А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Что одному здорово…" (страница 1)

   Роберт Шекли
   Что одному здорово…

   Хелман выдернул последнюю редиску и взял бритву. Но сперва все-таки продемонстрировал овощ Каскеру, чтобы тот всласть им налюбовался. Потом бережно положил редиску на стол.
   – Чертовски сытный обед для двух взрослых мужиков! – пробурчал Каскер, плюхаясь в мягкое корабельное кресло.
   – Ну, если не хочешь… – начал было Хелман, но Каскер так энергично замотал головой, что Хелман улыбнулся и с пристрастием осмотрел бритву – достаточно ли она остра.
   – Ладно, не устраивай, пожалуйста, спектакль! – сказал Каскер, поглядывая на приборную доску. Они приближались к красному карлику, единственной из рядом расположенных звезд, имевшей свои планеты. – Надо успеть поужинать до того, как мы подойдем к карлику совсем близко.
   Хелман, прищурившись, сделал пробный надрез. Каскер склонился над редиской с приоткрытым от напряжения ртом. Хелман чуть нажал на лезвие и разрезал овощ точно пополам.
   – Прочтешь молитву? – спросил он.
   Каскер пробормотал что-то невнятное и тут же сунул свою половинку в рот. Хелман жевал гораздо медленнее. Острый вкус редиски, казалось, произвел на давно уже бездействовавшие вкусовые рецепторы эффект взрыва.
   – Жаль, маловато! – задумчиво заметил Хелман.
   Каскер не ответил. Все его внимание было сосредоточено на приближающемся красном карлике.

   Проглотив последний кусочек редиски, Хелман сдержанно вздохнул. В последний раз они обедали три дня назад… если два печенья и чашку воды можно назвать обедом. Эта редиска, упавшая теперь в пустоты их желудков, была последней съедобной вещью на борту корабля.
   – Две планеты, – сообщил Каскер. – Одна, должно быть, просто в головешку превратилась.
   – Значит, садимся на вторую.
   Каскер кивнул и включил тормозную установку.
   И Хелман почувствовал, что, помимо собственной воли, в сотый раз уже пытается понять, в чем же заключалась их ошибка. Неужели он неверно рассчитал необходимый запас продовольствия, когда они покидали станцию Калао? В конце концов, тогда его действительно больше всего заботило оборудование для шахт… А может, команда технического снабжения просто забыла погрузить на борт эти последние и такие драгоценные ящики?
   Он потуже затянул ремень – уже на четвертую из тех новых дырочек, которые пришлось сделать за последнее время.
   Гадать бессмысленно. Положение у них хуже некуда, какова бы ни была его причина. Что самое смешное, топлива более чем достаточно, чтобы вернуться на Калао! Но если так пойдет и дальше, то прибудут они туда в виде идеально мумифицировавшихся трупов.
   – Входим в атмосферу, – сказал Каскер.
   Как назло, в этой практически не исследованной части космического пространства было совсем мало звезд и еще меньше планет. Возможно, оставалась еще какая-то слабая надежда, что им удастся пополнить запасы воды, но в высшей степени маловероятно, что они найдут хоть что-то съедобное…
   – Ты только посмотри, что за местечко! – пробурчал Каскер.
   Хелман встряхнулся и заставил себя отвлечься от мрачных раздумий.

   Планета была похожа на круглого серо-коричневого дикобраза, ощетинившегося миллионами острых горных вершин, которые посверкивали в неярком свете красного карлика. Корабль кружил над планетой, опускаясь все ниже и ниже, и невероятные иглы эти, казалось, тянулись ему навстречу.
   – Господи, да не вся же она покрыта горами, в конце концов! – вырвалось у Хелмана.
   – Не вся.
   Там, разумеется, оказались моря и озера, но и из них, точно зубы, торчали вершины островов-гор. И ни одной ровной площадки, ни малейшего намека на цивилизацию или хотя бы на существование живых существ!
   – По крайней мере, кислорода в атмосфере достаточно, – сказал Каскер.
   Они продолжали кружить над планетой, постепенно тормозя и спускаясь все ближе к поверхности. Но по-прежнему внизу не было видно ничего, кроме гор, озер, морей и снова гор, гор…
   На восьмом витке Хелман умудрился заметить на одной из вершин одинокое здание. Каскер от волнения настолько резко затормозил, что перед глазами у обоих поплыл жаркий красный туман. И все же благодаря этому уже на одиннадцатом витке корабль снизился настолько, что можно было садиться.
   – Какому идиоту пришло в голову строить здесь дом! – вырвалось у Каскера.
   Здание было похоже на пончик с дыркой посредине. «Пончик» был весьма удачно надет на острую вершину горы, а вокруг него тянулась широкая ровная площадка, похожая на оттопыренную губу. По ней-то и помчался посаженный Каскером корабль.

   С высоты здание казалось просто очень большим. Но когда корабль сел, оно оказалось невероятно громадным! Хелман и Каскер вылезли из корабля и медленно пошли к этому мегалиту. Хелман держал скорчер наготове, однако никаких признаков жизни заметно не было.
   – Планета, должно быть, давно покинута ее обитателями. – Хелман говорил чуть ли не шепотом.
   – Да любой здравомыслящий народ сбежал бы отсюда! – откликнулся Каскер. – Лучше умереть от голода, чем всю жизнь торчать на конце иглы.
   Они подошли к зданию вплотную. Хелман попытался открыть дверь и обнаружил, что она заперта. Он оглянулся: вокруг был исключительно впечатляющий горный пейзаж.
   – А знаешь, – сказал он Каскеру, – когда эта планета еще пребывала в жидком состоянии, на нее, видимо, оказывали значительное гравитационное воздействие несколько гигантских спутников-лун, которые впоследствии распались. И под их влиянием произошла та деформация поверхности, из-за которой планета похожа теперь на ежа или дикобраза, и…
   – Да хватит тебе философствовать! – безжалостно оборвал его Каскер. – Сразу видно, что ты был библиотекарем, пока не решился разбогатеть на добыче урана!
   Хелман пожал плечами, умолк и прожег скорчером дыру в двери – там, где был замок. Они немного подождали, но в ответ не услышали ни звука; лишь громко бурчали их пустые животы.
   И тогда они вошли внутрь.
   Огромное помещение довольно странной, клинообразной формы служило, по всей видимости, чем-то вроде склада. Различные ящики и мягкие упаковки всех размеров и форм громоздились до потолка, кучами лежали на полу или кое-как были рассованы по стеллажам. Некоторые контейнеры были настолько велики, что там запросто мог бы поместиться слон; другие, напротив, казались не больше наперстка.
   Возле двери они заметили пыльную стопку книг, и Хелман тут же нагнулся и стал их листать.
   – Здесь где-нибудь непременно должна быть еда, – твердым тоном заявил Каскер, и впервые за последнюю неделю лицо его прояснилось. Он принялся открывать первую попавшуюся консервную банку.
   – Вот тут мне кое-что весьма интересное попалось… – сказал Хелман, вытаскивая из груды книг одну.
   – Сперва давай поедим, – остановил его Каскер и приподнял крышку банки. Внутри оказалась странная коричневатая пыль. Каскер сунул туда нос, чихнул и поморщился.
   – Нет, правда, ужасно интересно! – продолжал между тем Хелман, перелистывая книгу.
   Каскер открыл вторую банку, но в ней оказалась какая-то блестящая зеленоватая слизь. Он поспешно прикрыл крышку и открыл третью банку. Здесь тоже было нечто слизистое, но уже мутно-оранжевого цвета.
   – Хм? – пробормотал Хелман, погруженный в чтение.
   – Хелман, черт тебя побери! Будь так любезен, брось свою книжонку и помоги мне отыскать жратву!
   – Жратву? – тупо повторил Хелман, с трудом отрываясь от книги. – А с чего ты решил, что здесь можно найти что-то съедобное? Может, это вообще какая-нибудь фабрика красок?
   – Нет, это склад! – рявкнул Каскер и открыл очередную банку, формой напоминавшую фасолину. Оттуда он вытащил мягкую лиловато-красную «палочку», которая сперва быстро затвердела, а потом, когда он попытался ее понюхать, раскрошилась в пыль. Каскер наклонился, взял щепотку этой пыли и поднес ко рту.
   – А вдруг это экстракт стрихнина? – быстро схватил его за руку Хелман.
   Каскер бросил порошок и тщательно вытер руку.
   – В конце концов, – заметил Хелман, – даже если предположить, что это склад – или тайный запас провианта, если тебе угодно так думать, – мы же все равно не знаем, что здешние обитатели считали нормальной пищей. А может, они салат серной кислотой заправляли?
   – Ну хорошо, – смирился Каскер. – Но поесть-то мы должны все-таки! Как ты эту задачку решить собираешься? И что мы со всем этим делать будем? – Он обвел рукой многие сотни ящиков, банок и бутылок.
   – Самое главное, – решительно заявил Хелман, – произвести квалификационный анализ четырех-пяти образцов, то есть, для начала, протитровать содержимое банки, выделить его основной ингредиент, определить характер осадка и проверить, чем отличается его молекулярный состав от…
   – Хелман, ты понимаешь, что говоришь?! Вспомни: ты же библиотекарь, а я пилот почтового самолета! Мы оба понятия не имеем, как полагается титровать и как выделять этот основной ингредиент!
   – Ты прав, – согласился Хелман, – и все-таки придется действовать именно так. Это единственно правильный путь.
   – Ну еще бы! Значит, подождем настоящего химика. Вот только интересно, чем мы с тобой будем заниматься, ожидая, пока он сюда случайно заглянет?
   – А знаешь, что нам поможет? – сказал Хелман, не обращая внимания на его сарказм. – Эта книга!
   – И что это за книга такая? – спросил Каскер, изо всех сил стараясь проявить терпение.
   – Карманный словарь и краткая грамматика языка хельг!
   – Хельг?
   – Так называется планета, на которой мы находимся. И вот эти знаки совпадают с теми, что написаны на коробках.
   Каскер изумленно поднял бровь:
   – Никогда не слыхал о планете Хельг!
   – Я думаю, вряд ли жители Хельга когда-либо вступали в контакт с землянами, – сказал Хелман. – И это ведь не англо-хельгский словарь. Это словарь хельго-алумбригийский!
   Каскер припомнил, что на Алумбригии проживает некая весьма предприимчивая раса рептилий и планета эта расположена где-то в самом центре галактики.
   – А ты-то где научился по-алумбригийски читать? – спросил он.
   – О, профессия библиотекаря вовсе не такая уж бесполезная! – скромно заметил Хелман. – В свободное время…
   – Я-а-асно. Ну а как насчет…
   – Знаешь ли ты, например, – с воодушевлением продолжал Хелман, – что скорее всего именно алумбригийцы помогли обитателям Хельга покинуть родную планету и подыскать себе другую, более удобную для жизни? Они славятся подобными услугами. Так что здание это, весьма возможно, действительно является запасным складом продовольствия!
   – Ну так, может, ты начнешь переводить надписи на упаковках? – устало предложил Каскер. – И даже отыщешь что-нибудь поесть?
   Они открывали коробки и банки до тех пор, пока не наткнулись на что-то, с виду вроде бы съедобное. Хелман долго и тщательно разбирался в написанных на коробке символах.
   – Так, понял! – воскликнул он наконец. – Здесь сказано: «Пользуйтесь нашими наносниками!.. Абразивный материал высшей пробы!»
   – Звучит не слишком аппетитно, – заметил Каскер.
   – Боюсь, что да.
   – Как ты думаешь, что за твари были эти хельги? – спросил Каскер.
   Хелман пожал плечами.
   Для перевода следующей наклейки потребовалось целых пятнадцать минут. Она гласила: «Аргосель приведет вашу тудру в восторг! Содержит тридцать арпов рамстатной пульцы для смазки раковины».
   – Но должно же здесь найтись для нас хоть что-нибудь съедобное! – в отчаянии воскликнул Каскер.
   – Надеюсь, – откликнулся Хелман.

   Прошло два часа, но к своей заветной цели они так и не приблизились, хотя перевели более десятка названий и перенюхали столько разной дряни, что обоняние у обоих в какой-то момент начисто отказало.
   – Давай поговорим спокойно, – предложил Хелман, садясь на ящик с надписью: «Отличное червекрутное средство!».
   – Давай, – согласился Каскер и растянулся на полу. – Ну, говори.
   – Если бы мы путем дедукции сумели выяснить, что за обитатели населяли эту планету, то узнали бы, чем они питались и годится ли их пища для нас.
   – Ну, пока что нам удалось прочесть только кучу всякой рекламной чепухи.
   Хелман, не обращая внимания на его слова, продолжал рассуждать:
   – Во-первых: интересно, что за вид разумных существ мог жить на планете, практически полностью состоящей из гор?
   – Только законченные идиоты! – буркнул Каскер.
   Впрочем, и Хелман не сумел сделать никаких сколько-нибудь значительных выводов относительно обитателей гористой планеты. Он, например, так и не понял, что было в основе их пищи – кремний, белки, йод или какие-то другие элементы.
   – Ну хорошо, – Хелман все еще не отчаивался, – значит, придется искать решение с помощью чистой логики… Ты меня слушаешь?
   – Еще бы! – сказал Каскер.
   – Тогда так: есть одна старая пословица, исключительно подходящая к данной ситуации: «Что одному здорово, то другому смерть». Знаешь?
   – Ага, – протянул Каскер. Ему казалось, что желудок у него ссохся до размеров игрушечного «мраморного» шарика.
   – Во-первых, можно допустить, что если пища «здорова» для них, то годится и для нас.
   Каскер с трудом отогнал от себя мучительное видение пяти сочных ароматных кусков ростбифа и спросил:
   – А если то, что для них здорово, для нас смерть? Что тогда?
   – А тогда, – ответил Хелман, – допустим второй вариант: то, что для них яд, здорово для нас.
   – А если это яд и для нас?
   – Будем голодать.
   – Ладно, – сказал Каскер и встал. – С какого варианта начнем?
   – Ну, не стоит, пожалуй, искушать судьбу… В конце концов, атмосфера здесь богата кислородом, если это имеет какое-то значение… Допустим сперва, что и мы можем употреблять в пищу некоторые их основные продукты питания. Если же нет, тогда уж попробуем то, что они считают ядовитым.
   – До этого еще дожить нужно, – заметил Каскер.
   И Хелман принялся переводить этикетки. На складе в ассортименте имелись, например, такие загадочные вещи, как «Истинное наслаждение для андрогинов» и «Вербелл! Он сделает ваши усы еще длиннее, ветвистее и чувствительнее!». Наконец они нашли небольшой серый ящик – примерно 6х3х3 дюйма, – надпись на котором гласила: «Валькорин: универсальная приправа для любых пищеварительных систем».
   – Звучит ничуть не хуже, чем все прочее, – сказал Хелман и открыл коробку.
   Каскер наклонился и понюхал.
   – Ничем не пахнет, – сказал он.

   В коробке они обнаружили желеобразное красное существо, похожее формой на медузу. «Медуза» чуть подрагивала.
   – А ну-ка попробуй его на вкус, – сказал Каскер.
   – Я? – изумился Хелман. – А почему не ты?
   – Ты же его выбрал.
   – Я могу просто посмотреть, – с достоинством возразил Хелман. – И с голоду я пока что не умираю!
   – Я тоже, – сказал Каскер.
   Сидя на полу, они минут десять смотрели на желеобразную штуковину. Потом Хелман зевнул, лег навзничь и закрыл глаза.
   – Ну ладно, жалкий трус! – с горечью воскликнул Каскер. – Я его попробую первым! Но учти: если я отравлюсь, сам ты никогда с этой планеты не выберешься. Ты же кораблем управлять не умеешь!
   – А ты откуси совсем чуточку, – посоветовал Хелман.
   Каскер наклонился и потыкал в прямоугольную «медузу» пальцем.
   «Медуза» захихикала.
   – Ты слышал?! – так и взвился Каскер.
   – Ничего я не слышал, – заявил Хелман. Но руки у него тряслись. – Да пробуй же!
   Каскер снова потыкал в загадочный предмет пальцем: смех стал громче. К тому же на поверхности «медузы» появилось нечто вроде отвратительной ухмылки.
   – Так, – сказал Каскер. – Что будем пробовать дальше?
   – Дальше? А это тебе чем не подходит?
   – Я не ем то, что способно смеяться, – твердо заявил Каскер.
   – Послушай, – сказал Хелман, – скорее всего его создатели просто стремились придать ему не только приятную, с их точки зрения, форму и цвет, но и… развлечь едока веселым смехом. Возможно, это придумано специально!
   – Ну так и пробуй сам! – рассердился Каскер.
   Хелман гневно сверкнул очами, но не сделал и малейшего движения в сторону желеобразного предмета. Помолчав некоторое время, он тихо, с явным усилием предложил:
   – Давай уберем его куда-нибудь подальше, а?
   Они зашвырнули «медузу» в угол, и она лежала там, тихонько, как бы про себя, посмеиваясь.
   – Ну, что теперь? – спросил Каскер.
   Хелман огляделся: вокруг по-прежнему высились горы неведомых предметов. Потом он заметил в обеих длинных стенах клинообразного помещения какие-то двери.
   – Давай посмотрим: может быть, там еще что-то есть? – предложил он.
   Каскер равнодушно пожал плечами.
   Они медленно подошли к той двери, что была слева от них. Она оказалась запертой. Но Хелман снова пустил в ход скорчер.
   За дверью была точно такая же клинообразная комната, битком набитая иноземными товарами.
   Возвращение назад и путь к двери в противоположной стене показались им ужасно долгими, словно они прошли несколько миль. Хелман выжег замок, и они заглянули внутрь.
   – Все абсолютно то же самое, – сказал печально Каскер и закрыл дверь.
   – Очевидно, эти помещения представляют собой секторы одного круга и расположены одно за другим по периметру всего здания, – предположил Хелман. – Может, стоит их все осмотреть?
   Каскер прикинул, сколько им придется пройти, сопоставил этот путь со своим и Хелмана физическим состоянием и тяжело плюхнулся на какой-то продолговатый серый предмет.
   – Не стоит беспокойства, – только и сказал он.

   А Хелман все старался собраться с мыслями. Конечно же, есть какой-то выход, думал он, и мы должны непременно отыскать здесь для себя пищу! Вот только как подобраться к решению этой задачи?
   Для начала он обследовал предмет, на котором сидел Каскер. Размером и формой эта штуковина напоминала большой гроб с неглубокой выемкой в крышке. «Гроб» был сделан из какого-то твердого рифленого материала.
   – Как ты думаешь, что бы это могло быть? – спросил Хелман.
   – Какая разница?
   Хелман внимательно рассмотрел знаки на боковой стенке «гроба» и заглянул в словарь.
   – Потрясающе! – прошептал он через некоторое время.
   – Неужели это едят? – спросил Каскер почти безнадежным тоном.
   – Нет. Здесь сказано: «Традиционное транспортное суперсредство морогов. Прекрасно подходит для хельгов с тонким вкусом, предпочитающих вертикальное перемещение». Значит, это транспортное средство!
   – Ну и что? – тупо спросил Каскер.
   – Но это же очень важно! Интересно, как оно работает? Ты бы взглянул, а?
   Каскер с видом до крайности утомленного знатока слез с «традиционного транспортного суперсредства морогов» и, внимательно осмотрев, обнаружил в его углах четыре почти незаметных отсека.
   – Похоже, у него есть что-то типа шасси, но я не вижу колес…
   Хелман прочел дальше:
   – Здесь говорится еще, что ему требуется три амфуса высокоактивного топлива «Интегор» и канистра смазочного масла «Тондер». Не рекомендуется также в течение первых пятидесяти мунгусов ехать со скоростью, превышающей три тысячи рулов.
   – Слушай, давай лучше поищем что-нибудь пожевать, хорошо? – безнадежным тоном попросил Каскер.
   – Неужели ты до сих пор не понял, как это важно? – возмутился Хелман. – Возможно, именно благодаря этой штуке мы и решим все свои проблемы! Если нам удастся постичь логику создателей этого «транспортного суперсредства», можно будет, хотя бы отчасти, понять и уровень их мышления. Что, в свою очередь, дало бы нам ключ к типу их высшей нервной деятельности, которая, естественно, влияет на биохимический обмен…
   Каскер буквально окаменел, точно решая, хватит ли у него сил удушить Хелмана, а тот продолжал самозабвенно вещать:
   – Итак, транспортное средство какого типа можно использовать на подобной планете? Разумеется, не колесное! Здесь ведь сплошные подъемы и спуски. Антигравитационное? Возможно. Но какой именно тип антигравитационного устройства? И почему, в таком случае, обитатели планеты предпочли форму ящика, а не…
   Каскер с грустью решил, что сил удушить Хелмана у него все-таки не хватит, хотя это было бы чрезвычайно приятно. Очень тихо он промолвил:
   – Будь так добр, прекрати играть роль великого ученого, и давай поищем, нет ли тут чего-нибудь, что можно было бы бросить в брюхо.
   – Хорошо, – сказал Хелман и обиженно умолк.

   Каскер наблюдал, как его напарник бродит среди жестянок, бутылок и ящиков. Интересно, вяло думал он, откуда у этого Хелмана только силы берутся? Наверное, этот умник чересчур много думает и просто не отдает себе отчета в том, что скоро подохнет с голоду.
   – Эй, тут что-то есть! – крикнул ему Хелман, останавливаясь перед большой желтой бочкой.
   – И что на ней написано?
   – Трудновато перевести… Примерно следующее: «Напиток „Вузи Моришилла“ с добавкой лактоэкто, придающей ему совершенно новый вкус! Все пьют только „Вузи“! Можно употреблять как до еды, так и после. Не имеет никаких вредных последствий для организма. Отличный напиток для детей! „Вузи Моришилла“ известен каждому во Вселенной!»
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация