А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фейсконтроль на тот свет" (страница 3)

   Глава 4

   Кира уверенно вела машину к тому самому кафе, где ей назначил встречу потенциальный начальник. Водила автомобиль она уже давно, поэтому ездила без нервозности и ненужного лихачества. Одной рукой Кира держала руль, в другой – тонкую сигарету и вовсю дымила в открытое окно. Кира никак не могла бросить эту вредную привычку, она сама ненавидела себя с сигаретой, старалась курить без свидетелей.
   «Как же далеко от Москвы он назначил мне встречу, может, там и располагается его фирма „Аист на крыше“?» – думала Кира, периодически включая поворотники и перестраиваясь из одного ряда в другой.
   «Неужели мне придется ездить туда каждый день? А что делать? Хорошо, хоть машина у меня есть. Ладно, ничего, некоторые люди из Подмосковья каждый день в Москву на работу мотаются, а я буду наоборот. „Аист на крыше“ – интересное название для фирмы. Что оно может означать? Первое, что приходит на ум: это как-то связано с детьми… Я никогда не работала с детьми, но неплохо к ним отношусь, кстати, и они тянутся ко мне… Так что, думаю, это не страшно… Кира, уйми свое воображение! Уже планы строишь, может, это какой-то строительный бизнес, не имеющий к детям никакого отношения. Да и на работу меня еще не приняли, а я уже размечталась… Главное, чтобы это был не стриптиз-бар или массажный салон».
   Погода совсем разгулялась, словно уже и лето заявило о своих правах. Она выкинула окурок в окно и размотала шарф на шее. Какое-то смутное беспокойство поселилось у нее в душе. Кира, как музыкант, была очень эмоциональна и чувствительна. Иногда она вроде беспричинно начинала волноваться, предчувствуя что-то плохое. Самым печальным было то, что ее предчувствия часто оправдывались.
   «Сейчас-то в чем дело? – занервничала она. – Хотя я переживаю, что у меня не получится опять… Да еще оделась так… Не перегнула ли я палку, может, Ольга права? Допустим, шефу как женщина я не понравлюсь, я бы даже предположила, что очень не понравлюсь, но где гарантия, что такое „чмо“ он возьмет на работу? Захочет ли Эдуард Рудольфович Томилин видеть столь непривлекательную женщину каждый день? Не перестаралась ли я?» – Еще больше разволновалась Кира. Взгляд ее упал на яркую вывеску интернет-кафе. Она быстро оценила обстановку на дороге и резко остановила машину. Неприятности ее начались уже на входе в заведение, так как охранник не захотел ее пускать, с сомнением рассматривая одежду.
   – Вы… сюда… зачем?
   – Это кафе, я иду пить кофе, – ответила Кира, только сейчас понимая всю нелепость своей затеи – одеться так, чтобы изуродовать себя и не вызвать у будущего шефа никаких эротических мыслей.
   – У нас кофе стоит сто рублей, – строго продолжил охранник.
   Кира покраснела и решила брать наглостью, потому что ничего другого ей не оставалось.
   – А в чем дело? Почему вы меня не пускаете?! Я не могу выпить кофе? Или вы думаете, что у меня нет ста рублей? Вам показать кошелек? – Кира достала из кармана своего страшного, «замшелого» пальто ключи с сигнализацией от автомобиля и нервно сняла и снова поставила его на охрану. Этот ход подействовал, видимо, охранник подумал, что если у этой весьма странно одетой женщины хватило денег на иномарку, хватит и на кофе.
   – У нас интернет-кафе, – подчеркнул он первое слово, отступая в сторону с недовольной физиономией. Вообще Кира замечала, что у всех охранников обычно напряженные, недовольные и неприветливые лица. Целью их было вычленить нехорошего человека из толпы, скрутить его и получить за бдительность премию. А если люди вели себя адекватно, это не могло не раздражать охранников, ведь им не выпадал шанс показать всем, что они не зря едят свой хлеб.
   – Я с удовольствием посижу в «яндексе», – ответила ему Кира, чем ввергла его в шоковое состояние.
   Никак нельзя было подумать, что эта тетка может что-то понимать в компьютерах.
   Кира разместилась за экраном монитора и решила больше не портить себе настроение и не смотреть в злые, настороженные глазки, следящие за ней. Она заказала кофе, пачку сигарет – свои у нее закончились, и круассан с горьким шоколадом. Она вошла в Интернет и набрала искомую фирму «Аист на крыше». Из предложенного Кира выбрала то, что посчитала нужным, отсеяв рассказы об аистах от опытных орнитологов, и вошла в раздел. Поднос с кофе, круассаном и легкими сигаретами приземлился у нее на столике. И уж совсем лишним было то, что официантка зачем-то добавила:
   – Туалет у нас за углом.
   – Спасибо, я не хочу! – оторвала взгляд от экрана Кира.
   – Я в смысле… руки помыть, – смутилась девушка и испарилась.
   Кира вцепилась в компьютерную мышь и погрузилась в чтение. Уже через десять минут она узнала, что фирма «Аист на крыше» сугубо благотворительная, организована неким Эдуардом Рудольфовичем Томилиным. По всей стране фирма искала слепых детей из детских домов, детей, которые никогда не усыновлялись из-за врожденного дефекта и пропадали потом в домах инвалидов или всю жизнь работали руками на каких-то несложных, рутинных операциях. В этом частном интернате детей развивали в художественном, эмоциональном плане. Из-за отсутствия зрения у них были обострены все остальные органы чувств. Эти дети часто обладали абсолютным музыкальным слухом. Именно музыкальное развитие и было уклоном в «Аисте на крыше». Ребенок через музыку учился выражать свои эмоции и чувства и становился намного богаче духовно. Так маленькие, никому не нужные инвалиды постепенно обретали смысл жизни.
   У Киры внезапно защемило сердце и затуманились глаза. Видимо, это отразилось у нее на лице. К ее столику подошла официантка и, словно желая реабилитироваться, услужливо спросила:
   – Вам плохо? Вам не понравился наш кофе?
   – Да… то есть нет, то есть да… Кофе мне понравился, но мне бы сейчас граммов сто коньяку, хотя… что я несу? Я же за рулем… Девушка, принесите мне еще двойной эспрессо…
   – Хорошо, – сказала официантка, кивнув.
   Кира вернулась к «Аисту на крыше».
   Это движение было очень нужным и нашло свой отклик в сердцах тысяч людей. Многие родители, дети которых в силу разных причин потеряли зрение, или просто люди, не отказавшиеся от своих слепых детей, очень хотели приводить своих отпрысков на занятия музыкой со специальными педагогами, имеющими опыт общения со слепыми. Чтобы они осваивали музыку и просто общались друг с другом, а также находили друзей.
   Кира безжалостно нажала на кнопку компьютера, оповещающую о выходе из сети.
   «Нет, нет и нет… Снова музыка… слепые дети и музыка! Это катастрофа… нет, нет и нет! Постой, меня же берут на должность секретаря, а не учителя музыки. Но даже этого я боюсь… Какая метаморфоза. Я не хочу близко подходить к этому делу, не хочу слышать слово „музыка“! Что же мне делать?! Нет, я не спятила, я понимаю, что мне надо было раньше обратиться к психотерапевту. Но я не обратилась, и это мешает мне сейчас пойти на работу в „Аист на крыше“ и даже издалека слышать звуки музыки». – Кира залпом выпила горячий кофе, засунула в рот, не заметив этого, сразу две сигареты и, положив на стол пятьсот рублей, вышла из кафе. Она стояла и тяжело дышала, как боксер после ринга.
   «Да что же это со мной? Просто приступ паники какой-то… я с ума сошла… Нет, хорошо, что я пробила эту фирму, а то приступ случился бы со мной в кабинете этого Эдуарда Рудольфовича. Что бы он подумал обо мне? Ничего себе, пришла по знакомству. Мало того, что одета как нищенка, еще и с „приветом“. Все, решено! Я звоню ему и отказываюсь… я, мол, передумала, мне предложили другую работу, очень сожалею и, черт побери, ни слова про музыку!»
   – Вам плохо? – высунулся из дверей интернет-кафе охранник, от чего Кира потеряла равновесие и упала с лестницы в три ступеньки. Охранник, и сам испугавшись, кинулся ей помогать.
   – С вами все в порядке?
   – Издеваетесь? Какой же здесь порядок? Оставьте меня в покое, я вам ничего не должна! – закричала Кира, вставая с асфальта и потирая ушибленное место.
   Она даже не замечала, что две сигареты у нее во рту разошлись в разные стороны, словно язык у змеи. Что именно подействовало на охранника, неизвестно, но он мгновенно испарился из ее поля зрения.
   – Тьфу! – выплюнула сигареты Кира и, хромая, поспешила к своей машине. Уже за рулем она, чувствуя, что ее знобит, несмотря на теплую погоду, набрала телефон Эдуарда, чтобы отменить встречу. Ей было стыдно, неудобно, страшно и дискомфортно, но свое психическое здоровье ей было дороже. Первым разочарованием для девушки было то, что телефон вызываемого ею абонента был временно недоступен, и, второе, что во время падения у нее порвались колготки и лопнула резинка на сапоге-стрейч на левой ноге. Голенище сапога безвольной тряпкой повисло у нее на ноге, являя миру рваные колготки.
   «Да что же это такое? Почему он не берет трубку? Может, едет в метро? О чем это я? Там нет метро! Ну и денек сегодня! Вот развернуться бы и поехать домой, так бы и сделала, если бы не одно „но“. Не могу, чтобы о знакомой Ольги подумали, что она такая хамка. Человек приедет на встречу, будет меня ждать, а я не явлюсь безо всяких объяснений…»
   После еще двух неудачных попыток связаться с основателем «Аиста на крыше» Кира посмотрела на часы и, поняв, что времени до назначенной аудиенции остается в обрез, вдавила педаль газа.

   Глава 5

   «Какая же тмутаракань! Разве можно в таких забегаловках назначать приличным девушкам встречу?» – надула губы Кира, останавливаясь у совершенно непрезентабельного вида автомастерской с автомойкой и кафе, расположенном во втором отсеке страшного здания. Вокруг на несколько километров не наблюдалось никакой жизни. Киру удивляло, кто вообще мог обслуживаться в этом заведении?
   Уверенность, что она откажется от предлагаемой работы, росла в ней с каждой минутой. Казалось, Кира специально накручивала себя для того, чтобы с более спокойной совестью заявить о своем отказе.
   «Интересное дело… автосервис, а стоянки для машин фактически нет», – думала Кира, ставя свой автомобиль у дороги и направляясь к кафе.
   «А я еще спрашивала, как его узнаю? Смех, да и только! Такая глухомань! Да тут только и будем мы вдвоем!»
   Кира вошла в кафе и мгновенно ослепла от всепоглощающего мрака после яркого дневного света. Девушка посмотрела на свои часы с подсветкой и осталась довольна тем, что фактически не опоздала.
   «Подумаешь – десять минут! Еще хорошо, что я ориентируюсь в картах автомобильных дорог, а то могла бы вообще не найти это гнилое место! Тут даже голубей нет, хотя дались мне эти голуби?!»
   Кира проморгалась и двинулась на свет, исходящий от зоны барной стойки. Обстановка в кафе была более чем скромной. Обычные прямоугольные столы со стульями, даже не отгороженные друг от друга перегородками и ширмами. Уюта никакого. К этому добавлялось отсутствие окон и хорошего освещения. Несмотря на то, что забегаловка оказалась фактически полупустой, было сильно накурено. Хотя чему удивляться? Здесь и вытяжки-то нет никакой. Кира попыталась всмотреться в лица посетителей, но видела только их контуры, словно посетила театр теней. Вспомнив, что бармен должен быть в курсе дела, Кира смело подошла к нему и спросила:
   – Простите, я могу видеть Эдуарда Рудольфовича Томилина? У нас тут назначена встреча, и вот я… – сказала Кира, несколько растерявшись.
   Можно было предположить, что бармен не знает не только Эдуарда Рудольфовича, но и как его самого зовут тоже. Он был очень удивлен, и это отразилось у него на лице.
   – Встречу?! Здесь?! Эдуард?! С вами?!
   – Все понятно! Я не туда приехала! – сразу же сообразила Кира.
   – А куда вам надо было приехать? – спросил парень.
   Кира назвала адрес, бармен почесал затылок.
   – Это то место…
   – А Эдуарда Рудольфовича вы знаете? – спросила Кира.
   – Знаю… – озираясь назад, не очень уверенно ответил парень.
   – Ладно, извините, все, что ни делается, делается к лучшему… Значит, он забыл о нашей встрече и вас не предупредил. Извините, – еще раз сказала Кира и на ощупь пошла к выходу.
   Не успела она дойти до своей машины, как ее окликнули:
   – Простите, женщина!
   Кира на дневном свету не сразу поняла, что это бармен. Она не стала ему говорить, что терпеть не может, когда ее называли женщиной. Он часто-часто моргал ресницами, словно обиженный ребенок, только что получивший нагоняй.
   – Простите меня, девушка! Я же совсем забыл, Эдуард Рудольфович предупреждал меня о том, что у него здесь будет встреча с женщиной. Просто он опаздывает и убьет меня, если я вас не задержу. Не подождете ли меня?
   – Вас? – удивилась Кира.
   – То есть его, – улыбнулся парень, кося глазами.
   «Обкуренный, что ли?» – подумала Кира и со вздохом пошла обратно. Только она обрадовалась, что чудом избежала неприятного разговора, так нет, удача явно была не на ее стороне.
   Они вернулись в душное кафе. Бармен усадил ее за один из столов и даже включил на нем свечку, что, впрочем, света особо не добавило.
   – Что будете есть? Пить?
   – А что вы посоветуете из еды? – вопросом на вопрос ответила Кира, сомневаясь, что в этой забегаловке бывает какая-то еда.
   – Картофель фри, бутерброды…
   – Давайте, – согласилась Кира, – и кофе… это реально?
   – Вполне, – ответил парень и ушел за стойку бара.
   Кире долго пришлось ждать картошку на прогорклом масле, бутерброды на слегка подсушенном хлебе и плохо сваренный кофе. Парень еще раз попросил ее подождать.
   – И сколько мне ждать? – спросила Кира, доставая сигареты.
   – Скоро… уже очень скоро.
   Действительно, через десять минут в кафе вошел полный высокий мужчина в кожаной куртке и кожаных штанах. Почему-то Кира сразу же поняла, что это к ней, и не ошиблась. Бармен с мужчиной переглянулись, и парень кивнул головой на Киру.
   «А этот господин Томилин не так уж хорошо воспитан, как мне показалось по телефону, заставить даму ждать сорок пять минут», – подумала Кира, выдавливая из себя подобие улыбки.
   – Эдуард Рудольфович?
   – Да, это я. Приношу извинения, что заставил вас ждать, – ответил мужчина, присаживаясь напротив Киры.
   – Да ладно… – пожала плечами она.
   – Дела, знаете ли, дела… – туманно ответил Эдуард, разваливаясь за столом и с интересом разглядывая Киру. – Вы по поводу работы?
   – Да.
   – А что вы умеете делать? Какое у вас образование?
   – Я? Ну, я думала о работе секретаря, и уверена, что с этой работой справлюсь. Знаю компьютер… английский язык… А образование у меня… консерватория, хотя, конечно, все равно высшее… – робко сказала Кира.
   – Что?! – неожиданно громко прокричал Эдуард и разразился смехом. – Консерватория?! Нет, дорогуша, ты мне не подходишь!
   Кира от возмущения подпрыгнула на месте.
   – Да я хотела сказать вам то же самое!!
   – Вот и поговорили! – улыбнулся Эдуард.
   Кира полезла в сумочку за деньгами, но Эдуард остановил ее широким жестом.
   – Не стоит! Я заплачу!
   – Мне не надо подачек, – гордо ответила Кира и, оставив деньги на столе, выбежала из кафе.
   Она с ходу запрыгнула в машину, отъехала от места встречи примерно на километр и остановилась. Ее просто раздирала обида, она сегодня столько натерпелась ради этой встречи, которая прошла просто-таки невероятно быстро.
   «Он сделал все, чтобы у меня была именно такая реакция, и я повелась… только не знаю, что делать дальше? Я ведь поняла, что говорю не с Эдуардом Томилиным, с первых же слов. Меня – человека с идеальным слухом, нельзя обмануть. Даже если учесть, что по телефону голос человека изменяется, голос этого типа ни капли не походил на тот… в трубке. Это для большинства людей два мужских голоса, услышанные через временной промежуток, да еще оба незнакомые, звучат одинаково. Но не для музыканта. Я обладаю слуховой памятью. Эти голоса абсолютно разные», – подумала Кира, нервно стуча пальцами по рулю.
   «Что мне делать? Позвонить в милицию? И что я им скажу? Мол, мне мерещится, или я точно знаю, но нет ни одного доказательства? Вот ведь попала… Может, мне все это кажется? Я сама себя накручиваю? А как я буду жить с этими сомнениями? Черт! Ведь с Эдуардом что-то случилось! И, скорее всего, плохое!»
   Кира вылезла из машины и побрела назад, собираясь с мыслями. За городом было еще прохладно, не то что в Москве. Дорога была ужасная, и Кира брела по ней, спотыкаясь и понимая, что идет навстречу неприятностям.
   «Совершенно ясно, что мой приход для бармена был полной неожиданностью. Не говорил ему Эдуард ни о какой встрече, но он его явно знает… Бармен выпытал, по какому поводу я ищу Томилина, а когда я ушла, наверняка позвонил знакомому бандиту, не знаю, как его там… но по-другому этого типа не назовешь. Я в своей жизни не сталкивалась с благотворительностью, но слепым детям помогают явно люди не с такими злыми, настороженными глазами, будто желающие вмазать кому-то в челюсть. Так… бармен звонит бандиту и сообщает, что вышла неувязочка и Эдуарда разыскивает какая-то тетка. А значит, она может поднять тревогу, начать его искать. Это явно не входило в их планы. Шеф дал распоряжение бармену задержать подозрительную тетку, то есть меня, так сказать, до выяснения всех обстоятельств. Похоже, для них главное успокоить меня, чтобы я не заподозрила исчезновения Эдуарда и не стала его искать. Кем хотел представиться этот бандит? Что, если бы я знала Эдуарда в лицо? Он бы придумал что-нибудь еще… Сказал бы, что Эдуард очень занят, а он, например, его помощник, коммерческий директор или еще кто-нибудь… А я сама облегчила ему задачу, спросив:
   – Эдуард Рудольфович?
   Бандит принял эту игру и представился Томилиным. Поняв, что я явилась всего лишь по поводу трудоустройства и мне ничего не известно, он успокоился и повел себя весьма нагло. Он изображал хозяина фирмы, не принимающего сотрудника на работу. А уж то, что я имею консерваторское образование, почему-то рассмешило его… Однако зря, именно это образование и сыграло с ним злую шутку, так как я поняла, что он лжет», – размышляла Кира, завидев впереди знакомый дом. Она остановилась.
   «Допустим, все так, как я предположила, то есть не очень хорошо… Что мне это дает? Явно над господином Томилиным было совершено насильственное действие… а вдруг его вообще убили? Вот ведь влипла! Что я хочу узнать? Сейчас и меня отправят вслед за ним. Стоят ли того страдания из-за неизвестного человека? Умом я понимаю, что нет, а ноги сами несут в опасное место. Зачем меня тянет на подвиги? Жесть какая-то! Засиделась без работы, застоялась. Обещаю себе клятвенно, что, как только увижу хоть одну зацепку, которая реально сможет заинтересовать милицию, сразу же ее и вызову, а сама подобру-поздорову унесу отсюда ноги. Все!»
   Кира немного воспрянула духом после такого решения. Хоть вокруг были леса, около этого автосервиса было абсолютно пусто. «А ведь мне не подойти незамеченной», – подумала она, боясь приближаться к дому. Она свернула с дороги и спряталась в кустах, заметив у дома какое-то движение. Со зрением у Киры было все в порядке, и она четко увидела, как из мойки выехал роскошный джип. Машина остановилась, и из нее вышел небезызвестный бармен, крутя ключи на пальце. Он поставил машину с торцевой стороны дома и, постоянно озираясь, вернулся в кафе. Пустой черный джип гордо сиял в своем одиночестве, словно бельмо в глазу. Некрасивое, неотремонтированное здание и шикарная, блестящая на солнце машина совсем не подходили друг другу. Неудивительно, что в голову Киры закралась крамольная мысль.
   «А чья это машина? Вряд ли на ней ездит бармен… Можно подумать, что эта тачка принадлежит тому бандиту, который выдает себя за Эдуарда, если бы я не видела, когда выбегала из кафе, припаркованный старый „Москвич“, только что подъехавший. Потому что его, когда бармен возвращал меня назад и уговаривал дождаться Эдуарда, тут не было. В этом Кира была уверена. Значит, именно бандит примчался на „Москвиче“, а вот „Мерседес“ мог принадлежать… Эдуарду», – решила Кира, стараясь не думать о том, зачем его мыли.
   «От крови, от крови отмывали, от чего же еще…» – зудел в голове противный голос.
   – Ну, это мы проверим! – вслух сказала Кира. – Труп будет весомым доказательством для милиции. Тьфу! Типун мне на язык… Надо исходить из позитивной точки зрения. Эдуард еще жив! Жив! Я надеюсь на это. Где он может быть? Ответ очевиден, если его джип здесь, Эдуард тоже здесь. Он, наверное, приехал сюда на встречу со мной или с кем-то еще, а заодно и меня сюда пригласил. Тут они на него и напали, машину в мойку, а Эдуарда куда? В подвал, в сарай… да мало ли куда… Меня настораживает то, что если все достаточно серьезно, они захотят избавиться от Эдуарда, и сделают это скорее всего ночью. Потом вывезут труп в лесок или утопят в какой-нибудь речушке, и ищи ветра в поле. Исходя из этого предположения, найти Эдуарда я должна до ночи. Как? Вернуться в кафе я не могу, они сразу же заподозрят, что я что-то знаю, и тогда я уже точно никому не помогу. Подкрасться незаметно не получится, дом просматривается со всех сторон. Мою машину они знают… Я могу попасть туда только в чужой машине, причем я в ней должна быть спрятана… Архисложная задача, но надо что-то делать. Уж не везет мне сегодня так не везет.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация