А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Старые добрые времена (сборник)" (страница 25)

   Глава 79

   Получив доступ к дневнику таможенника, поиграв с ключевыми словами «женщины» и «желание», Эбен наконец нашел следующую запись: «Я отдал бы все в мире за уик-энд с по-настоящему красивой женщиной».
   Эти слова были написаны собственной рукой Начальника Таможни в дневнике и повторены несколько раз в других фразах с некоторыми изменениями. Таких повторений Эбен насчитал не менее десятка.
   У бедняги таможенника, очевидно, было достаточно поводов подозревать, что он не нравится женщинам. Он был женат однажды, но все кончилось разводом. С тех пор он жил один. Ему не повезло не только с женитьбой, но, очевидно, и со свиданиями.
   – Вот за что мы должны ухватиться, – заключил Эбен. – Нам нет необходимости убивать его.
   У Такиса был несколько разочарованный вид, однако он покорно согласился.
   – Что ты предлагаешь?
   – Этот тип явно помешан на девочках. Он сам признается, что за уик-энд с привлекательной леди он отдал бы все на свете. Предлагаю найти ему такую леди и организовать им встречу, при условии, что он откажется от дурацкого осмотра моего корабля.
   – Но какая леди согласится? – усомнился Такис.
   – Думаю, можно нанять и профессионалку, – предложил Дерринджер. – Мне кажется, что их можно найти в Зоне Развлечений.
   – Нет, это не подходит, – возразил Такис. – Разве ты не читал, что он пишет в дневнике? Вот заголовок: «Проститутки, шлюхи, профессиональные соблазнительницы». Он испытывает к ним отвращение и сам же утверждает, что у него безошибочное чутье и он сразу понимает, когда женщина делает это ради денег. Он никогда не согласится на свидание с профессионалкой.
   – Черт побери, неужели, когда мы подошли к нашей цели так близко, мы не сможем что-нибудь придумать? – сердито воскликнул Дерринджер. – Три такие головы? Кого из женщин мы лично знаем?
   – Вообще, – спросил Эбен, – или здесь, на Земле?
   – Конечно, на Земле, поскольку в настоящее время, судя по нашим делам, мы никуда отсюда не выберемся.
   – Да, это верно, – согласился Эбен.
   В эту минуту Такис вдруг взволнованно что-то затараторил на своем языке, но Эбен тут же его оборвал:
   – Нет, Такис, нас интересуют только здешние, земные девушки. Я знаю, у тебя есть подружка, работающая в морском мире, но, поверь мне, она никак не подходит, хотя, возможно, она и классная девица.
   – Черт побери, а вот я лично не знаю ни одной девицы, – сокрушенно произнес Дерринджер. – Последние десять лет я был Спартанцем. В нашу подготовку не входило ничего, что могло быть связано с женщинами. Разумеется, мы все были без каких-либо отклонений, сами понимаете.
   – Конечно, я тебя понимаю, – успокоил его Эбен. – Я тоже мало бывал на Земле в последние несколько лет. На память мне приходит лишь одна привлекательная женщина, о которой я могу сказать, что знаком с ней.
   – И я тоже, – встрепенулся Дерринджер.
   Они оба посмотрели друг на друга.
   – Элея?
   – Да, Элея.
   – Но Элея не из тех женщин, которые пойдут на что-либо подобное! – вступился за девушку Дерринджер.
   – Согласен с тобой на все сто процентов, – подтвердил Эбен. – При обычных обстоятельствах это действительно так. Но, возможно, у Элеи есть какое-то заветное желание. Чтобы добиться его исполнения, можно ведь провести пару деньков с этим типом. В конце концов, она не должна спать с ним. В его дневнике это ясно оговорено. Ему нужна спутница на уик-энд, только и всего. Он ни словом не обмолвился о сексе.
   – Я думаю, мы можем позвонить ей, – успокоился Дерринджер.
   Эбен с насмешливым сочувствием посмотрел на него.
   – Это не та тема, которую обсуждают по телефону. Советую вернуться в Зону Развлечений и самим найти ее там.
   – А это безопасно для тебя? – спросил Дерринджер.
   – Думаю, вполне. Начальник Таможни устроит досмотр лишь в том случае, если мы попытаемся покинуть Землю. А так, на Земле, я могу лететь беспрепятственно куда хочу.

   Глава 80

   Элея, объект их размышлений и планов, работала днем в кафе, где обслуживала шоферов грузовиков дальнего следования, а по вечерам подавала напитки в баре. Кафе находилось по соседству с Зоной Развлечений, и все приезжающие сюда, как андроиды со своим электронным разумом, так и туристы-земляне в собственной плоти, начинали обычно с него. Им всем хотелось освежиться, а, выпив пивка или чего-нибудь еще, те, кто был настоящим туристом, а не виртуальностью, спешили к Арене, занимали свои места и смотрели представление или игры. Живая земная публика делала их увлекательным отдыхом, но атмосферу все же определяло присутствие электронных зрителей, настроенных, все как один, на единую волну Всемирной сети, этого памятника и символа. Он пережил все невзгоды и катастрофы нескольких столетий с тех пор, как был увековечен в последние дни уходящего двадцатого века.
   Благодаря чудесам голографии и виртуальной реальности электронных зрителей иногда даже привлекали к состязаниям и играм. Когда хотелось оживить представление, их делали двойниками настоящих героев и игроков и этим вносили веселую путаницу и замешательство в ряды живых участников, которые в поединках были вынуждены куда больше думать о риске, чем о победе, состязаясь с бесплотными соперниками, действующими бездумно и безоглядно.
   Элея видела их всех, когда они приезжали и уезжали. Хотя для водителей дальних рейсов кафе стало любимым местом в Зоне, они лишь изредка флиртовали с Элеей, и дальше ухаживаний дело не заходило. Элея уделяла внимание своей внешности. Для всех она была красивой блондинкой, чуть старше своих юных подружек, но от этого еще более привлекательной, как уже понимающая в любви. Она была трудолюбива, веселого нрава, остра на язык, достаточно умна, но не гениальна и умела за себя постоять. У нее было свое снисходительно-насмешливое веселое отношение к людям вообще, что не только не лишало ее привлекательности, а, наоборот, усиливало ее.
   Такой знали Элею все. Однако на самом деле она была совсем другой. В своей тайной жизни, о которой не подозревали даже ее подруги по общежитию, главное было скрывать, кто она на самом деле. Спрятать это так глубоко, что самой забыть об этом. Все, что было на поверхности и открыто взору, являлось лишь верхушкой того айсберга, каким стала Элея. Никто не знал о долгих часах тренировок с боевым оружием в руках под неусыпным надзором женщин-инструкторов с суровыми недобрыми лицами (Богиня не потерпела бы здесь мужского присутствия), заставлявших стройную девушку с дерзко завязанным хвостом белокурых волос повторять все еще и еще раз, в нарастающем темпе и с возрастающей силой, на пределе физических возможностей, которые зачастую оказывались недооцененными самой Элеей и могли быть превзойдены. Были и другие формы обучения, позволявшие Элее меняться подобно хамелеону, достаточно опасные в мире, которым правил Вишну, ориентированном на господство мужчин. Хамелеону с мощными ляжками и внушительным бюстом, способному при удобном случае принять позу и сделать роковое движение, могущее пробить брешь в устоях мира, который так упорно пытался построить Вишну. А пробив ее, сделать этот мир открытым влиянию того, что многим казалось давно забытым и похороненным, – влиянию Богини Дианы, испокон веков властвовавшей над жизнями мужчин и женщин.
   Элея оказалась на переднем крае в этом тайном и беспрецедентном в жизни человечества замысле, втянувшем как науку, так и сверхъестественные силы, обычно далеко отстоявшие друг от друга, но сошедшиеся сейчас под синтезирующим влиянием присутствия Вишну. Работа в ресторане и баре была как бы стартовой площадкой, с которой Элея должна была двинуться дальше и сделать то, к чему ее так тщательно готовили.
   Она ждала этого дня. А пока обслуживала столики, наливала в кружки пиво.
   Однажды, только однажды, просто ради развлечения она ответила на объявление в местной независимой газете. Оно заинтриговало ее. Объявление было следующего содержания: «Человек, никогда не бывавший в этих местах, да и во всех других, которые известны землянам, посетив в данный момент планету Земля и Зону Развлечений, желал бы познакомиться с обитателем Земли, предпочтительно женского пола. Я инопланетянин мужского пола, внешностью не гуманоид, однако остроумен, общителен в компании, обладаю достаточно прозорливым умом и интуицией. Ищу девушку широких взглядов, блондинку, лет двадцати, со стройными ногами и высокой грудью, согласную пообедать и побеседовать со мной. Все остальное только по взаимному согласию». Далее были указаны номера почтового ящика и телефона.
   Заинтригованная и достаточно уставшая от однообразия своей жизни, Элея позвонила и встретилась с Инопланетянином, как она его для себя назвала. Они провели удивительный вечер в городе. Удивительный тем, что эти два совершенно разных существа внезапно почувствовали взаимную симпатию. Кончилось тем, что Инопланетянин сделал ей определенное предложение, а она обещала подумать. Теперь же она понимала, что не сдержит своего обещания, потому что твердо решила больше с ним не видеться. Она понимала, что должна сказать ему об этом лично, хотя бы из уважения и симпатии.
   Но на этом не кончалась даже четвертая часть ее неприятностей. Она только что обнаружила, что выполнение ее главной задачи сопряжено с непреодолимыми трудностями, а ведь она только ради этого приехала в Зону Развлечений.
   Она должна открыть некую Дверь. Легко сказать! Эта Дверь, как сейчас узнала Элея, может оказаться столь же трудно достижимой целью, как пустующее кресло за Круглым Столом короля Артура.
   Дело в том, что Элея столкнулась с чем-то, к чему оказалась совсем не готова: если она откроет Дверь, это приведет к непоправимым изменениям в ней самой и в мотивах ее действий, она или тут же забудет, зачем это сделала, или вообще не откроет ее совсем, ибо к заманчиво блестящей ручке прикоснется одна Элея, а повернет ее уже совсем другая.
   А между этими двумя осторожными жестами, возможно, лежит ужас, не поддающийся пониманию. Вопреки воле Элеи в ее голову лезли мысли о том, что в этот же момент между двумя вечностями тоже что-то произойдет. Она представляла себе это с таким чувством, будто нарочно трогала болезненный заусенец на ногте и наслаждалась этим неприятным ощущением.
   Нет, сейчас она перестанет об этом думать. Она вернется к этим мыслям потом, когда останется одна в небольшой комнатушке под крышей, где разложит коврик для молитвы, встанет на колени и крепко сложит перед собой ладони, чтобы сосредоточиться. Тогда она снова сможет думать и, вероятно, найдет выход.
   А пока, позабыв о Богине, она будет наполнять кружки пивом для грубиянов шоферов и туристов. И улыбаться.
   Она подошла к столику, который только что заняли двое мужчин и крабовидное существо с другой планеты. Протянув им меню, она, как всегда, спросила:
   – О'кей, джентльмены, что желаете?
   – Элея, – тотчас сказал краб-инопланетянин, – ты что, не узнаешь нас?
   Элея, приглядевшись, вскинула брови от удивления:
   – Такис! Ну конечно! А это Дерринджер и Эбен! Как чудесно снова видеть вас! Что вам заказать?
   – Пару кружек пива для меня и для Дерринджера, – распорядился Эбен, – и стакан морской воды без газа и рыбью икру для нашего друга. Захвати и для себя что-нибудь выпить. Нам надо с тобой кое-что обсудить.
   – К счастью, скоро конец моей смены, – повеселела Элея. – Я только договорюсь с Кленси и вернусь. Одна нога здесь, другая там.
   – Что это значит? – спросил Такис.
   – Это значит: очень быстро. Нам повезло, что мы ее сразу нашли.

   Трое друзей, припарковав свой корабль, приехали в кафе на автобусе, собираясь именно отсюда начать поиски Элеи. Им чертовски повезло, что она оказалась здесь. В Зоне Развлечений не все оборачивается так хорошо, как хочется.
   Элея вернулась с заказом, а для себя прихватила коктейль. Трое друзей смеялись и болтали так, как обычно делают все при случайных встречах в местах не очень знакомых и посещаемых от случая к случаю. Наконец Эбен перевел пустой разговор на нужную тему.
   – Мы пришли сюда не для того, чтобы возобновить наше знакомство, хотя это, разумеется, очень приятно, – сказал он.
   – Я тоже подумала, что вы пришли не просто для пустого времяпровождения, – заметила Элея.
   – Нам надо решить один вопрос, – сразу перешел к делу Эбен. – Но для этого ты должна кое-что для нас сделать.
   – Кажется, мне повезло, – съязвила Элея.
   – Возможно, – постарался успокоить ее Дерринджер. – Потому что и мы отплатим тебе тем же и сделаем для тебя то, что ты сама не хочешь или не можешь совершить. Именно на таких условиях взаимной помощи мы и просим тебя об услуге.
   – Хорошо сказано, – согласилась Элея, – если это не выходит за рамки нашей скорее предполагаемой, чем настоящей дружбы. Что я должна сделать для вас и почему?
   – Мне кажется, с самого начала надо договориться не обсуждать здесь, почему кто-то о чем-то просит. Поскольку это дела личные, лучше оставить вопрос без ответа.
   – Я, пожалуй, выпью за это, – сказала Элея и отпила глоток коктейля «Белая богиня». – Итак, что вам от меня нужно?
   Дерринджер прочистил горло и начал:
   – В Зоне Развлечений проживает некий тип, таможенник. Нам бы хотелось, чтобы ты нашла к нему подход и пригласила его провести с тобой уик-энд, где тебе самой захочется.
   – Я должна принять ваше предложение? – холодно спросила Элея. – Речь идет о сексе?
   – Не обязательно, – ответил Дерринджер. – Мы ничего такого не требуем. Ты сама вольна решать этот вопрос. Нам только нужно, чтобы его не было здесь ни в субботу, ни в воскресенье.
   – Можно задать вопрос? Он сам меня пригласит на уик-энд?
   – Нет, – ответил Дерринджер. – Ты должна его пригласить.
   – А если он откажется?
   – Мы сомневаемся, что он поступит подобным образом. А если он все-таки откажется, тогда уговор остается в силе: ты выполнила нашу просьбу, и мы тоже выполним свое обещание. Как только тебе что-то понадобится, мы сделаем все сразу же и без каких-либо увиливаний.
   – Я сама могу выбрать место для уик-энда?
   – Есть некоторые ограничения, – пояснил Дерринджер. – Это место не должно быть дальше Венеры. Нам нужно, чтобы вы с ним добирались не дольше, чем полдня.
   – Вы дорожите временем, – сказала Элея. – А этот тип заплатит мне?
   – Он оплатит все, – сказал Эбен. – Такова его романтическая задумка.
   – Это мне подходит. А он не какой-нибудь урод или безобразно искалеченный?
   – Нормальный, с виду даже приятный мужчина, руки, ноги и все прочее еще при нем. Его недостатком, возможно, окажется некая мономания, то есть пунктик. Ты сама это заметишь при общении, если вы встретитесь.
   – Значит, я не имею права знать, зачем вам это надо? Ладно, так даже интересней.
   – А теперь что мы можем сделать для тебя? – спросил Дерринджер.
   – Наконец-то вспомнили и обо мне. О'кей. У меня две проблемы. Первая – это открыть одну Дверь в месте, о котором я скажу после того, как мы договоримся.
   – Первую просьбу мы знаем. Какова вторая? – поторопил ее Дерринджер.
   – Есть и вторая. Я хочу, чтобы кто-то из вас лично доставил мое письмо одной персоне.
   – Твои просьбы подозрительно просты, – заметил Дерринджер. – Нет ли здесь подвоха?
   – Возможно. Как и в вашей пустячной просьбе.
   – Что ж, – вздохнул Дерринджер.
   Такис хлопнул клешней, привлекая к себе внимание.
   – Дискуссия окончена, не так ли? Мне необходимо немедленно вернуться на корабль и избавиться от этой икры. Мы договорились?
   – Мы выполним твои просьбы, Элея, – пообещал девушке Дерринджер.
   – А я выполню вашу, – ответила Элея.
   – Прекрасно, – подвел итог Такис. – Теперь я поспешу на корабль, а вы обсудите, как все надо сделать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация