А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Среда обитания" (страница 13)

   Глава 9
   Дакар

   Наибольшую опасность для нового мира, который возникнет после Метаморфозы, представляет историческая традиция, как общечеловеческая, так и национальная; она ведет к выбору прежних решений и повторению прежних ошибок. Эту преемственность необходимо разорвать. История человечества должна начаться с чистого листа, а лучше – с подходящей легенды, с логически непротиворечивого комплекса мифов, объясняющего происхождение цивилизации. Например, предки земных людей явились со звезд и построили стабильное общество, структуру которого не следует менять.
«Меморандум» Поля Брессона,
Доктрина Пятая, Пункт Второй
   Крит удалился. Этот человек, высокий, мощный, с правой рукой, похожей на узловатую ветвь столетнего дерева, внушал ему смутное беспокойство и в то же время симпатию. У Крита было странное лицо, неподвижное, настороженное, на которое как бы надевались подходящие к случаю маски – улыбка, радость, горе, гнев, печаль. Он не любил таких людей, считая их лицемерами, но этот, кажется, был искренним – просто сконструирован особым образом и выглядит именно так, а не иначе. К тому же настоящей маски из пластика или металла Крит не носил, и это являлось определенным знаком. Маски, как объяснила Эри, носились для того, чтоб скрыть выражение лица; в местной культуре они являлись преградой между двумя мирами – внутренним, принадлежавшим человеку, и внешним, которым могли пользоваться все.
   Мадейра тоже не носил маски – может быть, дома ее не надевали или блюбразер не пытался скрыть обуревавшие его эмоции и чувства. Импульсивный человек, открытый, способный удивляться, спорить, возражать и верить… «На Володю похож», – подумал он, вспомнив об одном из друзей далекой студенческой юности. Володя умер в семьдесят четвертом, не дожив до тридцати, – неоперабельная опухоль мозга…
   Мадейра кашлянул, прервав его воспоминания:
   – Что решите, дем Дакар?
   Он посмотрел на голограмму с орлом, потом – на убогий пейзаж, где горы казались кучей химической посуды, направился к дивану и сел рядом с Эри. Она была в короткой тунике с разрезами на бедрах; в волосах – жемчужная нить, у глаз, пониже висков, украшения – тонкие, тихо позванивающие трубочки. От нее пахло свежестью – той, что бывает после прошедшей грозы.
   – Возможно, я присоединюсь к вам, дем Мадейра. Но мне хотелось бы выяснить кое-какие детали об этой реальности и вашем месте в ней. Собственно, за этим я и пришел.
   – Спрашивайте. Я постараюсь ответить на вопросы, если это в моих силах. Если нет… – Блюбразер пожал плечами. – Можно связаться с членами братства в Мобурге и других куполах. Среди них есть умные и компетентные специалисты.
   – Ученые?
   – Это понятие мне незнакомо.
   – Люди, которые трудятся во имя прогресса цивилизации. Те, кто добывает новые знания в области химии, физики, математики, биологии, медицины, в сфере общественных и других наук. Такие существуют?
   Мадейра задумчиво сдвинул брови, коснулся шрама на щеке.
   – Я понимаю, о чем вы говорите, но довольно смутно. Считается, что в новом знании потребности нет – все необходимое для жизни было открыто, разработано и создано в Эпоху Взлета. Люди получают эти знания в фирмах, лигах и союзах, к которым принадлежат по обычаю наследственного подданства, используют их на практике и сохраняют. Вот все, что я могу сказать. – Он подумал и добавил: – Наше общество не прогрессирует, дем Дакар, а сохраняет стабильность. Механизмы устойчивости весьма сложны и подчиняются жестким законам и правилам. Прогресс – один из способов нарушить их и привести цивилизацию к хаосу.
   – Да, я понимаю, понимаю… Когда-то, в прежней жизни, я познакомился с книгой Джона Хоргана «Конец науки». В ней утверждалось, что экспоненциальный рост знания вскоре приостановится, наука отомрет и станет пережитком прошлого. Выходит, этот момент наступил… В конце концов, зачем нам знания? Чтобы использовать их на практике, то есть кормить человечество, лечить, одевать, обувать и развлекать… Если все сыты и одеты, болезней нет, и есть надежный метод пересадки клонированных органов, то к чему наука? Только для того, чтобы порадовать кучку любопытных… – Он взглянул на Мадейру. – Таких, как вы, да?
   – В каком-то смысле. Вы хотите, чтоб я рассказал вам о нашем сообществе?
   – Попозже. Сейчас я хочу разобраться с главным. Насколько я понимаю, восемь столетий назад, в Эпоху Взлета, был построен Пак, Первый автономный купол, а за ним – другие купола, в которых нынче обитают семьдесят семь миллиардов людей. История до Пака полностью забыта или, возможно, переписана, чтобы предотвратить исследования Поверхности. Считается, что люди там никогда не жили, что человеческая цивилизация развивалась в естественных полостях и пещерах, у подземных источников воды и сырья и что в какой-то период, в эту самую Эпоху Взлета, накопилось достаточно знаний для зарождения мощной технологии. Были созданы купола, энергостанции, промзоны, гигантская транспортная сеть… Я правильно излагаю?
   Эри и Мадейра одновременно кивнули. Потом блюбразер сказал:
   – Такова официальная версия.
   – Есть основания в ней сомневаться?
   – Ну-у… Нет оснований, есть подозрения. Такие, как это. – Мадейра вытянул руку к голограмме с орлом. – Кто-то ведь отчеканил этот барельеф? Если бы не встреча с вами, мы отнесли бы его к Эпохе Взлета и думали бы, что такая тварь водится наверху. Восемь столетий назад туда, разумеется, поднимались – для строительства воздухозаборных станций, заводов по переработке сырья и экспериментов над растениями. А раз поднимались, могли увидеть подобного монстра и запечатлеть его в металле.
   Он тоже покосился на голограмму.
   – Я объяснил вам, что это такое. Могу добавить кое-что еще… Основания колонн – стволов в центральной части города – оформлены под древние сооружения. То есть древние для вас, а я их помню как вчера, я видел их своими собственными глазами – Кремль, Эрмитаж, здание Смольного института, Казанский собор, музеи, храмы и дворцы Москвы, Петербурга, Смоленска… – Горло у него перехватило, и он с трудом закончил: – Еще названия площадей… Красная, Дворцовая… тоже оттуда, из моей эпохи… Как вы забыли об этом? Как ухитрились все растерять? Или это сделано с какой-то целью?
   Эри придвинулась к нему, обняла за плечи; трубочки у ее висков прозвенели что-то утешительное. Мадейра нерешительно пробежался от голопроектора до стеллажа, хмыкнул и сел за стол. Лицо у него было мрачное.
   – Если растеряли, то не мы, а предки, – проворчал он. – Мы больше ищем и собираем… я имею в виду наше братство. А остальным прошлое неинтересно. Где там предки жили, в пещерах или на Поверхности… Не рухнул бы купол на голову, и хорошо! Еда есть, и оттопыровка, и клипы, и Колонны Развлечений!
   – Так вот, о еде и остальном… В Мобурге – сто восемнадцать миллионов, и рядом с куполом – тысяча промзон. Не знаю, велики ль они, но это все же не поля Кубани и Канзаса и не аргентинские пастбища. А этих пастбищ и полей нам не хватало, чтоб прокормить земное население! Намного меньшее, дем Мадейра! Как это удалось теперь? За счет чего?
   – Не могу объяснить, но могу показать, – сказал блюбразер, коснувшись пульта на столе. – Смотрите!
   Голопроекторы вспыхнули, и стена за ними исчезла. Открылось пространство, залитое светом, полное раскидистых ветвей, тянувшихся у самой почвы, зеленых листьев и плодов, свисавших с веток. Яблоневый сад? Похоже… Но он не сразу понял, что в саду одно-единственное дерево с мощным, но невысоким центральным стволом и змеями-ветвями, опирающимися на другие, более тонкие стволы. У этого дерева-сада не было вершин, оно стелилось над землей, словно изумрудный ковер, и, вероятно, занимало солидную площадь.
   Яблоки были золотистыми, сочными, чудовищно огромными… Он осознал их величину, когда в поле зрения возникли мужчина и два гигантских существа с тележкой – длиннорукие, плоскомордые, покрытые шерстью. Мужчина что-то говорил, шерстистые гиганты собирали яблоки, каждое – в три человеческих роста, и складывали их в самоходную тележку. Она тоже была огромной, размером с трехэтажный дом.
   – Что это? – Потрясенный, он повернулся к Эри.
   – Плантация «Хика-Фруктов», «Зелени» или компании «Плоды и соя», – пояснила она и вдруг хихикнула. – Там, у Африки… Ты собирался съесть целое яблоко, да? Хочешь попробовать?
   – Сотня таких латифундий обеспечивает купол плодами, – раздался голос Мадейры. – Растения взяты с Поверхности, но в Эпоху Взлета их изменили. Радикальная генетическая перестройка, и в результате – рост продуктивности. Время созревания плодов – сорок-пятьдесят дней.
   Он глядел и глядел, чувствуя, как покрывается потом. Затем пробормотал:
   – Они… они не опасны?
   – Плоды?
   – Нет, эти великаны… Откуда они и какова их природа? Это механизмы или живые существа?
   – Живые и даже отчасти разумные. Джайнты, продукция ГенКома. Предназначены для тяжелого физического труда. Их чипируют, дем Дакар.
   – Чипируют?
   – Вживляют чипы. Их поведение и реакции запрограммированы и контролируются оператором. Тем человеком, который отдает им приказы.
   Видение сада и длинноруких чудовищ растаяло в воздухе, вновь появились стеллажи и тумбы голопроекторов, но он по-прежнему чувствовал дрожь. Она сотрясала тело, каждый мускул вибрировал и трепетал, а сердце то сжималось от ужаса, то билось лихорадочными толчками. Как мало он еще знает про этот мир!
   – Что с вами? – Мадейра с удивлением уставился на него, пальцы Эри стиснули локоть, и он почувствовал, что дрожь уходит.
   – Ничего… ничего страшного… я просто изумлен… Я видел одалисок – они совсем как люди… Но эти монстры… эти… эти… – Глубокий вдох, чтоб окончательно успокоиться. Он прикрыл глаза, снова вздохнул, наслаждаясь ароматом Эри, и промолвил: – Кроме пищи, требуется множество других вещей. Металлы, нефть, вода, сырье для химической промышленности… Вы разрабатываете какие-то новые месторождения? В мою эпоху отыскали запасы минералов, нефти, руд под дном Ледовитого океана – огромные, но недоступные ресурсы. Вы добрались до них?
   – Возможно. Сейчас никто не знает, дем Дакар, где и как предки добыли сырье, но это было сделано. Запасы сосредоточены в Хранилищах и поступают оттуда в промышленные зоны. Железо, цветные металлы, стекло, различные полуфабрикаты…
   – Надолго их хватит?
   – По самым скромным подсчетам – на миллионы лет.
   Он ощутил пульсацию крови в висках. Экономика этого мира казалась непостижимой!
   – Кто владеет этими запасами?
   – Они – общественное достояние, контроль за которым возложен на ОБР. Одна из Служб отпускает сырье производителям, доходы идут на поддержание минимального жизненного уровня, охрану среды, ремонт городских коммуникаций. Кроме того, производители – фирмы, компании, лиги, промышленные союзы – выплачивают налог. Он состоит из ряда разделов: за право торговли и пользования раздаточными автоматами, за транспортные перевозки, за аренду зданий в куполе, за воду, воздух и энергию. Ну, и штрафы наконец – за ущерб, причиненный во время военных действий.
   – Военные действия… – протянул он. – В чем их причина? Ведь государств с их экономическими интересами и территориальными претензиями больше не существует?
   Усмехнувшись, Мадейра поглядел на свои руки, покрытые сеткой шрамов и рубцов.
   – Того, что вы называете государствами, больше нет, но что касается экономических интересов… Интересы, разумеется, остались, как же без них? Конкуренция, борьба за потребителя, за сырьевые квоты, плюс соображения престижа, тяга к власти, финансовой мощи, благополучию и личной безопасности… Природа человека не меняется! – Он прикоснулся к шраму под глазом. – Наверное, я не сказал ничего нового для вас?
   – Не сказали. Если я правильно понял, государства сменились транснациональными корпорациями, и борьба перешла в другую область – точнее, полностью в нее переместилась. Нет народов и стран, нет вражды между куполами, нет религиозных противоречий, нет политических партий, но есть конфликты в стане производителей. Их нельзя урегулировать мирным путем?
   Слушая его, Мадейра в какой-то момент встрепенулся и открыл рот, будто собираясь о чем-то спросить. Кажется, не все слова были понятны блюбразеру, или, быть может, они означали теперь нечто иное – ведь смысл слов не остается постоянным и изменяется с течением времени.
   Однако Мадейра, не прерывая, дослушал до конца. Потом произнес:
   – Считается, что есть два способа урегулировать проблемы. Один – распределение богатств и власти среди различных институтов, и в результате – конкуренция со всеми ее издержками, спорами, ссорами и конфликтами. Издержки, однако, невелики, если конфликты локальны, не ведут к большому кровопролитию и управляются системой строгих правил и соглашений. Другой способ – концентрация собственности и власти в руках одной общественной структуры, создание тотального союза, которому принадлежит все, все абсолютно… Вас не пугает такая перспектива?
   – Пугает. В отличие от вас я ознакомился с ней на практике – там, в мою эпоху и в моей стране. – Он нахмурил брови, пожевал губами – эти воспоминания не относились к самым светлым. Затем произнес: – Кажется, вы собирались что-то спросить?
   – Если позволите, дем Дакар. В вашей речи есть много понятий, встречающихся в древних книгах, но смысл этих слов утерян. Мы можем лишь предполагать, что за ними кроются таинственные сферы жизни, исчезнувшие полностью к нашим временам. Сферы столь обширные и важные, что им посвящены огромные трактаты, которые не поддаются расшифровке. Вот, например… это нашли в Отвалах Кива пару столетий назад…
   Блюбразер поднялся, шагнул к стеллажу и вытащил тяжелый, запрессованный в пластик том. Потемневшая обложка, рваный корешок, бурый обрез страниц, жалкие остатки позолоты на месте вытисненных букв… От книги веяло невероятной древностью; чудилось, что еще мгновение, и она рассыплется прахом в руках Мадейры.
   Напрягая глаза, он прочитал: «Библия»… год издания – две тысячи двенадцатый…
   – Вы незнакомы с религией? С понятиями о Боге, дьяволе, первородном грехе, посмертном существовании? Вы не верите, что есть Творец, создавший этот мир и поместивший в нем людей? Некая Высшая Сила, которая следит за нами и со временем призовет нас на Страшный Суд?
   Мадейра отрицательно покачал головой:
   – Эти концепции мне неизвестны и непонятны. Расскажете?
   – Если хотите, но в другой раз. Впрочем, я не уверен, что это пойдет кому-нибудь на пользу. – Здесь, – он показал на увесистый фолиант, – только мифы и легенды, которые внушают людям ужас. Зачем они вам? Тем более что Страшный Суд уже состоялся, и вы обитаете в преисподней. В самом оптимистичном варианте – в чистилище.
   – Простите, я не совсем понимаю… Что за чистилище? Что за Страшный Суд?
   – Мне думается, что перед Эпохой Взлета произошла катастрофа, глобальный катаклизм, связанный с экологией или со всемирной войной. Дьявольщина! Я назову вам сто причин, которые грозили жизни: разрывы в озоновом экране, новый ледниковый период или, наоборот, потепление и затопление континентов, падение кометы или астероида, радиация, химическое и бактериологическое заражение… Наконец, мы могли просто задохнуться в грудах мусора и решить, что под землей уютнее, чем на Поверхности. Вам что-нибудь известно об этом? О катастрофе, кризисе, каких-то бедствиях задолго до Эпохи Взлета?
   Мадейра покачал головой и с сожалением убрал книгу на место.
   – Нет. Возможно, в древних материалах есть какие-то свидетельства, но мы не в силах их понять и правильно истолковать. Хотя наше братство собирает их много веков.
   – Поговорим о вашем братстве. Вы изучаете прошлое?
   – Не совсем. Мы стремимся изучить Поверхность, что и определяет интерес к прошлому. Кроме блюбразеров, этим никто не занимается, ни ВТЭК, ни ОБР и ни одна из тысяч фирм, компаний и корпораций. Они лишены любопытства, дем Дакар, хотя иногда обращаются к нам как к посредникам, чтобы приобрести древние предметы для украшения своих стволов. Их лозунг – стабильность и доходы… Больше ничего!
   – Вы находитесь в оппозиции к существующему режиму?
   – В оппозиции? Столь же загадочный термин, как религия… Я не понимаю его сути.
   – Противодействие словом и делом существующему порядку, стремление изменить его, направить общество по иному пути.
   – Нет, в этом смысле мы – не оппозиция. Наше сообщество ни с кем не борется и ничего не стремится изменить. Мы лишь изучаем Поверхность! Представьте себе, вот наш мир, – Мадейра широко раскинул руки, – мир благоустроенных куполов, неистощимых ресурсов, сытой жизни, развлечений и относительной безопасности. А там, – он ткнул указательным пальцем в потолок, – там, в каких-то десяти километрах, другой мир, где вместо купола – синее небо, где можно посмотреть на солнце, звезды и луну, почувствовать ветер на лице, пройтись под дикими деревьями, встретиться с чем-то новым, загадочным, еще невиданным… Большое искушение, не так ли?
   – Большое, – согласился он и, поразмыслив, спросил: – А как вы изучаете Поверхность?
   – Один метод – расшифровка древних текстов с ее описаниями, другой – поиск обрывков картин, фрагментов изображений на пластике и металле, их реконструкция и анализ. Что-то разыскиваем сами, что-то обмениваем, что-то приобретаем у Черных Диггеров… иногда финансируем их экспедиции… Если идут в Старые Штреки, то нанимаем Охотника, обычно – Крита…
   – Зачем?
   – Для охраны. Штреки и Отвалы – место небезопасное.
   Он поднялся, помассировал поясницу и протянул руку Эри.
   – Благодарю вас за беседу, дем Мадейра. Мы, наверное, пойдем… хватит для первого случая. Позвольте только спросить: отчего бы вам не выбраться на Поверхность и не взглянуть своими глазами на синее небо, солнце, звезды и луну, дикие деревья и остальные чудеса? Залезть наверх и посмотреть… Чего уж проще? Или это запрещается?
   – Нет. Но… – Мадейра в смущении отвел глаза, потом забормотал, стараясь не смотреть на них с Эри: – Сказать легко, сделать трудно, дем Дакар. Наши сведения о Поверхности отрывочны и противоречивы, мы не знаем, что там ждет. Возможно, солнце ослепит нас, или мы погибнем от звездного света, задохнемся в воде, свалимся в пропасть, станем добычей чудовищ вроде того двухголового монстра… Мы не знаем и потому боимся… Боимся!.. Надеюсь, это не вызовет у вас презрения?
   – Агорафобия, – произнес он, покачивая головой, – явная агорафобия… Нет, дем Мадейра, я никого не презираю, ни вас, ни ваших коллег и товарищей. Скажу вам больше – ваши страхи мне понятны, и сам я испытал такой же ужас, очутившись здесь. Все незнакомо, непонятно, все пугает… даже Эри… – Он слабо улыбнулся, обнял девушку, подумал и сказал: – Если бы мне захотелось подняться на Поверхность, вы пошли бы со мной?
   Шрам на лице блюбразера побледнел, но он не колебался ни секунды.
   – Пошел бы! До победного конца!
   – До победного! – В прощальном жесте звонко лязгнули браслеты, и он направился к выходу, повторяя: – Значит, до победного… Значит, броня еще крепка и танки наши быстры…
* * *
   Когда они вышли из прохода, ведущего к логову блюбразеров, Эри вдруг остановилась и спросила:
   – Ты серьезно говорил? Насчет Поверхности?
   – Серьезней некуда. Здесь теснота, тоска и духота, – он оглядел Тоннель, заполненный людьми, – а там простор и ветер, лес и свежий воздух… Пусть развалины, пусть без людей, так хоть под соснами прогуляюсь! И заодно узнаю, на каком я свете… то есть в каком времени.
   – Чтоб тебе купол рухнул на голову! Хочешь удрать от меня?
   Он ухмыльнулся.
   – Что я, червяков объелся? Удрать от такой красавицы! От личного телохранителя! Нет, милая, я возьму тебя с собой. Непременно! Пойдешь? Сложим избушку с печкой, дров нарубим, огород вскопаем и будем жить, как Адам с Евой в раю – отставной инвертор да Свободная Охотница…
   Эри фыркнула, но, кажется, успокоилась. Схватила его за руку, потянула к толпе:
   – Пойдем, инвертор!
   – Погоди, солнышко, дай осмотреться. Это к Мадейре проход, а дальше – к носатому Африке, который кормит червяками… А что за ним?
   – Винная лавка Факаофо. Нет, туда мы не пойдем! Хватит с тебя пузыря на сегодня!
   – А я и не собирался. Напротив что?
   – Допинг «У блохи» и шопы, где торгуют всякой древней рухлядью. Еще агентство «Восемь с половиной», посредники по найму, контракты оформляют для бойцов. Узкая щель, где огнеметы развешаны… Видишь?
   – Вижу, но не понимаю. Почему «Восемь с половиной»?
   – Процент такой берут. За посредничество.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация