А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Прогулка со звездой" (страница 1)

   Елена Нестерина
   Прогулка со звездой

   Глава 1
   Добрый доктор Михаил

   Никто не смотрел на невесту – внимание всех было приковано к Кате. Красивая девочка в белом пышном платье шла впереди свадебной процессии, разбрасывая по пути следования молодой пары и гостей лепестки роз. Каждый её жест был изящным и грациозным, улыбка вызывала у всякого, видевшего Катю, желание с восхищением улыбнуться в ответ – да все и улыбались. Девочка-радость, девочка-праздник – до того хорошенькая, что могло показаться, будто таких и не бывает.
   Бывает! Катя и сама чувствовала, насколько приятное впечатление производит. От этого её улыбка становилась ослепительной, глаза сияли, а на щеках играл румянец – не наведённый косметикой, а настоящий. Светло-каштановые волосы Кати, завитые в локоны, блестели на солнце, белые розы, украшавшие голову, были точно такими же, как и на причёске невесты, – только поменьше. Меньше, но точно таким же было и восхитительное платье. И если невеста казалась несколько скованной и явно чувствовала себя в праздничном наряде с корсетом и множеством пышных юбок не в своей тарелке, то Катенька... Казалось, она родилась для того, чтобы носить кринолины и бальные туфельки, гордо держать спину и царственно поворачивать голову, демонстрируя великолепную причёску, быть воплощением праздника и красоты. Да – красоты вообще! Красоты и совершенства.
   ...Возле аккуратно подстриженных кустов парковых роз свадьбу остановили фотографироваться. Распорядитель церемонии (по совместительству Катина мама), не допуская в толпе гостей ненужной инициативы и беготни, расставила друзей и родственников вокруг молодых. Катя встала, как обычно, – впереди них, чуть ближе к жениху, чтобы её платье чётко получилось на фоне его тёмно-серого костюма. И, глядя в объектив, радостно улыбнулась. Два фотографа защёлкали камерами, оператор видео, наоборот, съёмку остановил.
   – Улыбайтесь, Светочка! Михаил, поднесите руку невесты к губам! Нет, Мишенька, не локоть, а кисть! Пальчики – чтобы было видно обручальное кольцо. И улыбайтесь! Отлично! Да! Супер! – Мама Кати, непрерывно улыбаясь сама, руководила улыбками, которые останутся в виде свадебных снимков на всю жизнь жениха, невесты, их друзей и родственников. Ну, или не на всю жизнь, как получится, но снимки должны быть качественными – за что бригаде устроителей свадеб и было заплачено. Молодожёнов крутили-вертели, поворачивали анфас и в профиль, сгоняли с роскошного атласного шлейфа невесты топтавшегося на нём дедушку, заставляли гостей с букетами отойти или, наоборот, приблизиться и встать полукругом, не загораживая друг друга и, главное, молодых... Люди не сразу соображали, что от них требуют, но достойно получиться на парадных фотографиях хотел каждый, а потому все старались. Но снова и снова давали осечку, смеялись, разбредались из кадра, смущались. Терпеливая группа свадебной поддержки снова и снова объясняла им, что нужно делать.
   И только Катеньке ничего не надо было объяснять. Девятилетняя девочка прекрасно ориентировалась в том, что происходит. Она видела, объектив какой камеры направлен на неё, и неторопливо поворачивалась туда. Не моргала, но и не вылупала глаза в ожидании команды фотографа. И, конечно, не замирала, как статуя, а была живая, естественная, милая девочка, такая мини-невеста. Взрослые не переставали умиляться, глядя, как ответственно Катенька подходит к своей работе, и бесконечно повторяли, до чего она хорошенькая.
   И Катя старалась. Процессия загрузилась в машины, доехала до набережной, где жениха и невесту уже ждали белые голуби с привязанными к лапкам разноцветными лентами. Катя была пока свободна от своих обязанностей. Света и Михаил брали в руки голубей, позировали операторам, которые фиксировали их трогательные объятия. Голуби сидели смирно, по команде своей хозяйки целовались, сидя на руках жениха и невесты – под аплодисменты гостей и тут же набежавшей толпы зрителей. Вместе с голубями целовались Света и Миша.
   Облокотившись на парапет и стараясь не запачкать платье (голуби – дикие и специальные – оставили на камне много следов своего пребывания), Катя смотрела на море. Вторая половина апреля выдалась тёплой. Если постоит такая погода, то скоро начнётся купальный сезон. А они с мамой видели море последний раз... Да, как раз на прошлой свадьбе, две недели назад – точно так же приехав фотографировать счастливых новобрачных с голубями и последующей прогулкой к «счастливому» для женихов и невест камню. А так больше и времени-то не было выбраться – не только на пляж, но и просто пройти по вечерней набережной, освещённой весёлыми огнями, съесть мороженого, сладкой ваты – как это делают другие дети и их родители... Но ничего, думала девочка, летом запланирована свадьба на яхте, так что там будет море и справа, и слева! Да и какие-нибудь выходные наверняка всё-таки удастся выкроить.
   ... Взявшись за руки, Михаил и явно уставшая, согнувшаяся буквой «зю» бедняжка Света направились по набережной к «камню молодожёнов». Операторы мчались впереди них, Катя пристроилась тоже. По команде Катиной мамы жених и невеста взяли девочку – символ своей свадьбы – за руки, и это тоже оказалось очень миленько – Катя видела, как показывали на них встречные прохожие, как улыбались. Гости шли уже кто быстрее, кто медленнее молодых, многие вслух мечтали оказаться в ресторане за свадебными столами – ведь солнце припекало, а съёмки знаменательного семейного события всё продолжались.
   А вот и камень. Катенька была здесь уже огромное количество раз. Наверное, что-то подобное существовало в каждом городе – ритуальное место, к которому нужно было приложиться, чтобы получить благословение неведомых сил на счастье в личной жизни. Так и здесь: жених Михаил подхватил невесту Светочку на руки и обошёл вокруг камня. Гости радостно вздохнули и закричали поздравления: раз не споткнулся, не упал и невесту не выронил, значит, семейная жизнь сложится. Михаил и Света встали у подножия камня, торжественно возложили на него руки. Защёлкали фотокамеры... Стоп. Снято.
   Желающие стать следующими женихами и невестами подскочили к большому неровному камню, возложили букеты, потёрли его, про себя загадав желания, – и скорым шагом направились к машинам. Жених тащил невесту, сестра невесты – её туфли, которые натёрли бедной Светочке ноги, видео-оператор – свою камеру. Катя бежала за ним вдогонку: у дверей ресторана они должны были оказаться первыми. Оператор – чтобы успеть начать съёмку того, как подъедет свадебный кортеж, молодые выйдут из машины и приблизятся к родителям, которые должны уже стоять в дверях с хлебом-солью, шампанским и прочими рушниками. А Катя – чтобы играть свадебную куклу, держащую на алой бархатной подушечке ключ от будущего счастья молодых. Это придумали креативные родители жениха – ключ был сделан из настоящего серебра и позолочен настоящим золотом, причём толстым слоем. (Катя подслушала, как расхваливали свой подарок молодым заказчики свадьбы.)
   И они приехали, и свадьба подоспела следом, и Катина мама выстроила гостей, сквозь две шеренги которых шли к дверям ресторана жених и невеста, и гости бросались в них лепестками роз, а также рисом и специальными сердечками из блестящей фольги. Светочка и Миша приняли хлеб-соль из рук Мишиной мамы (что они с ними делали, Катя из-за спин взрослых разглядеть не смогла – ну, наверное, кусали, выясняя, кто будет в доме хозяин), подошли к родительнице Светочки, взяли с её подноса шампанское, выпили и разбили фужеры об асфальт под радостные крики гостей. Родители расступились, и в дверях возникла она, Катя, – хорошенькая, будто игрушечная. Девочка-куколка. Катя с мамой даже выражение лица специальное отрепетировали накануне: милое, но как будто застывшее. И пока Катина мама торжественно вещала о том, от чего именно это ключ, и профессионально подталкивала к продолжению своей речи родителей жениха и невесты, Катя, двигаясь, как кукла, подошла к ним и протянула подушку.
   Всё. Дальше понеслось без неё. Тосты, конкурсы, поздравления. Мама Кати металась как угорелая, едва только успевала хлебнуть минеральной водички – и снова летала вдоль ресторанных столов. Она не выпускала из рук радиомикрофон – её бодрый весёлый голос был слышен непрерывно, – руководила музыкантами, фотографами, выстраивала очередь из гостей, желающих поздравить молодых. А Катя сидела в подсобном помещении, ела клубнику, ананасовый салат и пила газировку. Её платье было надёжно спрятано под двумя кухонными фартуками – чтобы не заляпать, его же завтра нужно отдать в салон элитной детской одежды. Там его обязательно должны продать как праздничное – мама уже договорилась. Да и работа ещё не закончена – вот, кстати, Катюше снова пора в зал: на секунду открылась дверь, показалась голова мамы. Мамин задорный глаз подмигнул. Это был сигнал.
   – Не убирайте, пожалуйста! Я доем! – отодвинув миску, попросила Катя повара, развязала фартуки, поправила причёску перед зеркалом и бросилась к двери.
   Ага, начиналась церемония оглашения списка подарков. Так тоже захотели родители жениха – ну и пожалуйста. Распорядитель свадьбы, Катина мама, как настоящий рекламщик, рассказывала о каждом подарке так, что даже Кате казалось, что это очень нужная и ценная вещь, без неё жених с невестой просто никуда. И тем, кто эту вещь дарил, было очень приятно, когда её так рекламировали. Катя же брала коробки и торжественно проносила их вдоль праздничных столов, чтобы все посмотрели и оценили. Две больших – ну совсем неподъёмных – Кате помогли продемонстрировать дяденьки, друзья жениха Миши. Подхватили и понесли – один статую поднявшегося на лапы крокодила, другой коробку с микроволновой печью.
   А дальше гости выкатились плясать – сами попросили танцев, у мамы в программе, Катя точно это знала, было запланировано совсем другое. Музыканты выскочили на эстраду и подхватили инструменты. Катюша не успела скрыться на кухне... Кому только не хотелось станцевать с игрушечной невестой – Катю крутили, вертели, то поднимали на руки, то заставляли вальсировать.
   – Вот моя невеста! А ну, сфотографируй-ка нас! – утащив Катюшу к развесистым цветам в кадках, вопил потный толстенький дядя, одной рукой прижимая к себе девочку, а другой тыкая фотоаппарат в руки своему приятелю.
   Приятель весело захохотал и долго жужжал «мыльницей», фотографируя так и эдак. Подбежали другие гости – им тоже понравилась затея сняться с «невестой». Молодые люди хватали Катю на руки или ставили на стул – чтобы девочка оказалась в кадре. И веселились. Катя терпела и даже старательно улыбалась, ведь это была тоже работа. Ну и что с того, что она устала, потому что с самого утра была на ногах. Работа. В шумных дяденьках приятного было мало. Катя ловила мамины взгляды – мама следила за ней, но прекратить развлечение не могла, гости всё-таки...
   Тощий костистый дядя притащил букет невесты (который поймала одна из девушек и, счастливая, держала на столе возле своих приборов), вручил его Кате, картинно выгнулся, позируя своему приятелю-фотографу, прижал к себе девочку и смачно поцеловал.
   Катя растерялась. Хотелось громко заплакать, вырваться и убежать умываться. Но ведь работа же, работа! Вдруг Катины капризы плохо отразятся на маминой карьере? Мама часто повторяла эти слова, так что девочка научилась правильно их понимать и поступать тоже правильно. А дядька кощейской наружности снова тянулся к ней. Оказывается, Кощеи тоже целуются – а Катеньке казалось, что он вот-вот щёлкнет острыми железными зубами и укусит её. Или нет – вроде у улыбающегося Кощея зубы не железные, обыкновенные, костяные. Ещё хуже. Бя-я-я...
   Но Кощей поплыл в сторону, перед глазами потемнело.
   – Оставь ребёнка в покое! – сквозь заполнившую уши вату услышала вдруг Катя.
   ...Ей было уютно в чьих-то руках. Уютно и – спокойно. Она открыла глаза и увидела, как быстро проносится вдоль ресторанных столиков. Сбоку мелькнуло встревоженное мамино лицо. Кажется, мама направилась следом за ней. Но куда?
   И где мерзкий губасто-зубастый Кощей?
   Точно – он схватил её как добычу и тащит в своё жуткое логово. Этого нет в сценарии свадьбы – тоже ещё игрун!..
   Кате стало страшно – и она, забыв о том, что может попортить дорогое эксклюзивное платье, отчаянно рванулась из рук Кощея.
   Тем временем они оказались на улице. В лицо дунул свежий приятный ветер.
   – Катюша, ну-ка посмотри на меня, – раздался добрый взволнованный голос.
   Жених Михаил!
   – Ну-ка, смотри, смотри, концентрируй взгляд, – продолжал Михаил, держа Катю за запястье.
   Катя вспомнила, что Михаил – доктор. А Светочка... Светочка, кажется... Что-то мама говорила... Учится в институте. Какое-то трудное слово... Мерчензации... Механизации... Мелиорации.
   – Мелиорации! – неожиданно громко воскликнула вдруг Катюша. – Точно! Вспомнила!
   Всё как-то сразу встало на места.
   – В смысле? – удивился доктор-жених. – Катя, как ты себя чувствуешь?
   Хорошо. Катя чувствовала себя хорошо. Но что случилось? Да и что скажет мама?
   А платье! Что с ним? И укладка – не рассыпалась?! Как там розы, засунутые в тоненькие флакончики с питательной жидкостью, – наверно, уже вывалились из причёски. Надо срочно привести себя в порядок и бежать в зал!
   Но там Кощей... Фу. Что делать?
   – Всё хорошо, не волнуйся, – глядя на часы и отпуская Катино запястье, проговорил доктор Миша. – Ребята просто много выпили. Заигрались. Ты испугалась?
   Катя растерялась, потому что не знала, как ответить на вопрос.
   – У тебя обмороки часто бывают? – продолжал Михаил.
   – К-к-какие обмороки? – еле-еле проговорила Катя. Страшное слово «обмороки» – какое-то как из сериала про страдания несчастных людей из недружных семей – как будто накрыло её больничным халатом. Кате даже холодно стало. Зябко.
   – Ну вот как сейчас? Сознание теряешь?
   Никаких обмороков и потерь сознания у Кати никогда не было. Об этом она и сказала Михаилу.
   – Значит, ты просто переутомилась и испугалась, – подвёл итог доктор. – Давай-ка, Катя, отправляйся домой. А мы уж тут без тебя справимся. Не переживай, договорились?
   Как – домой?! Мероприятие ведь продолжается. Надо срочно идти, мама будет сердиться. А сердиться ей нельзя, она же на работе. Так что и ей, Кате, нужно идти работать – причём срочно. Что там сейчас по сценарию? Вперёд!
   Девочка вскочила. За спиной доктора белым облаком маячила его невеста.
   Убежать Кате не дали. Именем жениха вызвали такси – и девочку отправили домой.
   Мама расстроилась. Выскочив из шумного зала, она бросилась к Кате, которую держала за плечи Светочка. Катя сжалась...
   Но обошлось. Мама очень переживала, но, как обычно, старалась этого не показывать. Тем более доктор Миша сказал, что Кате нужно просто отдохнуть и как следует поесть белковой пищи. Так и сказал: белковой. Кате представилась целая тарелка белков от яиц, сваренных вкрутую. Это ж треснуть! Катина мама придерживалась низкокалорийной диеты, и Катя вместе с ней с удовольствием наворачивала пустой шпинатный супчик, обезжиренные мюсли и кефир с нулевым процентом чего бы то ни было питательного. От тарелки яиц её сразу затошнило.
   Так что к машине такси её снова донёс добрый Миша, Светочка примчалась с пакетом еды, быстро собранной со свадебных блюд её родителями.
   – Тут всё мясное, белковое, – повторяла взволнованная заботой о ребёнке добрая Светочка. – И рыбка разная. Обязательно всё съешь. Миша врач, он знает, что прописывает. Договорились, Катя?...
   – Да, да, – закивала Катя. Есть ей не хотелось. Да и нельзя много есть. Потому что мама говорит...
   Мама тем временем выдала девочке ключи от квартиры, обещала звонить и помчалась на рабочее место.
   А Катя поехала домой.
   Домой...
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация