А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Агент Х, или Конец игры" (страница 3)

   Глава 4

   Тип слева от меня был в спортивных коричневых брюках, бежевой спортивной рубашке, пижонском пиджаке из шелка-сырца и в туфлях из крокодиловой кожи. В руке он держал револьвер 38 калибра с ореховыми щечками на рукояти. Он упер ствол револьвера мне в бок, как ребенок, играющий в полицейских и воров. У него было узкое, гнусное личико, над верхней губой в разные стороны торчали мерзкие усики.
   – Сиди спокойно, – сказал он. – Не дергайся. И не вздумай орать. Понял?
   – Понял, – кивнул я.
   – Видишь? – продолжал он, отщелкивая и демонстрируя мне барабан своего револьвера. – Полностью заряжен. Предохранитель снят. Стоит только на спуск нажать. Ясно?
   – Вполне, – ответил я.
   – Беппо, – обратился он к своему дружку, сидевшему справа от меня, – покажи ему свою пушку.
   – Да ладно, – сказал я. – Я и так верю.
   – С чего бы это? – удивился тот, что был слева. – А может, я вру? Нет, Беппо, ты уж покажи ему!
   Беппо, бандюга весьма мощного сложения, с кислым видом извлек свой револьвер у меня из-под ребер, открыл его, подождал, пока я кивну, и снова защелкнул.
   – Здорово вы вооружились, ребята, – восхитился я.
   – Рады вам угодить, мистер Най, – сказал хмырь слева. – Кстати, можете звать меня Карло.
   – Потому что это не настоящее твое имя? – спросил я; голова у меня уже шла кругом.
   – Точно, – сказал Карло, ощерившись во весь рот.
   – Он тоже участник спектакля? – спросил я, ткнув в сторону водителя.
   – Ага! И, к тому же, большой юморист, – сказал Карло. – Так ведь, Джованни?
   – Я знаю кучу смешных анекдотов, – сообщил псевдотаксист. – Вот, к примеру: слыхали историю про двух священников и дочку садовника?
   – Сто раз! – недовольно буркнул Беппо. – У тебя все анекдоты с бородой.
   Карло засмеялся, я тоже. Состояние у меня было несколько истерическое. Я узнал их – я видел фото этих типов в досье, которое мне давал полковник Бейкер. А это означало, что я оказался в пренеприятнейшем положении.
   – Так, – сказал Карло, прослезившись от смеха и все еще продолжая смеяться, – вот мы и приехали!
   Такси свернуло в переулок, въехало в какой-то просторный двор, миновало пересохший бетонный бассейн с фонтаном и протиснулось в следующий двор. Джованни остановил машину, и мы вылезли наружу.
   С трех сторон двор окружали полуразрушенные кирпичные стены домов с окнами, забитыми досками. С четвертой стороны высилось здание, на первом этаже которого размещалась мастерская по ремонту велосипедов, а два верхних этажа были украшены изящными французскими окнами и узкими балкончиками.
   – Вот мы и дома, – повторил Карло, щелкнул предохранителем и убрал револьвер в замшевую кобуру, подвешенную у него слева под мышкой. Беппо по-прежнему сжимал револьвер в кулаке.
   – Сюда, – сказал Беппо и взял меня за локоть.
   Стоило ему коснуться меня, как я вырвал руку и бросился бежать.
   Но Карло успел преградить мне путь, снова выхватив свой револьвер.
   – Стой, или я прострелю тебе правую коленку, – сказал он.
   Очень отрезвляющее заявление. Я остановился.
   – Руки за голову! – велел он мне. Я повиновался. Карло подошел ближе, что-то сердито буркнул и ударил меня по лбу стволом револьвера.
   И тут я услышал, как наверху кто-то аплодирует. Мы все дружно задрали головы.
   Одно из французских окон было распахнуто. На узком балконе стоял человек. Он еще раза три с издевательским видом хлопнул в ладоши; его аплодисменты эхом отразились от кирпичных стен.
   – Вот ведь странная вещь, – заметил человек на балконе без особого выражения, – до чего же на некоторых действует сам факт обладания оружием – прямо-таки опьяняюще, верно, Карло? Прямо-таки разума лишает, да?
   – Он же пытался бежать! – возразил Карло.
   – А кому я втолковывал: ни в коем случае не повредить товар? – мягко спросил тот, на балконе. – Вооруженный человек должен знать, что нельзя стрелять по тем, кто обеспечивает ему хлеб насущный.
   – Извините, мистер Форстер, – смиренно сказал Карло.
   Человек на балконе милостиво пригласил меня:
   – Прошу вас, мистер Най, поднимайтесь сюда. Здесь нам удобнее будет спокойно все обсудить.
   Форстер повернулся и вошел в комнату, а Карло и Беппо взяли меня в клещи с обеих сторон и быстренько поволокли в велосипедную мастерскую. Таксист вытащил из кармана тряпку и принялся полировать капот своей машины.

   Глава 5

   – Добро пожаловать в солнечную Италию, – приветствовал меня Форстер.
   – Спасибо. Я счастлив, что оказался здесь, – ответил я, чувствуя себя вовсе не так беспечно, как старался им показаться.
   Мы находились в большой мрачной гостиной над мастерской. Карло и Беппо обыскали меня на предмет оружия, ничего не нашли, и Форстер велел им исчезнуть. Не знаю, был ли он сам вооружен; выглядел он так, словно никакое оружие ему в жизни нужно не было.
   Я узнал его сразу – вспомнив фото в досье. Грубоватое красное лицо, крупные черты, на губах усмешка, откровенно-роковой взгляд широко поставленных глаз: все в точности как я запомнил. Что меня поразило, так это его невероятные габариты и вес. В досье было указано, что рост у него шесть футов и два дюйма, а вес – 220 фунтов. Но выглядел он по крайней мере на тридцать фунтов тяжелее и на дюйм выше.
   Здоровенный детина. Согласно досье, он был буквально помешан на культуризме, а также являлся чемпионом по стрельбе из пистолета и имел черный пояс по карате. Учитывая все эти обстоятельства, я решил: лучше пока с ним не связываться и уж тем более не пытаться его задушить.
   – Мистер Най, – сказал он, – у меня просто нет слов, чтобы выразить, с каким огромным нетерпением я ждал нашей встречи!
   – Да неужели? – молниеносно парировал я.
   Форстер кивнул, точно подтверждая сказанное.
   – Я и поверить не мог, что когда-нибудь мне удастся познакомиться со знаменитым агентом Икс.
   А вот это уже, пожалуй, звучало угрожающе. Видимо, слухи о моих выдающихся способностях распространялись с поразительной быстротой. Полковник Бейкер получал неплохие дивиденды с изобретенного им оперативника-фантома. Он-то явно был в выигрыше, а вот что было делать мне?
   – А кто такой агент Икс? – спросил я.
   Форстер сочувственно покачал головой и сказал:
   – Мне очень жаль, старина, но ваша легенда сгорела. Вам придется смотреть действительности в лицо. Что, конечно, весьма неприятно для человека с вашей репутацией. Извините, но так уж получилось.
   Это, и правда, было весьма неприятно. Мало того, ситуация, на мой взгляд, была чревата фатальным исходом. Но я решил ни за что и ни в чем не признаваться.
   – Не понимаю, о чем вы, – сказал я.
   – Ответьте мне только на один вопрос: где найти Кариновского?
   – Рад был бы помочь, но я такого человека не знаю.
   – Значит, не скажете?
   – Я же не могу сказать вам то, чего и сам не знаю.
   Форстер вытянул губы трубочкой и некоторое время обдумывал мой ответ. Судя по акценту, он был либо немцем, либо австрияком, но стремился вести беседу в легком, даже игривом тоне, за которым, впрочем, чувствовалась угроза. Видимо, сказывалось влияние Италии. К сожалению, в целом получалось довольно плохо – тупо и тяжело. Рапира – явно не его оружие, решил я; ему куда больше подходит дубина. Да и чувство юмора у него было какое-то тяжеловесное, тевтонское. Таких людей многие вообще считают лишенными способности воспринимать шутки. Я понял, что это человек, в общем, довольно нелепый, но чрезвычайно опасный.
   – Най, – сказал он спокойно, – а вы не слишком далеко зашли? Вы ведь, несомненно, знаете: в нашем мире трудно хранить секреты. Форд прекрасно знает, чем занимается «Дженерал Моторс», а все планы «Кока-колы» известны «Пепси». То же самое и в секретных службах разных стран. В конце концов, наша профессия имеет и свои определенные традиции. Неписаные, правда, и, может быть, недостаточно четко обозначенные, но все-таки традиции.
   Я с интересом слушал. Все это было для меня ново.
   – Шпионы всегда шпионят друг за другом, – продолжал Форстер. – Причем даже больше, чем за правительственными чиновниками или военными. И если агент попадает в руки противника и если он оказался несомненно уличенным в содеянном и в принадлежности к определенному государству, предполагается, что он – в соответствии с добрым спортивным духом – признает свое поражение и расскажет все, что должен рассказать, оставив позу неприступного молчальника профессиональным патриотам. Живи и давай жить другим – вот наш лозунг; история – штука длинная, а жизнь – короткая. Такие у нас традиции. И в этом есть определенный смысл, не правда ли, мистер Най?
   – Вполне определенный, – сказал я.
   Форстер улыбнулся с видом победителя.
   – Я могу понять ваши чувства. У вас потрясающая репутация; и вы желали бы сохранить ее. Но я надеюсь, что гордыня – не ваш порок. Все мы люди, все мы время от времени совершаем ошибки; даже человек с вашим опытом от них не застрахован. И в случае неудачи несомненно следует отнестись к ней разумно и постараться сохранить жизнь, чтобы иметь возможность продолжить бой на следующий день. А вы как думаете, мистер Най?
   Это была самая лучшая проповедь, которую я когда-либо слышал. Я чуть не заплакал от умиления.
   – Целиком и полностью с вами согласен, – заявил я.
   – Тогда скажите, где найти Кариновского.
   – Но я не знаю, где он находится.
   – А что вы агент Икс – это вы, по крайней мере, признаете?
   – Конечно. Я все что угодно могу признать – что я агент Икс, Игрек, Зет – лишь бы доставить вам удовольствие. Но я все равно не знаю, где находится Кариновский.
   – Извините, но вы должны это знать, – заявил Форстер. – В конце концов, это ведь ваша совместная операция.
   – Нет, не моя, – отвечал я. Черт, сорвалось с языка! Но он все равно уже знал про Гуэски.
   – Не может быть, чтобы всем этим заправлял один Гуэски, – сказал Форстер. – Он же совершенно некомпетентен.
   Теперь было самое время выяснить, действительно ли это так.
   – Впрочем, Гуэски можно сбросить со счетов, – продолжал Форстер. – Операцией командуете вы, и у вас, разумеется, есть вся относящаяся к делу информация.
   – Но я не знаю, где Кариновский, – повторил я чуть ли не в пятнадцатый раз.
   Форстер несколько минут изучающе глядел на меня. Потом сказал:
   – Мистер Най, я взываю к вашему спортивному духу. Умоляю, не заставляйте меня прибегать к э-э-э… насилию.
   Он говорил вполне искренне. Я всем сердцем разделял его убеждения. И действительно желал избавить его от неприятной необходимости причинять мне боль.
   – Мне бы очень хотелось вам помочь, – сказал я. – Но не могу. Можете поверить мне на слово?
   Форстер еще некоторое время изучающе смотрел на меня. Потом сказал:
   – Хорошо, мистер Най. Я поверю вам на слово. Можете идти.
   Я встал, чувствуя себя несколько неловко.
   – Вы хотите сказать, что я могу просто так уйти отсюда?
   Форстер кивнул.
   – Я же сказал, что верю вам на слово. Вполне возможно, что в настоящий момент вы действительно не знаете, где находится Кариновский. Но вам придется это выяснить. И когда вы выясните, мы с вами снова встретимся и поговорим.
   – Вы так в этом уверены?
   – Да. Пока вы в Венеции, я могу вас разыскать в любой момент. И могу сделать с вами все, что мне заблагорассудится. Венеция – моя оперативная база, Най. Не ваша, а моя! Помните об этом.
   – Постараюсь не забыть.
   Я встал и направился к двери. Форстер сказал мне в спину:
   – Я вот все думаю, действительно ли вы такой классный агент, как утверждается в вашем досье? Говоря откровенно, мне вы опасным не кажетесь. Обычный человек счел бы вас весьма непрофессиональным. И все же ваши дела на Дальнем Востоке свидетельствуют об обратном… Специалист по партизанской войне. Классный стрелок из всех видов ручного оружия. Опытный диверсант и подрывник. Имеет удостоверение пилота-истребителя. Водил гидропланы, мастер по подводному плаванью… Я что-то пропустил?
   – Вы забыли упомянуть мои медали за победы в матчах по лакроссу и джай-алай, – ответил я, проклиная про себя полковника Бейкера и его чрезмерно развитое воображение. Слишком уж много сусального золота положил он на мой образ. В своем стремлении создать образцового суперагента он умудрился выпустить на волю какое-то пугало.
   – Фантастические данные! – сказал Форстер. – Однако в них трудновато поверить.
   – Иной раз мне и самому это трудновато, – заявил я, отворяя дверь.
   – Нет, мне действительно очень хочется проверить вас в деле, – заметил Форстер.
   – Возможно, вам такая возможность еще предоставится.
   – Буду с нетерпением ждать этого часа, – сказал Форстер. – До свидания, мистер Най.

   Я вышел из дома и пересек двор. Таксист по-прежнему полировал кузов своей машины. Он мне дружески кивнул, когда я проходил мимо него. По спине у меня ползали мурашки, но я продолжал идти. Никто в меня так и не выстрелил, и я неожиданно оказался на улице.
   Я был цел и невредим. И тут мне вдруг пришло в голову, что хорошо бы сесть на первый же самолет и убраться отсюда восвояси, вернуться в Париж. Работа секретного агента уже не казалась мне столь привлекательной. Я так задумался, что даже не заметил мотоциклиста, притормозившего у тротуара рядом со мной.
   Мотоцикл был тот самый, мощный и огромный «Индиэн», да и мотоциклист, одетый в черную кожу, показался мне знакомым.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация