А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Расчет пулей" (страница 18)

   Глава 24
   «Щипачи», «кроты» и прочие

   Турецкий спустился в буфет, чтобы перекусить, и здесь его нашел нарочный с пакетом из МУРа. Это был список людей, посвященных в ступинскую операцию. И расписан с точностью до минуты рабочий день каждого. Вячеслав Иванович выполнил свое обещание.
   Углубившись в бумаги, Турецкий продолжал размышлять над тем, кто мог выдать донесение ступинского оперуполномоченного Ивана Акимовича Веселова. Упомянутый в списке Грязнова полковник Ермилин вряд ли. С девяти часов был на работе. С двенадцати до трех – на совещании. Затем находился в обществе генерала Белова. Изучали документы к очередной министерской коллегии. Потом были замечены в бильярдной. После работы оба – в семейном кругу. Досуг посвящен детям и внукам. В общем, организованная преступность мало ощутила на себе воздействие этих высоких милицейских чинов.
   Капитан Гуков, видимо, сам писал рапорт о своем времяпрепровождении за день. И Вячеслав Иванович, не утруждая себя чтением, вложил объемистую писанину в пакет для отправки Турецкому. Капитан подробно описывал беседу с оперативниками из центрального ОВД, которые прибыли к нему в конце рабочего дня со своими жалобами. Оперы жаловались на судей. Они приговаривают карманных воров к штрафу. После чего «щипач» освобождается из-под стражи и снова идет воровать. До тех пор, пока не проколется на богатом клиенте. А много их, богатых, ездит в общественном транспорте? В основном это бедная часть населения или гости. У каждого из них больше трехсот рублей не возьмешь. Вот «щипач» и процветает. А ведь чтобы поймать его, нужно высочайшее мастерство и терпение.
   Кольцевой линии метро достается больше всех: здесь расположены семь вокзалов. Статистика показывает, что большинство «щипачей» в автобусах, троллейбусах, метро – жители Подмосковья. На втором месте по численности – выходцы из кавказских республик. Сильная школа карманников была в Подольске, в Люберецком районе. Сейчас уверенно лидирует город Королев. Из десяти «щипачей», или «кротов», как их еще называют, девять – наркоманы.
   Турецкий с интересом читал присланную бумагу, хотя она и не имела прямого отношения к делу, ради которого он ее заказывал.
   Оказалось, что, по статистике, жертвами «кротов» в общественном транспорте становятся гости столицы. Попадая, к примеру, в подземку, они теряются, застывают перед указателями и схемами. Карманники ловят такие моменты и делают свое черное дело.
   Толпа у эскалатора, давка при входе и выходе из вагона, очередь возле билетной кассы – тут для «кротов» полное раздолье. В толпе они способны выбить бумажник из кармана куртки или брюк, прощупать содержимое сумки и вытянуть оттуда любую ценную вещь. В конце концов, в толпе можно незаметно разрезать бритвой или заточенной монетой одежду человека «до самих денег».
   Виртуозы среди карманников способны при входе в вагон «выудить» у пассажира кошелек, а при выходе вернуть на прежнее место уже пустым, без денег.
   Оказалось, что особенно интенсивно карманники «работают» в метро с конца октября до середины апреля, когда люди тепло одеты. Плотная верхняя одежда позволяет «кроту» даже при недостатке мастерства обчистить чужие карманы. Жертва и не почувствует, как ее грабят.
   Охота на «кротов» требует от милиционера предельной наблюдательности, находчивости. По негласной статистике, из пяти молодых работников только один – в будущем – способен эффективно действовать против «кротов». Причем научиться этому нельзя. Можно либо чувствовать вора, либо нет. Значит, тоже талант нужен, как и везде.
   Поймать «крота» за руку – большое искусство. Раньше за такие дела операм давали премии. Теперь это делают в редких случаях. А сейчас молодые воры стали беспредельщиками. Меры не знают. Прежде, например, в церковные праздники никогда не «щипали», чтобы Бога не гневить. Теперь это делают. В давние времена «щипач» не лез в карман к женщине с ребенком, к старушке, к нищему в шапку. Сейчас – сплошь и рядом. Какая-нибудь тетенька начнет сопротивляться, могут и ножом пырнуть.
   Турецкий дочитал рапорт капитана Гукова и грустно задумался. Подумал, что надо запомнить этого Гукова. Честных ментов, болеющих душой за дело, не так уж много. Он даже решил позвонить ему.
   – Капитан! – сказал он дружески. – По долгу службы я прочитал ваш рапорт и нахожу его любопытным. Скажите, неужели нельзя уберечь свое имущество от карманника? Даже если едешь и знаешь, что тебя могут обокрасть?
   – От опытного – нет! – отвечал капитан милиции обрадованным голосом. Наконец-то наверху кто-то заинтересовался его мнением. – На моей памяти опытные «щипачи» доставали деньги из бюстгальтеров, из-под застежек женских чулок, из внутренних карманов и даже из сапог. Но думается, что таких умельцев сейчас нет. Мы их всех позакрывали. То есть арестовали. Конечно, остались их ученики. Чтобы избежать неприятностей, надо знать несколько простых правил. Если везете деньги, не надо их засвечивать. Бумажник следует держать ближе к сердцу. Опытный щипач редко работает лицом к лицу. Если сумка на правом плече, правая рука должна быть свободна. И наоборот. Сумку или портфель с ценностями лучше держать перед собой, прижимая руками к животу. Туда не полезут с бритвой. А если деньги или бумажник в заднем кармане, считайте, что их уже нет. Мобильники на поясе лучше не носить, крепить к внутреннему карману. Но это рекомендация для тех, кто в цивильной одежде. Так вот. В целом.
   – Спасибо, капитан, – сказал Турецкий. – Желаю удачи.
   Он положил трубку.
   Дальнейшее изучение списков не принесло ничего нового. Все упомянутые в нем люди имели отношение к ступинским событиям, в том смысле, что обладали информацией. Но на первый взгляд никто из них никуда не отлучался по необъяснимым причинам и, следовательно, не должен был ничего никому сообщить. Турецкий закрыл папку с чувством человека, выполнившего свой долг. И все же беспокойство его не покидало. Он принялся просчитывать разные варианты и вдруг обратил внимание на то, что в списке не упомянут Гончар Андрей Алексеевич, заместитель Грязнова. Если он и намечался для изучения, то, скорее всего, Грязнов его вычеркнул, ибо любое подозрение относительно Гончара бросает тень на самого начальника МУРа. В этом смысле Грязнов поступил правильно. Само собой пришло на ум, что до семи часов они были вместе. Это Турецкий и сам мог бы подтвердить. В десять часов вечера они вместе с Грязновым выходили из МУРа. Если Андрей Алексеевич последние часы находился в своем кабинете, вопросы, как говорится, излишни. И все же, повинуясь привычке отрабатывать все мыслимые версии, Турецкий решил позвонить Зое – секретарше Гончара.
   Она не могла быть не рада его звонку, так как у них с Турецким уже полгода продолжалось нечто вроде платонического флирта. Турецкий знал, что это никогда не перейдет в настоящий флирт. Но Зоя, очевидно, надеялась, потому что женщина по природе своей умнее и практичнее любого мужика. И пустословие его принимает только тогда, когда видит цель.
   Он набрал телефон Гончара, нарочно не прямой. Зоя откликнулась тонким мелодичным голосом:
   – Ой, Саша! Как я рада.
   Рассыпавшись в комплиментах, Турецкий спросил ее про жизнь и про любовь.
   Она упрекнула его в том, что он редко звонит.
   – А я звонил вчера, – сказал Турецкий наугад. – Часов в девять. И никто не ответил.
   – Андрей Алексеевич уезжал вчера с восьми до половины десятого. А я, очевидно, вышла куда-нибудь. Как жаль! Но сейчас он у себя. Вас соединить?
   – Ни в коем случае! – схитрил Турецкий. – Я же вам вчера звонил. У меня были дела в МУРе, и я хотел повидать вас. Но может быть, завтра? Во второй половине дня. Как?
   – Только обязательно позвоните, – мелодично ответила Зоя.
   Положив трубку, Турецкий забарабанил пальцами по столу. «Не факт, что Гончар уезжал, чтобы сообщить „банковским“, где скрывается беглый киллер. Не факт! Потому что само по себе это невероятно. Однако и отмахиваться от этого нельзя. Надо искать объяснение. А главное, нельзя сразу сообщать Грязнову, он взорвется и подумает, что я намеренно подкапываюсь под Гончара. А ему он безгранично верит. Вот в чем штука!»
   Однако не поехать к Грязнову он не мог. Вячеслав Иванович был занят, слушал сообщения оперов по делу об убийстве на Москве-реке. Увидев Турецкого, он кивнул, как бы приглашая поучаствовать в обсуждении. Дело было громкое. О нем уже написали газеты. Внучок-наркоман заколол свою бабку, которая его вырастила, и сбросил труп в реку. Убийство было совершено с особой жестокостью. Естественно, внучок плакал и клялся, что это сделали другие. Но теперь против него были найдены неопровержимые улики.
   Когда совещание закончилось, Грязнов еще долго не мог забыть об услышанном.
   – Вот так растишь, растишь детишек, – задумчиво произнес он. – А получаются, как говаривал незабвенный Аркадий Райкин, кто?.. Вот то-то и оно.
   – Слава, ты сегодня на все смотришь мрачно, – заметил Турецкий. – Есть разные детишки.
   – Я понимаю, – согласился Грязнов. – Интересно, а ты ко мне пришел с хорошими сообщениями?
   Турецкий утвердительно кивнул:
   – Да. Все твои работники вне подозрений.
   – Как будто я сомневался… – буркнул Грязнов.
   Закурив и затянувшись с удовольствием, Турецкий бросил как бы невзначай:
   – А почему ты, хотя бы для формы, не вставил в список фамилию Гончара?
   Грязнов глянул исподлобья:
   – Если подозреваешь Андрея Алексеевича, подозревай и меня.
   Сбросив пепел с сигареты, Турецкий пожал плечами:
   – Я никого не подозреваю. Просто спросил, почему?
   Грязнов набычился, хотя тон речи был спокойным и ровным.
   – Если между вами пробежала черная кошка, я не обязан вас мирить. Это, так сказать, факт вашей биографии. Гончара надо знать. А я знаю его давно. Он, брат, не всегда был такой пузатый колобок. Это ты у нас строен, как Давид. Наверное, твоя Ирина знает какое-то средство. Но и Андрей Алексеевич когда-то был стройным юношей с орлиным взором. И женщины у него были красивейшие. Лет пятнадцать назад его внедрили в одну рязанскую банду. И там он действовал успешно. А выдал один «крот», бежавший из колонии. Он усек Андрея в составе оперативно-следственной группы, еще раньше. Всего не предусмотришь. Бандиты схватили его и собирались распять в подземелье. Мы едва спасли. Я в этом участвовал. Если бы не одна его запутанная история с женщиной, он бы сидел на моем месте. А я был бы у него заместителем.
   Грязнов помолчал.
   – Так что, брат, у Андрея героическое прошлое. И такой человек не может перемениться.
   – Ну, Слава, ты меня прости! – Турецкий даже вскинул руки вверх от возмущения. – Это из какой-то старой школьной программы. История нашего государства, даже в самом недалеком прошлом, показала столько перевертышей, что пора уже перестать удивляться и благоговеть перед собственными выдумками. Сперва создаем себе кумира, затем начинаем причитать: ах! ах! Как же так?
   – Ты просто плохо относишься к Гончару. Причем, повторяю, незаслуженно! – повысил голос Грязнов. – А я не собираюсь отказываться от друзей и забывать их прошлое. Заслуженное, скажем так.
   – Я не плохо отношусь, – Турецкий сбавил тон, понял, что Вячеслава не переубедить. – Просто возникает сразу симпатия к человеку. Доверие! Или, наоборот, антипатия. Я не знаю, как объяснить. Флюиды, наверное.
   – Вот! Вот! И разберись со своими флюидами. Кстати и насчет Виткевича. Уж заодно. Тоже разберись! По моему поручению выяснили, что банк «Эрмитаж» держится прочно. Это опять к вопросу о флюидах. И твои опасения напрасны.
   – Странно, что никто не помнит об огромном невозвращенном кредите.
   – Да кто тебе сказал?
   – Женщина. Даже больше скажу – бывшая жена председателя правления банка.
   – А, ну тогда понятно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация