А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новейшая история России" (страница 39)

   Корейская война имела тяжелые последствия как для США, так и для СССР.
   Она явилась отправной точкой нового этапа дорогостоящей и крайне опасной гонки вооружений. Численность войск США выросла к 1951 г. вдвое (до 3,2 млн человек), а военные расходы – в 3,2 раза (до 47 млрд долларов) в 1952 г. Опасаясь советской угрозы, Соединенные Штаты в конце 1953 г. начали размещать на территории Западной Европы тактическое ядерное оружие.
   В СССР после корейской войны были радикально пересмотрены экономические планы. Еще больший упор был сделан на развитие тяжелой индустрии и военно-промышленного комплекса.
   «Холодная война» доводит до невиданных размеров милитаризм в политике и США, и СССР. Ставка на силу, угроза ее применения становятся для США и СССР главным инструментом в международной политике.
   Представления об СССР как о могучей военной державе подвигает сталинское руководство на изменение глобальной стратегии. С началом «холодной войны» главным становится не поиск союзов с одними западными странами против других, а борьба за мировое господство, стремление «похоронить капитализм».
§ 2. Создание советского ядерного оружия
   Начало гонки вооружений. Атомная монополия США, а также изменение советской внешнеполитической стратегии вынудили советское руководство форсировать работы по созданию собственной атомной бомбы, а также принять меры по перевооружению армии и флота на качественно новом техническом уровне. В первые послевоенные годы все основные людские, финансовые и научно-технические ресурсы советской экономики были сначала сконцентрированы на создании ядерного и термоядерного оружия, а впоследствии и средств его доставки.
   В результате и после войны советская экономика продолжала милитаризироваться. Во всех отраслях оборонного машиностроения быстро росла численность работающих, увеличивались производственные мощности. В массовом количестве создавались специальные НИИ, конструкторские бюро, где ученые, конструкторы работали на положении заключенных.
   Принудительный труд стал главным источником мобилизации рабочей силы. Задания, связанные с разработкой и производством военной продукции, получили сотни гражданских учреждений. Так, Комитет по делам искусств при СНК был обязан на специально созданном при нем фотомеханическом заводе изготавливать фотооборудование для военной авиации, Комитет по кинематографии – производить фотопленку и фотобумагу для аэросъемки.
   Важнейшим следствием послевоенной гонки вооружений явилось становление в СССР военно-промышленного комплекса (ВПК) в качестве властной и социально-экономической структуры.
   В 1945 г. была принята 10-летняя программа ударного военного судостроения. Согласно этой программе предприятия Министерства судостроительной промышленности СССР должны были построить более 5,5 тыс. судов различного класса, из них около 2 тыс. надводных и подводных боевых кораблей. На 1954 г. была намечена закладка первого в послевоенные годы линейного корабля, в 1951–1955 гг. планировалось ввести в строй 18 тяжелых крейсеров, 16 легких и около 150 эсминцев и миноносцев. Этой программе советское руководство придавало столь большое значение, что на весь период ее реализации предприятия Минсудпрома освобождались от заказов по постройке гражданских судов. В соответствии с оборонительным характером советской военной стратегии главную ударную силу отечественных ВМС должны были составить не линкоры и авианосцы, а подводные лодки и тяжелые крейсера. «В течение ближайших 10–12–15 лет наши эскадры будут защищаться, – подчеркнул в сентябре 1945 г. Сталин. – Другое дело, если вы, – говорил он, обращаясь к своим адмиралам, – собираетесь идти в Америку. Тогда вам надо иметь другое соотношение классов кораблей. Так как идти в Америку незачем, то мы не будем перенапрягать нашу промышленность. Я больше за тяжелые крейсера».
   Одновременно со строительством современного флота уже с 1946 г. Совет Министров СССР принимает постановление о форсированном развитии опытно-конструкторских работ по созданию реактивной авиации. Первыми советскими реактивными истребителями, прошедшими все испытания и принятыми на вооружение, стали МиГ-9 конструкторов А. И. Микояна и М. И. Гуревича и Як-15, созданный в конструкторском бюро А. Яковлева. Первый свой полет они совершили в один и тот же день, 24 апреля 1946 г. Вслед за этими самолетами были построены еще десятки машин с более высокими характеристиками. Большую известность получил МиГ-15, ставший основным истребителем советских ВВС. В 1949 г. на нем удалось достичь скорости звука. В послевоенные годы советская авиационная промышленность смогла наладить серийное производство копий американского бомбардировщика В-29. Бомбардировщик, получивший название Ту-4, сыграл важную роль в укреплении обороноспособности страны. С принятием его на вооружение ВВС нашей страны США утратили монополию не только на обладание оружием массового поражения, но и на средства его доставки. 18 октября 1951 г. во время испытания на Семипалатинском полигоне с Ту-4 была сброшена первая советская атомная бомба.
   Советский «Урановый проект». Создание ядерного, а затем и термоядерного оружия явилось стратегической задачей советского «Уранового проекта». На Западе научные работы по расщеплению атомного ядра и использованию атомной энергии в военных целях начались в конце 30-х гг. Однако их значимость стала очевидной для Сталина лишь в годы войны. В сентябре 1942 г. Государственный комитет обороны (ГКО) обязал Академию наук СССР возобновить работы по исследованию возможности создания урановой бомбы или уранового топлива. Менее чем через год в системе Академии наук СССР была создана секретная Лаборатория № 2. Ее руководителем был назначен 40-летний физик Игорь Васильевич Курчатов. Помимо него, в создании советской атомной бомбы участвовали десятки выдающихся ученых, включая Ю. Харитона, П. Капицу, Я. Зельдовича, Г. Флерова. Работы над проектом начались и велись по тем же направлениям, по которым они развивались и в США, но из-за трудностей, вызванных войной, они продвигались медленно. Особенно плохо решалась проблема обеспечения ученых ураном. До самой капитуляции Германии советское руководство так и не смогло придать проекту статус приоритетного. Очевидно, Сталин не рассчитывал на быстрый успех и не надеялся с помощью атомной бомбы повлиять на исход войны. Ее создание было весьма дорогостоящим предприятием, особенно для страны, экономика которой была разрушена опустошительной войной, а заводы и лаборатории лежали в руинах. Даже США для этого потребовалось несколько лет и два миллиарда долларов.
   Не исключено, что до Хиросимы Сталин просто не принимал всерьез новый вид оружия. Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки 9 и 11 августа 1945 г. продемонстрировали всему миру разрушительную мощь нового оружия. Для Сталина со всей очевидностью стало ясно, что атомная бомба, разрушив баланс сложившихся в мире в конце Второй мировой войны сил, представляет серьезную угрозу для СССР.
   Некоторые ученые, принимавшие участие в создании американской атомной бомбы, включая Нильса Бора, опасались возможного начала гонки ядерных вооружений и пытались убедить американскую администрацию поделиться атомными секретами с СССР. Однако американское руководство на это не пошло.
   Советское руководство, встревоженное непредсказуемыми последствиями атомной монополии США, наконец принимает решение придать «Урановому проекту» статус общегосударственного дела.
   20 августа 1945 г. для координации всех работ по созданию атомной бомбы был учрежден специальный комитет во главе с Л. Берией. Через него проходила вся разведывательная информация об атомных проектах за рубежом, но главное – в его ведении были тысячи заключенных, сотни промышленных предприятий разного профиля, многие военные КБ и НИИ. Для непосредственного руководства атомным проектом было создано Первое Главное Управление (ПГУ). Главой этой организации стал генерал-полковник Б.Л.Ванников. Уже через год, в декабре 1946 г., был запущен первый в Европе уран-графитовый реактор (Ф-1), велись другие важные работы.
   К концу войны Советский Союз располагал определенной информацией об американском атомном «Манхэттенском проекте». Еще в июне 1945 г. один из его участников, немецкий физик Клаус Фукс, передал советской разведке подробное описание американской плутониевой бомбы: перечень компонентов и материалов, из которых она была сделана, все важнейшие ее размеры и набросок конструкции. Американский опыт безусловно повлиял на многие советские технические решения. Выдающийся физик Капица предложил идти своим путем и найти более быстрый и дешевый способ создания атомной бомбы, однако Сталин хотел как можно скорее восстановить нарушенное стратегическое равновесии, поэтому, в конечном счете, было решено не рисковать и воспользоваться американской конструкцией. Но и в этом случае задача не была простой. Советский Союз располагал меньшим числом ученых, имел худшую научную базу. Не случайно американские эксперты считали, что на создание собственной бомбы СССР потребуется от 8 до 20 лет. Отечественные ученые смогли справиться с этой задачей значительно быстрее.
   В 7 часов утра 26 августа 1949 г. на Семипалатинском полигоне успешно прошли первые испытания отечественного ядерного устройства. С 1950 г. в СССР началось серийное производство атомных бомб. Но еще в 1947 г. советские ученые стали думать о возможности создания термоядерного оружия. Для этого И. В. Курчатов объединил группу физиков из Физического института АН СССР (ФИАН) во главе с И. Е. Таммом – Ю. Б. Харитона, Я. Б. Зельдовича. В. А. Давиденко. В эту группу был включен А. Д. Сахаров. Вскоре Сахаров смог выдвинуть, по его же терминологии, «1-ю идею», позволившую через несколько лет создать водородную бомбу. 12 августа 1953 г. успешно прошли ее испытания. Мощность новой бомбы была на порядок выше, чем у атомной. Так СССР впервые стал лидером ядерной гонки. В эти годы успешно разрабатывались и средства доставки ядерного оружия – сначала ракета Р-5, а затем и баллистическая Р-7.
   В процессе реализации «Уранового проекта» в СССР в исключительно сжатые сроки были созданы новые отрасли народного хозяйства – атомная промышленность, атомное машиностроение. Образовались десятки совершенно новых для СССР производств. Была проведена громадная теоретическая и экспериментальная работа, найден уран, построены многочисленные заводы и города, не обозначенные на географических картах СССР. Первым таким центром стал будущий Арзамас-16, возникший в Мордовской АССР. В конце 1947 г. там завершились работы по строительству Всесоюзного НИИ экспериментальной физики (ВНИИЭФ). Его производственная и жилая часть представляла собой шестиугольник с общим периметром более 56 км, отгороженный от внешнего мира заборами с колючей проволокой, сторожевыми вышками и контрольно-пропускными пунктами. Другой секретный ядерный центр (ВНИИТФ) был создан в Снежинске. Одновременно Министерством обороны создавалось еще несколько подобных закрытых административно-территориальных образований (всего к 1992 г. по этой категории проходило 47 поселений, насчитывающих в общей сложности около 1,5 млн жителей).
   Все эти города находились на особом режимном положении: их окружали контрольные или контрольно-следовые и запретные зоны, а по периметру они были обнесены двойными или даже тройными рядами ограждений, внутрь которых можно было попасть только через КПП. Это изолировало жителей, а города «выключались» из жизни окружающего района.
§ 3. Трудное возрождение
   Цена войны. Минувшая война была для Советского Союза тяжелой и кровопролитной. Наша страна понесла самые большие людские и материальные потери по сравнению с другими государствами, участвовавшими во Второй мировой войне. Согласно сводным оценкам людских потерь в этой войне, на долю СССР пришлось от трети до половины всех мировых потерь. За четыре года военных действий преждевременная смерть настигла 26,6 млн. человек. Погиб каждый седьмой житель страны. Только на фронтах погибло более 11,9 млн человек (у Германии и ее союзников – 6,7 млн). Наиболее велики были потери среди мужского населения – около 20 млн мужчин не вернулись с войны. В деревне даже после возвращения демобилизованных численность трудоспособного населения была на треть меньше, чем до войны. Во многих украинских и белорусских деревнях вообще не осталось взрослых мужчин. По переписи 1959 г., на одну тысячу женщин в возрасте от тридцати пяти до сорока четырех лет приходилось только 633 мужчины.
   За годы войны враг разрушил 1710 городов и рабочих поселков, свыше 70 тыс. сел и деревень, крова лишились 25 миллионов человек. Варварскому разрушению подверглись важнейшие центры страны: Ленинград и Сталинград, Воронеж и Курск, Харьков и Днепропетровск.
   Ожесточенные военные действия велись на территории восьми республик страны, поэтому, когда отгремели последние залпы, следы войны были видны от западной границы до Подмосковья и Волги, от Крайнего Севера до Черного моря и предгорий Кавказа.
   Весь материальный ущерб, нанесенный СССР в ходе военных действий, а также расходы на войну были оценены специально созданной Чрезвычайной государственной комиссией в 2569 млрд довоенных рублей. Война нанесла неисчислимые потери промышленности, транспорту, связи. В развалинах лежали «Запорожсталь», «Азовсталь», десятки других крупных заводов и фабрик. По выпуску металла и руды война отбросила страну на 10–12 лет назад. Большой ущерб был нанесен химической, текстильной и пищевой промышленности. В результате снизился и без того невысокий удельный вес промышленности, выпускающей товары народного потребления. В 1945 г. он составлял лишь четвертую часть всей выпускаемой в стране продукции и был самым низким за всю первую половину XX в.
   Военные действия, артобстрелы и воздушные бомбардировки нанесли серь-езный ущерб сельскому хозяйству западных районов страны. Поля Центра и Юга России, Украины, земли Белоруссии, Прибалтики, Молдавии были изрыты рвами, окопами, засыпаны осколками бомб, снарядов, остатками разбитой военной техники. Немало осталось и минных полей. В целом посевные площади в СССР сократились на 36,8 млн га, или почти на треть.
   Нелегко жилось советским людям в первые послевоенные годы. Не хватало продуктов питания, многие из них продолжали распределяться по карточкам. Обносились одежда и обувь. Миллионы людей ютились в землянках, в переполненных бараках и общежитиях.
   Гитлеровцы уничтожили множество больниц, поликлиник и санаториев, богатейшие исторические памятники культуры – музеи, картинные галереи. Многие заповедники и музеи-усадьбы (А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, П. И. Чайковского и др.) были разграблены и сожжены. Были разрушены Главная астрономическая обсерватория в Пулково и Симеизская обсерватория в Крыму.
   К мирной жизни. Переход от войны к миру потребовал решительной перестройки всей жизни страны, отмены режима военного времени.
   Прежде всего нужно было демобилизовать армию. К концу войны Вооруженные Силы страны насчитывали более 11,3 млн человек. В соответствии с принятым законом о мобилизации 23 июня 1945 г. началось увольнение из армии военнослужащих тринадцати старших возрастов. Один за другим отходили летом 1945 г. от вокзалов Берлина, Вены, Будапешта и других городов воинские эшелоны с демобилизованными солдатами. Их встреча на Родине превратилась во всенародное торжество. От советских границ до родных мест доблестных воинов встречали с цветами тысячи людей. Во Владимире на встречу первого эшелона пришли 3 тыс. человек, на станцию г. Дзержинска – около 5 тыс. К сентябрю 1945 г. была проведена демобилизация первой очереди численностью 3 млн человек, к концу 1948 г. демобилизация в основном завершилась. Одновременно с демобилизацией проходил трудный процесс по возвращению на Родину миллионов соотечественников, которые по разным причинам оказались за пределами страны. Более 5,6 млн человек, угнанных гитлеровцами с оккупированных территорий на каторжные работы, и 4,5 млн военнопленных были разбросаны по многим странам Европы, Америки и Африки. Чтобы их найти и вернуть домой, в мае 1945 г. с Англией, Францией и США было заключено специальное соглашение об обоюдной репатриации. К началу 1953 г. на Родину возвратились более 5,4 млн соотечественников. К этому времени было репатриировано 4 с лишним миллиона иностранных граждан, освобожденных Красной Армией, а также военнопленных Германии и ее союзников. Не всем соотечественникам удалось вернуться к родным. В концлагерях и на каторжных работах от истязаний и нечеловеческих условий жизни погибло около 2,5 млн военнопленных и 1,9 млн гражданских лиц.
   Представители уполномоченного СНК по репатриации обнаружили на территориях различных государств Западной Европы 36 тыс. мест массовых захоронений советских людей.
   Опасаясь сталинских лагерей и расстрелов, 451 тыс. советских граждан стали невозвращенцами. Но и те, кто вернулся по собственной воле, не сразу включились в активную жизнь страны. Сталин считал, что репатрианты могут стать источником опасной для советского общества информации, поэтому возвращающихся на Родину людей власти заставили проходить проверочно-фильтрационные лагеря. При этом большое количество репатриантов было подвергнуто репрессиям.
   После войны изменилась структура, полномочия, формы и методы деятельности государственных органов. Был упразднен Государственный Комитет Обороны, все его функции перешли к Совнаркому СССР. Одновременно в соответствии с требованиями мирного времени осуществлялась реорганизация наркоматов. На предприятиях и в учреждениях был восстановлен 8-часовой рабочий день, отменены обязательные сверхурочные работы, восстанавливалась сеть школ, библиотек, клубов. В марте 1946 г. Совет Народных Комиссаров СССР был преобразован в Совет Министров СССР. Его Председателем стал И. В. Сталин. Весной 1947 г. значительная часть полномочий правительства была передана непосредственно Сталину. Все наиболее важные вопросы Министерство иностранных дел, Министерство внешней торговли, Министерство госбезопасности обязаны были решать лишь с непосредственным согласованием в Политбюро ЦК ВКП(б).
   Начало восстановления. Победа над фашизмом и властью в Кремле, и большинством простых людей воспринималась как важнейшее доказательство правильности советского строя. «Гитлера разбили мы, а не те, у кого урны на улицах» – подобные суждения в первые послевоенные месяцы можно было услышать и в кремлевских кабинетах, и на городских площадях. Сталин использовал эти настроения для укрепления советской системы. Выступая перед избирателями 9 февраля 1946 г., он сказал: «Война показала, что советский общественный строй является лучшей формой организации общества, чем любой несоветский общественный строй». Таким образом, были отсечены все иные варианты послевоенного развития страны. Коль скоро советский строй выдержал страшную проверку войной, зачем что-то менять, следует продолжить курс на завершение строительства социализма и жить, как жили до войны. Согласно сталинским установкам, в ближайшие 15 лет предполагалось увеличить в 3,3 раза (до 60 млн тонн) производство стали, в 2 раза производство нефти (до 60 млн тонн). Курс на приоритетное развитие тяжелой промышленности предполагал сохранение плановых начал, а значит сохранение пятилетних планов, а также воспроизводство старых довоенных технологий в народном хозяйстве. В принятом в марте 1946 г. четвертом пятилетнем плане (1946–1950 гг.), названном планом восстановления и развития народного хозяйства, в качестве основной его задачи провозглашалось восстановление довоенного уровня промышленности и сельского хозяйства, чтобы «затем его превзойти в значительных масштабах». Как и в годы первых пятилеток, в нем главное внимание уделялось развитию тяжелого машиностроения, металлургии, топливно-энергетического комплекса.
   «Холодная война» оказала сильное влияние на послевоенное развитие советской промышленности. В первые послевоенные месяцы она активно перестраивалась на мирные рельсы. Ряд наркоматов, на предприятиях которых производилось вооружение, сменил свои названия и профиль. Наркомат минометного вооружения был преобразован в Министерство машиностроения, Наркомат танковой промышленности – в Министерство транспортного машиностроения и т. д. Давая указания наркомам оборонной промышленности, какой наркомат будет производить турбины, а кто будет налаживать выпуск часов, Сталин не оставил им сомнения в характере будущей деятельности: «Положите ваши мундиры в сундуки и пересыпьте нафталином. Больше они вам не понадобятся». Очевидно, Сталин не лукавил и искренне выступал за быстрый перевод советской военной индустрии на мирные рельсы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация