А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Язычник" (страница 18)

   Глава двадцать вторая
   Викинги

   976 год от Рождества Христова.
   Курляндия

   В тот год, как было сказано выше, князь Владимир, старший сын великого князя Святослава, прожил свое двадцать первое лето.[13]
   Да, ближники по-прежнему звали Владимира князем, хотя он утратил новгородский стол, а с ним и оброк, который платили ему новгородцы.
   Нельзя сказать, что взаимоотношения Владимира и новгородцев складывались легко, однако в Новгороде помнили, что сами просили Владимира на княжение. Да и оброк своему князю было платить как-то легче, чем чужому. Правда, характер у своего князя оказался – не из легких. А со временем выяснилось, что, помимо резкого нрава, имелась у Владимира Святославовича ну прям-таки жеребячья страсть к женскому полу.
   Но – прощали.
   Новгородцы – практичный народ, и понимали, что от Владимира пользы было много больше, чем вреда. А девки… Так за девок можно и отступное взять. А коли понесет какая от Владимира, так тоже не худо. От такой славной крови роду только прибыток. Когда Владимир сдружился со свеями, это тоже пошло на пользу Новгороду. Правда, самому Владимиру от этой дружбы пользы было еще больше. За несколько лет он добыл в виках побольше, чем получил от новгородцев за все время княжения. То, что вик – это по сути самый настоящий разбойный поход, новгородцев не смущало. Не их же обдирают Владимировы дружинники-викинги. Многие в этом видели чистый прибыток. И конкурентов меньше, и денежки добытые тут же в Новгороде и тратятся. Не будь войско киевское таким сильным, а слава воеводы Люта – такой громкой, новгородцы не задумываясь выступили бы на стороне своего князя. Тем более что многие в Новгороде не одобряли отступничества великого киевского князя от издревле почитаемых богов к богу ромеев.
   Однако что случилось, то случилось. Новгород отрекся от князя и принял наместника. Но думать, что дела изгнанного князя обстоят совсем уж худо, было бы ошибкой. В целом год этот был для Владимира весьма удачен. Если можно говорить об удаче того, кто потерял княжий стол. Вместе с ярлом Дагмаром на пяти кораблях ходила дружина Владимира на восточные земли. Добычи взяли немало.
   Когда друзья-викинги вернулись из дальнего похода, лето еще не кончилось. Поразмыслив, Владимир и Дагмар решили еще поратоборствовать.
   На двух кораблях (остальные с товаром поплыли в Бирку) они надумали пощупать землю, что называлась Курляндией.
   Провели разведку. Выяснили: курлы настроены невоинственно. При виде длинных хищных драккаров с красными щитами на бортах курлы тут же бросали имущество и удирали в лес.
   Дагмар с Владимиром посовещались и решили, что нападать всем вместе на каждую занюханную деревеньку – пустая трата времени.
   Так что, в очередной раз высадившись на берег, оба предводителя разделили своих людей на большие десятки, наметили каждому – куда идти (от местных «языков» викинги знали примерное расположение курлянских селений), а вечером – встретиться и отплыть.
   Владимир разделил своих людей на несколько отрядов и разослал их по окрестностям. Однако сидеть на берегу было скучно, поэтому, оставив старшим Сигурда, Владимир тоже отправился за добычей. С собой он взял Лунда и его большой десяток. Десяток этот был не из лучших. Владимир отдал опытному десятнику под начало молодых – разноплеменных отроков из младшей дружины. Так что сейчас под Лундом ходило лишь двое опоясанных гридней: плесковец[14] Дутый и сын купца-дана по имени Хривла. Этих Владимир знал. Князю хотелось поглядеть, каковы в деле остальные. Владимир специально отобрал тех, кто в дальнем походе не успел отличиться. Всего с Владимиром отправилось пятнадцать человек. Князь посчитал, что этого довольно, чтобы управиться с курляндскими смердами. А коли окажутся на их пути не только смерды, но и курляндские вои, так для них же хуже. Свеи да нурманы держали в страхе не каких-то там курлов, а обладающих крепостями и замками франков и англов, а дружинники Владимира ничуть не хуже викингов.
   Словом, дело виделось нетрудным. От взятого накануне «языка» Владимир уже знал, что в облюбованном им селении нет даже простого частокола и обитает около полусотни смердов мужского пола. Чтобы управиться с десятком смердов одного-двух отроков хватит за глаза. Чтобы взять такое село, хватило бы пятерых хирдманнов. Но пятерым не набрать достаточно пленников. Перебить и разогнать всех смердов – дело нехитрое. Однако тогда придется тащить взятую добычу на себе, а это сомнительное удовольствие. Да и пленных можно потом продать. Тоже выгода.

   Вышли с рассветом, до места добрались после полудня. Заплутали малость.
   Зато село не разочаровало: вокруг – обширные поля, на огнищах там и сям – небольшие строения. Вдоль лесной опушки мимо полей тянулся высокий забор – надо полагать, чтоб скот в лес не удирал. А может, чтоб звери лесные не ходили поля травить. На заборе сушились рыбацкие сети (должно быть, поблизости было озеро или речка) и куски полотна – дешевой дерюжной холстины, из какой в Новгороде шьют мешки для зерна.
   За полями, примерно в двух стрелищах виднелось большое подворье. Вокруг него – тоже забор. Именно забор, а не тын. Такой в два счета развалить можно. Впрочем, разваливать забор необходимости не было. Ворота гостеприимно распахнуты. Людей, однако, не видно.
   – Упредили, – недовольно проворчал Дутый, белобрысый конопатый здоровяк, сын плесковского гридня и теремной девки. – Позволь, княже, по лесу пошарить. Уверен: в лес они сбёгли!
   – Пошарь, – разрешил Владимир. – Только глубоко не заходи. Лунд, дай ему пару воев.
   Дутый с двумя отроками припустил рысцой через овсяное поле, а Владимир с остальными вбежали во двор.
   Сразу стало ясно, что обитатели подворья покинули его недавно и второпях. Угли в очагах были еще теплыми.
   А вот скотину угнали заранее. А может, просто выпасали в другом месте.
   Владимир велел одному из отроков залезть на крышу главного дома и наблюдать, а остальным – обшарить дома, причем выбирать только самое ценное. Еще неизвестно, удастся ли Дутому наловить носильщиков.
   Строений на подворье было шесть, не считая главного дома, так что воинам потребовалось немало времени, чтобы обыскать всё и выявить тайники и захоронки. Больше всего провозились в главном доме, длинном, просторном, со множеством клетей и чуланов.
   Словом, пока всё выгребли, солнце уже подкрасило сосновые верхушки.
   Добычи набралось изрядно. Одной бронзовой утвари – пудов на тридцать. Эх, жаль, что смерды сбегли и скотину увели. Придется на себе волочь.
   Дутый все не возвращался. Владимир уж и в рог протрубил, а плесковца с отроками всё не было. Может, ушли далеко, а может, поймали кого из курлов. С пленными путь раза в три длиннее получается.
   За самих хирдманнов князь не беспокоился. Дутый с отроками уж точно стоил полусотни трусоватых землепашцев.
   – Ждать не будем, – решил Владимир. – Дорогу знают, налегке догонят.
   Воины разобрали тюки и покинули подворье.
   Однако не успели они пройти и половину пути до леса, как на опушке появились курлы. Много. Не меньше двух сотен.
   – За подмогой бегали, – проворчал Лунд.
   Он был спокоен. Один викинг стоит двух дюжин смердов. Чтобы справиться с тринадцатью – и тысячи землепашцев не хватит. Дольше резать придется, вот и все.
   Владимир прищурился, разглядывая курлов… Нахмурился, разглядев на некоторых боевое железо. Бронных смердов не бывает. Значит, подоспели здешние вои. Надо полагать, какой-нибудь местный хёвдинг с дружиной.
   – Уходим вдоль изгороди, – скомандовал Владимир.
   Курлы к этому времени уже бодро бежали через поле. Разглядели, что чужих совсем мало и обрадовались.
   – Среди них – вои, – озабоченно произнес Лунд.
   – Это не вои, а смех один, – отозвался Хривла, поудобнее закрепляя на спине тюк с добычей. – Увидят кто мы, враз в штаны наделают.
   Подбежав к неторопливо двигавшимся хирдманнам шагов на пятьдесят, толпа курлов остановилась.
   Похоже, Хривла оказался прав: узнав в грабителях викингов, местные подрастеряли боевой задор.
   Вперед тут же выдвинулись лучники и принялись осыпать Владимира и его людей стрелами.
   Безрезультатно. Луки у курлов были слабые, охотничьи. Доспех из таких не пробить. Да и попасть – трудновато. Викинги отмахивали стрелы клинками, принимали на щиты… Словом, когда у курлов закончился боезапас, потерь среди их противников не наблюдалось. Разве вот одному отроку несильно поцарапало щеку.
   Курлы подобрались поближе. Кто-то метнул копье… Хривла перехватил его на лету и отправил обратно. Один из доспешных курлов вскрикнул и сел на землю. Копье пробило ему бедро.
   А викинги продолжали двигаться к лесу. Курлы не нападали.
   – Струсили, – проворчал Лунд.
   И оказался неправ.
   Курлы не струсили. Они просто ждали, пока грабители угодят в выбранную ими самими ловушку.
   И викинги попались.
   Владимир слишком поздно понял, куда выводит изгородь. А вывела она не к лесу, а к другой изгороди, такой же высокой и загибающейся навстречу первой.
   Князь и его люди оказались в тупике.
   Курлы, образовав подобие строя, отрезали им путь к лесу.
   В задних рядах топтались смерды, вооруженные кто чем. Впереди стояли вои в доспехах, довольно убогих, надо признать. Лишь у троих бронь была получше. Из этих троих один был постарше, с проседью в бороде, двое – намного моложе.
   «Местный князек с сыновьями, – решил Владимир. – Сейчас начнет переговоры».
   – Бросай оружие, викинг! – хрипло выкрикнул тот, что постарше, на плохом свейском.
   – Мечтай! – презрительно бросил Лунд.
   – Бросай оружие – и мы вас не убьем. Нам нужны сильные трэли!
   – Из нас трэлей не получится, – вступил в разговор Владимир. – Ты – здешний ярл?
   – Не ярл. Но я здесь – господин! – с важностью заявил пожилой. – Не хочешь быть трэлем, так и быть, я отпущу тебя за выкуп. Вижу, ты человек не бедный.
   – Я предлагаю тебе другое, – сказал Владимир. – Вы даете нам дорогу, и мы уходим. Никто никого не убивает. Разойдемся, пока между нами нет смертной крови.
   – Уже есть, – с усмешкой заявил пожилой.
   Он сделал знак – и один из курлов швырнул к ногам Владимира отрезанную голову. Это была голова одного из отроков, ушедших с Дутым.
   – Видишь, викинг, мы умеем убивать вас, морских разбойников. Бросай оружие!
   – Я должен посоветоваться со своими людьми, – сказал Владимир.
   – Советуйся, – разрешил курл. – Но недолго. Нас много, а у меня мало муки. Я хочу, чтобы вы, викинги, натолкли мне мешок муки раньше, чем стемнеет. Вы – сильные, у вас хорошо получится орудовать пестами.
   Некоторые курлы засмеялись. Видно, они тоже понимали по-свейски. Усадить викингов за женскую работу – славная шутка.
   – Наших жалко, – пробормотал Хривла.
   Он был дружен с Дутым.
   – Не хорони друзей, пока не увидел их мертвыми, – возразил Лунд.
   – Будем прорываться, – решил Владимир.
   Остальные дружно кивнули. С их точки зрения, опасность представляли только курлянский князек с сыновьями да десятка три их дружинников. Остальные – просто быдло. Землепашцы. Это у скандинавов свободные бонды умели ловко обращаться с оружием. Да и то бондам-землепашцам не сравниться с опытными воинами. Жаль только, что опытных воинов у Владимира осталось всего двое, не считая его самого. Остальные – отроки, еще не вошедшие в полную силу.
   – Когда я скажу: «ты неправ, курл», строимся клином и бьем, – распорядился Владимир. – Мы должны сразу убить старшего и его сыновей. Без вожака они не станут драться насмерть.
   – Может, потянем время? – предложил Лунд. – В темноте в лесу легче спрятаться.
   – В своем лесу, – уточнил Владимир. – А это чужой лес. Для нас. А для них – свой. Эй, курл! – крикнул он. – Мы готовы ответить!
   – Тогда почему я не вижу твоего оружия на земле? – поинтересовался курляндский князек.
   – И не увидишь. Мы оставляем тебе нашу добычу и уходим. Это все, что я могу тебе предложить.
   – Это и так наше, – сказал курл. – Вот если вы прибавите к этому свое оружие и доспехи, тогда я, может быть, вас и отпущу.
   Нашел дураков.
   – Ты неправ, курл! – укоризненно произнес Владимир…
   И совершил внезапный стремительный бросок вперед.
   Двое курлов кинулись ему навстречу, прикрыв своего господина. Владимир зарубил их быстрей, чем падает капля со стрехи. Но до вожака не добрался: со всех сторон на него насели оружные курлы.
   Владимир снес наконечник копья, подрубил вражеское колено, отбросил ударом ноги налетевшего щитоносца, успел удивиться: почему рядом нет его дружинников? Затем крутнулся на месте, уходя от набегающего сзади курла… И вместо крепкого строя своих увидел толпу курлов, обложивших его дружинников, как собаки – медведей. Еще он увидел восседающего на изгороди курла, который раскручивал в правой руке рыбацкую сеть, готовясь метнуть ее в князя. Владимир прыгнул вправо, ударом плеча сбив неуклюжего курла, углядел в сече-свалке посеребренный шлем Хривны, на котором болтался обрывок сети, все понял. Хитрые курлы забросали его воев тем, что сушилось на заборе: сетями и дрянными тряпками.
   Однако хирдманны Владимира еще сражались. Ближе всех – Хривла. Он возвышался над курлами, как медведь над охотничьими псами. В одной руке – меч, в другой – топор.
   Рослый курл в одежке смерда с разбегу всадил копье в щит Владимира. Как в кабана засадил, намертво. Щит, однако, выдержал. Владимир сбросил его с руки (щит повис на копье и утянул его к земле), выхватил леворучный меч и снес курлу голову. Нырнул, уходя от летящего в лицо копья, сделал последнюю попытку достать вожака курлов, но его опять прикрыли чужими щитами – не пробиться. Стало тесно. Курлы явно вознамерились зажать князя щитами и взять живьем. Ну, это им дорого встанет! Владимир закричал грозно, таким криком, от которого враги невольно подались назад, вертанулся на месте, рубанул подставившегося курла под колено, пока тот падал, толкнулся от его щита, орлом взлетел над сечей, махнул двумя клинками (правым достал), приземлился рядом с Хривлой, просек одному из его противников панцирь и хребет, развернулся и встретил набегавших курлов веером стали. Хривла обрадованно зарычал. Боковым зрением Владимир отметил мелькнувший топор и падающего курла… И вдруг вокруг стало совсем свободно. Пространство вокруг князя и его дружинника очистилось. Курлы отступили.
   – Все ко мне! – могучим голосом проревел Владимир…
   И тут сверху на князя и его дружинника упала какая-то тряпка. И еще одна… Топор Хривлы запутался в полотне. Владимир бросился вперед, наступил на край дерюжки… за которую тут же дернули. Князь потерял равновесие, еле устоял… И еще одна тряпка упала ему на голову. И сразу со всех сторон навалились враги. Левую руку накрыло холстом. Князь вслепую ударил вправо. Вопль… И меч увяз в туловище врага. Владимиру не хватило пространства, чтобы его выдернуть. Тут же кто-то напрыгнул на плечи, кто-то ударил под колено пяткой копья. Падая, Владимир выпустил застрявший меч, выхватил засапожник и, придавленный к земле, полузадушенный, резал и кромсал вопящих курлов, пока страшный удар по спине не вышиб из него воздух. И тут же кто-то сорвал с головы Владимира шлем (ремешок лопнул, раскровенив кожу) и крепко приложил князя по затылку.
   Когда оглушенного, обессилевшего князя вытащили из под убитых, он был с ног до головы в чужой крови. Но – жив и цел… К немалой радости курлов, для которых живой пленник – намного предпочтительнее мертвого. Ведь мертвого можно только закопать, а за живого взять хороший выкуп. Или повеселиться, всласть помучив.
   Нечасто в руки курлам попадались живые викинги, которых можно было привязать в столбу и проделать с ними то, что (значительно чаще) проделывали викинги с пленными курлами.
   Кроме Владимира курлам удалось взять еще пятерых, но двоих, тяжелораненых, они сразу добили. Погибли в бою двадцать восемь курлов. И почти столько же получили смертельные раны. Учитывая, что обычно викинги брали по десятку жизней за одну свою, победа была блистательная, и курляндский вождь мог по праву ею гордиться.
   Связанных по рукам и ногам пленников приволокли в какой-то сарай и привязали к столбам, подпиравшим крышу.
   Пришедшие из двух соседних сел смерды отправились домой, прихватив своих убитых, а также доспехи и оружие шестерых викингов – свою долю трофеев.
   Вождь же решил в свой городок не возвращаться, а переночевать здесь. Он посоветовался с сыновьями и пришел к выводу, что пытать пленников прямо сейчас – не стоит. В темноте это не так интересно, да и устали все. Сначала надо как следует отдохнуть, попировать, отпразновать победу, а завтра послать за соседями, чтоб тоже оценили доблесть победителей, и потом, не спеша, со свежими силами вытянуть разбойникам кишки. Всем, кроме их старшего. За этого, сказал вождь, можно стребовать хороший выкуп. Или продать тому, кто даст хорошую цену.
   Тем временем в дом вернулись прятавшиеся в лесу женщины и принялись за работу. Накормить и напоить полсотни изголодавшихся мужчин – дело непростое. Многие приправили блюда собственными слезами – немало обитателей села легло в бою. Однако оплакивать павших было некогда. Вождь желал пировать, и перечить ему никто не посмел. Тем более что и его люди лежали сейчас во дворе завернутые в холстину и ждали, когда их с почетом проводят за Кромку.
   В сарае пахло гнилью и навозом. Однако этот запах не мог перебить аромат жареного мяса и прочей снеди, которую готовили во дворе и носили в хозяйский дом. Запах дразнил и заставлял пленников сглатывать слюну. Кормить их не собирались. Хорошо хоть воды дали.
   – Завтра нас всех убьют, – пробормотал один из отроков.
   – Всех, кроме ярла, – уточнил Хривла.
   Здоровенный дан пыхтел, пытаясь расшатать столб, к которому его привязали. Однако столб стоял крепко.
   – Я скажу, что за всех вас заплатят выкуп, – подал голос Владимир.
   Он стоял спокойно, даже не пытаясь освободиться. Знал, что привязали его старательно.
   – Всех сразу не убьют, – рассудительно произнес десятник Лунд. – Им еще тризну по убитым справлять.
   – Эх! – вздохнул безусый еще и довольно глупый хирдманн Квельдульв Мокрая Спина. – Дали бы мне меч, так я бы их на тризне…
   – Меч у тебя уже был, – насмешливо произнес Хривла. – Да ты его сам курлам и отдал.
   – А ты, можно сказать, не отдал? – обиделся Квельдульв.
   – Тут ты прав, – легко согласился Хривла. – Как думаешь, ярл, дадут нам умереть с оружием в руках?
   – Думаю, нет, – ответил Владимир. – Я бы на их месте не дал.
   – Обидно, – вздохнул Хривла. Он перестал дергаться и повис на веревках, отдыхая. – Закидали нас тряпками, как… как… – Он запнулся, подыскивая сравнение. Не нашел. И вздохнул еще тоскливее.
   Снаружи весело орали победители.
   – Сейчас перепьются, – сказал Лунд. – Бери голыми руками.
   – Точно, что голыми, – отозвался Хривла. – Оружие наше они к себе уволокли. Эх! Я за свою кольчужку шесть марок серебра отдал.
   – Распутаться бы, так я бы их голыми руками передушил, – мечтательно проговорил Квельдульв.
   – Не о том думаешь, – назидательно произнес Лунд. – Думай лучше, как бы умереть достойно. Будешь визжать, как свинья, – весь наш род опозоришь.
   Квельдульв приходился Лунду троюродным племянником по отцовской линии.
   – Не завизжу, – угрюмо процедил Квельдульв.
   И надолго умолк.
   Наступила тишина. Пленники размышляли. Мысли были невеселые. Смерти никто из них не боялся. Но одно дело – погибнуть в бою и отправиться прямиком в Валхаллу или в Ирий. А совсем другое – медленно и мучительно подыхать от пыток, а потом, по ту сторону Кромки, прислуживать каким-то курлам.
   Так прошла половина ночи. Измученные пленники висели на веревках и страдали. Победители тоже утомились. Веселье пошло на убыль, хотя холопы продолжали таскать в дом жареную снедь.
   Вдруг подпертая снаружи дверь сарая с легким скрипом отворилась, и внутрь проник отблеск костра. Кто-то вошел внутрь и остановился, верно пережидая, пока глаза привыкнут к темноте.
   Владимир мгновенно очнулся от дремы. Потянул носом воздух. От вошедшего пахло кровью и железом. И еще чуть-чуть – морем.
   – Это ты, Дутый? – еле слышно произнес князь.
   – Я, – так же тихо проговорил плесковец.
   Светлый проем на миг заслонил широкий силуэт, потом дверь закрылась.
   Шуршание шагов – и Дутый оказался рядом с князем. Быстро ощупал веревки. Заскрипело железо, перерезая путы.
   – Ты один? – спросил Владимир.
   – Угу.
   – А нас четверо. Курлов здесь нет. Никто не сторожит.
   – Был сторож, – Дутый присел, освобождая ноги князя. – Снаружи.
   Владимир встряхнул руками. Он был свободен. Дутый переместился к столбу Лунда.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация