оружия. Таким образом его часто и разрешают… Чаще, чем хотелось бы, и в ущерб общему делу… Но здесь есть некоторые тонкости. Некоторые джамааты состоят из жителей одного села или одного района. Этим проще, они все друг с другом повязаны, как родственники, и друг за друга стоят. В некоторых же собираются люди с разных сторон и даже из разных стран, и тогда там возникают разногласия между представителями различных тейпов. И, чтобы решить свои финансовые вопросы, не обостряя отношения внутри джамаата, эмиры таких джамаатов стали прибегать к посторонней силе. Короче, нанимать людей, чтобы те провели разборку… Это тоже денег стоит, но результат оправдывает затраты.
   – Для такой цели ты и хочешь нанять меня и Сохатого?
   – Нет… Я хочу другого… Меня попросили найти людей, которые пресекли бы работу большой группы наемников. Тех, кто разбирается не только с эмирами несговорчивых джамаатов, но и с их семьями, с их родственниками… Война есть война, и на ней всякое случается. Но то, что сейчас происходит, уже не война… Людей, которые расстреливают целые семьи с женщинами и детьми, не стоит жалеть…
   – К сожалению, я должен признать, что наемники всегда существуют там, где воюют. Это я хорошо знаю, потому что в бытность свою сам не однажды воевал с ними. И, как правило, они хорошие специалисты. С ними сложно справиться… – Пулат начал торговлю. Сам имея в крови значительную восточную примесь, он от торговли всегда испытывал удовольствие, – даже если и не рассчитывал на выгоду, как в данном случае, – и потому его слова прозвучали вполне естественно.
   Но чеченец нашел правильный ход, чтобы задеть «маленького капитана» за живое и тем самым всякую торговлю прекратить:
   – Это бывшие спецназовцы ГРУ…
   В салоне автомобиля повисла напряженная тишина, Пулат молчал, причем молчал угрожающе. Чеченец даже слегка отодвинулся к дверце машины и прижался к ней плечом, словно боялся, что собеседник его ударит.
   – Отставники спецназа ГРУ? – Виталий наконец-то удивленно и с недоверием поднял брови, и тон его вопроса тоже содержал в себе угрозу.
   – Нет… Не отставники… Это бывшие солдаты спецназа ГРУ. Не офицеры, а солдаты. Большинство из них воевали в Афгане… Воевать умеют и без войны скучают. Почти все с уголовным прошлым. Не могут после той войны адаптироваться в мирной жизни до сих пор. Потому их и наняли…
   Пулат думал больше минуты. И говорить начал медленно, вдумчиво:
   – Очень мило… Пусть солдаты… Но все же солдаты спецназа ГРУ… Мальчики, которых мы с Сохатым когда-то учили… Правда, с тех пор они перестали быть мальчиками. Да… Я согласен… Таких остановить могут только… Только офицеры спецназа ГРУ, которые их учили… Здесь я с тобой полностью согласен. И даже не буду просить добавку к гонорару, потому что для меня это дело чести, как и для Сохатого. Ладно… Тогда будем знакомиться… Как меня зовут, ты знаешь… А тебя?..
   – Саша… Зови так… Меня все русские так зовут. Все равно имя не запоминают и произнести правильно не могут…
   Чеченец Саша с удовлетворением сел поудобнее. Он добился своего.
   – Когда нам следует выезжать?
   – Вылетать… В Тбилиси… Ближайшим рейсом…
   – А виза?
   – Ты плохо следишь за международными новостями. Виза нужна грузинам, вылетающим в Россию. Ваши власти требуют. А Грузия протянула русским руку… И принимают у себя русских без визы…
   Пулат сделал удивленное лицо, словно впервые о таких тонкостях международной политики услышал, потом кивнул:
   – Годится… Срочных дел у меня, кажется, не предвидится. Единственное, мне необходимо позвонить подруге, чтобы не сильно скучала по внезапно пропавшему кандидату в мужья и не вышла замуж за время моего внезапного отсутствия, и поставить машину в гараж. Но не в Москве… В Электростали…
   – Мы поставим за тебя. Оставь ключи, и все будет в порядке.
   «Маленький капитан» на такое предложение только усмехнулся:
   – Вот уж нет… Я любому знакомому последние штаны в случае необходимости отдам, но свою машину даже лучшему другу не доверю. Это стопроцентно!
   Голос Пулата прозвучал достаточно категорично. Настолько категорично, что чеченец Саша не попытался спорить, понимая, что любой спор бесполезен и только раньше времени обострит отношения.
   – Хорошо. Мы с тобой съездим и на нашей машине вернемся.
   – Я под контролем? – наивно поинтересовался Виталий.
   – А ты сам как думаешь?
   – Чем этот контроль вызван?
   – Мы же не мальчики… Сам должен понимать… Мы тебя почти не знаем. Мы не знаем, есть ли у тебя знакомые среди чеченцев. А вдруг да встретишь кого-то… И даже не чеченца… Слухи летают быстрее птиц… Нам надо себя обезопасить. Согласен?
   – Согласен. Это оперативная необходимость. Поедем. Но сначала я позвоню, потом поговорю с Сохатым… В вашем присутствии… И поедем…
   – Звони…
* * *
   Звонок много времени не занял. Пулат явственно сделал вид, что он стесняется чужого присутствия в машине и не желает при посторонних людях показывать свои взаимоотношения с женщиной, ответившей ему на звонок. Чеченцу Саше это показалось естественным и не вызвало подозрений. Тем не менее когда Пулат отключил трубку, Саша все же протянул руку.
   – Разреши…
   Непонимающий взгляд «маленького капитана» ситуацию не обострил. Виталий позволил чеченцу Саше просмотреть список входящих и исходящих звонков и убедиться, что номер используется достаточно часто.
   – Чем твоя невеста занимается?
   – Знакомить не буду, не надейся… – отрезал Виталий, взял в руки трубку и набрал другой номер. – Дым Дымыч… Это я. Мы договорились. Загляни ко мне в машину…
   – Иду.
   Пулат не обернулся, только посмотрел в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, что Сохатый в самом деле идет к его «Гетзу». Задняя левая дверца открылась тихо, и Дым Дымыч занял место позади «маленького капитана».
   – Значит, едем?
   – Летим… Но у меня есть предложение. Если уж нам предстоит работать против своих бывших солдат, может быть, мы прихватим с собой еще кого-нибудь? Ангела или Доктора Смерть… Они могут помочь…
   – Помогать вам будут наши… – сказал чеченец Саша.
   – Толку от ваших… – неназойливо поморщился Пулат. – Против бывших наших воспитанников нужны наши, а не ваши…
   – Я тоже так думаю… – решительно согласился Дым Дымыч. – Пару человек нам в подмогу – это не помешает…
   – Оплата? – спросил чеченец Саша.
   – Как и мне… – предложил Пулат.
   – Ладно… Только собирайте их быстрее…
   – Дым Дымыч этим займется, а я пока отгоню машину… – распорядился Виталий, взяв командование на себя…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация