А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Расколотый мир" (страница 18)

   Существовала еще вероятность, что он трудится в криминальном бизнесе краденых машин – разбирает и собирает угнанные тачки. Но Александра бы учуяла криминального человека. В на ее чутье можно положиться.
   Значит, автосервис. Искать его по точкам обслуживания автомобилей придется долго, особенно если имя фальшивое, а оно фальшивое, Алексей не сомневался! Слишком предусмотрителен был парень. Тщательно подготовился, продуманно. И такой промашки, как назвать свое настоящее имя, не допустил бы.
   Да, станции технического обслуживания автомобилей – это хоть какая-то ниточка. Если с номерами его «Вольво» ничего не выйдет, нужно будет попробовать за нее потянуть!
   – …такие необычные! Я бы так, может, и не вспомнила, а вот на вас поглядела и вспомнила! – договаривала какую-то фразу Валентина Степановна, и Алексей поймал себя на том, что погрузился в свои мысли, отвлекся.
   Надо ее слушать повнимательнее. Он именно для того тут чаи распивает!
   – Извините, задумался, – проговорил он. – Что вы вспомнили, Валентина Степановна?
   – Глаза, – охотно повторила женщина. – Немного разного цвета. Такие редко встречаются, правда? Хотя…
   Алексей поднял палец, словно призывая ее к молчанию.
   Все свидетели утверждали, что у Степана карие глаза! И что он шатен! При этом в чемодане у него лежала, по словам инвалида, упаковка с краской для волос «шатен». Зачем человеку краска «шатен», если он сам шатен? Нонсенс! Значит, он на самом деле русый или рыжий и волосы красил.
   Волосы красил, а глаза прятал. Под линзами. Как та фиолетовоокая соседская девочка, о которой ему наскоро рассказал Серега.
   Стало быть, сейчас перед Алексеем находится единственный свидетель, который видел настоящий цвет глаз похитителя!
   Он попросил еще чаю у Валентины Степановны. Он знал, что ей будет приятно поухаживать за нечаянным гостем, который к тому же ведет расследование преступления! Будет ей о чем с подругами по телефону говорить еще неделю, а то и две…
   Выходит, сам парень светлой масти, и глаза у него должны быть светлые. Один серый, второй голубой, или как-то так примерно.
   – Мы остановились на том, что у Мити глаза были немного разного цвета. И какого же? Точнее, каких цветов?
   – Один карий, светло-карий. А другой еще светлее, как бы зеленый, хотя не совсем, а такой… – она поискала слово. – Цвета хаки, вот какой! Как… Ой, что с вами?

   Ничего. С ним ничего. Он просто неловко держал чашку, и немножко чаю пролилось на блюдце. У него просто что-то вздрогнуло в груди и что-то пролилось горячим на сердце.
   Все мысли промелькнули одновременно в голове, компактным и нечетким, но острым телом, похожим на доисторическую стрелу из кремния. Тяжелую, с зазубренными краями, неуклюжую, но при этом убивающую мамонта стрелу…
   Он извинился, спокойно допил чай, задавая еще вопросы Валентине Степановне, но больше ничего интересного не услышал и вскоре распрощался.

   …Кажется, все становилось на свои места!
   Первым делом, сев в машину, Алексей вытащил блокнот и, напрягая память, принялся составлять список.
   С именами было еще ничего, он их легко вспомнил, а вот с фамилиями хуже. Он постукивал костяшкой большого пальца по лбу и морщил лицо, словно это могло помочь работе памяти.
   Это помогло или не это, но через час он вспомнил все имена и фамилии. И даже некоторые адреса!
   Впрочем, последние смысла не имели: прошло много лет, и большинство людей из этого списка давно сменили место жительства. Ездить самому и проверять – дело пустое. Поэтому Алексей решил проблему иным образом. Он позвонил одной милой девушке – одной из тех «милых девушек» и «милых дам», работавших в тех ценных местах, куда Алексей лишился служебного доступа, перейдя в категорию частныхсыщиков.
   Список его состоял из девяти человек. Из них он был уверен в четырех, а остальных включил на всякий случай. Девушка заверила Алексея, что поможет уточнить адреса, и Кис пообещал надбавку за срочность. А сам тут же позвонил в свой офис, на Смоленку, и продиктовал список Игорю, велев приступить к проверке данных немедленно. В его рабочем компьютере имелись всякие разные хитрые базы данных, легальные и не очень, по которым он, параллельно «милой девушке», намеревался отыскать нужные адреса, чтобы максимально исключить устаревшие сведения.
   По дороге он раздумывал: сказать Сереге? Позвонить Саше?
   Нет, преждевременно! Мало ли… Доказательств у него пока никаких нет! Не надо никому ничего говорить. Пока он сам не проверит…
   Но Алексей был уверен: кремниевая пещерная стрела попала в самое сердце.

Ночь пятая.Квартира Алексея и Александры
   …Он нашел нужные адреса в своих, легальных и не очень, базах данных. Он скорректировал их с «милой девушкой». Потом он промотался до позднего вечера по этим адресам, выдержал несколько неприятных разговоров, из которых один был очень неприятный.
   Затем Кис связался с Петровкой. Поиск «Вольво» пока ничего не принес, а Васян не добавил ничего нового к тому, что сумел рассказать инвалид. Но после вечерних встреч Алексея это уже не имело значения. Информация, которой теперь располагал он, все поставила на свои места!

   Он вернулся домой только за полночь. Александра, которая мало на что реагировала последние пять дней, прошедшие с похищения их детей, увидев его лицо, побледнела и вскинула на него карие глаза с тревожным немым вопросом. Она почувствовала, что что-то случилось.
   ЧТО?! – вопрошали ее глаза.
   Он прошел в гостиную, налил себе коньяку и джин с тоником для нее.
   Поколебавшись, Александра приняла высокий стакан из его рук. Она давно не пила алкоголь, потому что еще кормила детей грудью раз в день, но последние пять дней ей кормить было некого, да и молоко, кажется, пропало…
   Если Алеша налил ей джин-тоник, то, значит, ситуация того требовала.
   – Сядь, Саша. У меня есть новости.
   Александра сделала несколько быстрых глотков. Ей стало страшно.
   – Я установил личность похитителя наших детей… – с некоторой торжественностью проговорил Алексей.
   Она ждала продолжения.
   – Правда, мы его пока не взяли – он не проживает по месту регистрации, – но это вопрос времени!
   Алексей пригубил коньяк, Александра отпила еще несколько глотков джина с тоником. Голова немного закружилась. От алкоголя или от предчувствия?
   – Местонахождение наших детей пока установить не удалось, но я уверен, что завтра мы их найдем, Саша… И я уверен, что они живы! Ну, практически. Практически уверен!
   – Почему? – разомкнула наконец Александра пахнущие можжевельником губы.
   – Потому что тот парень, что их похитил…
   Алексей отпил еще глоток коньяку.
   – Это мой сын, Саша

   ЧАСТЬ III
   «Па…»

Прошлое в настоящем времени
   До того как он встретил Александру,[6] Алексей долго жил один. С женой они развелись через несколько лет совместной жизни – он тогда еще на Петровке работал. Был ли он виноват, что пропадал целыми днями, вечерами, иногда ночами в поисках преступников? В том, что ей вечно не хватало его?
   Была ли она виновата, что не сумела понять и принять его образ жизни и существования? Что не рассчитала свои силы, выходя замуж за опера из угро?
   Какая разница? Алексей никогда не пытался положить на чаши весов чью бы то ни было вину, чтобы, взвесив ее в аптекарски-точных дозах, припечатать приговором. Просто они не сумели сосуществовать, вот и все.
   Единственный упрек жене заключался в том, что она, сойдясь с которого лучшим в ту пору другом – имя его Алексей забыл навсегда! – обманывала его с ним целый год.
   Впрочем, он не держал зла. Просто недоумевал: нельзя разве было поступить честнее? Чтобы не накопилось так много обмана, так много предательства?
   Как бы то ни было, после развода потянулась долгая полоса одиночества. Он к нему привык, он с ним сроднился, он усмотрел в нем преимущества и даже ему радовался…
   Пока не встретил Александру. Да и то, разве мог он тогда даже мечтать, что эта встреча положит конец его затянувшемуся холостячеству?
   Нет, конечно же, нет.
   Впрочем, история его отношений с Александрой не имеет никакого, ни малейшего отношения к истории его развода.
   Точнее, не к истории развода, а к его послеразводной жизни. А в ней были женщины, отношения с которыми не перерастали в любовь. Извините, может, вот так надо было бы сказать: в Любовь?
   Они ограничивались дружбой. Извините, может, надо было бы сказать: Дружбой?
   Нет, вряд ли тут уместна заглавная буква. И даже слово «дружба» не совсем уместно…
   Дело было, по всей видимости, в нем самом.
   Если он к чему и располагал, то скорее к дружеской доверительности, а вовсе не к страсти. У него была тьма-тьмущая таких подружек, чужих жен и любовниц, приходивших плакаться в его жилетку и твердивших о его замечательной душе. Если дамы иногда и покушались на его тело, то в основном ведомые желанием отомстить своим мужьям или любовникам – как раз из той разновидности, к которой принадлежал Серега, – и немного забыться. «Ты такой славный», – говорили они с некоторым сожалением, многозначительно беря его руку и заглядывая в глаза, но Кис слышал недосказанное: «…вот только я почему-то люблю не тебя, а моего мерзавца…»[7]
   Алексей помнил, как в ту пору, даже не будучи влюбленным ни в одну из этих «подружек», он все же испытывал горечь и недоумение: неужели, чтобы заслужить любовь, нужно сделаться мерзавцем?
   Эти сомнения давно прошли. Встреча с Александрой все поставила на свои места: не нужно быть «мерзавцем», нужно было просто дождаться ту, которая сможет любить его за то, что он есть. За то, что он умеет любить и отдавать себя. Той, которая будет его любить и отдавать себя.
   А тогда, в послеразводный период, он свои отношения с женщинами ограничил до роли дружеской жилетки. И роль эта иногда простиралась до постели – по их, женщин-подружек, инициативе. С его стороны это было что-то вроде психотерапевтической помощи…

   Вот об этих женщинах и вспомнил Кис, услышав от хозяйки ирландского сеттера о том, что глаза у Мити были разными.
   Разными, как у него самого! Один карий, второй зеленоватый!
   Из памяти мгновенно вынырнул давний звонок. Какая-то из его подружек, спустя годы, вдруг позвонила и спросила: «Леш, у тебя ведь разные глаза, да?» Кажется, на его встречный вопрос она ответила что-то в духе: мол, познакомилась с одним человеком, у него глаза разного цвета, ну я и вспомнила, что у тебя тоже, вроде бы, и решила уточнить…
   Кто же это был?! Ася? Аня? Нина? Как он ни старался, но ему не удавалось «услышать» ее голос… Тогда ему и в голову не могло прийти, чем ее вопрос был вызван, – и он не придал ему значения…
   Но теперь тот давний звонок стал понятен. Более того, он приобрел веский статус доказательства, что его догадка верна!
   Все свидетели утверждали, что у Мити глаза карие. И когда инвалид рассказал о содержимом чемодана, где находились в числе прочего цветные линзы, Кис с Серегой решили, что парень маскировал ими светлые глаза. Логично? Логично.
   Однако на самом деле он скрывал под линзами разные глаза… Алексею сильно повезло, что Валентине Степановне довелось их увидеть. Это было как-то утром, по ее словам, молодой человек на работу собирался уезжать, выпустил Пенса на газон. А пес возьми да заиграйся с собакой Валентины Степановны. Митя звал его, звал, но пришлось ему в конечном итоге за своим Пенсом идти. Вот тогда она на глаза его и обратила внимание…
   Пенс ли подвел Митю, или сам он допустил оплошность, слишком рано в тот день сняв линзы перед работой (где коллеги наверняка знали настоящий цвет его глаз), – но Алексею выпал подарок.
   Теперь фоторобот показался ему не таким уж неудачным. Вдруг он усмотрел в нем и похожий подбородок, и линию губ… Внешнее сходство, – если фотороботу можно вообще доверять, – на этом заканчивалось, но оно не имело значения. Никакого. Потому что в его догадке мгновенно поместилось все остальное, – само поведение похитителя укладывалось в нее внятно и убедительно!
   В первую очередь стали понятны его мотивы. Алексей не ошибся: это была месть. Отчего и – он снова не ошибся! – требование о выкупе никогда бы не поступило.
   Месть за то, что он, Алексей Кисанов, бросил своего сына.
   Почему парень так считает, неизвестно. Кис это выяснит уже у него самого, когда до него доберется. Но ситуация абсолютно прозрачна и симметрична: этот парень решил лишить отца других детей.
   Слишком счастливых, на его взгляд.
   Вот тогда, поняв это, Алексей засел в своей машине, пытаясь вспомнить всех женщин, приходивших к нему за утешением. И особенно тех из них, на которых его дружеское участие простиралось до постели. Тех, которые отчаянно нуждались в его ласке – не любя Алексея, но насыщаясь его нежностью, которую не смогли им дать мужья.
   Учитывая возраст «Степана» – или «Мити», – определяемый большинством свидетелей как девятнадцать-двадцать лет, Алексей старательно вспоминал тех своих «подружек», которые прибились к нему в соответствующие годы.
   Годы, в которые они могли зачать от него ребенка… Хотя все они, казалось тогда, заботились о том, чтобы этого не произошло.
   Вот так и составился список из девяти женщин. Среди которых четверо – он точно помнил! – оказались в его постели. Звонила ему с вопросом о цвете глаз одна из них, без сомнения. Об остальных пяти он не мог сказать с уверенностью. Психотерапевту простительно не помнить всех своих случайных клиентов.
   Но начать следовало с этих четырех. К счастью, все они проживали в Москве – не перебрались ни за границу, ни в пригород. При везении он сумеет объехать сегодня же хотя бы двух, а то и трех!

   Первую из списка он не узнал. Она, как он помнил, была старше его на три-четыре года, но Алексей увидел перед собой женщину, которая была моложе его лет на десять.
   – Аня? – неуверенно спросил он. – Аня Литвинова?
   По домофону они уже переговорили, и Аня знала, кому открывала дверь, и все же несколько секунд всматривалась в него.
   – Лешка!!! – наконец закричала она. – Неужели это ты?
   – Да вроде бы, – усмехнулся он. – А ты… а вы Аня Литвинова?
   – Ну конечно! Не узнал?
   – Нет…
   – И правильно, я очень старалась для этого!
   – Пластика?
   – Она самая, Лешенька! Ну проходи же, проходи! Жора, у нас гость! – закричала она, обращаясь куда-то в глубину квартиры.
   На ее возглас появился Жора – пузатенький мужичок в майке.
   Алексей вспомнил: он и тогда был ее мужем, и тогда ходил в майке. Аня прибегала к нему, к Алексею, чтобы пожаловаться на мужа в майке и утопить обиды в жилетке – Киса, разумеется.
   …Черт, только мужа ему не хватало! Не станешь ведь при нем расспрашивать женщину о внебрачном ребенке!
   Несколько минут он слушал ее восторженную болтовню о том, как преуспел муж в майке, как они теперь богаты, какой у них есть дом за городом и сын в Лондоне…
   – В Лондоне? Учится?
   – Да, учится. Причем прекрасно!
   – У вас один сын?
   – Еще дочь, старшая. Она тоже, знаешь, Леш, так удачно вышла замуж, муж ее…
   Алексей невежливо перебил Аню и сообщил, что ему нужно уходить.
   – А ты зачем приходил-то? – спохватилась давняя подруга.
   – Просто так, – ответил он. – Посмотреть, как вы живете!
   – А ты-то как? Ничего про себя не рассказал!
   Но Алексей уже исчез в лифте. Он узнал все, что хотел узнать. Сын Ани в Лондоне и, стало быть, к похищению его детей непричастен… А кроме него, у Ани других сыновей нет…

   Вторая его бывшая подруга оказалась непомерно раздобревшей дамой, отдавшей душу «Свидетелям Иеговы». За короткие пятнадцать минут она успела его утомить предсказаниями конца света и прочей белибердой. А ведь была когда-то стройной панковатой девчонкой с неосознанной склонностью к лесбийской любви, метавшейся между карьерой рок-певицы и положением искусствоведа при солидном музее… Если не считать ее претензий на ясновидение и смутных надежд на доходный статус гадалки.
   Каким образом она переконвертировалась в трепетного адепта «Свидетелей Иеговы», Алексей не интересовался. Детей у нее не имелось вовсе, как он выяснил, отчего Кис быстро, хоть и с некоторым усилием, вырвался из ее проповеднического гостеприимства.

   Третья его подруга умерла. Два месяца назад. Так сказал ее бывший муж. Спилась, сказал он.
   Ася? Спилась?! Нежное хрупкое существо, не выносившее ни глотка спиртного, даже легкого вина?!
   …Впрочем, подробности ему неизвестны, продолжал бывший Асин муж, так как они давно развелись. Значительно раньше, чем она спилась!
   Она его боготворила, этого мужа, Алексей хорошо помнил. И вот он смотрел теперь на детектива – Асин идол, из-за которого она столько плакала на груди у Киса!
   «Идол», из-за которого на лице ее иногда расцветали кровоподтеки…
   Самовлюбленный до зубовного скрежета, окончательно и бесповоротно эгоистичный – об этом легко поведали черты его лица. Собственник, или «ревнивец», как говорила Ася, прощая его тяжелую руку. Она, бедняжка, думала: если ревнует – значит, любит…
   И еще она думала, что это все потому, что у них нет детей с мужем-идолом.
   – Кто это там? – донесся до него женский голос, и из глубин квартиры вскоре выплыла дама в ярком халате. – Гриша, кто это?
   – Точно, а кто вы? – запоздало заинтересовался Гриша.
   – Я же вам сказал, – соврал Кис, – я из собеса, – соврал он еще раз, не имея ни малейшего понятия, существует ли до сих пор собес и называется ли по-прежнему. – У нас полетела компьютерная база данных, приходится восстанавливать вручную…
   – И вы приходите в такое позднее время к людям? – возмутилась дама в ярком халате.
   Видимо, она, как и ее муж, тоже не имели никакого понятия, существует ли до сих пор собес и называется ли по-прежнему.
   Кис мельком глянул на часы. Время перевалило за десять вечера.
   – Так ведь клиентов у нас много… А восстановить базу нужно срочно… – покладисто ответил он, придав голосу извиняющуюся интонацию.
   – И что вы хотите узнать? – деловито осведомилась дама, слегка отодвинув Гришу локтем и выступив на передний план.
   Ася, милая Ася! Вот какая женщина нужна была твоему идолу! Женщина, которая отталкивает его локтем! Вот с этой он, судя по всему, счастлив. Он ее не бьет, потому что она сама может двинуть сковородкой! А ты, Ася, молилась на него, ты его боготворила… Ты во всем ощущала себя виноватой, даже в его скотстве, Ася, Асенька, бедная моя девочка, рыдавшая у меня на груди из-за этого хряка…
   – По нашим сведениям, – нагло врал Кис, – у вас есть сын, состоящий на учете по инвалидности…
   – Сы-ы-ын?! Нет у нас никакого сына, – заявила дама. – У нас вообще нет детей!
   – Погоди, – Гриша прижал локоть своей супруги и немножко задвинул ее за себя. – У моей бывшей жены был сын. Не мой, – с нажимом произнес он, – внебрачный.
   Алексей почувствовал внутри мягкий удар, словно истина толкнулась в глубины его организма.
   – Хм, что значит внебрачный? Вы не признали этого ребенка? Или ваша бывшая супруга (только осторожнее, Кис, – не произнеси имя «Ася»!) родила его после развода с вами?
   – Гы, – сказал Гриша, страшно довольный. – Она родила его в браке! Со мной. Но она меня обдурила! Потому что, когда у нас никак не получался второй ребенок, выяснилось, что я бесплоден! И я сразу сообразил, что первого она принесла мне от чужого мужика!
   Он гордился своей проницательностью, понял Алексей.
   – Вот оно что… – Кис уже ненавидел этого «идола» так же сильно, как когда-то Ася его любила. – Не могли бы вы дать мне ее координаты?
   – Да ради бога! Я их отселил, как только понял, что она меня надула… Запишите адрес. Это коммуналка… Сама-то она померла, а щенок, наверное, жив…

   Давно у Алексея не было такого мерзопакостного чувства, как после общения с этим Гришей и его супругой, – давно!
   Но, главное, он уже не сомневался, что на верном пути: если Асин муж был бесплоден, то зачать Ася могла только от него, от Алексея… Она не искала ни любви на стороне, ни любовников – она искала всего лишь немножко нежности, которой ей так недоставало… И абсолютно невозможно представить, что Ася могла бы искать эту нежность где-то еще, кроме него, Алексея. Не потому, что она его любила, но просто она бы не стала размениваться на какие-то иные, необязательные и незадушевные отношения.
   Да она бы и не нашла их «на стороне». Кис знал: только он мог принять ее беду в свои понимающие объятия. Не любя ее – той самой любовью с большой буквы, – потому что не мог он увлечься женщиной, приходившей к нему для того, чтобы излить свои печали по поводу другого мужчины… И в то же время отдавая ей немножко того тепла, той бережности, которую не мог давать ей «идол»…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация