А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Расчет пулей" (страница 25)

   Глава 33
   По следу

   Вартан Амазаспович, коммерческий директор ресторана, с облегчением вздохнув, покинул надоевший офис. Перебирая короткими ножками по ступеням, он спустился к машине, выключил сигнализацию. Машина ответила радостным всполохом всех огней. Это была хорошая минута. Пожалуй, единственная после тяжелейшего дня, худшим моментом которого было появление прокурорского «важняка». На этот раз он был с дамой и, кажется, по сугубо личным делам. И, наконец, безо всяких допросов убрался подобру-поздорову.
   – Добрый вечер, Вартан Амазаспович! – прозвучал знакомый голос, и директор вздрогнул, опять узрев перед собой «важняка», следователя по особо важным делам из прокуратуры.
   – Вы… К нам? – не сдержался Вартан Амазаспович. – Неужели недостаточно всех тех сведений, которые мы вам уже дали?
   – Не так уж много вы дали. Если не сказать – просто ничего, – пропустив колкость, с безмятежным видом ответил Турецкий. – Нет, я сейчас по другому поводу. От меня сбежала дама. И я подумал, что она опять у вас. Это ее любимый ресторан.
   – Да, кажется, я теперь вспоминаю ее лицо, – проговорил Вартан Амазаспович, и холодок неприятно пробежал по его спине. – Так вас что? Подвезти?
   – Будьте любезны, – с рассеянным видом ответил «важняк». Похоже, он все еще искал свою даму и явно был навеселе. Хотя после него осталась недопитой бутылка сухого вина. Но видно, «добрал» свое где-то.
   – А как же ваша машина? – спросил Вартан Амазаспович.
   – У моего «жигуленка» пробило цилиндр, – ответил Турецкий. – Оказалось, я ездил на трех, пока умные люди не подсказали.
   Перегнувшись, Вартан Амазаспович открыл дверцу, приглашая «важняка», и тот плюхнулся на кресло, откинувшись и неестественно запрокинув голову, как человек, плохо координирующий свои движения.
   Досадуя на нелепую ситуацию, из которой ему не удалось выпутаться, директор ресторана осторожно вывел свой «мерседес» на сияющую, омытую легким дождем улицу и, перестроившись в крайний левый ряд, начал набирать скорость. Немного погодя он с удивлением обнаружил, что «пьяненький важняк» сидит уже совершенно прямо, не развалясь, смотрит трезво и сосредоточенно.
   – Вам куда? – опасливо косясь, задал вопрос Вартан Амазаспович.
   – На любом повороте прижмитесь к тротуару и остановитесь, – прозвучал твердый голос.
   Выполняя указание, директор при первом удобном случае повернул с проспекта и, прижавшись к тротуару, затормозил.
   – Пожалуйста!
   Но «важняк» не собирался выходить.
   – Слушайте внимательно! – прозвучал его твердый голос. Во всей фигуре от вальяжности не осталось и следа. – Ваша машина пишет?
   – Что? А? Нет! – заблеял директор.
   – Тем лучше для вас, потому что, если бы запись разговора попала вот к этому человеку, я бы не дал за вашу жизнь ни полушки. Так, кажется, раньше говорили.
   В руке у Турецкого была фотография человека, которого Вартан Амазаспович боялся больше всего. Тем не менее у него хватило духу спросить:
   – Кто это?
   – Вы мне сейчас его назовете сами и скажете, где найти! В противном случае вы пойдете под суд как соучастник в изнасиловании женщины, которая вам известна, и убийстве ее отца, крупного ученого, генерала милиции. Я вам гарантирую длительный срок заключения, если только этот главарь не выпустит вам потроха, пока мы будем его искать. А что найдем, не сомневайтесь. Всю нужную информацию о нем мы уже имеем.
   – Я не знаю, о ком вы говорите.
   – Зато он сегодня же будет знать, что я сел в вашу машину. И я не уверен, что вы доживете до воскресенья. Даже если будете молчать, как рыба об лед. Где он живет?
   – Не знаю.
   – У вас, кажется, есть жена, дети, внуки. Я думаю, воскресший рецидивист Борцов разделается и с ними тоже.
   Вартан Амазаспович слабо взмахивал ладонями. Губы его тряслись.
   – Не знаю…
   – Как его найти?
   Глаза Турецкого застыли на нем, как два выстрела.
   – Где он?
   Казалось, коммерческий директор вот-вот потеряет сознание.
   – Где?
   Вартан Амазаспович откинулся назад, не в силах держать трясущуюся голову.
   – В Мытищах…
   Назвал улицу и дом.
   Турецкий оглядел маленького скрюченного человечка и, перед тем как выйти из машины, сказал жестко:
   – Теперь спасайтесь сами. У вас есть запасной вариант на три дня? Скажем, инфаркт, инсульт, камни в печени.
   – Камни в печени не бывают, – просипел Вартан Амазаспович. – Только в желчном пузыре. А его у меня уже удалили.
   – Ну придумайте еще что-нибудь. Главное – попасть в больничную палату. Охрану мы вам обеспечим.
   Вартан Амазаспович несколько раз зевнул, как вытащенная из воды рыба и, собравшись с силами, ответил наконец слабым кивком.

   Глава 34
   В сетях мафии

   Природным своим чутьем Борец улавливал малейшие изменения в окружающей обстановке. И безошибочно фиксировал события нейтральные, настораживающие, помогающие или, наоборот, мешающие его безопасности и благополучию.
   Пять миллионов евро были запрятаны в тайнике. И теперь, вглядываясь и вслушиваясь, он пытался разузнать, как мир отзывается на это.
   В газетах заметки были, равно как и об аварии самолета. Конечно, эта авария помогла. Лучше не придумаешь. Когда началась жуткая паника на аэродроме, он наконец уверовал в успех. Так и вышло.
   О тайнике не знали ни Гончар, ни Игнатов. Все было предусмотрено, потому что Борец не собирался делиться ни с кем. Он принял решение об этом еще тогда, на рыбалке.
   Эти серопогонники могут здесь и дальше процветать. А ему оставаться в Москве, да и, пожалуй, в России, становилось небезопасно. Когда-то он сделал себе свидетельство о смерти, ушел благодаря этому от всероссийского федерального розыска. Но теперь тучи опять стали сгущаться. Слишком много зацепок разбросал он вокруг себя в последнее время. Осталась жива дочь того милицейского генерала, которого он убрал по заданию Гончара. Получив желтый портфель, полковник щедро расплатился. Не давала покоя неизвестная девица, которая вызвала по мобильнику милицию, когда Филя и он сам забавлялись с генеральской дочкой. Чего его потянуло к ней? И чего он получил? Так, пустяки. Зато цена потом оказалась непомерно велика. И хлопот, и тревог не оберешься. Да… Россия тесновата. Пусть где угодно. Пусть какой-нибудь Люксембург. Но с деньгами. И с чистого листа. Осмотреться, вложить деньги в прибыльное дело. Гончар с Игнатовым под своими звездами еще тут немало заработают. Им дармовые деньги рекой текут и помимо Борцова. А для него, Геннадия Павловича, это последний шанс.
   Поэтому внимание и еще раз внимание. Тревожных событий пока не прибавилось. А вот нейтральный случай есть. Прибытие соседского племянника из армии на побывку.
   Чего особенного?
   Но почему сейчас?
   На рассвете Геннадий Павлович видел, как уверенно вошел во двор солдат. Как выскочила навстречу ему соседка Зоя Поливанова. Обычно Геннадий Павлович очень учтиво с ней раскланивался, потому что Гончар проверил ее вдоль и поперек. Опасаться ее не следовало, и приезд солдата не должен тревожить.
   Но почему сейчас? «Не нравится мне это электричество». Откуда эти слова? Из какой забытой пьесы? Застряло в мозгу, как осколок, с незапамятных детских лет. Ладно. Требуется выяснить, откуда этот хлыщ? Имея на руках пять миллионов, нельзя пренебрегать любой мелочью.
   – Эй, товарищ! Молодой человек!
   Подойдя к забору, Борцов помахал рукой, зазывая молодого племянника, появившегося на крыльце.
   Тот зыркнул молодым голодным взглядом, расправил широкие костистые плечи, не обросшие мускулами по причине ранней молодой поры. Но в будущем волчиной обещал быть матерым.
   – Чего? – угрюмо спросил он, растягивая красные, будто напомаженные губы.
   Эта угрюмость показалась Борцу добрым знаком. Если бы был подосланный, сам бы улыбался, искал бы контакта. Но жгучее желание убедиться в собственной безопасности не давало покоя Горбоносому, словно тяжкая болезнь.
   – Помог бы вишенку спилить.
   Солдат нехотя обогнул забор, нашел лазейку, приблизился, зевая.
   – А чего ее пилить? Пускай бы росла.
   – Да она самосевом. Ягоды мелкие, горькие.
   – А-а…
   С лексикой у него было небогато. Но пила в клешнятых руках вошла в дерево, как нож в масло. Борец оглянуться не успел, а уж вишня стала заваливаться.
   – Куда ее теперь?
   – А вон, оттащи к забору.
   И в этом у молодого крепкого парня не было проблем. Сила из него так и перла. Наверное, и до баб такой же охочий, как Филя, подумал Борец, пристально вглядываясь в молодого хмурого парня.
   – Выпить хочешь?
   – Не-а… Я еще спать пойду.
   И это понравилось. Не навязывался. Но следовало выявить еще несколько моментов.
   – Давай! Сто грамм не помешают.
   Изображая приветливость, провел в дом, налил стопку водки. Вынул из холодильника огурец.
   Солдат обиженно отстранился:
   – А сами?
   – Мне нельзя. Сердце. Поэтому водку для гостей держу. Или вот для таких… помощников. Давай! Давай! Я себе плесну, чокнусь, но пить не буду.
   Чокнулись. Солдат выпил стопарь с удовольствием, как водичку. Взял предложенный огурец, хрустнул крепкими зубами.
   – Еще?
   Подняв голову, солдат заметил немигающий взгляд хозяина и отодвинулся от стола.
   – Нет, будет… Курить тут можно?
   – Кури-кури! Надолго приехал?
   – На неделю.
   – Далеко служишь?
   – Под Архангельском.
   – Как же тебя отпустили? – поинтересовался хозяин.
   – На стрельбищах занял первое место. Дали отпуск как поощрение.
   – Метко стреляешь? Учился где-нибудь?
   – Нет… Само. Как стрельну, так в точку. Могу пулями гвозди заколачивать.
   – А что же к родителям не заехал? Не захотел?
   – У меня одна мать в Сухиничах. Калужская область. Там я три дня побыл.
   – У тетки, значит, интереснее?
   В первый раз солдата слегка прорвало. Растянул губы в дурашливой улыбке, еще бы немного, и лязгнул зубами. Волчина – он и есть волчина.
   – Тут у меня девчонка. В продуктовом работает. Я ей обещал.
   – В нашем продуктовом? Как звать ее?
   – Танька…
   – Черненькая?
   – Не-ет. Белые такие пышные волосы. Прямо как проволока. Она волосы красит белым, брови черным. А мне нравится.
   – Давно ты с ней знаком?
   – Как дала, так и знаком, – опять хохотнул солдат.
   Чтобы не насторожить его, Борец не стал больше расспрашивать. Но в продуктовый магазин решил непременно заглянуть.
   Выпроводив солдата, Борец крепко задумался. По всему выходило, что парень здесь появился случайно, как случайно происходят тысячи вещей. Но беспокойство почему-то не проходило. Он вспомнил Игнатова, вспомнил Гончара. Небось они и в ус не дуют, ждут денежек. А из-за них рисковал своей шкурой и добывал сокровища он один. Те милицейские чины прибегут на готовенькое.
   Между ними существовала железная договоренность: после операции «Аэродром» не выходить на связь по меньшей мере месяц. Но Борец решил для острастки побеспокоить своих начальников. Набрав по мобильнику телефон Гончара, он подождал терпеливо, пока тот взял трубку, все еще продолжая кричать кому-то из подчиненных:
   – Вы мне ответите!
   Узнав по телефону Борца, он даже заговорил другим голосом от неожиданности:
   – Мы же договаривались…
   – Рядом со мной вчера поселился солдат. У соседки Поливановой. Говорит, что родители в Сухиничах Калужской области. Служит под Архангельском. Отпуск дали как премию. Проверь, Андрей Алексеевич. Дело срочное. Если это подстава, надо бечь!
   – Ладно! Отбой.
   «Ни тебе здрасте, ни до свидания. Собачьи отношения, по существу, – подумал Борец. – Нет, Игнатов повнимательнее».
   Спрятав мобильник, Борцов гуляющей походкой вышел на улицу. Продуктовый был открыт. Из трех продавщиц две были беленькими.
   – Танечка! У вас какой хлеб свежий? – обратился он к первой блондинке.
   – Она Таня… – ткнула пальцем вбок неразговорчивая блондинка.
   Борцов повернулся к ее подружке. «Девчонка» оказалась по меньшей мере на десять лет старше своего солдатика. «Может, так и надо? Для молодого-то, начинающего? Такая и потерпит, когда надо, и покажет. Научит, одним словом».
   – Танечка, свешайте граммов триста вот этой колбаски, – попросил он.
   – Спрашивает про хлеб, покупает колбасу, – фыркнула первая блондинка. Вторая не моргнув глазом взвесила то, что просил Борец.
   – Вам привет от моего соседа, – произнес Геннадий Павлович с загадочным видом.
   Блондинка непонимающе хлопнула чернущими накрашенными ресницами.
   – Солдатик приехал на побывку, – добавил Борцов.
   Блондинка вспыхнула, покраснела, как будто застыдилась. Хотя уж чего стыдиться в таком возрасте – радоваться надо.
   – Ему тоже привет, – мягко произнесла она.
   Борцов вышел из магазина с куском ненужной колбасы и медленно побрел по улице. «Значит, и тут правда, – сказал он себе. – Отсюда опасности нет. Можно сказать, выверено до мелочей».
   После этого он мгновенно потерял интерес и к солдатику, и к блондинке.

   Вечером позвонил Гончар. Голос был такой слабый, будто он говорил с Камчатки или из подземелья. Может быть, из собственного погреба на даче.
   – Все совпадает, – коротко пояснил он. – Парень служит под Архангельском, мать в Сухиничах. На стрельбах первое место взял. Отпуск получил как премию. Алло! Слышишь?
   – Слышу! – ответил Борец.
   – Как сам?
   – Твоими молитвами.
   Отключился, не ожидая ответных слов от Гончара. «Как же! – зло подумал он. – Ты уже давно спишь и видишь, как от меня отделаться. Ну, я вам покажу!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация