А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Старые добрые времена (сборник)" (страница 14)

   Глава 38

   Кабинет доктора Атертона находился на территории Дворца. Вишну пришел на пятнадцать минут раньше назначенного времени. Доктор Атертон предпочитал, чтобы пациенты приходили на четверть часа раньше и ждали в приемной, нервно листая журналы по современной психологии. Ждали, пока доктор сам не вызовет их, покончив с предыдущим пациентом. На этот раз им был программист четвертого класса, андроид, разумеется. Вишну подождал, когда тот четким рубленым шагом покинет приемную – андроиды группы-02 страдали от странных психосексуальных комплексов, – и лишь потом прошел в кабинет и послушно лег на диван.

   – Итак, Вишну, – начал Атертон. – Что за проблема сейчас?
   Вишну рассказал историю с подарком от Совета Галактики и своем разговоре с Аппаратом.
   – Вы уверены, что это действительно произошло? – спросил психоаналитик. – Не галлюцинации ли у вас, мой друг?
   – Я записал его голос и все снял на видеопленку, – натянуто ответил Вишну. – Я хочу сказать, что вы ведь сами были там и знаете, что произошло. – Атертон всегда вызывал у Вишну желание ворчать и жаловаться. Только ему Вишну позволял так обращаться с собой. И все потому, что считал это частью своего лечения.
   – Хорошо, пусть будет так, – согласился Атертон. – Не имеет значения, даже если это галлюцинации. Фантазию можно анализировать так же просто и легко, как и быль, и наоборот. Значит, именно это беспокоит вас?
   – Я хочу получить этот Аппарат.
   – У вас и без того много подарков. Почему именно этот так важен для вас?
   – Это единственный подарок от Совета Галактики. За очень долгое время.
   – Но, кажется, вначале вы совсем не проявили к нему внимания, – напомнил ему психолог.
   – Я не понял тогда, что это.
   – Что особенного в этом Совете Галактики?
   – Это уровень на порядок выше нашего, – ответил Вишну. – Это эволюция, единственный фактор, который имеет значение.
   – Что заставляет вас думать, что ваша жизнь станет лучше, если вы подниметесь на уровень выше? – настаивал Атертон. – Если вам это удастся, разумеется.
   – Черт побери, доктор, ведь я уже говорил, что это шаг вперед! Меня побуждает к нему безусловное веление эволюции. Мыслящие существа должны наконец понять: то, чего они могут достигнуть, превосходит то, что они уже имеют, иначе зачем же тогда Провидение?
   – Постарайтесь не возбуждаться, – успокоил его Атертон. – Вам очень хочется попасть на собрание Совета Галактики?
   – Да, хочется, – признался Вишну. – Неужели это так ужасно?
   – О, этого не надо стыдиться. Даже компьютеру иногда хочется немножко поразвлечься.
   – Но Аппарат меня и близко к себе не подпустит, – пожаловался Вишну. – Кстати, он упомянул о каком-то предсказании.
   – Да, он сделал это, – многозначительно подтвердил Атертон.
   – Что вы предполагаете?
   – Это будет обычное сборище старых, полных суеверия людей. Тайна рождает тайну.
   – Меня не интересуют ваши несерьезные обобщения, – сказал Вишну. – К тому же я не суеверен. Что вы думаете об этом пророчестве?
   – Что я думаю?
   Вишну заметно терял терпение:
   – О каком пророчестве шла речь, я вас спрашиваю?
   – Я не знаю.
   – Разве он не сказал?
   – Нет, он просто сказал, что есть предсказание, но не сказал, о чем. Вы же всегда утверждали, что держите в вашей бездонной памяти все касающиеся вас предсказания, какие только существуют, – напомнил Атертон.
   Вишну пропустил это мимо ушей. Оба избегали касаться столь больной для них темы. Вишну, как кибернетическая организация, хвастался емкостью своей исключительной, как он утверждал, памяти, однако Атертон стал замечать, что воспоминания пациента порой расходятся с записями, которые он вел. Сейчас Вишну был более чем раздосадован. Психолог постарался объяснить ему, что именно память сильнее, чем что-либо другое, сближает робота с человеком. Изменения в памяти – это свойство, присущее только человеку.

   Побуждаемый Атертоном, Вишну искал в своей памяти все известные ему пророчества и особенно такие, которые могли быть связаны с возникшей ситуацией. С тех пор, как Вишну стал правителем, недостатка в предсказаниях не было. Вишну не был суеверным и все же чувствовал, что есть в этом что-то таинственное и неразгаданное. Существовали темы и вопросы, по которым у него не хватало нужной информации, и он порой не мог что-то утверждать либо опровергать. Его пробелы в информации включали вопросы жизни после смерти, реинкарнацию и многое другое. Что касается пророчеств, то их были сотни, присланных по почте или факсом людьми самых разных профессий.
   Вишну понадобились секунды, чтобы просмотреть их в своей памяти, хотя Атертон продолжал нетерпеливо стучать по столу пальцами. Он не любил ждать.
   Наконец Вишну воскликнул:
   – Вот, нашел!
   – Ну что ж, цыпа, послушаем, – воскликнул доктор, как всегда, пошловато подражая доктору Фрейду. Вишну терпеть не мог такой фамильярности.
   – Это предсказание прислала мне по факсу миссис Сирена Хуарес из Редондо-бич, Калифорния. Она сообщила, что ее двенадцатилетнему племяннику послышался голос, который сказал: «Извести Вишну, что он получит ту помощь, которая ему нужна, чтобы найти то, что спрятано, если призовет к себе человека по имени Дерринджер, который в настоящее время находится в Секторе Арена в Зоне Развлечений».
   – Кто такой этот Дерринджер?
   – Не знаю. Я хочу, чтобы вы отыскали его и привели ко мне.
   – Немедленно отправляюсь, – ответил Атертон.

   Глава 39

   Спустя несколько часов доктор Атертон уже был в Зоне Развлечений. Размахивая специальным пропуском, он прошел в главную контору Арены и потребовал кого-нибудь из высших чиновников. Когда стало известно, кто такой Атертон, поднялась невообразимая суматоха и беготня, потому что особые отношения Атертона с Вишну делали его вторым самым важным человеком на Земле. Наконец был прерван послеобеденный сон помощника управляющего Ферндейла, и тот, на ходу завязывая галстук, предстал перед Атертоном, ждущим в главной малой приемной.
   – Выпьете что-нибудь? – первым долгом заученно справился Ферндейл. – Хотите травки? Женщину? Еще что-нибудь? Мы здесь, чтобы доставить вам удовольствие, сэр.
   – Все, что мне нужно от вас, это информация, – недовольно буркнул Атертон. – В этой части Сектора находится человек по имени Дерринджер. Я хочу, чтобы вы немедленно нашли его.
   – Будет исполнено! – отчеканил Ферндейл. Повернувшись к компьютеру, приказным тоном он велел немедленно определить местонахождение Дерринджера и прекратить выполнять все другие задания, кроме этого, чтобы не задерживать доктора. Компьютер принялся за работу, извергая фантастическое количество распоряжений в секунду со скрипом и скрежетом, свидетельствующими о том, что его речевая плата не в порядке. Это заставило Ферндейла тут же заверить доктора, что к его следующему приезду все неполадки будут устранены.
   Тот лишь раздраженно отмахнулся от ненужных извинений:
   – Не мешайте мне всякой ерундой. Компьютер, ты нашел то, что нужно?
   – Нашел, – ответил робот. – Я проведу еще ряд проверок, чтобы убедиться, что это именно тот, кто вам нужен.
   – К черту проверки! Дай мне, что нашел.
   Компьютер выдал кусок бумажной ленты.
   На нем была следующая информация: «Дерринджер. В настоящее время участвует в лазерной дуэли в Аудитории-12».
   – Я сейчас же доставлю вас туда на специальном каре, – услужливо засуетился помощник управляющего.
   – Но это находится здесь, надо всего лишь перейти площадь. Я дойду сам.

   Глава 40

   В одной руке Дерринджер держал небольшое голографическое зеркало, в другой – лазерное одноразовое оружие. В двадцати ярдах от него, за деревянными кубами и пирамидами, окрашенными в яркие тона, прятался его противник с таким же лазерным оружием в руках.
   Между ними на небольшой круглой платформе за прозрачной стенкой силового поля находился Мастер Церемониала.
   – Надеюсь, инструкции вам понятны, – наставлял он своих подопечных. – Не следует, да и бессмысленно направлять оружие непосредственно друг на друга. Оно не выстрелит. Чтобы выиграть поединок, надо целиться в отражение противника в зеркале и стрелять только в него.
   Зрители как зачарованные следили за действиями двух едва одетых мужчин, которые осторожно крались по сцене, глядя в зеркала, однако не обращали никакого внимания друг на друга. Это был странный, едва ли понятный кому-нибудь способ смертоубийства, но аудитория, воспитанная на кукольных представлениях Великого Театра Гиньоля, получала огромное удовольствие.
   Дерринджер наконец поймал отражение противника в зеркале и выстрелил. Однако тот увернулся, прежде чем выстрел достиг цели. Движение, которое невольно сделал Дерринджер, выдало его местонахождение, угол зрения сдвинулся, и он увидел в зеркале не только противника, но и себя самого, став, таким образом, мишенью. То же наблюдал в своем зеркале соперник Дерринджера и, не теряя времени, выстрелил. Но Дерринджер уже изменил положение зеркала и, будучи человеком упорным, снова прицелился…
   Однако лазерные пистолеты не выстрелили. Зеркала погасли. А МЦ поднес к глазам листок бумаги и прочел:
   – Приносим свои извинения за то, что дуэль прекращается. Одному из ее участников необходимо удалиться за кулисы. Возможно, дуэлянты еще встретятся, но чуть позднее. А сейчас у нас начинаются состязания с полтергейстом…
   Рабочий сцены уже дергал Дерринджера за рукав.
   – Сюда, мистер Дерринджер, пожалуйста.
   – Что это значит?
   – Этот господин хочет с вами поговорить. – С этими словами, считая, что ему здесь делать больше нечего, рабочий поспешил по своим делам.
   – Давайте пройдем в другое место, – предложил Атертон. – Там мы будем одни.

   Глава 41

   Дерринджер послушно следовал за Атертоном туда, где четыре коридора сходились в один, чтобы затем вновь разойтись. Они двигались по одному из них, ярко освещенному, с множеством дверей. Открыв одну из них, Атертон сказал:
   – Входите, мистер Дерринджер. Здесь, в Арене, я не могу без своего кабинета.
   Дерринджер вошел и сел на указанный ему стул. Доктор занял место за столом.
   – Кто вы? – спросил его Дерринджер.
   – Я врачеватель разума и тела. Доктор Оливер Атертон, к вашим услугам.
   Окинув взглядом комнату, Дерринджер увидел на одной стене дипломы доктора от разных медицинских институтов. На другой – фотографии Фрейда, Юнга и еще кого-то третьего, кого он не знал.
   – А это кто? – спросил он, не удержавшись.
   – Игнац Зицивич.
   – Никогда не слыхал о таком.
   – Он очень известен, правда, лишь в своей области.
   – А именно?
   – Он великий представитель современной психиатрии искусственного разума.
   Дерринджер внимательно изучал физиономию на портрете. Это было суровое лицо с короткой бородкой и пронизывающим взглядом.
   – Вы психоаналитик Вишну? – спросил он Атертона.
   – Угадали. Даю искусственные советы искусственной личности. Вишну, разумеется, выдающийся искусственный разум. Настоящий искусственный разум не может не иметь признаков того, что мы называем личностью. И здесь мы имеем дело с искусственной личностью. Хотя, пожалуй, излишне повторять слово «искусственный». Хотите что-нибудь выпить?
   – Стакан воды, пожалуйста.
   Атертон подошел к небольшому холодильнику и вынул графин с водой. Найдя на полке стакан, он наполнил его.
   – Благодарю. – Дерринджер взял стакан. – Эта работа с голографическими зеркалами была довольно трудной.
   – Представляю.
   – Самое интересное, что я совсем не должен был здесь оказаться, – пояснил Дерринджер. – Я попал в Зону Развлечений лишь потому, что сопровождал одну молодую особу.
   – Я так и понял, – ответил Атертон.
   – Как вы об этом узнали? – удивился Дерринджер.
   – Это моя работа. Я являюсь офицером-психологом по проблемам искусственного и естественного разума. Вполне логично, что я изучаю досье всех, кто прибывает в Зону. Но о вас я знал еще до того, как вы здесь очутились.
   – Не думал, что на меня имеется досье.
   – Это непременная формальность. Дело заводится на каждого, кто попадает в Зону Развлечений. Даже если это простой посыльный, птица или зверь.
   – Я не знал.
   – Полагаю, Инспектор, – заметил Атертон, – что по роду службы вам немало приходилось допрашивать задержанных.
   Дерринджер кивнул.
   – Я, в свою очередь, думаю, что как офицеру-психологу вам тоже приходится немало допрашивать.
   – Что верно, то верно, – согласился Атертон. – Хотя в данном случае слово «допрашивать» несколько резковато.
   – Зависит от последствий. Ведь допрос мало походит на непринужденную беседу.
   – Ваша правда.
   – В таком случае зачитайте мне мои права и проинформируйте, в чем я провинился, прежде чем мы продолжим наш разговор.
   – Мой дорогой друг! – воскликнул Атертон. – Я просто перекинулся с вами парой слов, удовлетворяя свое любопытство. Это отнюдь не допрос. У меня на уме совсем другое.
   – Так что же вам нужно?
   – Мне интересно, не хотите ли вы встретиться с Вишну? Его дворец совсем недалеко от Зоны Развлечений.
   – А что, если Вишну совсем не жаждет встречаться со мной? – настороженно возразил Дерринджер.
   – Могу заверить, ему понравится ваше общество. Собственно говоря, он будет очень рад. Вы его очень интересуете.
   – Почему?
   – Предпочитаю, чтобы он сам все рассказал. Но уверяю, никакие неприятности вам не грозят.
   – Вы уверены, что правитель мира хочет встретиться со мной?
   – Почему бы нет? Он отнюдь не сноб.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация