А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ремейк Нового года (сборник)" (страница 16)

   Танцующей походкой Варя подошла к гардеробу и – кутить так кутить – вместе с номерком протянула старенькому гардеробщику целых пятьдесят долларов (еще с утра пятьдесят долларов – было много, ну а сейчас – вполне сгодятся на небольшие чаевые).
   – Спасибо, ласточка! – просиял старикашка и галантно подал ей шубку.
   Из казино Варя выходила как королева – шаг от бедра, снисходительная улыбка, безупречная осанка… Она улыбалась приятным мыслям и, конечно, не заметила, что учтивый гардеробщик внимательно смотрит ей вслед, а в глазах его блестит неприкрытая тревога.
* * *
   Варя ничего не успела даже понять. Сначала была зимняя, красивая улица – с огоньками иллюминации, терпким запахом мандаринов, наряженными елками почти в каждом окошке. Варю переполняли радость, и лихость, и легкость, а главное – она твердо верила и знала: теперь у нее все будет хорошо. На этой мысли, что все хорошо, она и почувствовала, как ее грубо хватают и разворачивают чьи-то злые руки… А потом – рывок, удар, короткий всплеск боли, сумочку вырывают из рук… И дальше ничего. Пустота.
* * *
   Черно и пусто было очень долго. Варя будто бороздила безвоздушное пространство, а кругом – глухая ночь и полная невесомость. И в голове – гулко, словно в заброшенной церкви… И так хорошо, и не надо ни о чем думать – просто паришь в темноте, ничего не ждешь и ни на что не надеешься… Если это и есть конец, то он не очень страшный, только немножко холодно и непонятно…
   Но вдруг темень начала сереть, рассыпаться на куски, задрожала, заколыхалась… Потом рассыпалась, и Варя почувствовала: она все-таки еще здесь, на Земле. А вместе с сознанием пришла боль: всепоглощающая, она давила на грудь, голову, ноги, пальцем пошевелить – и то было невозможно.
   Варя попыталась открыть глаза – в висках тут же заполыхали молнии, колючие, злые.
   Тогда она застонала – и тут же почувствовала на своей щеке ласковую, успокаивающую ладонь. И услышала мягкий женский голос:
   – Тихо, девочка, тихо…
   – Где… я… – с трудом выдавила она.
   – Ты в безопасности. Все хорошо… – ответили ей.
   Однако Варе по-прежнему было плохо: тошнило, дико болела голова, а тело саднило. Но, по крайней мере, никто ее больше не бил. И этот мягкий, ласковый голос – он такой приятный… Где же она его слышала? И вообще – где она находится?
   Варя пошевелилась и обнаружила: она лежит на заднем сиденье машины, ее голова – на руках у какой-то женщины, за рулем – водитель, а кругом – темнота и ни огонечка.
   Варя попыталась приподняться и рассмотреть женщину, но у нее ничего не вышло, она со стоном упала обратно на ее колени. До чего же тяжело, обидно и страшно, когда ты полностью в чужих руках и ничего не можешь сделать!
   – Где… моя сумка? – слабым голосом спросила Варя.
   – Вот, – коротко ответила женщина и вложила в ее пальцы ремешок от сумочки.
   Варя (голова все еще кружилась и дико болела) попыталась расстегнуть «молнию».
   – Твои деньги на месте, – спокойно сказала женщина. – Пожалуйста, не волнуйся и не шевелись!
   Шевелиться и волноваться сил все равно не было. Их хватило только на то, чтобы понять: ее куда-то везут. В хорошей машине – потому что колеса стелются мягко, словно они едут по пуховой перине… Надо бы приоткрыть глаза и посмотреть…
   Варя посмотрела – и вздрогнула. Где они едут?! Это ведь совсем не Москва! Кругом чернота, снег, безмолвие, и эта картина ей что-то напоминает… что-то очень знакомое… Ах, вот: «Машина осторожно кралась по скользкой колее. Дорогу обступал безмолвный зимний лес – величественный, словно Берендеево царство. „Как в сказке“, – подумала она…»
   Это же эпилог из ее же любовного романа! Глупого, полностью вымышленного, дурацкого… Только лес, по которому ее везут, – настоящий. И он действительно безмолвный и величественный, словно Берендеево царство. Но как она здесь оказалась? И главное – с кем?
   – Кто… вы? – выдавила Варя.
   Ни женщина, ни водитель ей не ответили. Только шофер, как и в ее романе, «смело бросил мощную машину в поворот, и могучие ели наконец расступились. Впереди, на пригорке, показался аккуратный деревянный домик в смешной снежной шапочке. Жизнерадостные огоньки окон в поздних сумерках, наряженная елка у калитки, умиротворяющий дымок из трубы…»
   «Я сошла с ума, – решила Варя. – От всех переживаний я просто сошла с ума…»
   А машина между тем подкатила к деревянному домику. Шофер аккуратно припарковался у наряженной елки, а женщина мягко спросила Варю:
   – Ну, солнышко, как ты? Сможешь встать?
   – Куда вы меня привезли? – прошептала Варя.
   – Домой, – твердо сказала женщина.
   В голосе ее еще раз прозвучали знакомые, уже где-то слышанные интонации… И Варя незнакомку наконец рассмотрела: это же та самая тетка из казино! В черном платье и траурном платке. И мужчину за рулем она тоже знает: это тот, вслед за кем Варя выиграла первые семнадцать с половиной тысяч…
   И тогда Варя все поняла. И прошептала:
   – У вас была своя игра. А я в нее влезла. Зря…
   – Почему зря? – не согласилась женщина. – Ты ведь тоже выиграла!
* * *
   Избушка тоже словно сошла со страниц Вариных любовных романов. Ее наполняли покой и сельский уют – как их представляют себе городские жители: стены отделаны вагонкой, посреди комнаты – круглый стол, а на нем зеленая скатерть с кистями, плетеные кресла, скрипучие ходики с декоративной пучеглазой кошкой…
   У Вари даже хватило сил усмехнуться: «Угадала все. Кроме принца».
   Принца в избушке и правда не было. Только «король с королевой» – то бишь странная парочка из казино. Едва они ввели Варю в дом, как оба захлопотали. Мужчина – заботливо и аккуратно расстилал для Вари постель на пуховой перине, женщина – звенела посудой на кухне и обещала, что липовый чай заварится ровно через минуту…
   И Варю совсем не удивляло и не беспокоило, что она – в чужом доме, неизвестно где, на попечении совершенно посторонних людей. Ей просто хотелось быстрее напиться чаю, рухнуть в пушистую постель, провалиться в сон и выспать все болячки. А во всем разобраться можно будет и завтра. Во всем, кроме… И Варя спросила мужчину:
   – Скажите, а что случилось? Ну, там, возле казино?.. Кто на меня напал?
   Тот грустно усмехнулся:
   – Бандиты. Двое. Они вышли из казино сразу за тобой.
   – А вы тут каким боком? – требует Варя.
   – А я сидел в машине и ждал, пока выйдет жена. Наблюдал за входом. И увидел: выходишь ты, а за тобой – эти двое, и даже не маскируются, совершенно явно тебя «ведут». Ты разве не заметила их?
   – Нет. Я как пьяная была. От того, что столько выиграла…
   – А почему такси не поймала? – укоризненно спросил он.
   Варя только вздохнула. Не объяснять же, что ей просто захотелось пройтись. Вдохнуть запах праздника и мандаринов.
   – Впрочем, пешком или на такси, все равно достали бы… – грустно констатировал мужчина. – Казино больших выигрышей не прощает. Хорошо, что я… – Он не договорил, смутился.
   – Спасибо вам, – промямлила Варя.
   – За что же спасибо – я не успел, тебя уже ударили… Болит голова?
   – Болит, – всхлипнула она.
   На ее слезы из кухни спешит, почти бежит, женщина. Она коротко бросает мужчине:
   – Оставь нас!
   И бережно помогает Варе опуститься на постель, заботливо подтыкает одеяло, присаживается рядом, участливо говорит:
   – У тебя ведь что-то случилось? Я имею в виду – еще до того, как ты пришла в казино?
   И Варя, всхлипывая, начинает рассказывать: про опостылевшие любовные романы. И про рождественскую сказку, которую ей обещал Макс. И о том, как он проиграл ее сказку в казино… «А зачем я сама в казино пошла – теперь и объяснить не могу… Убедила себя: для того, чтобы Макса понять. А потом, когда мне вдруг везти стало, поняла: я – такая же, как Макс. Не могу остановиться. Не могу уйти… Надо было бежать сразу, как я в первый раз выиграла. А я все чего-то ждала и играла, играла… Ну и дождалась… Эти бандиты… Они же меня чуть не убили!»
   – Ты думаешь, что плохо только тебе? – вдруг перебила ее женщина.
   И Варя сразу замолкает, тревожно вглядывается в ее грустные глаза, переводит взгляд на траурный платок на ее волосах.
   – Нет, платок тут ни при чем, – отмахивается та. – Это-то как раз ерунда, маскировка, забыла снять… – Она небрежно стягивает его и бросает в изножье кровати.
   – А… а что у вас плохого? – осторожно спрашивает Варя. – У вас, похоже, замечательный муж, и домик уютный, и машина хорошая… – Она задумывается и добавляет: – И в казино вам везет…
   – «Везет»! – фыркает женщина. – Ты разве не поняла?.. – Она испытующе смотрит Варе в глаза.
   – Ну, я, конечно, догадалась, что вы как-то хитро играете, – неуверенно произносит Варя.
   – Ну-ка, ну-ка! – подбадривает ее женщина. – И в чем же хитрость, разгадала?
   – Ваш муж и вы ставите только на три цифры, – тихо говорит Варя. – Я посмотрела: на рулеточном кругу они находятся по соседству. Сначала идет пять, потом – десять, а потом – двадцать три. Или: два, двадцать пять, семнадцать… Одна из этих цифр обязательно выпадает. И, похоже, не случайно…
   – Ну-ну, дальше! – подбадривает ее женщина.
   – Я думаю, у вас есть какой-то прибор. Который… который, наверно, действует по принципу радара… То есть в зависимости от силы броска крупье он рассчитывает вероятную точку падения шарика. Поэтому вы и ставите обязательно после того, как крупье раскрутит рулетку. И ближе к концу ставок – для того, чтобы ваш прибор успел просчитать, какие числа сейчас выпадут.
   В ответ женщина заразительно смеется. А отсмеявшись, вдруг зовет:
   – Андрюша!
   «Кто такой Андрюша?» – удивляется Варя. К своему мужу женщина вроде бы обращалась как-то по-другому…
   А в доме – тихо-тихо, никакой Андрюша на зов женщины не спешит, и она повышает голос:
   – Андрюшка! Да не бойся ты. Иди к нам!
   – Кто этот Андрюша? – шепотом спрашивает Варя.
   Глаза женщины сразу грустнеют, и она коротко отвечает:
   – Сын. Только он…
   Но за стеной уже раздался скрип, будто по дощатому полу катили старенькую телегу, дверь в комнату робко приоткрылась – и Варя застыла, прикрыв рот рукой…
   Она снова угадала, и этот Андрюша – точно такой же, как тот, вечный герой из ее любовных романов. Ему лет двадцать пять, и у него благородная, тонкой кости, фигура. И глаза, бездонные, как лесное озеро, и усталая морщинка меж бровей, и темно-золотистые, небрежно причесанные волосы, и тонкие, благородные пальцы… И улыбка такая же, как у героев в ее книгах, – чуть робкая, чуть смешливая, и взгляд теплый, но проницательный. Мужчина-идеал, мужчина-картинка… Только все-таки – он не из романа. Потому что романтический герой не входил в комнату легкой, пружинистой походкой. И поцеловать ее руку тоже не мог. И упасть перед ней на колени – никогда…
   Андрюша – такой юный, красивый и беззащитный – сидел в старенькой инвалидной коляске. Его ноги были укутаны пледом, а руки, лежащие поверх пледа, оказались тонкие и усохшие…
   Из-под спутанной золотистой челки он смотрел на Варю вопросительно и настороженно, а она глядела прямо ему в глаза, и ее почему-то не беспокоило, что выглядит она ужасно, губа разбита, лицо расцарапано, волосы встрепаны…
   – Андрюша, это Варя. Варя, это Андрей, наш сын, – представила их женщина.
   Кажется, мать ждала, что они поздороваются, скажут друг другу какие-то неизбежные и необязательные слова… но оба продолжали молчать, и только глаза – бездонные Андрюшины и уставшие Варины – вели между собой какой-то молчаливый диалог…
   Мать настороженно и тревожно переводила взгляд с Вари на сына, с сына на Варю и, кажется, начала беспокоиться.
   «А знаешь, что ты герой? Герой из романа?» – спросили Андрея Варины глаза.
   И его взгляд ответил:
   «Да брось ты! Какой я герой… Беспомощный урод!»
   «Как ты можешь так говорить?!» – мысленно возмутилась Варя.
   И Андрюша ее мысли, конечно, услышал. Смущенно улыбнулся в ответ: «Нет, ну, я, конечно, стараюсь. Делаю, что могу. Вот, радар изобрел, чтобы выигрывать на рулетке…»
   – Вы что переглядываетесь? – с вымученной улыбкой спросила Андрюшина мать.
   – Странное дело, мам, – вдруг произнес Андрей. – Но мы с Варей понимаем друг друга без слов.
* * *
   А потом наступило утро накануне Рождества, а вместе с ним – неизбежный чай с разогретыми пирожками, и легкий снег за окном, и тепло от жарко натопленного камина…
   Варя писала свои романы и никогда не знала, о чем разговаривают герои, когда у них уже наступает праздник. Отделывалась общими фразами: «Он смотрел ей в глаза, и в них читалась такая любовь, которая, кажется, могла своротить самые высокие горы…»
   Но в жизни все оказалось немного по-другому, чем в романе.
   Утро, чай, пирожки, снег за окном, тепло от камина – все это было. А вот любовь, которая может горы свернуть, пока не пришла, хотя и витала в воздухе, и потому они с Андреем просто болтали – обо всем и ни о чем, и переглядывались, и улыбались, и искренне хотели побыстрее друг к другу привыкнуть.
   Варя рассказывала ему, как бесконечно корпит над своими насквозь фальшивыми романами, и про суматошную московскую жизнь. Он ей – про привычный покой деревенской избушки и о том, как тяжело быть неподвижным, ущербным, и как он делает все, что можно, чтобы перестать быть обузой…
   – Ты думаешь, зачем я этот казиношный радар придумал? Не просто ж ради абстрактных денег… Прочитал в Интернете, что мою болезнь в Германии можно вылечить, только стоит это полмиллиона долларов, отец с матерью столько сроду не заработают… Вот я и стал думать, как деньги достать. Чего только не фантазировал! И финансовую пирамиду хотел строить, и виртуальный банк открывать… Но для всего этого ведь капитал нужен и здоровье, хоть минимальное… Тогда я и придумал этот радар. Довольно примитивная, кстати, вещь, и изготовить его просто.
   – Так почему же его раньше не придумали, раз просто? – заинтересовалась Варя. – Где-нибудь в Лас-Вегасе?
   – Так в Лас-Вегасе нечто подобное и было. Только более сложное и громоздкое, изобретателя быстро вычислили и убили… А потом во всех казино поставили металлоискатели, и пронести такую штуку стало невозможно.
   – Ну а твой как же проносят?
   – А мой – пластиковый. В «рамке» он не звенит, а в рентгеновских лучах выглядит как очки в очечнике. Пока что ни в одном казино проблем не возникло…
   – Так ты, получается, гений?..
   – Да ладно, какой там гений! Просто неплохой инженер. Я ведь не с детства в этом кресле сижу – успел и школу закончить, и в Физтехе поучиться, и мозги у меня остались в полной исправности… Сначала я все продумал, потом сделал чертеж, а потом предков озадачил, чтобы они детали купили, какие надо.
   – А они знали, для чего тебе эти детали?
   – Знали. И им идея с этим радаром совсем не нравилась. Но, во-первых, они хотели меня чем-то занять, чтоб не кис. А во-вторых, родители тоже дико хотят, чтобы я поправился… И страдают, что денег на лечение нет. Так что сделал я этот радар, и стали они по казино ходить…
   – Слушай, а начальство казиношное их не подозревает?
   – Может, и подозревает… Но они все время в разные казино ходят, и даже в другие города ездят… А главное, не зарываются, помногу не выигрывают. Целую стратегию разработали. Сначала, чтобы внимания не привлекать, играют по мелочи, а потом вдруг неожиданно выигрывают по-крупному и тут же быстро уходят. Их никто еще ни разу не заподозрил!
   – Никто? – хохочет Варя. – А я?
   – Ну, ты… – вдруг смущается Андрей. – Ты – это вообще нечто особенное…
   – Кстати, я этот выигрыш тебе отдам. Лечись.
   – Но-но! – нахмурился он. – Не такой уж я инвалид, чтобы с девушек деньги брать!
   – Только сумку себе куплю, мне она давно нужна, а остальное отдам тебе.
   – И думать не смей, – твердо говорит он. – Лучше купи себе красивую машину. Или в кругосветное путешествие съезди.
   Варя совсем не удивляется, что Андрей так легко, с лету, угадывает ее заветные мечты. Но ведь на то он и принц, чтобы понимать свою принцессу с полуслова!
   – Мы с тобой в кругосветку вместе поедем, – обещает Варя. – Когда поправишься.
   – А если не поправлюсь? – вздыхает он.
   – Все равно поедем. Думаешь, я от тебя так просто отстану?
   – Да зачем я тебе такой нужен?!
   – Зачем?! А вот я тебе сейчас процитирую…
   – Все-таки ты – очень умная!
   – Не ехидничай, лучше слушай. Концовка к любовному роману. Только что придумала. «Где-то далеко, в десятках, сотнях и тысячах миль отсюда, кипела совсем другая жизнь. В той жизни были события, страсти, предательства и обиды. И когда-то ей казалось, что та, далекая жизнь – как раз и есть настоящая. И она считала, что именно в той, суматошной жизни и есть счастье… Но сейчас, в утро перед Рождеством, она пила чай в крошечной лесной избушке, смотрела в глаза своего принца и думала: „Какая я все-таки дурочка! Всю жизнь искала счастье там, где его нет, а оно оказалось совсем рядом“…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация