А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вор платит по счетам" (страница 10)

   Глеб промолчал, так как в этот момент они входили в зал ресторанчика, где за отдельным столиком сидели Георгий и Ольга.
   – Слава богу, – произнесла Ольга, когда увидела Сергея и Глеба. – Вас очень долго не было, мы уже стали беспокоиться.
   Услышав ее слова, Глеб лишь фыркнул и молча уселся рядом с Георгием, который тут же налил ему пива.
   – Мы проделали большой путь, – сказал Сергей, – на котором не все было гладко. Теперь нам предстоит еще более длинная дорога, поэтому мы здесь ненадолго. Мне надо с тобой переговорить, – обратился он к Ольге.
   Ольга встала, и они с Сергеем перешли за другой столик.
   – Что случилось? – спросила она.
   – Пока, слава богу, ничего страшного, – улыбнулся Сергей. – Я хочу, чтобы ты мне помогла.
   – Я? – удивилась она. – Тебе?
   Одновременно в ее голосе послышались нотки затаенной обиды.
   – Ты же мне не доверяешь.
   – Я этого не говорил, – произнес Потапов. – Просто у меня были сомнения, которые рассеялись. Но давай больше не будем об этом. Вот здесь, в этом компьютере, есть информация, которая может спасти мне жизнь и поправить мои дела, но при этом она может и погубить тебя. Если ты готова мне помочь, я хочу, чтобы ты доставила этот чемоданчик в Россию.
   – Как и когда? – спросила Ольга, тем самым давая понять, что готова выполнить просьбу Сергея.
   – Георгий сейчас же отвезет тебя в Лимасол. Ты сядешь на паром, который сегодня ночью уходит в Грецию. Оттуда ты вместе с челноками вылетишь в Москву. Этот народ обычно не сильно шмонают на таможнях. Их больше стремятся обобрать в плане налогов. Да и затеряться среди них проще. В Москве ты остановишься по этому адресу. Это квартира, где я жил сам. О ней мало кто знает. Никому не звони в родной город, даже матери. Помни, все телефоны могут прослушиваться. По этому звонку тебя могут выследить. В Москве можешь жить в свое удовольствие. Деньги у тебя будут. Главное, чтобы ты после десяти вечера была дома. Тебе позвонят, договорятся о встрече и заберут чемоданчик.
   – Это все? – спросила Ольга.
   – Да, все. А теперь вам пора в дорогу. Время не ждет.
* * *
   Мощный удар кулака в челюсть отбросил Георгия Костакиса в дальний угол комнаты. К счастью, на его пути попался диван, и он, приземляясь на пол рядом с ним, лишь больно ударился спиной.
   Однако в голове все гудело. Перед глазами, словно привидения, стояли двое мужчин в светлых костюмах, у одного из которых, что пониже и светел волосами, была перевязана бинтом шея.
   Словно вой сирены, донесся до глубин угасающего сознания Костакиса крик его супруги Марии, истошно завопившей, когда один из вошедших бандитов ударил Георгия.
   Второй бандит, молодой высокий брюнет, схватил женщину за горло и одновременно зажал ей рот.
   – Заткнись, сука, иначе я тебе кадык вырву.
   То ли от угрозы, то ли от удушья Мария прекратила кричать. И лишь полными ужаса глазами наблюдала, как блондин, подойдя к сидящему на полу у дивана Георгию, ухватил того за ворот рубашки и еще раз ударил кулаком в лицо.
   Голова Георгия дернулась, и он, потеряв сознание, завалился набок. Блондин схватил со стола гостиной, где происходили события, графин с вином и сделал большой глоток. В комнате было довольно душно. Затем, вытерев пот со лба, он подошел к лежащему без движения Георгию и стал поливать грека вином из кувшина. Георгий захлопал своими большими ресницами и раскрыл глаза. Не подымая головы, он тупо уставился на светло-бежевые ботинки киллера.
   – Очухался, падла, – произнес тот и, схватив Костакиса за плечи, рывком посадил его на диван. – Ну что, боров, будешь говорить или нет?
   Георгий еще раз хлопнул ресницами, и, выпятив свои распухшие от удара губы, пробурчал:
   – Буду.
   Во рту у него захрустело, на губах появилась кровавая пена. Он кашлянул, затем сплюнул кровавый сгусток на пол и добавил шепелявым голосом:
   – Я только не понимаю, о сем... О сем мне говорить.
   – О сем, о сем, шлангом прикинулся, толстожопый, – передразнил его бандит и с силой вонзил свой левый кулак в солнечное сплетение Георгия.
   У того перехватило дыхание, он согнулся пополам, несмотря на свой большой живот. Выгнув шею, он уставился безумным взглядом на своего мучителя.
   Через несколько секунд дыхание все же вернулось к нему и, перемежая свою речь стонами, он проговорил:
   – Не надо больсэ.
   – Где сейчас находится Крестный?
   – Крестный? – удивленно спросил Георгий.
   – Крестный, Крестный, – проговорил бандит. – Он же Потапов Сергей Владимирович.
   – Это мой жилец, – проговорил Георгий. – Он жил у меня здесь пару дней, но еще вчера съехал.
   – Это я и без тебя знаю, гнида! – заорал бандит, замахиваясь на Георгия. – Где он сейчас?
   – Не бейте, не бейте! – закричал Костакис. – Я правда не знаю. Он приехал сюда с каким-то мужчиной и девушкой. Девушку зовут Ольга, а мужчину он мне не представил. Но вчера они съехали, и я не знаю, где они.
   – Врешь, падла, – прорычал бандит и влепил Георгию здоровенную пощечину. – Еще вчера их видели разъезжающими на твоем джипе. У тебя, толстомордый, слишком приметная машина для этого маленького городка. По ней мы тебя и вычислили. Ты ведь давал ему свою машину?
   – Давал, давал, я всем даю машины за хорошие деньги, – живо согласился Костакис, на всякий случай защищаясь руками от возможного удара. – Он хорошо платил. Он всегда хорошо платит, когда приезжает сюда отдыхать. Но на сей раз они были всего лишь два дня, после чего смотались. Вчера днем этот угрюмый мужчина, который был с Потаповым, пригнал машину и, попрощавшись, ушел. Больше я их не видел.
   – Брешешь, падла, я знаю, что вы дружбаны с Потаповым еще с России, откуда ты сюда приперся. Я уверен, ты помогал ему и наверняка знаешь, где они сейчас могут быть.
   Бандит выхватил пистолет из-за пояса брюк, направил его ствол в глаз Георгия.
   – Говори, или я тебе башку разнесу сейчас же.
   – Георгий, скажи ему все, что знаешь. Неужели ты не видишь, что они убьют нас, если ты будешь молчать! – закричала Мария, освободив рот от лапы бандита. – Не стоит этот Крестный того, чтобы умирать за него. Говори же, говори, прошу тебя!
   Георгий судорожно вздохнул и упавшим голосом тихо произнес:
   – Хорошо, уберите пистолет. Я скажу все, что знаю.
   Бандит убрал пистолет, внимательно глядя на Георгия. Тот вытер тыльной стороной ладони кровь с разбитых губ и проговорил:
   – Они съехали на следующий день. Где они жили, я не знаю, правда не знаю! Потапов очень скрытен в своих делах. Я даже не знаю, чем они занимались. Они появились только вчера, забрали вещи, расплатились и уехали. Я чисто случайно услышал из их разговоров, что Потапов и Ольга улетают сегодня из Никосийского аэропорта в Швейцарию. По крайней мере, они заказали билет на этот рейс. Как должен уехать их приятель, я не знаю. Знаю только, что у них было два чемоданчика, в которых хранят маленькие компьютеры. И Потапов, и его напарник должны были доставить в Россию эти чемоданчики, поскольку в них хранилась какая-то информация. Все, теперь хоть убейте, я ничего больше не знаю.
   В комнате на минуту воцарилась тишина, киллеры обдумывали, насколько сказанное Костакисом соответствует действительности. В этот момент в дверь гостиной постучали.
   – Мистер Костакис, – донесся до слуха присутствующих женский голос, говорящий на английском языке, – когда я могу заплатить по счету за гостиничный номер?
   – Сейчас я занят, чуть позже! – крикнул в ответ Костакис. – Подождите немного.
   Насторожившиеся было бандиты подождали, когда постоялица гостиницы удалится, лишь после этого блондин с перевязанной шеей подошел к телефону и, подняв телефонную трубку, произнес:
   – Я сейчас позвоню в аэропорт, и если ты наврал мне, гнида, я пристрелю тебя тут же, на месте, вместе с твоей стервой.
   Он набрал номер, дождался, когда ему ответят, и произнес по-английски:
   – Добрый вечер, вам звонит офицер Интерпола Франц Бауер. Номер моей лицензии Б-13945.
   – Да, я слушаю, офицер, – произнесла девушка – диспетчер аэропорта.
   – Меня интересует, заказан ли на сегодняшний день билет на какой-либо из рейсов в Швейцарию на имя господина Потапова.
   – Подождите, офицер, мне нужно время, чтобы уточнить информацию.
   Через пять минут она вышла на связь и произнесла:
   – Да, господин Потапов заказал билеты на свое имя и на имя госпожи Закосовой. Рейс через три часа.
   – Хорошо, спасибо, – поблагодарил киллер и положил трубку. – Ну что ж, твое счастье, что ты не соврал, – сказал он. – Надо бы было тебя, конечно, шлепнуть, но не хочу тащить за собой лишнюю «мокруху». Пошли отсюда быстрее, – кивнул он своему напарнику.
   Когда за бандитами закрылась дверь, Мария бросилась к своему стонавшему на диване мужу. Вынув из кармана платья маленький носовой платок, она принялась вытирать кровь с лица супруга.
   Вид у Георгия был неважнецкий: левый глаз заплыл, губа разбита в двух местах.
   – О боги, что происходит, – простонал он. – За что мне все это?
   – За деньги, – коротко вставила Мария, сосредоточенно и аккуратно промокая кровь, сочившуюся из разбитых губ Георгия.
   Он вскрикнул от боли и, сморщившись, поводил языком во рту, после чего, снова сплюнув кровь на пол, пожаловался:
   – Господи, он выбил мне два зуба.
   – Ничего, – продолжала оказание первой помощи Мария, – на деньги, которые тебе оставил Потапов, ты сможешь купить себе несколько челюстей. Он молодец, все рассчитал. Но, по-моему, ты сказал этим козлам лишнее. Про чемоданчики Сергей не просил тебя им говорить.
   – Ну знаешь что! – взъерепенился Георгий и тут же скривился, схватившись за живот. – Когда тебя лупят по голове с такой силой, у тебя в ней все перепутывается, и ты уже не понимаешь, что надо говорить, а что не надо. И вообще, о чем ты мне здесь талдычишь?.. Твоего мужа чуть не убили, а ты упрекаешь меня в чем-то.
   – Но не убили же, – в сердцах проговорила Мария. – Поэтому прекрати хныкать. Сергей тебе хорошо заплатил за весь этот спектакль. Мы на эти деньги теперь сможем сделать капитальный ремонт гостиницы.
   – Мне теперь надо сделать капитальный ремонт физиономии, – простонал Костакис.
   – Ты держался молодцом, мой пухлячок, – проговорила Мария и чмокнула Георгия в щеку. – Почти героем. А шрамы украшают мужчин.
   Она помолчала и добавила:
   – К тому же теперь ты меньше будешь бегать по бабам.
   Услышав эти слова, Георгий застонал снова то ли от боли, то ли от тоски:
   – Господи, как мне надоели эти русские. Я уеду в Америку, к Ашоту. У него там булочная, а я открою рядом небольшую гостиницу. Надеюсь, этот старый добрый армянин снова возьмет меня к себе в соседи.
* * *
   В одном из московских офисов корпорации «Тонеко» поздним вечером появились полковник Горелов и майор Доронин. Охранник, ждавший их на входе, проводил парочку в кабинет, где находились президент «Тонеко» Малеев и его шеф службы безопасности Буров.
   – Что случилось? – спросил сразу после приветствия Горелов.
   – У нас дурные новости, – произнес Малеев, бросив взгляд на Бурова.
   – Это я понимаю, – произнес Горелов. – Вряд ли бы вы вызвали нас в Москву, чтобы сообщить о счастливых сюжетах вашей жизни. Я спрашиваю: насколько плохи эти новости?
   Малеев и Буров снова обменялись взглядами, после чего президент «Тонеко» меланхоличным голосом сообщил:
   – К сожалению, Потапову удалось сделать то, чего вы так опасались. У него в руках информация о тайных зарубежных счетах на Кипре.
   – Еще до сегодняшнего вечера мы надеялись, что его удастся поймать на острове, – произнес Буров. – Мои люди готовы были пойти на крайние меры и расстрелять его в аэропорту Никосии, из которого он и его подружка должны были вылететь в Швейцарию. Но Потапов очень осторожен: он или почувствовал неладное, и уехал другим путем, или просто подкинул утку стукачу, который слил нам эту информацию.
   – Кроме этого, у нас есть сведения, что информация о счетах не просто похищена, но еще и тиражирована, – добавил Малеев. – Как минимум в двух экземплярах. И скорее всего, приедет в Россию с разными людьми.
   Горелов отреагировал не сразу. Некоторое время он молча сидел, разглядывая безразличным взором кисти своих рук, которые он неспешно потирал.
   Наконец он поднял глаза, посмотрел сначала на Бурова, затем на Малеева и спокойным голосом произнес:
   – Просрали, мать вашу. Облажались, как последние лохи. «Моя служба безопасности, – Горелов бросил насмешливый взгляд на Бурова, – работает везде. В том числе и за границей...»
   От бешенства, охватившего его, у полковника побелело лицо. И хотя и Малеев, и Буров продолжали спокойно смотреть на прибывших эфэсбэшников, обоим было несколько не по себе и от жесткости, и от справедливости сказанных им слов.
   – Потрудитесь выбирать выражения, полковник, – произнес Малеев хладнокровно, но тут же добавил: – Хотя не буду спорить, справедливость ваших слов очевидна для всех нас.
   – Вы хоть отдаете себе отчет, – произнес полковник, – какую бомбу удалось получить Потапову? От ее взрыва может слететь со своих кресел вся областная верхушка, если этой бомбой умело распорядиться, взорвав ее в нужное время в нужном месте. Увольнением с работы дело может не ограничиться. А в умении распоряжаться своими ресурсами Потапову не откажешь.
   – Я думаю, не стоит поддаваться панике, – взял слово Буров. – Мы, конечно, оплошали, и виновные будут наказаны. Но еще не все потеряно. Распорядиться этими козырями Потапов может только в России. А здесь вы можете действовать, включив на полную катушку мощь вашей структуры. Мы же вам в этом поможем... По крайней мере, здесь, в Москве, – это точно. Мы наймем лучших стрелков, обложим «наружкой» все места возможного его появления. Все людские и технические резервы моей службы, а они, поверьте, немалые, к вашим услугам. Мы понимаем, что здесь, в Москве, вам, офицеру из провинции, тоже не просто работать, дабы не вызвать подозрений у местных эфэсбэшников.
   – Одними стрелками, – произнес Горелов, – делу уже не поможешь.
   Он, нахмурившись, поднялся.
   – Хорошо, мне надо обдумать все сказанное и наметить план действий. Ваше предложение помощи я принимаю. Но основная роль координатора остается за нами. О том, что мы предпримем в ближайшее время, я вам сообщу отдельно.
   Горелов тяжело вздохнул и добавил:
   – Я же сообщу нашему руководству обо всем, что произошло. Думаю, что скрывать это бесполезно. Если у вас появится что-то новенькое, немедленно сообщайте мне или майору Доронину.
   ...Чуть позже, по дороге в аэропорт, прервав воцарившуюся в машине тишину, майор спросил Горелова:
   – Судя по тому, что я услышал, мы должны приступать к запасному варианту действий, о котором мы с вами говорили еще заранее?
   – Да, ты прав, – хмуро ответил Горелов. – И приступать сегодня же. Ты останешься в Москве, свяжешься с кем надо и займешься подготовкой к встрече Крестного. И помни, больше осечек быть не должно, как это было в случае с грузинскими ворами.
   – Хорошо, что Буров об этом не знает, – проговорил Доронин.
   – Какая разница, – раздраженно ответил полковник. – Наша оплошность по сравнению с их – это ерунда. Потапов для нас сейчас гораздо опаснее, чем весь криминальный мир нашего города. Помни, счета с какими фамилиями находятся у него в руках.
   – Я все помню, – спокойным голосом проговорил Доронин, – и сделаю все, как надо.
* * *
   Небольшое греческое рыболовецкое судно, выйдя из города Пафос, взяло курс на Афины. Как заверил Потапова капитан яхты, при хорошей погоде, когда шторм не превышает четырех баллов, до цели можно добраться за пять-шесть дней.
   Вот уже два дня пути погода благоприятствовала путникам, и Сергей с Глебом почти целый день загорали, периодически прячась под небольшой навес из брезента, натянутый над палубой. В каюте, которую им выделили моряки, было довольно душно, поэтому пассажиры и ночевали на палубе в шезлонгах.
   С капитаном яхты Сергея познакомил Василий. И за не слишком большую плату тот согласился перевезти Сергея и Глеба в Грецию, так как сам шел туда с партией морских губок, наловленных у берегов Кипра и транспортируемых на продажу в Грецию.
   Первый день поездки на судне Сергей провел за компьютером, изучая материалы, полученные из банка. Исходя из них, он составил список из восьми человек, на счета которых «Тонеко» переводило суммы.
   Возглавлял список первый вице-губернатор Бубнов. На его счету хранилось около полумиллиона долларов. Второе место занимал министр нефтяной промышленности области. Сумма, принадлежавшая ему, была около трехсот тысяч долларов.
   В списке были Лотковский, полковник ФСБ Горелов и майор Доронин. Суммы, принадлежавшие им, варьировались в пределах от ста пятидесяти до трехсот тысяч долларов.
   Кроме них, в списке имелись фамилии двух мужчин, неизвестных Потапову. На их счетах были суммы около пятидесяти тысяч долларов.
   А также имелся счет, открытый на имя неизвестной Сергею женщины по фамилии Сидлецкая. На счету этой дамы находилось около двухсот тысяч долларов.
   Потапов удивился тому, что фамилии губернатора в этом списке не было. Хотя Сергей был уверен, что он также участвует в деле.
   Всего сумма хищения превышала полтора миллиона долларов. Именно такие деньги были выведены из оборота «Сатойла», и именно столько прибыли недосчитались акционеры этой нефтяной компании. Потапов не сомневался, что этой суммой дело не ограничится.
   «Однако странно, – подумал Сергей, – счет губернатора должен быть не меньше, а скорее больше, чем у Бубнова. А он совсем отсутствует».
   По крайней мере, в Кипрском морском торговом банке такового не было открыто. А это означало, что для губернатора сделали исключение из правил и открыли его счет в другом банке, переводя деньги не через фирму «Ламакс», а через другого оператора.
   Похоже, губернатор выбил для себя особые условия, и выяснить, где находится его счет и как переводятся туда деньги, являлось еще одной задачей, которую Потапову надо было решить.
   Но пока перед Сергеем и Глебом стояла задача без проблем вернуться в Россию.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация