А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "За что убивают женщины" (страница 19)

   Адвокат

   Я согласился на просьбу Алика. На все формальности по этому делу – получение разрешения на посещения своей новой клиентки в следственном изоляторе – у меня ушло около одного часа.
   И вот вскоре я прибыл СИЗО, где содержатся женщины.
   Меня повели в специально отведенный для таких встреч следственный кабинет, который представлял собой небольшую комнату размером около шестнадцати квадратных метров со встроенной нехитрой обстановкой – столом и двумя стульями, привинченными железными скобами к полу.
   Я сел на один стул и стал ожидать, когда ко мне приведут новую клиентку. О ней я знал немного – что она жена одного из банкиров и что обвиняют ее по серьезной статье.
   Дверь кабинета открылась, в помещение заглянула женщина, одетая в зеленую камуфляжную форму. Конвоир женского изолятора строго посмотрела на меня и сказала:
   – Господин адвокат, хочу вам напомнить, что получать или что-либо передавать подследственной без разрешения администрации учреждения запрещено.
   Я молча кивнул головой, давая понять, что с правилами посещения следственного изолятора знаком.
   Через минуту в кабинет вошла девушка и медленно присела на стул рядом со мной. Я внимательно посмотрел на нее.
   На вид ей было двадцать пять – двадцать семь лет. Худощавая, с темными волосами и грустными голубыми глазами. Стройная фигурка при относительно небольшом росте показывала, что девушка следит за собой. Одета моя новая подопечная была в синие обтягивающие джинсы и в голубою кофточку. Девушка подняла глаза и стала так же внимательно рассматривать меня.
   Я первый нарушил затянувшуюся паузу и сказал:
   – Давайте знакомиться. Я ваш адвокат. Зовут меня, – и я хотел было назвать свое имя и фамилию, но девушка меня опередила:
   – Я знаю, кто вы и от кого пришли. Вы сможете вытащить меня отсюда? Мне рекомендовали вас как хорошего защитника. Говорят, вы даже специализируетесь по убийствам.
   – Спасибо, конечно, за комплимент по поводу хорошего адвоката. А вот относительно моей, как вы сказали, специализации давайте уточним. Я специализируюсь не по убийствам, а по защите по тяжким статьям Уголовного кодекса. Но в последнее время ко мне действительно обращаются люди, обвиняемые в убийствах. Впрочем, давайте займемся вашим делом, – сказал я, открыл свой блокнот и взял ручку. – Итак, я хотел бы послушать вас, как вы попали в эту передрягу, Ирина.
   – Я начну с эпизода, когда меня похитили? – сказала Ирина, словно хотела получить согласие, с какого места ей лучше начать свой рассказ.
   – Начинайте, откуда хотите, и можете рассказывать подробно, – уточнил я.

   Ирина

   Я бросила взгляд на своего нового адвоката. Ему на вид было около сорока – сорока трех лет, с темными волосами, среднего роста, с черными глазами.
   – Как вы здесь? – спросил меня адвокат.
   – Уже привыкла, но все равно хочется домой. Я к убийству, по которому меня обвиняют, не имею никакого отношения.
   – Я в курсе. Будем работать на изменение вам меры пресечения. Но вначале я хотел бы вам задать несколько вопросов, – сказал адвокат.
   Вскоре я пересказала ему всю суть своего нелепого теперешнего положения. Адвокат это записывал в свой блокнот.
   В конце нашей встречи он сказал, что ему все понятно. Завтра он встретится со следователем, через знакомых оперов постарается узнать общую картину.
   – Завтра в конце дня ждите меня, – сказал адвокат и наклонился ко мне ближе, взяв меня за руку.
   Я почувствовала, что мне в ладонь адвокат засунул клочок бумаги.
   Позже в камере я осторожно развернула записку. Это было небольшое послание от Маши, в нем моя подруга всячески подбадривала и заверяла, что у меня в ближайшее время будет все нормально.
   Ночью я спала беспокойно. С Валентиной, про которую мне девушки сказали, что она с отклонениями, случилась истерика. Она проснулась, встала и начала кричать, размахивать руками, девушек, пытавшихся ее успокоить, она отталкивала. Я попыталась ее успокоить и стала гладить по голове, но произошла обратная реакция, она вдруг посмотрела на меня зло и сказала:
   – А тебя я больше всего ненавижу. Я тебе отомщу. Ты увела моего мужа. Это он к тебе ушел!
   – Да мы даже не знакомы! – пыталась оправдываться я. Но девушки меня отвели в сторону и сказали:
   – Бесполезно. У нее крыша поехала. Она тебя не слышит.
   – Если у нее с психикой плохо, то почему она не в больнице?
   Одна из девушек ответила, что она там была, врачи и комиссия нашли у нее небольшие отклонения, но сказали, что они не опасны для окружающих, и ее вернули к нам. Через пять минут в камеру вошли женщина-конвоир и женщина в белом халате. Валентине сделали укол, и она заснула.

   Через несколько дней ко мне снова пришел адвокат. И снова наклонился ко мне и прошептал:
   – Артема задержали.
   – И где же?
   – В Хорватии. Вчера показали по телевидению, а сегодня во многих газетах об этом пишут, что сейчас его этапируют в Россию. Я думаю, что, как только его в Москву доставят, с вами будет очная ставка.
   – А вдруг он на меня укажет или его заставят это сделать?
   – Этого, конечно, нельзя исключать, но я продумаю этот вариант, – сказал адвокат.
   Через два дня адвокат снова пришел ко мне и сообщил, что Артема привезли в Москву, его поместили в спецблок «Матросской Тишины».
   К вечеру ко мне неожиданно пришел следователь и двое оперативников, которые были у меня при обыске. Они стали меня уговаривать, чтобы я дала показания на Артема, обещая меня сразу выпустить. Я стала требовать, чтобы они немедленно пригласили на допрос моего адвоката, но следователь пояснил, что это не допрос, а просто беседа и присутствие адвоката не обязательно.
   Но я, конечно, отказалась. Тогда оперативники мне пригрозили, что с бандитами Артема я получу большой срок.

   Адвокат

   Утром в офис мне позвонили из Генеральной прокуратуры и просили срочно явиться к начальнику управления Павлу Романовичу. Я сразу понял, что по Артему, наверное, его уже доставили в Москву.
   В своем кабинете Павел Романович меня встретил холодно.
   Он сразу перешел к делу.
   – Мне доложили, что вы защищаете жену банкира Долгова, проходящую по убийству Полуэктова. Мы объединили эти два дела в одно. Исполнители по этому делу задержаны, они фактически признались. Теперь у нас задача – кого в этом деле назначить заказчиком. Две кандидатуры, как вы понимаете, – Кобаев и ваша клиентка. Предлагаю вам, как ее адвокату, вариант. Ваша клиентка дает показания, что Кобаев сам лично ей предложил убить Полуэктова, мы ее переводим в разряд свидетелей и дело против нее прекращаем. Поговорите с ней об этом. Иначе она идет заказчиком этого преступления со всеми тяжелыми для нее последствиями.
   – Хорошо. Я поговорю с ней. Но, понимаете, это ее судьба и ее выбор. Да, Павел Романович, я хотел бы получить разрешение на встречу с Кобаевым.
   – А вы не можете быть адвокатом одновременно двух подозреваемых, у которых, возможно, могут быть противоречивые показания. Почитайте УПК.
   – Да я знаю Уголовно-процессуальный кодекс. Но мне хотелось бы лично объяснить это Кобаеву.
   – Ладно, учитывая, что вы должны убедить вашу клиентку, я разрешаю провести разовое посещение Кобаева. Когда вы хотите к нему пойти?
   – Хорошо бы сегодня. Можно?
   – Можно. Сейчас к нему поедет следователь, и я дам команду, чтобы он вас взял с собой. Помните про наш разговор.

   Через час я уже шел по коридорам «Матросской Тишины». Настроение было ужасное. Но в этой ситуации я понимал, что шансов на спасение больше у Ирины, чем у Артема. Слишком много у органов накопилось к нему претензий.
   Вскоре мы оказались в кабинете. Помимо меня, в нем находились следователь и новый адвокат Кобаева.
   Артема привели довольно быстро. Он сильно изменился. Былого лоска и ухоженности не было и в помине. Вместо холеного и полного мужчины передо мной предстал худощавый и какой-то потертый человечек, одетый во все тот же костюм, который был на нем в телерепортаже и на фото в газетах.
   Увидев меня, Артем повеселел. Но следователь строго ему сказал:
   – Кобаев, я представляю вам нового адвоката по назначению.
   – Мне не нужен новый адвокат. У меня есть мой постоянный адвокат, – сказал Артем и указал на меня.
   – Ваш адвокат, который вас ранее защищал, сейчас не может взять защиту по причине того, что он в настоящее время защищает другого человека, проходящего по вашему делу. Мы предоставляем вам возможность переговорить с ним десять минут. – После этих слов следователь и новый адвокат вышли из кабинета.
   – Как тебя угораздило попасться? – спросил его я.
   – По-глупому. Пересекали границу с Черногорией, и пограничники задержали нас и сообщили в Интерпол. Почему не можешь меня защищать?
   – Они задержали Ирину. И теперь требуют от нее, чтобы дала показания против тебя. Я ее адвокат, меня об этом попросил Алик.
   – Понятно. Жаль бабу. Нелегко ей. Мне на самом деле уже никто не поможет. Они пацанов моих закрыли. Двое в признании, рассказали про убийства, включая убийство трех московских авторитетов, в том числе Паука. Опера говорят, что ко мне братва в очередь записывается, чтобы с меня получить. Опера, падло, угрожают, говорят, ты живешь, пока этого мы хотим.
   – Что это значит? – спросил я.
   – Это значит, что пока я на спецу в камере на четверых – я жив. А когда они меня переведут на общак – это смерть для меня. Вот такие пироги.
   – Артем, ты меня знаешь давно. Я сам бы не отказался от твоей защиты, но они меня отвели из-за Иры. Иру жаль, она не признается в отношении тебя. Я так думаю.
   – Слушай, у меня идея. Давай на очной ставке я признаюсь, что она не была заказчиком по Пауку, я скажу, что у меня с ним личные счеты. Пусть она даст на меня показания, я не против. Тогда ее освободят. И ты сможешь вновь стать моим адвокатом. Как ты?
   – Может, это и правильно. Но даже если меня вернут к тебе, то вряд ли я смогу тебе существенно помочь как твой защитник.
   – Я понимаю это. Но хоть ты не допустишь моего перевода на общак. Не допустишь?
   – Нет. Это я гарантирую.
   – Отлично, зови следака. Я желаю сделать заявление на очной ставке, – сказал Артем.

   Ирина

   Прошла еще пара дней, и меня утром вывезли из СИЗО в прокуратуру. Мне предстояли следственные действия с Артемом. Сначала меня поместили под наблюдением оперативников в отдельную комнату. Вскоре ко мне присоединился мой адвокат. По его настроению я поняла, что Артем даст нужные для меня показания.
   Так и случилось – на очной ставке Артем заявил, что с Пауком у него были личные счеты, но его убийство я не заказывала.
   Более того, Артем сказал, что Паук сам организовал на него покушение у торгового центра.
   Следователь сразу обратил внимание, что у Артема был повод Пауку отомстить. Артем сказал, что после покушения на него он уехал из страны.
   Адвокат Артема попросил приобщить к делу его загранпаспорт с отметками о пересечении границы.
   Но следователь парировал это и сказал:
   – Никто вас не обвиняет, что вы лично нажимали на курок. Вас обвиняют в организации заказа на убийства.
   Тогда в разговор вступил мой адвокат:
   – Я вношу ходатайство об освобождении моей подзащитной из-под ареста по причине ее невиновности.
   Следователь, вероятно, ждал этого и ответил:
   – Завтра мы подготовим все документы и освободим вашу клиентку.
   – Почему завтра, а не сегодня? Вы не имеете права ее больше держать в изоляторе.
   – Послушайте, господин защитник, вы не напирайте на меня. Я вам сказал завтра – значит, завтра. Мне нужно передопросить людей, которые ранее дали на нее обвинительные показания. Вам ясно? Ничего, она переночует в СИЗО одну ночку, а днем вы ее заберете. А если вы будете на меня давить, я могу не торопиться с их допросом.
   Я поняла, что он имеет в виду людей Паука – Малыша и Дантиста. Я почувствовала, что зря адвокат действительно так напирает, и сказала:
   – Хорошо, я согласно переночевать в камере.
   – Ну вот, это конструктивное решение, вы не волнуйтесь, завтра днем будете на свободе, – заверил следователь.
   – Тогда завтра вы еще подготовите в отношении моей подзащитной постановление о прекращении уголовного дела, – вставил адвокат.
   Но следователь только улыбнулся. Настроение у меня сразу поднялось. Наконец-то весь этот кошмар закончится. Я бросила взгляд на Артема. Вид у него был подавленный и расстроенный. Следователь тоже заметил это.
   – Ты хоть рад, что ее отпускают? – спросил он не без иронии Артема. Я внимательно взглянула на Артема. Он сделал вид, что это ему совершенно безразлично. Но я видела, что очень рад мой адвокат.
   Через два часа меня обратно привезли в камеру. По моему виду девушки-сокамерницы поняли, что у меня все будет нормально.
   – Когда выпускают? – спросила одна из них.
   – Обещали завтра, – ответила я.
   Дальше меня многие стали поздравлять и обращаться с просьбами – позвонить их знакомым. Я никому не отказывала. Вскоре я прилегла на свою кровать и почти тотчас поймала злой взгляд Валентины.
   Я отвернулась и подумала – завтра выполню все поручения девчонок и еще обязательно организую Артему передачу с продуктами.
   Я заснула. Но проснулась я от того, что мне не хватает воздуха и я задыхаюсь. Я открыла глаза и с ужасом увидела, как Валентина сильно давит своими руками на мое горло. Она меня душит, промелькнула первая мысль. Я пыталась как-то освободиться, но она только крепче меня сжимала. Попытка закричать ничего не дала, у меня просто этого не получилось физически. «Неужели это все…» – единственное, что я успела подумать…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация