А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новейшая история России" (страница 57)

   Боязнь быстрого роста безработицы и возможного вследствие этого социального взрыва не позволила властям отказаться от финансовой поддержки отсталых отраслей. Поэтому до 1995 г. реальный механизм структурной перестройки заключался в стихийной самоликвидации отдельных неконкурентоспособных предприятий. В результате под воздействием рыночной стихии однобокость российской экономики еще более усилилась. Прежде всего произошло обвальное разрушение военно-промышленного комплекса (ВПК).
   В 1992 г. госзаказ по закупке вооружений у ВПК был сокращен правительством Е. Гайдара в 8 раз. Соответственно объем военной продукции в этом же году уменьшился на 42 %, а в 1993 г. – еще на 29 %.
   Конец 1993 и начало 1994 г. ознаменовались обвальным закрытием десятков машиностроительных предприятий. Простаивали автомобильные гиганты – ВАЗ, АЗЛК, ГАЗ, а также предприятия сельскохозяйственного машиностроения: Владимирский тракторный завод, Кировский завод в Санкт-Петербурге, Ростовский завод сельскохозяйственного машиностроения. Причина простоев – трудности со сбытом продукции, взаимные неплатежи.
   Другое важное следствие стихийной структурной перестройки – переориентация экономики на обслуживание экспортных отраслей и естественных монополий – РАО ЕЭС, «Газпрома», МПС.
   Наконец, наращивание производства даже наиболее конкурентоспособной продукции в первые годы реформ происходило за счет максимальной эксплуатации устаревшего и ветхого технологического оборудования.
   К 1995 г. ресурсы стихийного оздоровления экономики были фактически исчерпаны, однако в силу политических причин в 1995–1996 гг. структурная перестройка в экономике продолжалась без модернизации предприятий, без обновления технологий – за счет перелива капитала из одной отрасли в другую. При этом происходило дальнейшее упрощение структуры экономики, ее общая примитивизация.
   В эти годы из-за конкуренции с зарубежными фирмами прекращается или резко сокращается производство многих отечественных товаров: телевизоров, компьютеров, текстильных изделий. Целые отрасли, занимавшие важные места в российской экономике и приносившие большие доходы (машиностроение, оборонная и легкая промышленность), оказались в состоянии глубокого упадка, порой с безвозратной потерей технологий и культуры производства. В 1996 г. общий объем промышленного производства сократился по сравнению с 1991 г. в 2 раза.
   К 1997 г. в стране завершается консолидация 16 нефтяных промышленных компаний. Мощные финансово-промышленные объединения, созданные в России, превышали по величине многие известные западные компании.
   Кризис 17 августа 1998 г., нанеся в целом удар по российской экономике, способствовал оздоровлению ее реального сектора.
   С октября 1998 г. наметились положительные тенденции в промышленном производстве. Отечественная индустрия начинает оживать под воздействием снижения задолженности государству и восстановления платежно-расчетной системы, а также улучшения условий для экспорта российских товаров и существенного ослабления конкуренции на внутреннем рынке со стороны импорта.
   Аграрная реформа. Многочисленные эксперименты в сельском хозяйстве в советское время породили у жителей села глубокое неверие в возможность радикальных перемен, привели к распространению иждивенческих настроений. Кроме того, более низкий, чем в городе, уровень жизни и культурно-бытового обслуживания способствовал постоянному оттоку из деревни молодых и энергичных людей.
   Поэтому реформа в сельском хозяйстве столкнулась с большими трудностями. Российское село с каждым шагом реформ все более противостояло им и в конечном итоге стало тормозом всех рыночных преобразований в стране.
   Другая важная причина медленного развития реформ в деревне – очевидный дефицит идей у самих реформаторов. Начиная с 1988 г. в деревне сменилось несколько моделей и направлений аграрной реформы.
   В конце 1990 г. Второй (внеочередной) Съезд народных депутатов России, приняв законы «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» и «О земельной реформе», положил начало аграрной реформе. Ее главной задачей становится реформирование колхозов и совхозов, развитие фермерских хозяйств. В соответствии с принятыми законами крестьяне получили право выходить из колхозов и совхозов со своей долей общественной земли. Но на практике вплоть до 1992 г. крестьяне неохотно брали землю, опасаясь возможных изменений политического курса. За 1991 г. по стране было создано 44,5 тыс. фермерских хозяйств. Фактически их создание целиком определялось доброй волей реальных собственников земли – руководителей колхозов и совхозов.
   Чтобы ускорить развитие фермерства в российской деревне, Б. Н. Ельцин внес необходимые коррективы в аграрную политику. В соответствии с указом от 27 декабря 1991 г. «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» создавались районные фонды распределения земель, а колхозы и совхозы подлежали в двухмесячный срок реорганизации.
   Наиболее значительным итогом 1992 г. в аграрной сфере стало формирование довольно значительного слоя фермеров. За один год их численность выросла более чем на 130 тыс. В 1993 г. к ним прибавилось еще 90 тыс., достигнув общего числа в 270 тыс. хозяйств. Затем, начиная со второй половины 1993 г., организация новых фермерских хозяйств фактически прекратилась, а в 1995 г. началось даже сокращение их числа.
   Небольшой оставалась и доля производимой ими сельхозпродукции. Имея в своем распоряжении 3 % сельхозугодий страны, фермеры производили лишь 2,2 % зерна, 0,8 % овощей, 0,5 % картофеля. В последующие четыре года доля фермеров в валовом производстве сельскохозяйственной продукции не менялась и держалась на уровне 2 %.
   Главная причина пробуксовки реформы в аграрной сфере – неурегулированность земельных отношений, отсутствие ясности в вопросе прав распоряжения государственной землей.
   С осени 1992 г. вопрос о частной собственности на землю становится одним из главных вопросов политического противостояния в стране.
   Вплоть до октябрьских событий 1993 г. Верховный Совет препятствовал возрождению частной собственности на землю. Лишь 27 октября 1993 г. указом Президента РФ «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России» разрешалась частная собственность на землю. В соответствии с ним землю можно было продавать, использовать в качестве залога. Земельное законодательство содержало лишь три ограничения: землей не могли владеть иностранцы, нельзя было иметь земли больше, чем это определялось в каждом регионе и, наконец, менять ее сельскохозяйственное назначение.
   Вскоре после принятия президентского указа весной 1994 г. правительство вынесло на рассмотрение Госдумы свой вариант Земельного кодекса, который, однако, не получил поддержки нижней палаты. Лишь после внесения в него пункта о том, что «земля может находиться в частной собственности, но без права продажи», Госдума нового созыва, а затем и Совет Федерации приняли его.
   Но поскольку в этой редакции Земельный кодекс явно противоречил Конституции страны, разрешающей частную собственность на землю, президент наложил на него вето.
   После президентских выборов 1996 г. органы власти на местах, чтобы разблокировать рынок земли (а в масштабах страны речь идет о пяти триллионах долларов – именно в такую сумму оценивается потенциальная стоимость сельхозугодий), стали принимать свои собственные законы о земле, разрешающие ее куплю-продажу. Первый шаг в этом направлении был сделан законодательным собранием Саратовской области в ноябре 1997 г.
   К этому времени структурный кризис в сельском хозяйстве продолжался, но обозначились некоторые позитивные сдвиги. 1995 г. стал переломным в адаптации сельского хозяйства и всего аграрно-промышленного комплекса к рыночным условиям. Под воздействием платежеспособного спроса в 1996 – начале 1998 г. выросли валовой сбор и доля в структуре посевных площадей таких культур, как подсолнечник, сахарная свекла, лен. Материальная заинтересованность крестьян привела к расширению посевов и росту урожайности. Положительная тенденция развития сельскохозяйственного производства России была прервана начавшимся глубоким экономическим кризисом.
   Военная реформа. После развала СССР Россия унаследовала один из крупнейших военно-промышленных комплексов мира. Примерно 18–25 % ВНП СССР использовалось в оборонных целях, в то время как в США в 80-е гг. этот показатель равнялся 5–6 %, в европейских странах НАТО и того меньше – 2–5 %. Вооруженные Силы Советского Союза насчитывали 4,3 млн человек, 63 тыс. танков, 8,2 тыс. боевых самолетов, множество другой боевой техники. РФ унаследовала около 85 % Советских Вооруженных Сил и лишь 60 % экономического потенциала СССР.
   Объявленная в 1992 г., сразу после создания Российской армии, военная реформа не была подкреплена материально. Главным ее приоритетом выдвигалась узкая задача демилитаризации экономики, в то время как изменения геополитической ситуации, государственного устройства, прогресс в способах и средствах вооруженной борьбы требовали более широкого подхода, включающего кардинальную перестройку самого оборонно-промышленного комплекса.
   Резкое сокращение расходов, начиная с 1992 г., на оборону страны при высокой численности вооруженных сил отрицательно сказалось на их боеспособности. В кризисном состоянии оказались все виды вооруженных сил, за исключением Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Единая система ПВО страны прекратила свое существование. Наиболее мощные группировки радиотехнических и зенитно-ракетных войск, истребительной авиации оказались в странах СНГ.
   Боевые действия в Чечне подтвердили очевидное – содержать нереформированную армию опасно, так как наряду с падением боеспособности в вооруженных силах нарастала социальная напряженность. Свидетельством неблагополучия в армии стали многочисленные случаи уклонения молодежи от призыва, дедовщина, побеги солдат из гарнизонов.
   Чтобы решить накопившиеся проблемы и в первую очередь повысить боеспособность армии и улучшить качественные параметры оборонительного потенциала, необходимо было срочно сократить численность вооруженных сил.
   Весной 1996 г., в самый разгар предвыборной президентской кампании, вышел указ Б. Н. Ельцина от 16 мая 1996 г. «О переходе к комплектованию должностей рядового и сержантского состава вооруженных сил и других войск РФ на профессиональной основе», в котором получают развитие звучавшие уже многие годы в российском обществе требования о создании профессиональной армии. Так в очередной раз важнейшая задача военной реформы – повышение военного профессионализма – была подменена не первоочередной в российских условиях идеей комплектования с 2000 г. армии и флота добровольцами по контракту.
   Окончательный выбор стратегии военной реформы после многих лет бесплодных споров был сделан Б. Н. Ельциным лишь в 1997 г. 16 июля 1997 г. президент РФ Б. Н. Ельцин подписал указ «О первоочередных мерах по реформированию Вооруженных Сил Российской Федерации и совершенствованию их структуры». Этим указом одна из важнейших постсоветских реформ была наконец сдвинута с мертвой точки. Ее главное направление – сокращение численного состава вооруженных сил. В 1997–1998 гг. они были сокращены на 500 тыс. человек.
   В течение 1997 г. была принята концепция национальной безопасности России, началось реформирование армии и флота, МВД, Федеральной пограничной службы, Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС).
   Таким образом, несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию, Россия сделала первые шаги по созданию новой системы национальной обороны.
   Социальная цена реформ. Слом советской социально-экономической системы и зарождение в России рыночной экономики в короткий срок привели к изменению всего комплекса социальных условий жизни, ценностной ориентации людей. Миллионы российских граждан столкнулись с проблемами, которых не существовало в советское время. Обедневшее государство оказалось неспособным нести затраты бесплатного образования, медицинского обслуживания и других форм социальной защиты. В результате в первые три года реформ резко снижается доступность для населения транспортных услуг, медицинского обслуживания, закрываются санатории и пионерские лагеря, детские клубы и спортивные школы. Начинает внедряться платное образование и платное медицинское обслуживание. Повышение цен на услуги сделало невозможным для многих семей пользование прачечными, химчистками, парикмахерскими, столовыми. Полноценный отдых и качественное образование из общедоступных становятся достоянием очень узкого круга обеспеченных людей. За несколько месяцев реформ жизненный уровень общества был отброшен на десять—двадцать лет назад. К 1994 г. среднедушевые реальные доходы в стране уменьшились приблизительно в два раза. Из 148 млн. населения России за чертой бедности оказалось около 32 млн, то есть более 24 %. Их доходы не превышали 40 долларов в месяц.
   Важнейшим следствием начавшейся либерализации экономики стало резкое увеличение разрыва в уровне доходов и потребления. К 1995 г. на долю 10 % наиболее обеспеченных слоев приходилось около 31 % денежных доходов, а на долю 10 % наименее обеспеченных – 2,4 %.
   Кризис экономики, сворачивание системы социального обеспечения и здравоохранения и, как следствие, падение уровня жизни способствовали ухудшению здоровья населения, сокращению средней продолжительности жизни.
   Последствием роста смертности и снижения рождаемости стала абсолютная убыль в 1992–1995 гг. населения страны на 2,7 млн человек.
   По мере адаптации россиян к новым, непривычным экономическим и социальным условиям стали улучшаться и демографические показатели. Поворот наметился к 1995 г., а к началу 1998 г. ожидаемая продолжительность жизни мужчин выросла на 3,6, а женщин – на 2,1 года.
   К началу 1995 г. в ряде крупных городов России падение уровня жизни замедлилось. В результате прокатившейся волны сокращений, особенно на предприятиях ВПК, образовался целый класс людей, не занятых на производстве, однако большинство из них не пополнили ряды безработных, а принялись искать способы заработать себе на жизнь. Правительство Е. Гайдара, разрешив уличную частную торговлю, способствовало изменению в сознании россиян, установлению принципиально иной иерархии жизненных ценностей, иного отношения к государству, другой мотивации трудовой активности. Торговля стала той сферой, где часть людей смогли найти свою социальную нишу.
   Упрощение выезда за границу способствовало появлению так называемых челноков – людей, совершающих кратковременные поездки за рубеж для закупки товаров с последующей их продажей на рынках. Характерно, что в этот бизнес активно включились прежде всего женщины, обеспечивая выживание своим семьям в трудных условиях становления рынка.
   Одним из реальных результатов экономической реформы, проявившихся в крупных городах России уже в первые месяцы ее проведения, стало насыщение потребительского рынка товарами, десятилетиями бывшими дефицитными, правда, главным образом за счет притока в страну импорта: продовольствия, сложной бытовой техники, обуви, одежды. Отечественные производители временно, до начала 1999 г. были вытеснены с рынка. В то же время в малых городах и селах России ситуация на потребительском рынке продолжала оставаться напряженной.
   Либерализация экономической деятельности, передача госсобственности в частные руки, обнищание значительной части россиян, их люмпенизация, резкое увеличение числа бездомных и беженцев создали благоприятные условия для криминального «беспредела» в стране. Экономическая преступность вышла на уровень, угрожающий национальной безопасности России. За четыре года материальный ущерб от преступной деятельности составил около 1 трлн рублей.
   В эти годы население страны столкнулось с терроризмом и с заказными убийствами.
§ 3. Российское общество в условиях реформ
   Формирование новой социальной стратификации. Закономерным следствием осуществления в России рыночных реформ стала глубокая трансформация прежней советской социальной структуры. Процесс социального расслоения шел достаточно быстро, но неровно, в несколько волн. Начавшаяся еще при М. С. Горбачеве перестройка всей социальной среды, включая материально-вещественную и информационную, повлекла за собой перемены в составе и структуре социальных классов и слоев общества. В годы реформ одновременно менялись и социально-экономическое положение социальных групп, и их активность, и состояние их сознания.
   Образование новых социальных групп и слоев и размывание старых началось вслед за появлением в 1986–1988 гг. законов «Об индивидуально-трудовой деятельности» и «О кооперации». Уже к концу «романтического периода» рыночных реформ (1993–1994 гг.) реальностью становится многоликая, разношерстная категория богатых людей, получивших неофициальное название «новые русские». По мере либерализации российского общества, снятия ограничений на предпринимательскую деятельность появляются новые слои и группы с достаточно четко обозначенными интересами (нувориши и бизнес-элита). Наиболее богатые собственники в условиях посткоммунистической трансформации быстро осознали свои интересы и консолидировались в новый высший имущественный класс. Его социальную базу составила наиболее динамичная часть старой советской номенклатуры, которая с началом приватизации лишь легализовала свое положение реального собственника. Создаваемые высшими партийными и комсомольскими инстанциями негосударственные фирмы получили огромные льготы по использованию материальных ресурсов, по обмену валюты. Экс-аппаратчики, спекулируя на разнице биржевых и государственных цен, разнице мировых и внутренних цен, делают солидные финансовые состояния.
   Другой важный источник пополнения высшего класса – теневые криминальные элементы. «Пионеры» частного предпринимательства в СССР в новых политических условиях легализовали свои капиталы и возглавили крупные торговые и финансовые предприятия. За первые пять лет реформ доля доходов богатых в общем объеме денежных доходов выросла более чем в 1,5 ра-за. Если в 1991 г. двадцати процентам наиболее обеспеченных граждан принадлежало 30 % всех денежных доходов, то в 1997 г. – 43 %.
   Таким образом, в считанные годы прежняя советская социальная структура была разрушена. К концу 1998 г. в России уже сформировались достаточно устойчивые новые социальные группы и слои, различающиеся по уровню доходов: олигархические, региональные и корпоративные (так называемый высший класс), средний класс, аутсайдеры.
   Воспользоваться «социальным лифтом» в начале 90-х гг., чтобы подняться в высший класс общества, смогли далеко не все желающие разбогатеть и прославиться. Если на начальном этапе постсоветской трансформации общества между социальными слоями и группами шел довольно интенсивный обмен, то спустя 4–6 лет происходит как бы «закрытие» высшего класса. Его емкость объективно ограничена во всех странах и составляет 3–5 % от численности населения.
   Возрождение среднего класса. В отличие от высшего имущественного класса, который фактически сформировался за первое пятилетие реформ, становление среднего класса в этот период в России лишь началось. К тому же именно средние слои российского общества больше всего пострадали от финансового кризиса, начавшегося осенью 1998 г.
   Для среднего класса характерен относительно высокий и устойчивый уровень жизни, высокий уровень культуры и образования. Именно эти качества среднего класса придают устойчивость экономическим и политическим отношениям в развитых системах.
   В Советском Союзе вопреки официальной «рабоче-крестьянской» стратификации был свой средний класс. Он был встроен в советскую систему, обслуживал ее, за что получал свою долю национального богатства, льгот и привилегий. В конце 80-х гг. до 20 % населения России относилось к среднему классу (имели собственные квартиры, дачи, автомобили, имели возможность ездить за границу).
   Становление рынка в России лишило его привычной среды существования, и он распался, маргинализировался. Меньшая его часть пополнила ряды «новых русских», большая – «новых бедных». Хотя многие представители старого советского среднего класса не имели желания или возможности адаптироваться к новым условиям, потенциально демократическая Россия располагала значительной социальной базой для формирования новых средних слоев. Прежде всего за счет большого числа научных и инженерно-технических кадров, специалистов по управлению, высококвалифицированных рабочих. Именно они, по данным социологических опросов, в начале 90-х гг. активно поддерживали рыночные реформы. Непродуманность, непоследовательность ваучерной приватизации и прежде всего отсутствие в правительственных программах специальных мер по развитию конкуренции, устранению монополизма отрицательно сказались на темпах становления среднего класса и выполнении им своего назначения в рыночной экономике.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [57] 58 59 60 61 62

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация