А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новейшая история России" (страница 16)

   Становление большевистской власти в Москве обернулось серьезным кровопролитием. После получения известий о победоносном восстании в Петрограде вечером 25 октября на объединенном пленуме Советов рабочих и солдатских депутатов был создан Московский военно-революционный комитет (МВРК). Имея в своем распоряжении значительные силы Красной Гвардии и несколько сотен солдат «двинцев», посаженных в Бутырскую тюрьму после бунта на фронте, большевики, однако, проявили нерешительность. Под влиянием умеренных большевиков, сомневавшихся в необходимости вооруженного восстания, днем 26 октября члены МВРК начали переговоры с созданным Московской думой Комитетом общественной безопасности (КОБ) с целью передачи власти мирным путем. КОБ также не был склонен к активным действиям. Только 27 октября вечером, под давлением непрерывных митингов юнкеров и студентов, командующий военным округом полковник К. И. Рябцев был вынужден объявить военное положение в Москве и предъявил удерживавшим Кремль большевикам ультиматум о сдаче. Поскольку ультиматум был отвергнут, начался захват Кремля. Сторонники КОБ смогли занять Кремль, при этом было убито и ранено с обеих сторон около ста человек. С этого момента в течение 6 дней в Москве шли вооруженные столкновения большевиков и сторонников Думы. Антибольшевистские силы во главе с Комитетом общественной безопасности в эти дни вполне могли сорвать планы большевиков и превратить Москву в опору свергнутого Временного правительства, однако нерешительность Комитета общественной безопасности позволила ВРК перейти в наступление. Утром 2 ноября после бомбардировки силы ВРК занимают Кремль. На следующий день Москва полностью перешла под контроль большевиков.
   Установление Советской власти сопровождалось вооруженными схватками в Воронеже, Смоленске, Саратове, Ташкенте, Астрахани, Казани, под Ростовом и в ряде других мест.
   На окраинах России Советской власти противостояли реальные силы, имевшие поддержку среди многонационального населения и казачества.
   Наиболее сильными и опасными для новой власти были выступления казаков на Дону и Южном Урале.
   25 октября 1917 г. активный участник корниловского выступления, председатель Войскового правительства, генерал А. М. Каледин взял на себя управление в Донской области. Он пригласил в Новочеркасск членов свергнутого Временного правительства и Предпарламента для организации борьбы с большевиками. В ноябре – декабре на Дон стекаются около 20 тыс. офицеров и начинает формироваться Добровольческая армия. Во главе антисоветского вооруженного движения встали опытные военачальники – генералы Л. Г. Корнилов, М. В. Алексеев, А. И. Деникин. В начале декабря под контролем Каледина оказалась значительная часть Донбасса. Здесь было создано анти– большевистское правительство – Донской гражданский совет, которое претендовало на роль всероссийского. Им руководили генералы Алексеев, Корнилов и Каледин. Пытаясь создать коалицию всех антибольшевистких сил (а заодно отвести обвинения со стороны большевиков в монархизме), руководители Белого движения включили в правительство кадета П. Н. Милюкова, «социалиста» Б. В. Савинкова. Был приглашен в Новочеркасск и А. Ф. Керенский, однако он не был принят генералом Калединым. Скорее всего, бывший премьер был нужен казачьей верхушке в качестве прикрытия. Коалиции «капиталистов и социалистов» не получилось в силу их глубоких внутренних противоречий. Как впоследствии констатировал А. И. Деникин, «всенародного ополчения не вышло… армия в самом зародыше своем таила глубокий органический недостаток, приобретая характер классовый». Первое общерусское антибольшевистское правительство распалось. Переброска советских войск из-под Харькова и Воронежа обеспечила перелом в ходе военных действий. В конце января 1918 г. части Р. Ф. Сиверса освободили Таганрог. 29 января покончил жизнь самоубийством генерал Каледин. Части Добровольческой армии под командованием Корнилова перебазировались на Кубань. Здесь при штурме Екатеринбурга он был убит осколком снаряда.
   В ноябре 1917 г. на Южном Урале началось восстание казаков под руководством атамана А. И. Дутова. Дутов, как и Каледин, объявил захват власти большевиками в Петрограде «преступным и совершенно недопустимым». Арестовав членов Оренбургского совета, Дутов открыто встал на путь вооруженной борьбы с большевиками. Он смог на короткое время повести за собой значительную часть оренбургского казачества, недовольного ограничениями их привилегий, о которых заявила Советская власть.
   Весной 1918 г. советским отрядам под командованием В. К. Блюхера удалось разгромить дутовцев и оттеснить оставшихся в тургайские степи.
   Военные действия большевиков и их противников осенью 1917 г. и в начале 1918 г. носили локальный характер.
   Первые шаги большевистского правительства. Главной задачей большевиков в этот период было стремление укрепиться в столицах и в крупных городах. Поддержка снизу, со стороны населения, была возможной лишь за счет уступок интересам социальных низов, в первую очередь рабочих. «У нас нет другой опоры, – писал Ленин, – кроме миллионов пролетариев, которые… сплошь и рядом темны, неразвиты, неграмотны». Чтобы заручиться поддержкой рабочих, в ноябре 1917 г. был декретирован рабочий контроль, в соответствии с которым рабочие получили возможность контролировать обоснованность найма и увольнений. Фактически же рабочий контроль в это время сводился к распределению доходов между работающими на данных предприятиях. Эта мера позволила большевикам решить сразу два вопроса – переманить на свою сторону определенную часть рабочих, поддерживавших меньшевиков, и завоевать большинство в фабричных комитетах.
   Значительную роль в привлечении на сторону большевистской власти мусульманских народов сыграло обращение Совета Народных Комиссаров (СНК) от 20 ноября 1917 г. «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока». «Знайте, – говорилось в нем, – отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными…»
   В первые недели после Октябрьского переворота диктатура пролетариата «походя, мимоходом, как побочный продукт… главной, настоящей пролетарско-революционной, социалистической работы» совершила ряд действительно важных демократических преобразований, без осуществления которых большевикам трудно было рассчитывать на поддержку широких социальных слоев.
   Декретом СНК от 10 ноября 1917 г. отменялись чины и сословия, права и привилегии чиновников. Уничтожалась старая судебная система. Создавались народные трибуналы, которые руководствовались не законами, а «революционным правосознанием». В армии также отменялись чины, звания, титулы. Был установлен гражданский брак. 21 декабря в России было введено новое правописание, а с 1 (14) февраля 1918 г. – общеевропейский календарь.

   Глава 5. Россия, кровью умытая

§ 1. Начальный этап Гражданской войны
   Выборы в Учредительное собрание. Созыв Учредительного собрания был мечтой российских либералов и революционеров со времен Александра II. До октября 1917 г. большевики в тактических целях решительнее других требовали от Временного правительства немедленного, безотлагательного выявления народной воли.
   Судьба Учредительного собрания была предрешена 25 октября 1917 г. Легкость, с которой был осуществлен переворот, лишь укрепила уверенность большевиков в отсутствии у оппозиции массовой поддержки. Однако придя к власти, большевистские лидеры, связанные данными ими обещаниями, были вынуждены подтвердить намеченную ранее комиссией Временного правительства на 12 ноября 1917 г. дату выборов. Была и другая веская причина, не позволившая большевикам сразу сорвать выборы в Учредительное собрание, – непрочность их положения на местах, царившее там безвластие.
   В большинстве избирательных округов страны выборы состоялись 12, 19, 26 ноября. Несмотря на долгие проволочки, Особое совещание Временного правительства подготовило весьма прогрессивный документ – «Положение о выборах в Учредительное собрание». Выборы проводились как всеобщие, прямые, тайные, по партийным спискам. Население страны впервые участвовало в демократических выборах высшего органа власти. В голосовании приняло участие около 35 млн человек.
   Результаты выборов оказались неблагоприятными для большевиков, которые потерпели полное поражение в таких рабочих регионах, как Урал и Донбасс, собрав большинство в основном в армии.
   Главный итог выборов состоял в том, что даже в условиях революционного подъема экстремистские политические силы не получили поддержки большей части голосовавших. В результате выборов социалистические партии в общем итоге набрали около 60 % голосов, буржуазно-либеральные (кадеты и др.) – 17 %, большевики – 25 %, остальные голоса достались национальным партиям, различным общественным союзам. По числу избранных депутатов на первое место вышли эсеры (410 из 715). Большевики получили лишь 175 депутатских мест. Таким образом, радикальный большевистский путь поддерживало очевидное меньшинство. В соответствии с демократической процедурой большевики обязаны были передать власть в руки эсеров, получивших подавляющее большинство голосов (58 %). Однако они отказались это сделать, объясняя свое поражение тем, что выборы проходили по избирательным спискам, составленным еще до Октябрьского переворота. Такой состав «хозяина земли русской» никак не мог устроить большевиков.
   Разгон Учредительного собрания. 29 октября Бухарин внес в ЦК предложение изгнать из собрания всех правых депутатов и объявить, по образцу якобинцев, левое крыло Учредительного собрания «Революционным конвентом».
   До начала работы Учредительного собрания Совнарком принял ряд превентивных мер, направленных на ослабление лагеря сторонников Учредительного собрания. За участие лидеров кадетов в антисоветских выступлениях кадетская партия была объявлена вне закона. Односторонним актом избранные от нее кандидаты были лишены депутатских мандатов. Были закрыты некоторые оппозиционные газеты и журналы. Полномочия Советов расширялись, а деятельность земств, городских дум, которые могли оказать поддержку правому крылу Учредительного собрания, свертывалась. Ленин настойчиво убеждал городские и сельские низы, что «Советы выше всяких парламентов, всяких Учредительных собраний». Аналогичной позиции в этот момент придерживалась и лидер левых эсеров М. А. Спиридонова, считавшая, что не надо колебаться в вопросе роспуска Учредительного собрания. Сотрудничество левых эсеров с большевиками и создание ими своей партии раскололи партию эсеров. Ленин начал открыто готовить роспуск Учредительного собрания, разработав целый сценарий.
   3 января 1918 г., накануне его открытия, ВЦИКом была срочно принята и опубликована Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, которая предрешала вопрос о власти, объявляя Россию Республикой Советов. Это был программный документ, закреплявший основные результаты Октябрьского переворота. Провозглашались верховная власть Советов в центре и на местах и федеративное устройство России.
   5 января в Таврическом дворце открылось первое заседание Учредительного собрания. На нем председатель ВЦИК Я. М. Свердлов ультимативно потребовал принять Декларацию. По существу, речь шла о полной капитуляции собрания перед СНК, о том, что власть целиком и полностью должна принадлежать Советам. Но 237 голосами правых эсеров и меньшевиков против 146 голосов большевиков и левых эсеров Учредительное собрание фактически отказалось обсуждать Декларацию. Поздно ночью в знак протеста большевики вместе с левыми эсерами покинули зал.
   Оставшиеся правые депутаты по инерции пытались обсуждать обозначенные в повестке дня вопросы о войне и мире, о земле, о форме правления. Однако они не смогли поставить главный вопрос – о формировании законного, конституционного правительства. Это упущение «революционной демократии» носило судьбоносный характер, так как антибольшевистские силы не получили легитимной основы для будущего противостояния. На следующий день двери дворца оказались закрытыми, а СНК принял декрет о роспуске Учредительного собрания.
   Работа Учредительного собрания представляла еще один шанс (после попыток создать однородное социалистическое правительство) для поворота революционной России в сторону парламентаризма, многопартийности, национального согласия, однако большевики не захотели поделиться властью. Демонстрации в Петрограде в поддержку Учредительного собрания были разогнаны войсками. Советское правительство фактически сосредоточило в своих руках всю власть. Совершив насилие над всенародным представительством, большевики фактически спровоцировали в стране Гражданскую войну.
   Первая советская Конституция. Созванный 13 января 1918 г. объединенный III Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов одобрил роспуск Учредительного собрания и создал конституционную базу новой власти. Съезд принял Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа – первый конституционный акт Советской Республики, в соответствии с которым определялась форма государственного строя страны: «Россия объявляется Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Слово «временное» из наименования Советского правительства было исключено. В начале апреля 1918 г. ВЦИК создал конституционную комиссию под председательством Я. М. Свердлова. В нее также вошли Н. И. Бухарин и И. В. Сталин, чей проект и был взят за основу. Проекты левых эсеров и максималистов, в которых делалась попытка рассредоточить власть, развивать местную инициативу, обозначить и защитить конституционные права граждан, были отклонены.
   С формально-юридической стороны многие положения первой советской Конституции, принятой 10 июля 1918 г. V Всероссийским съездом Советов, соответствовали западным представлениям о парламентском режиме. В соответствии с Основным законом высшей властью в республике являлся Всероссийский съезд Советов, в период между съездами – Центральный исполнительный комитет в составе 200 человек, который, в свою очередь, избирал правительство – СНК. Правда, в Конституции ничего не говорилось о большевистской партии, которой в условиях однопартийности принадлежала реальная власть в стране.
   Новая Конституция не столько создавала новые формы правления, сколько закрепляла стихийно складывающиеся в ходе революции.
   Первые четыре главы Основного закона повторяли Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Политический смысл документа определялся задачами утверждения диктатуры пролетариата в «лице мощной Всероссийской Советской власти» в целях полного подавления буржуазии и «водворения социализма».
   Положение о ликвидации капиталистических отношений и переводе России на социалистические рельсы легализовывали уже осуществленные меры национализации банков, заводов и фабрик, социализации земли, отмены сословий, отделения церкви от государства.
   Конституционные права, закрепляемые документом, носили ярко выраженный классовый характер и предоставлялись только трудящимся. Государство получило право лишать отдельных лиц или социальные слои конституционных и иных прав в случае пользования ими «в ущерб социалистической революции». В категорию «лишенцев» по Конституции попали все предпринимательские слои, монахи и служители церкви, бывшие полицейские и жандармы, члены царствовавшего в России дома. Лишение прав распространялось на всех членов семьи, в том числе и на детей. На практике число «лишенцев» целиком зависело от политической конъюнктуры. Конституция устанавливала и явное неравенство избирательных прав между рабочими и крестьянами. Крестьяне могли направлять от равного количества избирателей в Советы разных уровней в 5 раз меньше своих представителей, чем рабочие.
   Впоследствии Ленин неоднократно говорил о том, что лишение избирательных прав значительной части населения России не является обязательным условием диктатуры пролетариата, тем не менее в России большая часть населения таких прав была лишена. Основной закон создавал условия для концентрации всех ветвей власти в одних руках. С помощью конституционных ограничений избирательного права большевики получили возможность без особого труда обеспечивать нужный состав съездов Советов и принимать нужные решения.
   Новая смута. В первые недели после большевистского переворота Советская власть, не успев родиться, переживала тяжелый кризис. Становление власти сопровождалось ростом социальной напряженности, углублением экономической разрухи.
   Вслед за самодержавной властью была разрушена еще не окрепшая после Февраля демократическая власть Временного правительства, его комиссаров на местах, земств, городских самоуправлений. Свергнуть Временное правительство оказалось легче, чем решать созидательные задачи. Власть оказалась в руках большевиков достаточно неожиданно, застав их во многом врасплох. В период формирования СНК многие видные большевики отказывались от предлагаемых им наркомовских должностей из-за боязни не справиться с ответственными и незнакомыми им функциями. Состав нового правительства был сформирован с трудом. Ленин также первоначально не хотел в него входить, предпочитая руководить страной в качестве идейного вождя.
   К октябрю 1917 г. большевики не располагали не только конкретными планами строительства социализма в стране, но схемами организации власти, структур аппаратов, органов управления. В результате после захвата власти у Ленина и его единомышленников в СНК не оказалось реальных рычагов управления страной. Центральные и местные учреждения бездействовали. На Октябрьский переворот госслужащие ответили массовым бойкотом. Закрывались министерства, банки, учреждения. К началу декабря 1917 г. этот способ борьбы принял для большевистской власти угрожающий характер. Чтобы закрепиться у власти, большевикам пришлось отказаться от многих положений марксистской теории об отмирании государства и создавать специальные карательные органы, применять жесткие репрессивные меры. При CHK 7 декабря 1917 г. с целью пресечения «контрреволюционных и саботажнических попыток» была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Попытки левых эсеров подчинить ВЧК Наркомюсту, который они возглавляли в декабре 1917 – марте 1918 г., и тем свести к минимуму ее деятельность успеха не имели.
   Не оправдались надежды большевиков на Советы как высший тип демократии. Они не стали той работающей корпорацией, которая издает декреты и сама проводит их в жизнь, о чем писали К.Маркс и Ф.Энгельс. Открытые для всех жаждущих власти, многопартийные, не связанные никакими нормами Советы делали трудной задачу подчинения их центральной большевистской власти. Раскалывая российское общество по социальному, национальному и другим признакам, они неумолимо подталкивали страну к масштабной Гражданской войне. Формальный переход власти в руки Советов, ускорив центробежные тенденции, обернулся усилением хаоса и анархией. Территориально в первые послеоктябрьские дни Советская Россия представляла собой конгломерат не связанных между собой республик и коммун. 18 апреля 1918 г. на заседании ВЦИК отмечалось, что «на местах Советы делают все, что хотят. Они проводят новые налоги, вмешиваются в государственное управление, в работу таможни». В уездных городах удерживали лидерство меньшевики, эсеры и другие социалистические партии.
   Разобщенные, недееспособные Советы не могли решить сложные проблемы, стоявшие перед страной, и вполне закономерно политическая система приобрела те формы, которые диктовали реальные обстоятельства, а не теоретические доктрины. Марксизм остался официальной идеологией Советского государства, но определял содержание политики новой власти в той мере, в какой это возможно и приемлемо для самой власти. Если какое-то время после переворота большевистское руководство пыталось использовать диктатуру пролетариата как форму прямого участия рабочих в управлении государством, то вскоре оно отказалось от этих утопических взглядов, равно как и от многих других, с которыми они пришли к власти (о рабочем самоуправлении, о «всеобщем вооружении трудящихся»). На VII съезде РКП(б) Ленин вполне откровенно говорил о том, что Советы, будучи по своей программе органами управления через трудящихся, на самом деле являются органами управления для трудящихся через передовой слой пролетариата, но не через трудящиеся массы. Иначе говоря, субъект власти не сам пролетариат, а его авангард – коммунистическая партия. Постепенно представления о диктатуре партии как единственно возможной форме диктатуры пролетариата становятся главенствующими и получают свое воплощение в организации власти в Советской России.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация