А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пока сияют звезды" (страница 14)

   Поведение Вадима? Но все говорят, что в отношении Сергея он всегда вел себя прилично. Карьера? Но тут Вадим, рядовой логист, в принципе не мог тягаться с сыном босса. Его официальным сыном. Чувство соперничества, ревность к отцу? Но Сергею было известно, что отец не только не выказывал никакого предпочтения Вадиму, а даже боялся заявлять о его существовании.

   Я вышла из офиса, села в машину и закурила сигарету. Утомленный мозг отказывался работать, и размышления о мотивах постепенно сменились воспоминаниями. Прокручивая в памяти прошедшие события и еще раз обдумывая, как развивалось дело, я поражалась, насколько ловко действовал на протяжении всего этого времени Сергей.
   Уже во время самой первой нашей встречи с ним он, используя свое обаяние и немалый опыт общения с женским полом, чуть было не вывел меня из состояния делового равновесия. Думаю, именно это и было его целью. Состроить глазки, а в случае чего и романчик небольшой закрутить. И тогда уж, конечно, мысль о его причастности не должна была возникнуть у меня просто по определению.
   И приходилось признать, что хотя я и устояла перед соблазном, но отношение мое к Сергею было не совсем объективным. Он симпатичный, он жертва… Ах, мы, слабые женщины, так легко подчас покупаемся на жалость и сострадание.
   Потом, видя, что романчик закрутить не удалось, Сергей начинает подбрасывать мне версии. То женихов своей невесты, то коллег по работе. Ведь это он сказал мне, что Саша Самойлов из отдела логистики претендовал на место начальника. А сам между тем изображал из себя то разудалого рубаху-парня, то убитого горем друга.
   Что и говорить, настроение у меня сейчас было отвратительное. Ведь именно Сергей был причиной того, что в самом начале расследования столько времени и сил было потрачено впустую. Мне было досадно, я злилась, а между тем настоящие проблемы только начинались.
   То обстоятельство, что убийцей, а точнее, организатором оказался сын клиента, сразу ставило под сомнение вопрос об оплате. Кроме того, если я сейчас сообщу Сарычеву-старшему, что во всем виноват его сын, не исключено, что он попытается как-то прикрыть его, а это уже может создать для меня не только финансовую опасность, но и физическую. Габаритных громил из охраны я хорошо помнила.
   И потом, не стоит забывать о Кире. Ведь я обещала сообщить ему, кто заказчик преступления. И конечно, я обязательно сообщу. Каким бы нехорошим и дурно воспитанным человеком ни был этот Вадим, он не имеет права безнаказанно совершать убийство.
   Да, Кире я сообщу, но только после того, как смогу подкрепить свою догадку доказательствами. А с доказательствами у нас пока негусто. Не то что доказательств, даже мотивов нет. И все-таки что же это такое могло быть?
   Впрочем, не стоит переноситься в область угадываний – это просто бесполезная трата времени, не говоря уже о том, что это непрофессиональный подход. Гораздо полезнее сейчас подумать о том, как мне разойтись с моим заказчиком, чтобы обеспечить наименьший вред здоровью.
   Я завела двигатель и поехала домой…

   На дорогах в этот час обычно большое движение, поэтому до самого дома я почти не думала о деле. Когда же поднялась в квартиру, мозг выдал готовое решение, которое, по всей видимости, оформлялось в подсознании все то время, пока я ехала домой: поскольку дело о покушениях на Сергея Сарычева, по сути, закончено, то я имею полное право потребовать за него гонорар. Дело же об убийстве Вадима Лагутина – совсем другого рода, это расследование мне никто не заказывал. Следовательно, говорить тут не о чем.
   Хотя я была почти уверена, что, как отец, Сарычев захочет узнать, кто виновен в смерти сына, но вот захочет ли он заплатить мне, когда услышит имя убийцы? В этом я не уверена. Наоборот, как бы вместо оплаты мне не нанесли какого-нибудь материального или физического ущерба. Так что торопиться раскрывать все карты пока не следует…
   Пожалуй, сделаем так: сейчас я позвоню Сарычеву и назначу ему встречу в офисе часиков на семь-восемь. Из сотрудников там никого не будет, а сейф с деньгами в таком солидном заведении наверняка имеется. Таким образом, с одной стороны, Сарычев свободно может рассчитаться со мной, а с другой, если придется сообщать ему какие-то нелицеприятные подробности, он сможет хотя бы частично переварить все удивительные новости, не попадаясь никому на глаза.
   Но по телефону не стоит говорить Сарычеву, что дело раскрыто. На радостях он, конечно, сообщит Сергею, и тот насторожится. А этого мне пока было не нужно…
   – Алло, Дмитрий Евгеньевич? Это Татьяна Иванова.
   – Здравствуйте.
   – Мне необходимо встретиться с вами. Сегодня после работы в вашем офисе вам удобно?
   – Что-то новое по делу? Вы нашли преступника?
   – У меня есть информация для вас, но это не телефонный разговор. Если бы мы смогли поговорить в вашем кабинете, это был бы самый лучший вариант.
   – Что ж… хорошо, – в голосе Дмитрия Евгеньевича слышалось некоторое недоумение, но задавать дополнительные вопросы он не стал. – Хорошо, давайте встретимся в кабинете. В восемь вечера вас устроит?
   – Вполне.
   – Тогда до встречи.
   – Всего хорошего.

   В назначенный час я снова была в «Сарсане».
   Сарычев уже ждал меня в своем кабинете, и, не тратя драгоценного времени, я приступила прямо к делу:
   – Дмитрий Евгеньевич, расследование, которое вы мне заказывали, закончено, дело закрыто.
   – О! Вы все-таки нашли его? И кто же это? Неужели Лагутин?
   – В ходе расследования я установила, – продолжала я, не обращая внимания на эмоциональные восклицания Сарычева, – что покушения на вашего сына были организованы не с целью нанести ему вред, а для того, чтобы отвлечь внимание от убийства Вадима Лагутина. Именно убийство Вадима являлось настоящей целью тех людей, которые инсценировали покушения на вашего сына.
   Здесь я сделала небольшую паузу, понимая, что для Сарычева эта информация станет неожиданной и ему понадобится какое-то время, чтобы прийти в себя.
   – Но… как же… – в растерянности бормотал Дмитрий Евгеньевич, – как же так?
   Бедный! То ли еще его ожидало.
   Поняв, что могу продолжать, я сказала:
   – Поскольку Вадима уже нет в живых и убийцы достигли своей цели, я даю вам стопроцентную гарантию, что покушений на Сергея больше не будет. Кроме того, у меня имеются улики против непосредственного исполнителя этого преступления. Им, как вы совершенно точно отметили, является Валерий Лагутин…
   – Значит, все-таки он! Я знал! Знал это!
   – Дмитрий Евгеньевич, информация, которую я сейчас сообщила вам, строго говоря, не относится к расследованию покушений на вашего сына. Эти данные я привожу для того, чтобы вы могли еще раз убедиться, что на самом деле целью злоумышленников был Вадим и все покушения на Сергея – это только ширма для прикрытия их истинных замыслов. И это позволяет мне с уверенностью утверждать, что расследование дела о покушениях на Сергея закончены. В связи с этим я хотела бы узнать, смогу ли я получить свой гонорар и согласны ли вы оплатить время, затраченное мною на это расследование?
   – Оплатить… да, разумеется, – как будто только что поняв, о чем идет речь, говорил Сарычев. – Конечно, я заплачу вам. Но… постойте… Зачем? Ради чего он убил его? Чем Вадим помешал ему? Бедный мальчик…
   Я понимала, что для того, чтобы получить свои деньги или хотя бы часть их, мне придется проявить твердость, и поэтому, невзирая на эмоциональное состояние клиента, продолжала гнуть свою линию:
   – Дмитрий Евгеньевич, давайте постараемся не путать одно с другим. Согласитесь, что дело покушения на вашего сына и убийство Вадима – это два разных дела. Вы заказали мне расследование покушений, оно было мною проведено. Теперь мне хотелось бы поговорить об оплате этого расследования.
   – Но Вадим? Неужели вы все это так и оставите? Ведь его убили… Неужели убийца останется безнаказанным?
   – Дмитрий Евгеньевич, я частный детектив, я выполняю заказы частных лиц, в интересах которых и провожу расследования. Дополнительная информация, которая может выясниться в результате моих расследований, может быть очень интересной и важной, но поскольку я решаю совершенно определенную, узкую задачу, то эта дополнительная информация в строку не идет. Если вы хотите, чтобы убийство Вадима не осталось безнаказанным, ничто не мешает вам заказать мне новое расследование, уже относительно обстоятельств убийства.
   – Да! Да, действительно. В самом деле, что это я… Да, Татьяна, конечно же, я заказываю вам это расследование и прошу приступить к нему как можно скорее. Хотели убить Вадика… Боже мой! И с какой дьявольской хитростью… все эти покушения…
   – Дмитрий Евгеньевич, – снова прервала я его охи и вздохи, – прежде чем я приступлю ко второму расследованию, может быть, мы рассчитаемся по первому?
   – О! Да-да, конечно. Простите, Татьяна, я в таком состоянии… все это так неожиданно…
   Когда гонорар был подсчитан и денежные знаки перекочевали из сейфа в мою сумочку, Сарычев перешел к следующему вопросу.
   – Теперь нам, наверное, нужно заключить новый контракт? – спросил он.
   Я некоторое время молчала, понимая, что спешить не стоит. Проявив твердость в финансовых вопросах, я не хотела использовать столь же формальный подход в вопросах человеческих. Мне захотелось сначала предупредить Дмитрия Евгеньевича.
   – Я должна сообщить вам нечто очень неприятное, и, прежде чем вы примете окончательное решение о том, стоит ли заказывать мне это новое расследование, я прошу вас выслушать меня.
   Наверное, уже по тону, которым я говорила, Сарычев понял, что его ожидает что-то действительно очень неприятное. Он изменился в лице и с каким-то вопросительно– испуганным ожиданием смотрел на меня.
   – Дело в том, что, хотя мною и установлено, кто был непосредственным исполнителем преступного замысла, обстоятельства дела говорят о том, что, кроме исполнителя, имелся и организатор… и этим организатором… как это ни печально… является ваш сын. То есть ваш официальный сын… Сергей.
   Сначала Дмитрий Евгеньевич даже не понял.
   – Сын? Сережа? Что с ним? Подождите… как вы сказали? Организатор?..
   Постепенно смысл только что полученного сообщения начал доходить до него, и по мере все большего осознания моих слов менялось выражение лица Сарычева. На этот раз он не производил никаких восклицаний и прочих эмоциональных движений, но было совершенно очевидно, что он поражен до глубины души.
   – Татьяна, вы уверены, что то, что вы сейчас сказали, соответствует действительности? – спросил он, помолчав немного. – Потому что, если вы не уверены…
   – Увы, Дмитрий Евгеньевич, к сожалению, я действительно уверена в этом. И теперь, когда вам известно, к чему может привести расследование убийства Вадима Лагутина, я прошу вас еще раз подумать, стоит ли вам заказывать мне его.
   В этой непростой ситуации мой клиент, которого я привыкла считать размазней, проявил совсем неожиданную для меня твердость.
   – Разумеется, я закажу вам новое расследование, – после небольшого раздумья довольно уверенным голосом сказал он, – с тем чтобы вы нашли убийцу Вадима… моего сына. Кем бы он ни был, он не должен уйти от ответственности. Но я попросил бы вас еще раз перепроверить все данные, прежде чем выносить окончательное решение о причастности к этому делу… Сергея. Ведь все это еще нужно доказать…
   И снова в голосе у него звучал вопрос и какая-то робкая надежда. Авось пронесет.
   Но я-то знала, что не пронесет, поэтому решила ковать железо, пока горячо.
   – Как я уже сказала, Дмитрий Евгеньевич, исполнителем убийства явился Валерий Лагутин. Он находился в тот момент на трассе и подстроил все так, чтобы произошла авария. Поэтому доказать его причастность к преступлению будет не так уж сложно. Но ваш сын не принимал непосредственного участия в организации катастрофы, он руководил действиями Лагутина на расстоянии, поэтому доказать его вину без вашей помощи мне будет непросто.
   Конечно, я прекрасно понимала, чего требую от него. Своими руками упечь в тюрьму собственного сына – на это способен пойти далеко не каждый. Но другого выхода у меня не было. Чтобы доказать причастность Сергея, его нужно было взять с поличным, а в этом мог помочь только его отец. То, что он готов был, по крайней мере на словах, идти до конца, вселяло в меня некоторую надежду на успех. Кроме того, у меня на руках был еще один козырь.
   – Если вы готовы довести до конца расследование, – продолжала я, – то, естественно, наверное, понимаете, что результатом его может быть либо полное оправдание Сергея, либо полное и безоговорочное признание его вины. Неужели вы откажетесь выяснить это? Вы и сейчас уже знаете слишком много, а если не выясните все до конца, вас будут мучить сомнения всю оставшуюся жизнь.
   Итак, чтобы убедить Сарычева-старшего помочь мне, я решилась поддержать в нем призрачную надежду на невиновность его сына. Авось пронесет… Но сама я, к сожалению, была слишком уверена, что Сергей виновен.
   Между тем Дмитрий Евгеньевич думал, и было видно, что эти раздумья для него очень тяжелы.
   – Ну… хорошо… – наконец произнес он. – Что я должен сделать?
   – Вы должны рассказать Сергею все, что сейчас услышали от меня, но ни в коем случае не упоминать источник информации.
   На лице Сарычева появилось изумленно-вопросительное выражение.
   – Да-да, именно. Вы должны будете сказать, что в прошлую субботу, отправившись на могилу к Ирине Лагутиной, чуть было не столкнулись там с пьяным Валерием Лагутиным, который сидел возле могилы и разговаривал с покойной. Вы должны будете сказать, что в этом разговоре он упоминал имя Сергея и говорил, что это именно он придумал, как устроить аварию, использовав для этого асфальтовый каток, и он предупредил Валерия о том, что Вадим выехал из клуба.
   – А что… там на самом деле был асфальтовый каток?
   – Да, на дороге велись ремонтные работы, и проводила их бригада, где работал Лагутин. Как видите, расследование проведено мною достаточно тщательно и мне многое известно. Поэтому, когда я делаю какое-то утверждение, можете не сомневаться – оно имеет под собой вполне реальные основания. Поэтому помочь мне завершить это дело в ваших интересах. Что бы вы ни узнали, я могу гарантировать вам одно – вы узнаете правду.
   – Ну… да… конечно… наверное… – тут Сарычев как будто бы что-то вспомнил. – Но как же, Татьяна… как же я скажу Сергею, что был на могиле у Ирины? Ведь она для него посторонний человек, и он уверен, что и для меня тоже. Как я объясню, зачем ходил к ней на могилу?
   Похоже, новости для Дмитрия Евгеньевича еще не кончились.
   – Видите ли, дело в том, что ваш сын Сергей уже давно знает, что Вадим – его брат. Он не хотел говорить вам об этом, потому что видел, что вы стараетесь это скрыть, и думал, что подобное известие может огорчить вас.
   – Не хотел огорчать… вот видите, а вы говорите… Как он мог решиться на убийство? Родного брата… нет, это в голове не укладывается.
   У меня это тоже не очень укладывалось в голове. Хотя, конечно, я воспринимала произошедшее не так трагически и эмоционально, как Сарычев, но все-таки то, что двигало Сергеем в этом деле, его основной мотив был мне неизвестен, и каким может быть этот мотив, я даже приблизительно не могла себе представить. А ведь он должен быть достаточно сильным, чтобы толкнуть человека на убийство. И убийство не кого-нибудь, а действительно родного брата.
   Тем временем Сарычев, пораженный и оглушенный, старался переварить услышанные новости.
   – Итак, Дмитрий Евгеньевич, что же вы решили? Вы согласны помочь мне?
   Он посмотрел на меня так, как будто только что проснулся, но тем не менее нашел в себе силы ответить:
   – Да… Да, конечно, я же уже сказал.
   – В таком случае я прошу вас поговорить с сыном сегодня вечером. Чем скорее все выяснится, тем лучше. Лучше для всех.
   – Боже! Вика! Что будет с ней…
   Вспомнив, что не его одного постигло это новое горе, что предстоит не только разговор с сыном, но и тяжелейшее объяснение с женой, Сарычев совсем закручинился. Впрочем, мне-то было известно, что по крайней мере одна новость для Виктории Львовны совсем не новость, но, конечно, то обстоятельство, что Сарычев имел на стороне сына, не шло ни в какое сравнение с тем, что Сергей замешан в убийстве. Да, та твердость и стойкость, которую обнаружила Виктория Львовна при обсуждении финансовых вопросов, очень скоро понадобится ей и совсем по другому поводу.
   – Хорошо, Татьяна, я поговорю с Сергеем прямо сегодня, но сейчас мне хотелось бы побыть одному.
   – Да, конечно, не буду мешать вам.
   Я попрощалась со своим клиентом и вышла на улицу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация