А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Старые добрые времена (сборник)" (страница 42)

   – Мильтиадес, которым вы так заинтересовались, находится там, где вы его оставили, в Храме Памяти.
   – Никогда не слышали ничего подобного. Храм чего?
   – Памяти. Видите, я запомнил для вас и это, а вы до сих пор ни разу меня ни о чем и не спросили. Идите прямо по улице, потом поверните налево, потом направо, и вы не заблудитесь.
   Многим в толпе казалось, что идти нужно совсем не туда, но они все же пошли в этом направлении и повели туда Ктесфиона.
   Это было совсем заброшенное здание. Они вошли в него и прошли во внутренний дворик – совершенно пустой, если не считать стоявшего посередине довольно большого ящика.
   Аммон открыл его. Там лежала голова мужчины, на вид ему было лет тридцать, как и всем здесь, и он явно был в самом расцвете сил, несмотря на отсутствие, казалось бы, самых необходимых частей тела.
   – Наконец-то вы пришли за мной! – вскричала голова. – Чем вы были так долго заняты?
   – Прости нас, Мильтиадес, – сказал Аммон. – Боюсь, мы просто забыли, что ты здесь, пока один парень – не помню его имени – ну, тот, кто запомнил про тебя, не посоветовал прийти сюда.
   – Ты говоришь про Леонидаса? Да будет благословенна его удивительная память! Но почему вы пришли сейчас?
   – Да вот тут одному парню, – ответил Аммон, указав на Ктесфиона, – понадобился рог единорога, а у нас их где-то лежит очень много, и, следуя путем естественных ассоциаций, мы пришли к тебе, чтобы узнать, где они хранятся.
   – Рога единорогов? – переспросил Мильтиадес.
   – Да, мы ведь всегда сохраняли рога единорогов, ты помнишь?
   – Конечно, я помню, – сказал Мильтиадес.
   – Неужели ты не забыл о рогах единорога, лежа тут в темноте?
   – Как бы не так! Что же еще мне оставалось делать в кромешной тьме, как не думать о рогах единорога?
   – Специализация имеет свои преимущества, – тихонько заметил Аммон, повернувшись к Ктесфиону. – Иначе он ни за что бы этого не запомнил.
   И снова обратился к Мильтиадесу:
   – Ну, будь уж так добр, Мильтиадес, скажи нам, где они хранятся.
   – Аа-а, – произнес Мильтиадес.
   – Что значит это твое «Аа-а»?
   – А то: выпустите меня отсюда, и тогда я скажу вам, где они.
   – Из коробки? – переспросил Аммон.
   – Конечно, из коробки!
   Аммон на мгновение задумался.
   – Не знаю. Я как-то об этом не думал.
   – Ну, так подумай!
   – Сейчас не могу. В данный момент я думаю вот об этом парне и о роге единорога, который ему нужен. Да и вообще, что ты собираешься делать на воле? Ведь у тебя нет тела – ты же знаешь.
   – Да, знаю. Вы, мои собратья, как-то давно-давно валяли дурака и отрезали его от меня. Но оно снова должно отрасти, как только вы выпустите меня из коробки.
   – Ну, во-первых, я лично что-то не помню, каким образом ты лишился своего тела.
   – Говорю тебе – вы сами отрезали его, потому что хотели, чтобы я запомнил, где хранятся рога единорогов. А я не хотел запоминать, помнишь? И потом вы решили проделать эксперимент, чтобы узнать, до какого предела продолжается бессмертие.
   – Ты, по-моему, блестяще доказал, что до предела мы еще не добрались, – изрек Аммон.
   – Верно. Однако с меня уже хватит. Экспериментируйте на ком-нибудь другом. И пусть теперь он попробует запомнить это на сотню-другую лет.
   Пришедшие решили, что это справедливо, и вынули голову Мильтиадеса из коробки. Тогда Мильтиадес рассказал все, что им требовалось, закрыл глаза и стал ждать, когда снова отрастет его тело. Все же остальные покинули его и направились к некоей двери в подвал дома, расположенного где-то в маленьком тупике в недрах города.
   В пустом подвале, полуприкрытый каким-то хламом, на полу стоял большой бронзовый сундук.
   Они с трудом откинули тяжелую крышку и обнаружили в колеблющемся свете факела драгоценную коллекцию рогов единорогов.
   Аммон выбрал один рог и протянул его Ктесфиону.
   – Ты знаешь, как им пользоваться?
   Ктесфион ответил:
   – Думаю, что да, но, пожалуйста, объясните мне на всякий случай сами.
   – Срежь кусочек рога величиной с ноготь на большом пальце, разотри его в порошок и раствори в стакане вина.
   – Спасибо, – поблагодарил Ктесфион. – Теперь я могу возвращаться.
   – Было очень приятно познакомиться, – сказал Аммон. – Почему бы тебе не вернуться сюда вместе со своей невестой после того, как вы примете с ней это снадобье? Все-таки приятно жить среди себе подобных.
   Ктесфион ответил, что он подумает над этим предложением. Но про себя отметил, что город Бессмертных напоминает ему дом престарелых. Несмотря на свою вечную молодость, все его жители выглядели какими-то рассеянными, недовольными и раздражительными, и это произвело на него очень неприятное впечатление и совсем сбило с толку.
   Ктесфион надежно упрятал рог единорога в свой пояс, стукнул четыре раза пяткой о пятку, произнес магические слова и тут же очутился опять в родной Алдебре.

   Город праздновал возвращение Ктесфиона с рогом единорога. Местные ученые провозгласили наступление новой эры, которая подарит блаженство бесконечной счастливой жизни всем горожанам. Всеобщий энтузиазм несколько поутих, когда люди вдруг поняли, что одного рога хватит лишь на очень небольшую группу людей. Ктесфиона тут же начали ругать за то, что он не принес с собой столько рогов, чтобы хватило на всех, хотя никто и не пытался объяснить, как, по их мнению, Ктесфион смог бы это сделать.
   Ктесфион остался равнодушен к разбушевавшейся волне народного гнева и поспешил к постели возлюбленной. Там он срезал кусочек рога величиной с ноготь, растер его в порошок и высыпал в бокал знаменитого черного вина из восточных провинций, и без того слывшего целебным. Его возлюбленная выпила вино, и Ктесфион стал со страхом и нетерпением ждать признаков исцеления.
   Ему не пришлось долго оставаться в сомнении. Уже через несколько минут Каликситея смогла встать с постели и стала совершенно здоровой, как и прежде.
   Ее родители, увидев чудесное исцеление дочери, попросили и для себя кусочек волшебного рога. Ктесфион не смог отказать им, да и не собирался этого делать. Он дал достаточно роговых стружек не только им, но и всем теткам и дядьям Каликситеи, а также ее двоюродным братьям и сестрам, племянникам и племянницам и даже самой дальней ее родне.
   Ктесфион хотел лишь оставить немного чудесного снадобья, чтобы обессмертить великих гениев и общественных деятелей из тех, коих рождается один или два на поколение. Однако прежде чем молодой человек смог осуществить свой замысел, к нему явился представитель городской власти. Он потребовал и тут же получил муниципальную долю, которая мгновенно была поделена между главой города, его женой, семьей и ближайшими родственниками, а также между выдающимися членами городского совета, каждый из которых чувствовал, что заслуживает бессмертия в силу своего высокого чина и благородных помыслов во благо народа. Ктесфион раздавал снадобье без всякого сожаления и лишь немного удивлялся тому, как быстро уменьшается рог.
   Потом и сам монарх этой страны захотел взять свою долю, причем такую, что хватило еще и его жене, сестре да еще самому мудрому советнику и самому хитрому генералу.
   В конце концов остался последний кусочек рога, и Ктесфион приберег его для себя. Но в тот самый момент, когда молодой человек уже собрался принять снадобье, в дверь постучали, и на пороге возник чародей Гельдоникл.
   Ктесфион немного смутился, потому что он так и не зашел к колдуну со времени своего возвращения. Он был занят целыми днями, срезая все новые и новые порции рога и наделяя ими бесконечных претендентов на бессмертие.
   – Ну как, я вижу, тебе все прекрасно удалось? – поинтересовался Гельдоникл.
   – О да, все хорошо, – ответил Ктесфион. – Большое тебе спасибо. Как мне отблагодарить тебя?
   – Очень просто. Отдай мне тот кусочек рога, который у тебя остался.
   – Но это последний – больше у меня нет! – воскликнул Ктесфион.
   – Я в курсе. От этого он становится еще более ценным, а значит – и более желанным.
   Ктесфион не знал, что ответить, но его растерянность длилась не больше мгновения, потому что он уже понял, с кем ему пришлось бы делить бессмертие, прими он сейчас этот последний кусочек. Это были по большей части чиновники и политики, а он не ощущал в себе большого желания провести с ними целую вечность.
   Молодой человек отдал Гельдониклу заветный кусочек рога и спросил:
   – Ты примешь его прямо сейчас или потом?
   – Ни то, ни другое, – ответил Гельдоникл. – Я продам его самому влиятельному богачу в нашем царстве и потрачу вырученные деньги на свой новый проект.
   Ктесфиона это вполне устраивало. Ведь он уже достиг главной цели – спас Каликситею от смерти.
   Но когда он снова пришел к ней, то обнаружил, что все совершенно изменилось. Каликситея, посоветовавшись с родителями и всеми своими родственниками, рассудила так: «Ктесфион, конечно же, очень приятный и достойный молодой человек и смог бы стать хорошим мужем на одну обычную жизнь, но как супруг на вечные времена он оставляет желать лучшего».
   Каликситея даже еще не решила, хочет ли она себе в мужья такого же бессмертного, какой стала сама, – ведь в их стране разводы не разрешались, а значит, тогда у нее не будет возможности сменить мужа, если тот ей наскучит.
   В любом случае ей нужен человек, который бы обеспечил ее не только на ближайшие годы, но и на долгие столетия бессмертной жизни. Семья решила, что это должен быть богатый человек, уже владеющий большим состоянием, который сможет умножить его, дабы обеспечить Каликситее и ее семье безбедную жизнь на веки вечные.
   В этом своем решении они не имели в виду никаких определенных людей и не ругали и не обвиняли Ктесфиона. Просто изменились обстоятельства, и Ктесфиону оставалось винить лишь самого себя.
   Чувствуя себя чужим и одиноким в доме своей бывшей невесты, он вернулся к себе, желая поразмыслить, что же теперь ему делать. Но он недолго оставался в одиночестве – раздался негромкий стук в дверь, и снова на пороге возник Гельдоникл.
   Ктесфион пригласил его в дом, предложил стакан вина и спросил, хорошо ли чувствовать себя бессмертным.
   – Не знаю, – ответил Гельдоникл. – Ведь я взял у тебя растертый кусочек рога не для себя, а на продажу. Самый богатый человек в стране заплатил мне за него очень хорошие деньги.
   – И все-таки я удивляюсь, почему ты не захотел сам воспользоваться рогом?
   – Ничего удивительного. Теперь-то ты понял, что бессмертие обманчиво. На самом деле это лишь развлечение для слабоумных, не способных хоть как-то вообразить себе вечность.
   – Так что ты собираешься делать? – спросил чародея Ктесфион.
   – На деньги, вырученные за кусочек рога, я купил материалы и вещества, необходимые для путешествия в Страну Бесконечных Возможностей.
   – Никогда не слыхивал о такой, – пробормотал Ктесфион.
   – И не удивительно. Ты же не шаман. Но эта страна в душе каждого человека, с ней люди связывают все свои мечты и надежды.
   Ктесфион на мгновение задумался, а потом спросил:
   – И в Стране Бесконечных Возможностей возможно все на свете?
   – Да, примерно так.
   – И вечная жизнь?
   – Нет, вот этого Страна Бесконечных Возможностей обеспечить не может. Видишь ли, без смерти в этом мире ничего не возможно.
   – Ну а если со смертью?
   – Тогда возможно все.
   И тут Ктесфион попросил:
   – Колдун, ты возьмешь меня с собой?
   – Конечно, – ответил тот. – Потому я сюда и пришел. Я все время рассчитывал на такое твое решение.
   – Тогда почему ты не сказал мне об этом сразу?
   – Я ждал, когда ты предложишь сам.
   – Но почему ты выбрал именно меня? – спросил Ктесфион. – Что я – какой-нибудь особенный?
   – Ни в малейшей степени. Просто в наши дни трудно найти скромного, порядочного ученика. Человека, в котором сочетались бы, с одной стороны, наивность, а с другой – изобретательность и ловкость, но в меру того и другого. Того, кто интересовался бы колдовством просто ради колдовства.

   И вот кудесник и его новый ученик унеслись в голубую бездну на поиски того, что невозможно выразить словами, и, насколько нам известно, пребывают там и поныне, исследуя царства возможного в надежде найти новые знания и новые источники наслаждения. Они покинули Каликситею, ее несносных родителей и тех богачей, что смогли купить себе бессмертие и от которых произошли мы с вами. И вот мы живем, проводя наши бесконечные жизни в тоске и равнодушии, потому что ничего нового с нами уже не может случиться.
   И все же, дети, будущее не так уж беспросветно. Мы верим, что Смерть когда-нибудь вернется на землю и освободит нас от безбрежной скуки наших жизней. Мы свято верим в это. Мы не можем доказать существование Смерти, однако верим в нее. Когда-нибудь нам улыбнется счастье, и, если богу будет угодно, мы все умрем, дети.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [42] 43 44 45 46 47 48 49

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация