А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дао воина" (страница 10)

   ГЛАВА ПЯТАЯ

1
   Полковник Мочилов вошел в офис российского антитеррористического бюро Интерпола с красными глазами и помятым лицом. И застал Доктора Смерть по-прежнему за компьютером. Басаргин, открывший полковнику дверь, вошел следом.
   – Вы в малом составе? – поинтересовался Юрий Петрович.
   Доктор бросил взгляд на часы.
   – Народ вот-вот начнет собираться, а Тобако выехал в аэропорт встречать Порошина. Это тот самый парень из Грузии… Я тебе про него рассказывал… Ты всю ночь пил? Вид у тебя соответствующий…
   Мочилов вздохнул, как застонал.
   – Две ночи… Уже две ночи жену не видел… Мне это грозит очередным разбирательством на домашней кухне… – у полковника покраснел заметный, через все лицо шрам. – А это, признаюсь, пожалуй, хуже, чем вызов «на ковер»…
   – Жен нам всем, в соответствии со спецификой службы, надо выбирать по принципу лояльности… – изрек Доктор Смерть великую мудрость. – Как я, например, или как наш командир…
   – У тебя она которая по счету?
   – Вторая…
   – А у меня четвертая… И каждый раз на лояльность надеюсь, кроме, наверное, первого, когда был просто молодым дураком… И каждый раз ошибаюсь…
   – А мне пока первой и единственной хватает, – Басаргин был доволен своим семейным положением. – Но, может быть, чайку попьем или сразу к делу приступим?..
   – Сразу… – заявил Мочилов. – К нам поступили сведения о большой провокации международного уровня, которая готовилась на Северном Кавказе. Но мы не смогли просчитать, что именно за провокация готовится и в каком районе. И только распылили силы, выискивая возможности боевиков… Но справедливо связали ее с прибытием в Россию комиссии ПАСЕ во главе с лордом Джаккобом. Однако комиссия обосновалась в Ингушетии, в саму Чечню даже не просилась, и мы, по глупости, перебросили туда большую часть своих подразделений. Прочесывали леса поблизости от лагерей беженцев. А оказалось, прочесывать следовало совсем в другом месте… Вы в курсе…
   – Почти в курсе… Взяли данные из Интернета… – Басаргин сел за свой стол, предоставив полковнику Мочилову на выбор любое из свободных мест. – Пока событие никак не отражено в ежедневных сводках Интерпола, и ссылаться на официальные данные мы не можем…
   – Полного отчета мы тоже пока не имеем. Но, в общих чертах, дело выглядит так… Уничтожены жители чеченского села. Некий местный житель видел, как в сторону села идут военнослужащие с нарукавной эмблемой армейской разведки и нагрудным знаком с изображением дракона…
   – Что это за знак? – поинтересовался Доктор.
   – Есть у нас такой знак – отдельный отряд особого назначения «Боевой дракон»… Специализируются на ликвидации командиров бандформирований. Они как раз неподалеку проводили операцию по уничтожению банды эмира Сафара. Кстати, эмир Сафар – житель того самого злополучного села… Банда Сафара была уничтожена полностью вместе с эмиром, только был взят в плен разведчик-радист банды, сам командир отряда подполковник Клишин, которому вот-вот должны были еще по звездочке на погоны кинуть, с малой группой, прихватив с собой пленного разведчика-радиста в качестве проводника, отправился на уничтожение пустой базы Сафара и пропал. Связи с ним нет уже почти сутки. Хотя связь и не предусматривалась. Просто должен был бы уже вернуться, а не возвращается. Остальные бойцы отряда временно задержаны, хотя для них такое обвинение прозвучало как гром среди ясного неба…
   – Фотографии в Интернете… – напомнил Доктор. – Там есть конкретные люди… В военной форме…
   – Да… Эти фотографии… На двух снимках на заднем плане есть люди в форме. Нагрудный знак ни на одном снимке не фигурирует, но один из этих людей в форме в профиль очень похож на подполковника Клишина. Хотя качество самих снимков не позволяет провести идентификацию. Даже при всей мощи современных компьютеров. Это пытались в ФСБ сделать, пытались и у нас, но результат одинаков – похож, и не более…
   – А не могли, в самом деле, они… – неуверенно начал Басаргин.
   – Не могли… – за Мочилова ответил Доктор Смерть. – Я знал Клишина еще лейтенантом. Сам я тогда уже был майором. Встречались и позже, когда он уже капитаном был… В первую чеченскую… Немножко многословный, но выдержанный. А здесь мы имеем дело с очевидным психозом. Это я говорю как профессиональный врач, а не как сотрудник Интерпола…
   – Не могли… – подтвердил и Мочилов. – И это всем ясно… Но в мире уже поднялась такая шумиха, да тут еще эта комиссия ПАСЕ подключилась, и задержание группы, просто временная, хотя и оскорбительная, но, как мне объяснили, необходимая мера, предназначенная для того, чтобы снизить поднявшийся в мире шум. Правда, сам я не вижу необходимости перед этими иностранными ублюдками прогибаться…
   – А пленный разведчик-радист… – направил Басаргин мысли собеседника по другому руслу.
   – Пленный разведчик-радист, – мрачно сказал Мочилов, – это сейчас главный аргумент Клишина, и очень хочется надеяться, что с радистом ничего не случилось и не случится. Очень важный свидетель… Единственный свидетель, который может показать, чем занимались «драконы» в действительности, и имели ли они возможность совершить то, в чем их обвиняют… И что особенно важно, свидетель не с нашей стороны, а с противоположной…
   – Если с разведчиком-радистом что-то случилось, Клишину, можно сказать, очень не повезло… – пробасил Доктор Смерть, не отрываясь от монитора компьютера. – Что-то нам прислали из Лиона… Пометка «срочно»… Сейчас… Разберемся… – И запустил текст в расшифровку.
   Басаргин привычно шагнул из-за стола к принтеру, чтобы принять распечатку сразу после завершения расшифровки, а сам Доктор, запустив материал в распечатку, стал знакомиться с ним прямо с монитора. Мочилов, понимая, что в чужой огород в мирное время со своими флагами не ходят, остался в кресле напротив Виктора Юрьевича.
   – Вот… Этого и следовало ожидать… – сообщил Доктор Смерть. – Главный чеченский пропагандист Удугов дал несколько интервью по поводу фотоматериалов, появившихся в прессе. По его словам, материал пришел через сеть Интернет с условием немедленного перечисления на указанный счет пятидесяти тысяч долларов. Что Удугов и сделал с поспешностью. Сам Удугов подозревает, что съемку вел какой-то российский военный, имеющий доступ к сети через армейские средства связи… И пожелал таким образом заработать небольшую сумму, способную скрасить армейскую скучную жизнь…
   – Юрий Петрович, – Басаргин уже прочитал распечатку, но листок Мочилову не передал, – кто-нибудь в отряде «Боевой дракон» имел возможность в полевых условиях выйти в сеть?
   Полковник, чувствуя напряженный тон вопроса, встал.
   – Естественно… Офицер СПС[23] в таких отрядах, как и в отдельных мобильных офицерских группах, исполняет еще и обязанности радиста. Для него нет проблем с выходом в Интернет.
   – Вы контролируете сеансы связи своих подчиненных?
   – Мы имеем такую возможность только тогда, когда сеанс связи осуществляется с нами…
   – А спецтехника офицера СПС как-то фиксирует его выходы в эфир?
   – Обязательно…
   – Поскольку с Клишиным связи нет, я полагаю, что офицер СПС «Боевого дракона» вместе со своей техникой в настоящее время находится под арестом?
   – Да… Только это еще не арест, а задержание… До выяснения обстоятельств… Формулировка тоже много значит… Задержание не так оскорбительно для боевого офицера…
   – Вам необходимо в кратчайшие сроки проверить его оборудование!
   – Лейтенант Проклов… Молодой, по-хорошему амбициозный… В отряде третий месяц. Считается перспективным офицером. Его проверим… И технику… К сожалению, сделать это нашими силами не представляется возможным, поскольку задержание произведено сотрудниками прокуратуры совместно с группой захвата ФСБ. Где их содержат, я не знаю, но шел разговор о содержании в казарме отряда под охраной. Кто охраняет, я тоже не знаю. Спецтехника, как и полагается в таких случаях, опечатывается, и без нашего представителя доступ к ней недопустим. Но и одних наших сотрудников к технике не допустят. Потребуется время, чтобы оформить допуск следователям… Что-то еще интересное?
   – Удугов отказался назвать номер счета, на который перечислены деньги, ссылаясь на то, что в случае разглашения он лишится многих потенциальных источников информации. Но Интерполу удалось проверить все последние перечисления со счета команды Удугова. Действительно, есть перевод пятидесяти тысяч долларов в один из лондонских банков. В платежном поручении цель платежа обозначена как «за предоставление информационных услуг». В настоящее время деньги со счета никто еще не снимал, банк контролируется сотрудниками Интерпола.
   – Я вижу, Интерпол активно включился в разработку вопроса, – не без сарказма сказал полковник. – Непонятно только, кто так подгоняет международную полицию…
   – Подгоняют события, имеющие широкий международный резонанс, – сухо ответил Басаргин. – Интерпол просто обязан реагировать на такие события…
   – И я подогнал своим запросом… – добавил Доктор Смерть.
   – Хорошо, если только так… Но я боюсь, что у кого-то еще имеется собственный интерес, – Юрий Петрович все же высказал сомнения. – Всякие там лорды Джаккобы не самые незначительные люди в старой Европе…
   – Кстати, я не разглашу секретную информацию, если замечу, что деятельность лорда Джаккоба тоже давно интересует Интерпол, – снова добавил Доктор Смерть и вытащил из стола полученную час с небольшим назад фотографию. – Вот эти люди недавно посетили лорда в гостинице во время сессии ПАСЕ. Оба входят в число лиц, находящихся под постоянным надзором Интерпола по запросу антитеррористического управления ФСБ.
   Мочилов посмотрел на фотографию.
   – Мне эти лица ничего не говорят. Для меня все бородатые чеченцы на одно лицо…
   – Мы переслали фотографию генералу Астахову… «Альфа» пока ничего не ответила, но, думаю, им будет не безразличен подобный контакт лорда. И они не забудут, как иногда бывает, о том, кто предоставил им материал…
   – На меня у вас обид быть не должно, – возразил Мочилов. – Я всегда делюсь информацией. Если на это имеется санкция руководства…
   Последнее уточнение вызвало улыбку не только у интерполовцев, но и у самого полковника.
   – Мы обычно неплохо контактируем, – примирительно произнес и Басаргин.
   – Что от меня сейчас требуется?
   – В первую очередь, проверка спецтехники лейтенанта Проклова.
   – Хорошо. Я распоряжусь, чтобы проверку начали немедленно. И сразу сообщу вам результаты… Это обещаю. И даже без санкции руководства…
   – Обещаешь без санкции? – уточнил Доктор.
   – Обещаю сообщить без санкции… Но и вы меня держите в курсе дела. Кто там заявится в этот банк… Я человек любопытный…
2
   Порой случается так, что ситуация из архисложной вдруг, и очень неожиданно, превращается в смешную, и смешную невероятно. И такое положение вещей, на удивление, не расслабляет и не смешит, а только злит, и ставит новые неразрешимые вопросы. В такую вот глупую ситуацию и попали подполковник Клишин и его люди. Успешно преодолев кривую ложбину, скрывающую их от автоматных очередей противника, который никак не хотел показываться на глаза, они вдруг оказались одиноки в своем стремлении вести бой. Никто уже не стрелял в них, никто не заставлял втягивать голову в плечи от свиста вплотную к виску пролетевшей пули.
   Подполковника Лаврова, только три минуты назад хорошо различимого всеми, на месте не оказалось. Чьи-то руки стремительно вынесли его.
   Ситуация изменилась… Растерянность разведчиков тем не менее не заставила их остановиться ни на секунду. Открытое место, даже после того как на нем не был обнаружен подполковник Лавров и в отсутствии огневого подавления, они преодолели в том же высоком темпе, перебегая не прямо, а зигзагами от куста к дереву и от дерева к кусту. Обсуждать на ходу происходящее им никто, конечно, запретить не мог.
   – Где он?
   – Вынесли!..
   – С-суки…
   – А почему не стреляют?..
   – Отошли?..
   – Как успели вынести?..
   – Может, к нам подмога со стороны?.. Потому и отошли?..
   – Людей, падлы, здесь оставляли, чтобы вынести… Остальные только прикрывали…
   Чтобы провести вынос раненого, надо не просто быть хладнокровным человеком, необходимо еще иметь отличную выучку и чувствовать ход боя, предвидеть действия противоположной стороны и уметь не выдать себя в самый сложный момент, не ответить выстрелом на выстрел, не шевельнуться, когда в тебя стреляют… Действовать так, имея перед собой противником лучший российский спецназ, не каждый рискнет…
   Эти рискнули… И им удалось!
   – Ловко сработали…
   – Искать следы… – скомандовал Клишин. – Искать…
   Но эта команда оказалась лишней, потому что все «драконы», благополучно спрятавшись от возможного обстрела за кустами, и без команды принялись за поиск. Нести раненого, даже имея собственную немереную физическую силу, даже вдвоем или втроем – дело непростое, и это знают все. Каблук в рыхлой земле сильнее отпечатается… А земля в кустах рыхлая… Ветка дерева или куста не выдержит тяжести человеческого тела и сломается… Веток здесь столько, что ломать их целый день можно… Следы, если ты не умеешь летать, как птица, остаются всегда… Остались и здесь… Только как отличить эти следы отходящих боевиков от тех, что оставили боевики раньше, когда они здесь же прятались?..
   – Проходы смотреть… Смотреть проходы… – Клишин понимает, что его команда звучит чуть истерично, с надрывом, но он не может уже говорить иначе, потому что чувствует – практически невозможно сейчас определить направление, в котором унесли раненого подполковника Лаврова. При всем старании, при всем умении читать едва различимые следы, при всем опыте спецназа ГРУ – даже теоретически это почти невозможно! Разве что уж очень повезет… Совсем недавно именно в этих кустах концентрировались основные силы боевиков, и веток они наломали целую поленницу, а отпечатков каблуков оставили великое множество. Но кусты местами непролазные, и есть только отдельные проходы, по которым Лаврова и должны были выносить. Искать можно только там…
   – Следы крови…
   – Может, их раненый…
   – Может, убитых здесь выносили…
   Снайпер «Робин» снимал стрелков, засевших внизу для заслона. Должны здесь быть свежие трупы. И раньше, во время общего обстрела, тоже наверняка не обошлось без жертв. Но ни одного трупа в кустах… Всех вынесли…
   – Аккуратно работают… Не хуже нас…
   – Кто-то их хорошо учил…
   – Не слышал, что ли… С «летучей мышью» ходят… Это обязывает…
   – Здесь тоже кровь… В другую сторону несли…
   – И здесь… Третья сторона…
   Клишин вовремя вспомнил предупреждение бывшего своего пленного – противоположный склон заминирован, и прохода там нет. Туда, значит, и соваться не стоит, не имея карты минирования или целой команды опытных минеров.
   – Все! «Драконы»! Путь только один – вверх… Рассредоточиться… Вперед! «Весна», вместе с «Гномом» прикрываешь тыл…
   Капитан Трошин и лейтенант Тропилин развернулись сразу и заняли позицию, лицом к бывшему лагерю эмира Сафара, который Клишину так и не удалось посетить. Остальная группа, не колонной, а рассыпавшись по кустам, пригибаясь, широко расставляя ноги, упруго пошла в скоростной подъем.
   И здесь выбор пути очевиден. На крутом склоне, там, где выходил из боя подполковник Лавров со своей группой, спецназовцы могли бы попасть под обстрел. Поэтому они пошли чуть левее по тому пути, по которому недавно часть боевиков совершала обход, или даже, как теперь кажется, отход. Капитан Трошин с лейтенантом Тропилиным с места не двинулись до того момента, пока наушники «подснежников» не донесли до них команду командира:
   – «Весна», «Гном»… Мы на месте… Отходите…
   – Вас понял… – ответил капитан, обернулся, чтобы посмотреть на собственное прикрытие, но никого не увидел.
   Он и не надеялся, по правде говоря, кого-то увидеть, потому что знает, как умеют его товарищи прятаться, когда есть такая необходимость. Только что были, и их уже нет, словно никогда и не было. Но капитан знал, что стволы автоматов смотрят со склона туда, за спину двум своим сослуживцам, и готовы разродиться огненной смертью на каждое подозрительное шевеление в кустах.
* * *
   – Есть след… – сообщил группе капитан Трошин. – Всем «драконам»… Вдоль трех больших елей, ближе к дальней, слева от каменной осыпи…
   – Всем «драконам»… Всем «драконам»… Не быть дураками, не концентрироваться… – напомнил подчиненным подполковник Клишин, на корню пресекая желание бойцов посмотреть вблизи обнаруженные следы. – Что у тебя там, «Весна»?
   – Здесь недолго отдыхали. Земля сырая, башмаки новые, следы четкие… Кого-то несли, остановились, потоптались, пошли дальше… Кусок окровавленного бинта… Выброшен под первую по курсу ель… Кровь свежая, полностью не свернулась, перевязывали недавно, а потом повязку сменили… Надеюсь, что это наш подполковник…
   – Откуда такие смелые выводы? Ты видел, как несли носилки?
   – Боевики топтались… Менялись местами… Одни носильщики устали, другие их сменили…
   – Они могли нести кого-то из своих раненых.
   – Могли… Но надежда меня не покидает…
   – Искать следы… Всем – искать…
   – Есть… Окурок… И в двух местах след… Один человек шел… Часто останавливался, оглядывался… Окурок совсем свежий, пахнет… Мы у них «на хвосте»…
   – Всем «драконам»… Быть осторожными втройне! Вот-вот будет засада… – почуял Клишин опасность.
   И не успел подполковник закончить, как слова его нашли подтверждение. Автоматные очереди зазвучали из разных мест, хлестко, звучно, как удары длинной плеткой с несколькими хвостами, и заставили спецназовцев остановиться. Но стреляли явно не с заранее подготовленных позиций и не столько по конкретным целям, сколько по вероятному пространству продвижения. Клишин не зря запретил группе концентрироваться, иначе могли бы всех накрыть несколькими очередями, и после этого, вынудив занять статичную позицию, окружить и уничтожить… А сейчас – попробуй-ка, окружи их… Попробуй-ка, попытайся их уничтожить…
   Группа развернулась веером, начала передвигаться в широком поиске, вне пределов прямой видимости не только для противника, но и друг для друга. А видимость в таком густом лесу предельно ограничена. Пойдешь в обхват – неизвестно из-за какого куста тебя встретит очередь. Пойдешь в лобовую атаку – можешь в спешке просто мимо пробежать и очередь получить в спину. Но подобное положение для спецназовцев невыгодно только тогда, когда бой пойдет «на вытеснение», при численном превосходстве противника. Клишин же правильно прочувствовал момент. Неизвестно почему, но противник спешит оторваться от них, словно преимущество в живой силе не у бандитов, а именно у федералов. И раньше у противника была возможность атаковать. Но он этой возможностью воспользоваться не пожелал. Не пожелает и сейчас, когда момент обоюдоопасен, – это ясно. Как ясно и то, что бандиты выставят лишь слабый заслон, чтобы задержать «драконов» на месте, заставить их увязнуть в перестрелке и дать этим возможность основной группе увеличить дистанцию и уйти куда-нибудь в сторону для выполнения более важной задачи. А в таком бою, когда все решает быстрота реакции, умение соображать правильно и на восемьдесят процентов действовать «автоматом», короче говоря, где многое решает индивидуальная подготовка и наличие связи внутри группы. В этом случае спецназовцы хозяева положения. Они сами могут сработать «на вытеснение», что Клишин сразу же понял.
   – Я «Друг»… Всем «драконам»… На очереди не отвечать… Выдавливаем их… Настойчиво и без остановки… Стрелять только в цель… Вперед!
   Не залечь сейчас, когда пытаются задержать, – это против логики… Бандиты ждут, что спецназовцы залягут, надеются, что их боевиков точки обстрела, скрытые кустами, не обнаружатся сразу. А при сближении на минимальную дистанцию спецназовцы будут в проигрыше.
   – Я «Робин»… Нашел своего… И следующего вижу… Готово… Оформил…
   Обычно на дистанции ближнего боя простая снайперская винтовка оказывается менее эффективной, чем автомат. Но «винторез» снабжен ночным прицелом. Ночной прицел, как известно, работает в инфракрасном режиме, то есть различает биологические объекты, излучающие тепло. Деревья и кусты в лесу – тоже своего рода биологические объекты, но они не могут излучать такое тепло, как человеческое тело, а ночной прицел «винтореза» на малой дистанции обладает способностью пусть и не совсем четко, но выискивать цель, даже прикрытую листвой. Чем старший лейтенант мастерски пользуется. Наушники «подснежников» доносят до «драконов» глухие щелчки винтовки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация