А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Среда обитания" (страница 10)

   – Закрытые? От кого?
   – От подданных и конкурентов и даже в какой-то части от ВТЭК и ОБР. Они контролируют лишь поступление налогов и плату за ресурсы, а еще следят, чтобы не было серьезных разрушений во время войн.
   – И у вас воюют… – мрачно промолвил он. – Собирают налоги и воюют, хоть без серьезных разрушений… Знаешь, милая, я всегда считал: кто воюет и собирает налоги, тот и правит. Эти ваши ОБР и ВТЭК…
   Эри фыркнула.
   – Они не воюют и не правят, они охраняют среду! Жизненное пространство, купол, здания, энергостанции и транспортные сети. Еще – воздуховоды, системы подачи воды, утилизации мусора и… и кое-что еще. – Она потерла лоб. – Инкубаторы, например.
   – Серьезное дело, – согласился он, оставив попытки разобраться с принципами местной власти. – Ваш мир нуждается в охране. Ведь это, собственно, не мир, а лишь среда обитания.
   – Почему?
   – Мир – это нечто большее, чем города и люди, дороги, водокачки и энергостанции. Мир, разумеется, это включает, но большей частью состоит из элементов, неподвластных человеку, живущих по своим законам. Океаны и реки, леса и степи, горы, атмосфера, круговорот воды, чередование зноя и холода, бесчисленные существа, что обитают на планете. В более широком смысле – космические объекты, звезды, галактики, Вселенная… – Заметив недоумение в глазах Эри, он сменил тему: – Ты сказала, что ВТЭК и ОБР охраняют среду. А кто охраняет жителей города? Нас с тобой? От грабежа, насилия и смерти?
   – Каждая корпорация в своем стволе, промышленной зоне, на своей территории. У всех есть охранные службы, а если не хватает подданных, чтобы охранять и защищать, то нанимают Свободных.
   – Что-то я не заметил этих охранников, когда меня капсули грабанули, – буркнул он. – Там, на площади!
   – А я? – серьезно сказала Эри. – Кто я такая, по-твоему?
   Он коснулся золотых волос, погладил ее крепкое плечо.
   – Ты… конечно, ты, валькирия… Есть женщины в русских селеньях… свободные охотницы… коня на скаку остановят, в горящую избу войдут…
   – Что такое конь? – спросила она. – И кто такая валькирия?
* * *
   Ночью, в тот период времени, когда сияние стволов и купола тускнело, они занимались любовью в патменте Эри. Обстановка тут была скромней, камин и иллюзорные фонтанчики отсутствовали, но размерами и формой помещение не отличалось от Дакаровых покоев. Почему, было уже понятно: большая часть стволов – цилиндрическая, и жилые модули в них напоминали дольки разрезанного поперек апельсина. В торце широкой части – большое закругленное окно, а узкая, отделенная голографической завесой, выходит в кольцевой коридор, охватывающий шахту лифтов. Лифтом он уже научился пользоваться.
   Вообще он многое выяснил об окружающем мире, а более того – о себе самом. Ряд открытий явился приятным сюрпризом: здесь он был здоров и приобрел отличное тело, крепкое, неутомимое, без всяких признаков старения. Но кое-какие физиологические моменты оказались странными, если не сказать шокирующими: потребность в сне сводилась к четырем-пяти часам, а голод он ощущал только единожды в сутки, так же как желание облегчить мочевой пузырь. О более серьезных вещах приходилось заботиться вдвое реже, и, кроме того, исчезла вся растительность на теле и лице – ни волоска в паху, под мышками, на подбородке. «Видимо, люди изменились, – думал он, – избавились не только от болезней, но и от других проблем, связанных с телес– ными заботами. Меньше спать, быстрее восстанавливаться для активной жизни, меньше зависеть от желудка и акта дефекации – большой прогресс, как ни крути! И бриться не надо! А еще…»
   Он повернулся к Эри, прильнувшей к его плечу, и спросил:
   – Как вы предохраняетесь?
   – Предохраняемся? От чего? – Она потянулась и закрыла глаза. В полумраке комнаты на ее висках поблескивали капельки пота – сладкий сок любви.
   – От нежелательного зачатия. В мои времена существовала масса способов, предохранявших женщину. Но, говоря по правде, одни ее калечили, другие отравляли, а третьи…
   Не открывая глаз, Эри протянула руку и ущипнула его за живот.
   – Пак с тобой, Дакар! Мы ведь не манки отвальные, верно? Мы делаем детей, когда хотим этого. Или когда нам посоветуют в Медконтроле.
   – И что для этого нужно, кроме… – Пальцы Эри выписывали игривые круги и восьмерки на его животе, и он почувствовал возбуждение.
   – Ну, сходить в Медицинский Контроль и снять блокаду. Но к этому я не готова, нет, не готова. Я еще слишком молода.
   – Заметно, дорогая. Ручки у тебя шаловливые, – пробормотал он дрогнувшим голосом и повернулся к девушке. – Сколько тебе лет, Эри?
   – Даже этого не помнишь? – Она пощекотала ему шею, откинулась, подставив грудь его губам. – Сорок один. Вот здесь поцелуй… и здесь… и тут тоже…
   – Я думал, двадцать пять.
   – В двадцать пять я столько не умела, как сейчас.
   Через несколько минут, когда они разжали объятия и улеглись рядом, глубоко дыша, полные покоя и истомы, он поинтересовался:
   – В твои плохие дни нельзя заниматься любовью? Когда они придут?
   – Что придет? – проворковала Эри, слизывая с верхней губки капельки испарины. – Ты о чем, Да… Павел?
   – О месячных. О днях, когда у женщин бывают кровотечения.
   Девушка застыла с полуоткрытым ртом. Затем, приподнявшись на локте, изумленно уставилась на него:
   – Какие кровотечения? О чем ты говоришь?
   – О менструальном цикле. Или?..
   Она в растерянности помотала головой. Светлые волосы взметнулись львиной гривой, рассыпались по плечам и упругой груди.
   – Никогда не слышала об этом мест… мест… словом, об этом цикле. Кровь течет у женщин и мужчин, если им шкуру попортить. Разве в твои времена было иначе?
   – В мои времена была такая штука, как реклама, – сообщил он, – а в ней сплошь о прокладках и презервативах. Ящик не включишь, чтобы о них не услышать… Ну да ладно! Скажи, милая, могу я задать один… гмм… деликатный вопрос?
   Усмехнувшись, Эри опустилась на постель.
   – Думаю, можешь. После того, что ты тут со мною вытворял… а я с тобой… Определенно, можешь!
   – Когда ты первый раз была с мужчиной… в самый-самый первый, понимаешь?.. ты чувствовала боль? Были вообще неприятные ощущения, кровь или ее следы? Ну, что-нибудь в этом роде?
   – Это случилось так давно… – пробормотала Эри, с задумчивой улыбкой опуская ресницы. – Так давно… мы были такие смешные, неловкие… Большого удовольствия я не испытала, однако боль… при чем тут боль?
   – Верно, ни при чем, – согласился он и добавил как бы про себя: – Неудивительно! Уже в мою эпоху были подозрения, что натуральные девственницы когда-нибудь переведутся. Все к этому шло, но спрос на девственниц еще сохранялся, и их стали воссоздавать искусственным путем. А в ваши времена, как видно, нет и спроса! Отчего же?
   Эри шлепнула его по губам и повернулась на бок.
   – Я спать хочу! Не мучай бедную девушку расспросами! Завтра Крит вернется, у него и спрашивай… у него, не у меня… – Глаза ее и в самом деле закрывались. – Он отведет тебя к приятелю… к Мадейре… и тот…
   – Погоди, милая! Только ответь, каким образом…
   – Не повезло мне, – сонно прошептала Эри, – не повезло… Мужчин в Мобурге миллионов пятьдесят, а мне достался трахнутый инвертор… Дакар, а может вовсе не Дакар… обо всем спрашивает, задает глупые вопросы… стоило пситаб снимать…
   Он вздрогнул, будто его окатили ледяной водой, и, забыв о проблеме девственниц, сел в постели. Потом наклонился над девушкой, приблизив губы к ее уху:
   – Сколько? Сколько, говоришь?
   – Что… сколько?.. – Дыхание Эри было уже размеренным и тихим.
   – Ты сказала: в Мобурге пятьдесят миллионов мужчин… Это что – гипербола? Фигура речи?
   – Какая… фигура?.. Пятьдесят… может, больше… Я их не считала… я не пьютер…
   С минуту он глядел на спящую девушку, пытаясь оценить важность своих открытий. Первое заключалось в том, что, судя по всему, женский организм изменился радикальнее мужского. Если учитывать малую скорость эволюции гомо сапиенс, это давало ориентиры во времени, очень грубые, но тем не менее пугающие: возможно, с его эпохи прошли не сотни и не тысячи, а миллионы лет. Если только биологический прогресс не подстегнули каким-то хитрым способом, что тоже не исключалось – ведь в этом мире генетика была на высоте. Производить живых людей… пусть безмозглых, как эти одалиски… Все равно фантастика!
   Но, разумеется, это открытие меркло перед вторым. Он полагал, что обитателей Мобурга миллионов десять, может быть – пятнадцать или двадцать, но, кажется, такое мнение было ошибочным, проистекавшим из опыта прошлого, где самый крупный мегаполис населяли пятнадцать миллионов человек. А здесь, если Эри не шутит, сто… Пятьдесят миллионов мужчин нуждались примерно в таком же количестве женщин, да и сам он видел на улицах, что слабый пол не уступает в численности сильному. Чего не встречалось, так это детей и стариков… еще одна загадка, дьявол!
   Соскользнув на пол, он оделся, приладил на руку браслет и, хмурясь, осмотрел его. Массивный, но не из металла, слишком легкий и, вероятно, прочный… пошире ладони, с маленьким серым экранчиком, утопленным в овале из крохотных клавиш… Клавиш шестнадцать, десять с цифрами, шесть с буквами, и хотя цифры и буквы ясны, все остальное – темный лес… Он не знал, как обращаться с этим устройством, которое, видимо, заменяло паспорт, телефон, компьютер и чековую книжку.
   Добраться к терминалу? Но в комнате Эри его не было – здесь находились только ложе (круглое, а не полумесяцем, как в его хижине), легкие кресла и столики, какие-то решетчатые конструкции и множество шкафов за стенными панелями. Еще – холодильник, точнее – домашний раздаточный автомат, местная кормушка… Все остальное – зеркала и драпировки, занавес у входа, украшения, светильники и странный предмет, менявший окраску, – являлось чистой голографией. Возможно, где-то в этих разноцветных миражах и прятался компьютер, но он не мог его найти.
   Эри спала, и будить ее не хотелось.
   Он выбрался в кольцевой коридор, пустынный и тихий в это время суток, шагнул в кабинку лифта и спустился с триста сорок первого яруса на сто двенадцатый. Лифт не был похож на неуклюжие и тесные устройства, к которым он привык; этот двигался стремительно, бесшумно, и в его цилиндрической кабине можно было перевезти слона. Ну, не слона, так носорога…
   Дверь патмента открылась перед ним, мигнул у потолка экранчик-сканер и тут же вспыхнул свет. Сбросив обувь, он подошел к терминалу, встал на металлический диск, взялся за рукояти, подождал, пока система его не опознает. Лицо синтета Эри возникло перед ним, и в голове мелькнула мысль: не такая уж мразь этот Дакар, любитель одалисок… Вот, синтета сотворил, и, кажется, с большим старанием! И патмент назван в честь любимой женщины…
   – Работать не будем, – сухо произнес он, всматриваясь в синие глаза. – Мне нужно получить кое-какие справки, но до того скажи – могу я сесть? Ты не исчезнешь?
   – Не исчезну, дем Дакар. Разумеется, вы можете сесть, если не собираетесь работать над новым клипом.
   – А если бы собирался?
   – Тогда необходим прямой контакт с записывающей аппаратурой.
   – С этим диском и стержнями?
   – Да.
   Кивнув, он обулся, придвинул поближе одно из кресел и сел. В камине за его спиной плясало вечное пламя, облизывая горевшие и несгоравшие поленья.
   – Сколько жителей в Мобурге?
   – На данный момент – сто восемнадцать миллионов двести сорок две тысячи двести тринадцать. Но это число колеблется в пределах сотой доли процента.
   – Почему?
   – В инкубаторах рождаются новые особи, в Стволах Эвтаназии уходят те, кому надоело жить.
   – Старики?
   – Необязательно. Третий Догмат, дем Дакар: каждый достигший совершеннолетия имеет право на безболезненную смерть.
   Он хмыкнул, почесал в затылке. Привычный жест, но ощущение длинных и густых волос все еще казалось удивительным.
   – Сколько на Земле поселений? Я имею в виду большие города, где живет не меньше миллиона. Тысяча? Две?
   – Восемьсот тридцать шесть. Однако замечу, что нижняя граница задана вами неверно: население самых малых куполов составляет от сорока до шестидесяти миллионов человек.
   – Что? – Он приподнялся в кресле. – Но это значит… погоди… нет, лучше ответь: сколько жителей на всей Земле? Примерно, с точностью до миллиона?
   – Семьдесят шесть миллиардов девятьсот пятьдесят три миллиона, – невозмутимо сообщил синтет.
   Теперь он встал и вытер испарину на лбу. Ноги его дрожали.
   – Почти семьдесят семь миллиардов? Ты не ошибаешься?
   – Я не умею ошибаться, дем Дакар.
   – Но планета не может прокормить такое население! Тем более что поверхность ее не используется! Я понимаю, можно распихать людей в стволы, упаковать в подземных городах… Но пища, пища! Пища, вода, сырье, товары, энергия! Откуда все это берется в таких количествах? От бога и святого духа?
   Похоже, фантом Эри не обратил внимания на последний вопрос – видимо, счел его риторическим. На остальные ответ был краток и вполне понятен:
   – Пищу вырабатывают Продуктовые Компании, предметы потребления – другие фирмы, корпорации и лиги. Каждый купол окружен промзонами и латифундиями, их в среднем около тысячи у поселения. Воду получают с водоносных горизонтов, энергию – от геотермальных станций, сырье – из Хранилищ. При практически безотходной технологии потребности в сырье невелики.
   Да, понятный ответ, если забыть о масштабах – о сотнях гигантских городов, десятках миллиардов жителей…
   Он сел и стиснул голову руками, но это не помогло – он был не в силах осмыслить услышанное. В его времена был золотой миллиард, в Европе и Северной Америке, где не испытывали трудностей с сырьем, товарами, энергией, где ели сладко, пили вволю. Еще была Россия – в ней не столько ели, сколько пили, но все-таки она и дюжина других держав не находились на пороге голода. Чем не могли похвастать остальные три или четыре миллиарда обитателей планеты.
   Но здесь их – семьдесят семь… И, кажется, всего хватает, даже неимущим капсулям… Откуда? Такое население буквально съест планету – и не за тысячи лет, а за пару веков… Да что там веков – десятилетий! При самой безотходной технологии!
   «Может, уже и съели? – подумалось ему. – Может, катастрофой, загнавшей человечество под землю, явилась не война, а демографический взрыв? Но ведь живут же теперь в подземельях и вроде бы не бедствуют…»
   Он осмотрел свою комнату, прикинул: площадь – метров девяносто, тепло, светло и обстановка роскошная! Ну, черт с ней, с обстановкой… все же дем Дакар – инвертор, из состоятельных парней… Но Эри говорила, что у всех, кто трудится, есть приличные хоромы. Даже счет по ним ведут: тридцать-сорок человек на ярусе – орава, в колонне четыреста ярусов, жителей за десять тысяч – и это уже громада. А таких громад в Мобурге…
   Он бросил свои вычисления и, озаренный новой идеей, повернулся к синтету. Эри-голограмма покорно ждала: пухлые губы полураскрыты, взгляд синих глаз устремлен в бесконечность, волосы – как золотистый ореол на фоне матовой стены. Компьютерное божество невозмутимости и терпения…
   – Ты можешь показать мне карту? Землю с ее материками и купола – все купола, какие есть? Масштаб побольше – скажем, во всю стену… Справишься?
   – Да, дем Дакар.
   Воздух замерцал и заискрился, изображение Эри исчезло, а вместе с ним – рабочий стол с приборами. Поднявшись, он принялся разглядывать карту, с чувством странной радости отмечая, что формы континентов не изменились, все острова по-прежнему на месте и внутренние водоемы тоже – Великие Озера в Штатах, Байкал, Каспийское и Черное моря и остальные, коим положено находиться между Евразией и Африкой. Ничего не пропало, ни Антарктида, ни Австралия, ни Сахалин с Курильской грядой, и нового вроде бы не появилось, какой-нибудь Лемурии или Гондваны… Да, никаких сюрпризов – за исключением куполов.
   – Кив, – пробормотал он, читая надписи на карте, – Кив… Похоже, на месте Киева. Варш, Линн, Пэрз и Дона – это Варшава и Берлин, Париж и Лондон… Сель и Мюн – Марсель и Мюнхен… поблизости от них, во всяком случае… Вилс – конечно, Вильнюс, а Пага – Прага… Много ли жителей в этих городах?
   – От девяноста до ста тридцати миллионов, – сообщил синтет.
   – Население целых стран, причем больших! Вся Европа в сотне поселений! Нет, пожалуй, их не сотня, все же меньше… А тут у нас что? Кайра – похоже, Каир, Дайл – Дели… Сабир – между Красноярском и Иркутском… на побережье – Влав и Шанха, а в Калифорнии – Лоан и Фрис… Лос-Анджелес и Сан-Франциско? Но не на прежних местах, гораздо дальше от океана… Почему? Почему здесь нет куполов? – Он провел пальцем вдоль Калифорнийского полуострова.
   – Сейсмически неустойчивый регион. Велика опасность разрушений.
   – Понятно. И в Японии ничего, и в Исландии, и в Мексике… Хика – в восточном Техасе… Может быть, Мехико? Норк и Бост – Нью-Йорк и Бостон… А в Южной Америке – Офир, Буэнос, Зана, Ама… наверное, от Амазонки… Красные линии повсюду – что это такое? Транспортные магистрали?
   – Трейн-тоннели, дем Дакар.
   – Под всеми океанами идут… здесь и здесь… от Скандинавии и Гренландии до Мельбурна и Огненной Земли… Титаническая работа! Непостижимая! Сколько же лет их строили? Эти тоннели и купола?
   – Их создали в конце Эпохи Взлета. Первый автономный купол – в нулевом году, все остальное – примерно за три десятилетия. Даты ввода в строй сооружений зафиксированы в моей памяти.
   – Три десятилетия… только три десятилетия… – прошептал он, отодвигаясь от карты. Это было новым потрясением. Получалось, что за тридцать лет были отстроены сотни куполов, гигантские пещеры километровой высоты, создана инфраструктура, воздуховоды, энергостанции и водокачки, пробиты в скальных породах тоннели, которыми можно было опоясать земной шар дюжину раз. Это не укладывалось в сознании. Масштаб переустройства мира был слишком глобален, а время – слишком мало.
   Не спит ли он? Возможно, этот город и люди, обитающие в нем, и все другие города на иллюзорной карте – всего лишь сновидение? Замысел очередного романа, пришедший к нему ночной порой? Просто фантастическая история? Он ее напишет, отвезет в Москву, положит на стол Андрею, и через несколько месяцев весь этот мир уляжется в книжном переплете… Мираж, творение игривого ума…
   Он подошел к окну, взглянул на темные стволы, на купол, мерцающий в вышине, на транспортные дорожки, воздушные улицы, террасы, переходы, повисшие над бездной, нахмурился и покачал головой. Не очень походит на сон или мираж… Даже совсем не походит!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация