А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дао воина" (страница 11)

   – Я «Анчар»… Обошел одного… Возвращаться – плохая примета, но придется вернуться…
   Короткая очередь через пять секунд – капитан Анчаров все-таки вернулся.
   – Я – «Друг»… Сколько их всего, кто скажет?
   – Не больше десятка было, – за всех ответил капитан Трошин.
   – Я «Бандит»… Уже меньше… Мы тоже троих сняли… – врезался в разговор группы новый голос. – «Друг», принимай подмогу… Нас не подстрелите, мы зашли им в тыл…
   – «Бандит», ты откуда? – подполковник Клишин от неожиданности даже остановился.
   – Я – «Рапсодия», – за Сохно ответил Согрин. – Мы здесь в полном составе… «Прыгун» еще одного снял… Но в стороне кусты трещат… Кто остался – отходит… Мы присоединяемся к вашему движению… Курс видим… Не подстрелите нас…
3
   Звонок на «мобильник» застал генерала Астахова возле «уазика» военного зеленого цвета, но с гражданскими, как и положено транспортной службе ФСБ, номерами, подкатившего прямо на взлетную полосу. Владимир Васильевич как раз только что включил свою телефонную трубку после полета. Летели они ввиду срочности на обыкновенном «транспортнике», и пилот категоричным образом потребовал от генерала и сопровождающего его капитана Рославлева выключить мобильные телефоны – трубки сотовой связи, в случае звонка, создают помехи старым и слабым навигационным приборам самолета. Да и слышимость в дребезжащем «транспорте» будет никакая, поэтому смысла разговаривать по телефону практически нет. Астахов хорошо знал, что риск полета на таком самолете равнозначен участию в боевой операции, и потому сам выполнил требование пилота без возражений и кивком капитану приказал сделать то же самое.
   И сразу после приземления – звонок.
   – Мочилов… Значит, есть новости… – удовлетворенно сказал генерал, глядя на определившийся номер, и приложил трубку к уху. – Слушаю вас, Юрий Петрович…
   – Еле дозвонился, товарищ генерал… – в голосе полковника прозвучали то ли укоризненные, то ли усталые нотки, разобрать оказалось трудно.
   – Мы были в полете. Только что приземлились. Еще не успели из Ханкалы выехать. Что у вас срочного?
   – Владимир Васильевич, большая просьба… Мы не можем допустить к этому делу сотрудников республиканского управления ФСБ. Данные не для них, да и, в случае чего, дел могут наворочать… И хотели бы, чтобы в мероприятии приняли участие только вы, если уж, как нам сказали, присутствие вашей стороны, я имею в виду ФСБ, обязательно…
   – В каком мероприятии? – не понял Астахов. – Я не в курсе последних событий…
   – Извините, я еще не объяснил… Я недавно вернулся от Басаргина. Александр Игоревич получил сообщение из штаб-квартиры… Мы с ним провели маленький анализ… У Басаргина есть подозрения, что снимки, опубликованные в Интернете, дело рук офицера СПС отряда «Боевой дракон» лейтенанта Проклова. У меня таких подозрений нет, тем не менее я сам настаиваю на проверке, чтобы и у других подозрений не возникло. Необходимо провести анализ спецтехники, которая в запечатанном виде хранится под арестом в местном управлении ФСБ. Нашим специалистам, из тех, что сейчас находятся в Грозном, оформлен допуск. На вас сейчас оформляется… Если возникнет необходимость в соблюдении формальностей, мы вышлем его шифрованным электронным письмом…
   – Насколько подозрения обоснованы?
   – Надеюсь, что не обоснованы вовсе… Но отрицательный результат – тоже результат… Он будет служить подтверждением нашей с вами версии…
   – Юрий Петрович, мне необходимо знать подробности.
   – Шифротелеграмма на ваше имя уже лежит, думаю, у дежурного по республиканскому управлению. Как доедете, сразу прочитаете…
   – Договорились. Я буду держать вас в курсе дела.
   Генерал убрал трубку и посмотрел на Рославлева.
   – Что-то интересное?
   – С вылетом на место придется подождать… Да и что нового мы узнаем на месте… Все материалы и без того, думаю, вот-вот привезут. Следственная бригада торчит там уже почти сутки…
* * *
   Дорога от Ханкалы до Грозного недостаточно долгая, чтобы за время пути узнать еще какие-то новости. Звонков больше не было. Однако новости ждали генерала в лице дежурного по республиканскому управлению ФСБ. Вместо одной шифротелеграммы от полковника Мочилова генерала дожидалась еще одна – от Басаргина, который, не имея с Астаховым прямой шифрованной связи и не сумев дозвониться до него во время полета, переслал сообщение через головное управление «Альфы».
   Сначала Владимир Васильевич прочитал послание полковника Мочилова, поскольку оно пришло первым, удовлетворенно хмыкнул и передал листок капитану. Тот пробежал глазами, несколько секунд думал и убрал в портфель, дожидаясь, пока генерал ознакомится со вторым сообщением. Басаргин передал новые сведения из Лиона и прислал данные на человека, на которого открыт счет в лондонском банке, куда перечислял деньги Удугов.
   – Джамиля Хмелевская… Знакомое имя… Напомни-ка, капитан…
   – Журналистка из Киргизии… Обсуждался вопрос о ее высылке в Бишкек после серии материалов о событиях в Беслане. Потом она каким-то образом сделала себе российское гражданство… Где-то в Сибири прошла оформление в обход наших каналов… Должно быть, нашла человека, который умно отворачивается, когда протягивает раскрытую ладонь…
   – Понял… Помню… Значит, сейчас она в Лондоне?.. – Владимир Васильевич протянул Рославлеву лист со второй шифротелеграммой. – Попробуй проверить ее местопребывание. Отошли запрос сразу в паспортно-визовую службу и в наше посольство в Великобритании…
   Уже на лестнице генерала с капитаном встретили и сразу провели в отведенный Астахову небольшой кабинет. Помещение, как сразу сказали, тесное, но это единственное, что смогли с трудом выделить. Астахов знал, что его не обманывают и с помещениями в местном управлении большущая «напряженка». Вообще выделили – и на том спасибо, следовательно, уважают «Альфу». Здесь, в Грозном, вопросы антитеррора рассматриваются всегда как первоочередные.
   А через минуту пришли два сотрудника спецназа ГРУ, о которых сообщил недавним звонком полковник Мочилов. Представились:
   – Майор Федин.
   – Капитан Касатонов.
   – Вот, товарищ генерал, приказ по ГРУ, о создании комиссии в составе трех человек, – немолодой майор положил перед Астаховым лист, вынутый из аккуратной кожаной папочки. – Попрошу ознакомиться и расписаться…
   Генерал хорошо знал, что у шифровальщиков должности не позволяют иметь высокие звания, потому сразу определил в немолодом майоре Федине офицера СПС. Назначение шифровальщика в подобную комиссию было правильным. Без специалиста разобраться в предстоящем деле будет невозможно.
   – Разрешите спецтехнику доставить сюда? – поинтересовался Федин.
   – А сейчас она где?
   – В хранилище… Опечатали и сдали под охрану…
   – Там посмотреть невозможно? А то у меня может быть порой людно…
   – В хранилище невозможно. Мы у вас закроемся. Работа займет с десяток минут…
   – Приносите…
   – Извините, товарищ генерал… – Федин слегка замялся. – Ваш товарищ капитан… Он не имеет допуска…
   Астахов посмотрел на Рославлева.
   – Он выйдет покурить, хотя и не курит…
   – Тогда через пять минут мы вернемся.
   «Грушники» вышли. Астахов успел переговорить с двумя офицерами, поддерживающими связь с местом событий и одновременно «сидящими» на контроле обстановки вокруг злополучного селения. Офицеры – чеченцы, оперативники. Принесли предварительные материалы следствия. И генерал отчетливо понял настроение оперов – спецназу ГРУ придется сильно постараться, чтобы восстановить свой авторитет… Косвенные улики в нервозной обстановке воспринимаются как улики прямые и, в глазах оперативников, не требуют подтверждения.
   – Подполковник Клишин, очевидно, получил откуда-то информацию о приказе по его задержанию и с частью своих людей скрывается в горном районе. Задача, которую он выполнял, не требует больших затрат времени, и подполковник давно вернулся бы вместе со своими «драконами». А сейчас они прячутся. Как умеет прятаться спецназ ГРУ, не нам вам рассказывать. Поймать их будет очень трудно… – высказал свое мнение первый опер.
   Второй высказал еще и предположение:
   – Вообще-то и поймать было бы можно, но мы опасаемся, что это дело не единичного характера. И будет иметь продолжение…
   – Что такое – «дело не единичного характера»? – переспросил генерал.
   – Мы предполагаем, что подполковник Клишин действовал не на свой страх и риск, а выполнял чей-то приказ сверху, из своего управления. В этом случае мы вообще не сможем поймать оставшихся «драконов», потомку что другие группы спецназа ГРУ будет его поддерживать, снабжать информацией и всем необходимым и прикрывать. Более того, есть вероятность, что спецназ ГРУ попытается свалить все на боевиков и с этой целью организует подобную же акцию где-то в другом месте. Или даже несколько акций… И единственным выходом в данной ситуации видится вывод всех подразделений спецназа ГРУ с территории Чечни или хотя бы из близлежащих к месту события районов.
   Астахов не стал сообщать, что он приехал со сведениями о том, что боевики готовят несколько акций подобного характера. Сведения, привезенные генералом, не проверены и носят предположительный характер. При общем местном настроении единственная опора для Владимира Васильевича – части того же спецназа ГРУ. Ну, может быть, спецназ МВД можно использовать. Там тоже парни надежные и мало в чем спецназу ГРУ уступают. Других же лучше пока не посвящать в суть предполагаемых действий.
   – Где сейчас находятся задержанные спецназовцы из «Боевого дракона»? – поинтересовался Владимир Васильевич, чтобы перевести разговор в другое русло и не отвечать на прямое предложение местных оперов.
   – У них собственная казарма. Личный состав разоружили, запретили покидать помещение, выставили караул – представляете! – из комендантского взвода… Но разве это караул!.. Они, если захотят уйти, этих мальчишек голыми руками положат, вооружатся и уйдут к своему подполковнику в помощь… Что тогда делать и что тогда они натворят?.. А использовать следственный изолятор нам не разрешили… Может быть, вы, товарищ генерал, посодействуете…
   Это уже прозвучало откровенной просьбой.
   Но Астахов не захотел сказать ни «да», ни «нет». Скажешь «нет», с тобой не будут откровенничать местные оперы, скажешь «да», потеряешь поддержку со стороны спецназа ГРУ. Ни тот, ни другой варианты не годятся.
   – Посмотрим… Мне надо еще вникнуть в суть дела и просмотреть материалы следствия подробнее. Следственная бригада когда возвращается?
   – Как только закончит беседовать с иностранцами… Свою работу следователи почти завершили…
   – Вертолет уже заказали?
   – Они не отпускали вертолеты. Машины ждут их на месте. Оттуда летают только машины с «грузом 200».
   – Рискуют следаки… Хорошо. Я пока почитаю те материалы, что есть. Вы свободны…
   Через пару минут после ухода оперов вернулись майор Федин и капитан Касатонов. Капитан Рославлев уловил взгляд генерала, вышел. Генерал повернул в двери ключ на два оборота.
   – Приступим. Если можно, давайте сделаем проверку быстрее, – Астахов уже полностью вошел в обычный свой деловой ритм, а в этом ритме все дела решаются по возможности оперативно.
   Федин раскрыл ноутбук, внешне мало чем отличающийся от обычного, который можно в любом магазине компьютерной техники приобрести, через USB-порт присоединил миниатюрную радиостанцию и запустил компьютер.
   – Все сеансы связи и даже выход в Интернет обязательным порядком регистрируются. Программа регистратор установлена в оперативной системе OS, и без этой программы оперативная система просто не запустит компьютер. В OS, конечно, не так удобно работать с Интернетом, как в «винде», но для оперативных нужд хватает и ее. За глаза хватает… Вот… Смотрим… Нас интересуют последние три дня… Зарегистрировано семь сеансов связи… Семь сеансов, хотя их должно быть шесть… Проверяем время… Так… Один сеанс следует сразу за другим… Адресат? Так… Мы имеем обычный выход в Интернет и краткосрочное пользование электронной почтой. К сожалению, передаваемый по электронной почте материал не был сохранен, и мы не имеем возможности прочитать его. Попробуем другой способ… Через «последние использованные документы»… Если материал не был удален сразу, могло сработать автоматическое сохранение. Тогда мы что-то прочитаем… Нет… Лейтенант Проклов передал через электронную почту какое-то сообщение, но не сохранил даже адрес, по которому работал…
   – Мог он отослать фотографии? – сразу задал генерал прямой вопрос.
   Федин еще раз открыл программу регистратор.
   – Полутораминутный сеанс… Сомневаюсь. Если только фотографии с очень низким разрешением… С предельно низким… Для такой передачи обычно используют разрешение в 72 dpi. В каком-то интернетовском сайте рассмотреть эти фотографии, в принципе, будет возможно…
   – Они и рассматривались именно в сайте… – мрачно сказал Владимир Васильевич.
   – Нет, товарищ генерал, вы отстали от жизни… Сегодня эти фотографии появились уже в газетах… А для публикации в газете, да еще при высоком качестве западной печати, необходимо, по меньшей мере, разрешение в 300 dpi.
   – В таком случае, что мы имеем? – поинтересовался генерал.
   – Мы имеем несанкционированный сеанс связи с неизвестным абонентом. Остальные шесть сеансов носят служебный характер, и все документы зарегистрированы, как и полагается. За время несанкционированного сеанса связи лейтенант Проклов смог бы переслать письмо Удугову с тем самым предложением об информационном сотрудничестве. Но выслать фотографии с рабочего компьютера не мог. Это вовсе не говорит о том, что он их не выслал. Как и не говорит о том, что он выслал. Презумпция невиновности говорит нам, что: не пойман – не вор… И мы не имеем права утверждать, что Проклов совершил преступление…
   Генерал хмыкнул от такой речи шифровальщика-«адвоката».
   – Тем не менее я попрошу вас сейчас продолжить негласное расследование. Вместе с капитаном Рославлевым. Убирайте свою технику, а я приглашу капитана…
   Майор Федин свернул технику и упаковал ее за несколько секунд. Генерал открыл дверь и кивнул Рославлеву, приглашая войти в кабинет.
   – Ты сейчас поедешь вместе с Фединым и Касатоновым осматривать личные вещи лейтенанта Проклова. Искать следует цифровую фотокамеру. Скорее всего, миниатюрную. Сейчас в продаже множество таких… Сложность в том, что сделать это надо так, чтобы самого Проклова не обидеть и не привлекать к нему излишнего внимания. Но перед осмотром вещей лейтенанта его следует отправить ко мне. С сопровождающим… Мы с ним побеседуем несколько минут. Постарайтесь с задачей справиться быстро, до его возвращения…
* * *
   Внешне лейтенант Проклов Владимиру Васильевичу сразу понравился. Даже недоумения и обиды не показывает по поводу всей этой непонятной и неприятной заварушки с «Боевым драконом». Держится спокойно. Если есть волнение, то небольшое, как на экзамене, когда уверен в своих знаниях.
   – Вас как звать-величать, товарищ лейтенант?
   – Юрий…
   – А отца, вы не помните, как звали?..
   – Юрий Петрович…
   – Юрий Петрович… Легко запомнить… Как и полковника Мочилова… Аналогия часто помогает нам вспоминать то, что за многими заботами легко забывается… Итак, Юрий Петрович… Вы садитесь, садитесь… Мы некоторое время с вами побеседуем…
   Лейтенант присел на краешек стула. Не подобострастно, а с достоинством, но без лишней вольности, потому что общаться с генералами еще не привык, да еще и с генералами из легендарной «Альфы».
   – Вопрос, на первый взгляд, несколько странный… Вы фотографией не увлекаетесь?
   Лейтенант поднял спокойный взгляд.
   – Не вижу ничего странного в вашем вопросе и легко просчитываю, почему он задан, товарищ генерал. В Интернете, как нам сообщили, появились фотографии с места расстрела мирных жителей. Фотографии мог сделать только тот, кто участвовал в расстреле, или посторонний, кто остался в живых. Поскольку последний не объявляется, легко предположить, что обсуждается первый вариант. Почему опрос начали с меня? Это тоже естественно. Из всего «Боевого дракона» только я один имел возможность оперативно выслать фотографии на чей-то сайт…
   – В логике, Юрий Петрович, вам не откажешь… Но вы не ответили на мой вопрос…
   – Да, я немного занимаюсь фотографией и даже имею цифровую камеру. Но она осталась дома. У меня жена тоже любит поснимать… На любительском уровне, как и я…
   – В отряде у кого-то есть с собой цифровая камера?
   – Только у капитана Анчарова. В настоящее время он находится вместе с нашим командиром в рейде. Анчаров использует камеру для документального подтверждения проведенных операций. Фотосъемка входит в его обязанности.
   – Хорошо. Такой вопрос… Вы проводили несанкционированный сеанс связи. Что это был за сеанс?
   Лейтенант густо покраснел.
   – Я только отправил коротенькое письмо жене… Записку… Можете проверить ее электронный адрес. Это не представляет труда… Интернет регистрирует время передачи данных. Оно обязательно совпадет с исходным. Других сеансов, кроме штатных, я не проводил.
   – Проверим, Юрий Петрович, обязательно проверим… И последний вопрос, – вдруг неожиданно для самого себя спросил Астахов. – Вы случайно не знакомы с Джамилей Хмелевской? Есть такая журналистка…
   – Знаком, товарищ генерал. Она школьная подруга моей жены. Они обе родом из Бишкека, учились в одном классе и даже жили в одном доме.
   Генерал почувствовал, как у него напряглись кулаки. Он почувствовал, что вышел на след, но куда он его приведет, пока не знал.
   В дверь постучали.
   – Войдите…
   Вошел капитан Рославлев. Генерал кивком показал ему на свободный стул.
   – Мы уже почти закончили с Юрием Петровичем… Хотелось бы только узнать, как давно вы виделись с Хмелевской?
   – Она сейчас, кажется, работает где-то за границей… Месяца полтора назад приезжала в Москву. Заходила к нам. Я как раз сюда собирался.
   – О Чечне разговаривали?
   – Она же журналистка… Ей все интересно… Пристанет, не отвяжешься… Но ничего лишнего, естественно, я не сообщил. Только общеизвестные факты. А какое отношение имеет Хмелевская к нынешним событиям?
   – Это, Юрий Петрович, из другой оперы… Я просто так спросил… Попутно… Вы можете быть свободны…
   Проклов встал. Встал и капитан Рославлев.
   – Одну минутку, товарищ генерал… Товарищ лейтенант. Вам вот эта вещица ни о чем не говорит? – Рославлев достал из пластикового пакета миниатюрную цифровую камеру. – Она найдена в вашем отсеке среди личных вещей. В памяти сохранены снимки расстрела мирных жителей… Может быть, мы продолжим разговор?..
   У лейтенанта округлились глаза.
   – Да… Это моя камера… По крайней мере, такая же, как у меня… Только свою я оставил дома… Можете проверить…
   – Проверим… И попрошу вас… Отпечатки пальцев… Капитан, займись… Впрочем… С этим, пожалуй, подождем… Или, по крайней мере, сделаем это не так… Пусть снимут отпечатки пальцев только с камеры… – внезапно передумал генерал и в задумчивости сел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация